ШТУРМОВЫЕ ЧАСТИ РУССКОЙ АРМИИ В БОЯХ 1916—1917 гг.

ИСТОРИЯ ВОЙН

ОЛЕЙНИКОВ Алексей Владимирович — доцент Астраханского государственного технического университета, кандидат юридических наук (E-mail: stratig00@mail.ru)

Штурмовые части русской армии в боях 1916—1917 гг.

Успехи штурмовых (ударных) частей и подразделений русской армии в годы Первой мировой войны показали высокий уровень их подготовки и боевого духа. Так, штурмовые взводы применялись в ходе Нарочской операции Северного и Западного фронтов 5—17 марта* 1916 года. В результате наступления, проводившегося в условиях весенней распутицы и глубокоэшелонированной обороны противника при непродуманной системе ведения огня русской артиллерией (привела к сохранению проволочных заграждений немцев и высоким потерям русской пехоты), были захвачены две вражеские линии обороны и взяты в плен 18 офицеров, 1255 нижних чинов, захвачены гаубица, 18 пулемётов и 36 миномётов. В том же году подразделения гренадер участвовали и в операции у Барановичей (19 июня — 14 июля), проводившейся силами 4-й русской армии Западного фронта в целях содействия наступательной операции Юго-Западного фронта (Брусиловский прорыв, май—июль). Несмотря на мощную, глубокоэшелонированную оборону немцев (только на переднем крае находилось до 50 рядов наэлектризованной проволоки), отсутствие элемента внезапности, подразделения 4-й армии смогли прорваться вплоть до третьей оборонительной линии противника, но удержаться им не удалось. Согласно документам двигались «гренадеры частью с передовыми разведчиками, частью с задними ротами, для очищения окопов от засевшего неприятеля»1, но при этом отмечалось: «Ручных гранат нужно возможно больше — они сильно помогут при отбитии контратак»2. В официальном издании германского генштаба о боях у Барановичей об атаке русского Гренадерского корпуса под Столовичами читаем: «При словах “они идут” подпоручик Гоос с людьми покинул блиндажи и встретил атакующего убийственным огнём. Однако русские остановились только в десяти шагах от рвов. Началась ожесточённая схватка ручными гранатами… Противник был… сильнее. Большое число его уже укрепилось в искусственных препятствиях. Вот уже раздаётся ругань русского ротного командира на немецком языке. Подпоручик Гоос с несколькими солдатами бросился навстречу русским, которые хотели проникнуть через ход сообщения, и, сражённый пулей русского офицера, пал смертью героя. Вместе с ним погибло и шесть храбрых простых людей силезского ландвера. Одиннадцать раненых лежало уже на земле, осталось всего 13 защитников»3.

А вот как описывается третий бой под Барановичами (13—14 июля): «Волны (русская пехота; штурмовые взводы действуют в составе волн атакующей пехоты. — А.О.) подкатываются к искусственным препятствиям. Могут ли удержать столбы, окутанные проволокой? Существует ли вообще преграда для такой стихии? Уже тут и там на правом фланге 5 резервной дивизии прорвались части противника, уже тут и там слышится их дикое, радостное ура… урааа. Вот они в окопах, вот они, как широкая река, разливаются по фронту… Неужели они в наших окопах? Неужели они прорвали наш фронт?.. Ручные гранаты летят к нам»4.

Стоит отметить, что во время Брусиловского прорыва русские войска действовали успешно во многом благодаря образцовому поведению партий гренадер, двигавшихся в составе атакующих волн и валов. Главнокомандующий армиями Юго-Западного фронта генерал от кавалерии А.А. Брусилов так описал захват русскими германо-австрийских передовых позиций: «Многие убежища разрушены не были, но сидевшие там части гарнизона должны были класть оружие и сдаваться в плен, потому что стоило хоть одному гренадеру с бомбой в руках стать у выхода, как спасения уже не было, ибо в случае отказа от сдачи внутрь убежища металась граната, и спрятавшиеся неизбежно погибали без пользы для дела; своевременно же вылезть из убежищ чрезвычайно трудно и угадать время невозможно. Таким образом, вполне понятно то количество пленных, которое неизменно попадало к нам в руки»5. В ситуации, когда наступавшая русская пехота несла основные потери из-за огня пулемётов противника, применение гранат стало главным для штурмовых групп. <…>

Полный вариант статьи читайте в бумажной версии «Военно-исторического журнала» и на сайте Научной электронной библиотеки http:www.elibrary.ru

___________________

ПРИМЕЧАНИЯ

1 Сводка описаний и выводов об атаке укреплённой позиции по опыту операции 4 армии на Барановичском направлении с 19 июня по 14 июля 1916 г. Секретно. Б.г., б.м. С. 19.

2 Там же.

3 Фогель В. Барановичи / Пер. с нем. Пг., 1921. С. 24.

4 Там же. С. 55.

5 Брусилов А.А. Мои воспоминания. М., 1983. С. 199.

* Все даты даны по старому стилю.

ВОСТОЧНО-ПРУССКАЯ КАТАСТРОФА 1914 ГОДА

ИСТОРИЯ ВОЙН

Пахалюк Константин Александрович — историк, член Калининградского клуба краеведов, руководитель интернет-проекта «Герои Первой мировой» (hero1914.com) (E-mail: kap1914@yandex.ru)

ВОСТОЧНО-ПРУССКАЯ КАТАСТРОФА 1914 ГОДА

Восточно-Прусская операция русских войск 4(17) августа — 2(15) сентября 1914 года, завершившаяся крупным поражением, надолго стала символом слабости России в Первой мировой войне1. Поспешно начатая, чтобы помочь Франции, на которую обрушился главный удар германских войск, она стала печальной прелюдией долгой и трудной вооружённой борьбы России. Советский военный теоретик Г.С. Иссерсон отмечал высокий уровень военного искусства командования германской 8-й армии, устроившего русским «Канны» в Восточной Пруссии. По его мнению, оно «выявилось с полной отчётливостью и представляет потому несомненный поучительный интерес»2. Но при этом Иссерсон критично замечал, что германская победа в Восточной Пруссии окутана «множеством легенд… о беспримерной хитрости германских войск, завлёкших якобы русские корпуса в болота и озёра, где последние и погибли»3.

Русское командование в соответствии со своими союзническими обязательствами в рамках Антанты, принятыми ещё до войны, предполагало начать вторжение в Восточную Пруссию силами двух армий (в то время как большая часть русских войск наступала против Австро-Венгрии). Первая армия должна была наступать из-за Немана, вторая — из-за реки Нарев. Действуя в обход Мазурских озёр с обеих сторон, они должны были взять противника в гигантские «клещи» и уничтожить.

В директиве главнокомандующего армиями Северо-Западного фронта генерала от кавалерии Я.Г. Жилинского от 13 августа командующему 1-й армией генералу от кавалерии П.К. Ранненкампфу предписывалось при наступлении выдвигаться на линию Ангербург — Инстербург4, а командующему 2-й армией генералу от кавалерии А.В. Самсонову — на фронт Руджаны — Пассенгейм и далее на Зеебург, Растенбург. Целью было разбить войска 8-й армии противника, «отрезать от Кёнигсберга и захватить его пути отступления к Висле»5. Причём 1-й армии предписывалось перейти границу 17 августа и оттянуть на себя вражеские войска, охватив как можно глубже их левый фланг и отрезав противника от Кёнигсберга, а 2-й армии — вступить в Восточную Пруссию 18—19 августа с целью удара по неприятельским тылам. Исполнение поставленных задач затруднялось тем, что русским армиям предстояло в укороченные сроки завершить мобилизационное развёртывание и сосредоточение войск.

Следует отметить, что Восточная Пруссия, являвшаяся важным стратегическим районом Германии, заблаговременно готовилась к войне в военно-экономическом и военно-техническом отношении. В.И. Гурко, начальник кавалерийской дивизии в 1-й армии, вспоминал: «Вообще наше первое движение в Восточную Пруссию убедило нас, насколько тщательно подготовились немцы к войне; они всё продумали, всё предвидели, сделали большие затраты на подготовку»6. Восточная Пруссия имела очень развитую сеть железных дорог, необходимых для быстрой переброски войск. В узловых пунктах были сосредоточены многочисленные воинские платформы, во всех опорных пунктах и штабах имелись современные средства телеграфной связи, в том числе закрытой. Крупным преимуществом была линия Мазурских озёр, глубоких и частых, с болотистыми лесистыми берегами, их обход с севера и юга разделял наступавшие войска противника на две отдельные части, в то же время за щитом этих озёр немцы могли свободно маневрировать по внутренним операционным линиям.

Германское командование понимало опасность возможного наступления русских войск с двух направлений. При этом оно отнюдь не собиралось отсиживаться за линией озёр, ибо, находясь там даже на укреплённых позициях, немцы рисковали оказаться в «стратегическом мешке». Перед германской 8-й армией М. фон Притвица стояла задача держать активную оборону и постараться поодиночке разбить силы противника. В случае опасности окружения Притвицу разрешалось даже отойти за реку Вислу, чтобы сохранить войска. Основные силы 8-й армии были сосредоточены в районе реки Ангерапп напротив русской 1-й армии П.К. Ренненкампфа. Притвиц рассчитывал, заманив врага на свою территорию и действуя в обход его правого фланга, разгромить 1-ю армию прежде, чем русская 2-я армия А.В. Самсонова успеет зайти в тыл. Препятствовать последней должен был усиленный 20-й корпус генерала Ф. фон Шольца.

В связи с проблемой разъединения двух русских армий Мазурскими озёрами успех их Восточно-Прусской операции напрямую зависел от активности действий наступающих войск и искусства командующих армиями и фронтом. Считалось, что и Ранненкампф, и Самсонов соответствуют своим должностям. Ранненкампф имел опыт участия в Китайской (Пекинской) экспедиции русских войск 1900—1901 гг. и в Русско-японской войне 1904—1905 гг., являлся кавалером двух георгиевских орденов, накануне Первой мировой войны возглавлял Виленский военный округ. Самсонов свой первый боевой опыт получил в Русско-турецкой войне 1877—1878 гг., имел за плечами Русско-японскую войну, удостоен нескольких орденов и Золотого оружия, в 1909—1914 гг. — командующий войсками Туркестанского военного округа. Главнокомандующий армиями Северо-Западного фронта Я.Г. Жилинский накануне войны несколько лет возглавлял Генеральный штаб, а с весны 1914 года — Варшавский военный округ. Так что нельзя считать, что во главе русских войск в Восточной Пруссии стояли малоопытные военачальники. К тому же у немецких генералов опыта вождения войск в боевой обстановке было ничуть не больше.

Соотношение сил накануне Восточно-Прусской операции было в пользу русского Северо-Западного фронта. 1-я армия имела в своём составе 6,5 пехотных и 5,5 кавалерийских дивизий, 402 орудия, 2-я армия —11,5 пехотных и 3 кавалерийских дивизии, 702 орудия7. Германские войска в Восточной Пруссии насчитывали 14,5 пехотных и 1 кавалерийскую дивизии, около 1130 орудий8. Интересно, что русское командование оценивало силы противостоявшего врага в 3—4 корпуса, несколько резервных дивизий и ландверных бригад, что несколько приуменьшало действительные силы противника, но, в общем, соответствовало реальной обстановке.

В целом войска Северо-Западного фронта превосходили противника. Правда, у немцев была более мощная артиллерия, они располагали 188 тяжёлыми орудиями, тогда как у русских их было всего 24  9. Кроме того, как отмечалось ранее, благодаря развитой сети железных дорог у германских войск имелось большое преимущество в манёвренных возможностях, мобильности, о чём русское командование мало задумывалось. <…>

Полный вариант статьи читайте в бумажной версии «Военно-исторического журнала» и на сайте Научной электронной библиотеки http:www.elibrary.ru

___________________

ПРИМЕЧАНИЯ

1 Библиографию имеющихся источников о сражениях в Восточной Пруссии в 1914 г. см.: Пахалюк К. Боевые действия в Восточной Пруссии в Первую мировую войну. Указатель литературы. 2-е изд. Калининград, 2008. 383 с.

2 Иссерсон Г. Канны мировой войны: Гибель армии Самсонова. М., 1926. С. 5.

3 Там же. С. 7.

4 Российский государственный военно-исторический архив. Ф. 2106. Оп. 1. Д. 4. Л. 50.

5 Восточно-Прусская операция: сб. документов. М., 1939. С. 157.

6 Gourko V. Memories and impressions of war and revolution in Russia 1914—1917. London,  1918. P. 32.

7 Ростунов И.И. Русский фронт Первой мировой войны. М., 1976. С. 110.

8 Евсеев Н. Августовское сражение 2-й русской армии в Восточной Пруссии (Танненберг). М., 1936. С. 26; Храмов Ф.А. Восточно-Прусская операция 1914 г. М., 1940. С. 14. В артиллерийский арсенал входили и 200 орудий, находившихся в Кёнигсберге.

9 Храмов Ф.А. Указ. соч.

БЛАГОТВОРИТЕЛЬНЫЕ ИНИЦИАТИВЫ КУПЕЧЕСТВА ВЯТСКОЙ ГУБЕРНИИ В ПЕРИОД ВОЙН XIX — НАЧАЛА XX ВЕКА

АРМИЯ И ОБЩЕСТВО

Судовиков Михаил Сергеевич — заведующий кафедрой отечественной истории Вятского государственного гуманитарного университета, кандидат исторических наук, доцент (E-mail: otechhistory@vshu.kirov.ru)

Благотворительные инициативы купечества Вятской губернии в период войн xix — начала xx века

Начало купеческой благотворительности в России, по мнению историков, приходится на период Отечественной войны 1812 года. Это событие с новой силой пробудило патриотические чувства у представителей российского делового сообщества и способствовало укреплению их национального самосознания1. Все эти явления прослеживались и на уровне регионов страны, в частности в Вятской губернии — обширной территории на северо-востоке Европейской России.

Так, на одном из собраний Вятского купеческого общества после обращения губернатора Ф.И. фон-Брадке было принято решение о сборе для снабжения русских полков «с объявленного купечеством капитала по полупроценту с рубля, на каковой сумме выходит 3374 руб.»2. На военные нужды поступили и другие купеческие денежные средства3. О подъёме патриотических чувств населения говорил и тот факт, что пожертвования вносились не только состоятельными торговцами, но и «не торгующими» купеческими вдовами и даже разорившимися купцами.

Во время Крымской войны (1853—1856) в Вятской губернии было сформировано ополчение, состоявшее из 18 дружин, и повсеместно собирались пожертвования на военные нужды4. При этом отличились купцы г. Елабуги, собравшие «в пользу русских воинов» 22 345 рублей (общая сумма от городов губернии составляла 34 783 рублей 17 копеек)5. «Город наш и в патриотизме не отстаёт от других городов России», — писал о Елабуге купец И.В. Шишкин6. Пожертвовавшие на военные нужды жители этого уездного города «получили двенадцать бронзовых медалей с особенною Высочайшею благодарностию»7. Купца Аркадия Ивановича Машковцева — вятского городского голову, являвшегося членом губернского комитета по организации ополчения, наградили золотой медалью «на Аннинской ленте для ношения на шее» с надписью «За усердие» и бронзовой медалью «в память минувшей войны 1853—1856 гг. за приношение на издержки войны или пособие раненых и семейств убитых»8.

Русско-турецкая война 1877—1878 гг., вызвав новый подъём патриотизма в российском обществе, также не оставила равнодушными местных купцов. В мае 1877 года на пароходе купца Т.Ф. Булычева «Гражданин» под флагом Красного Креста бесплатно, по желанию владельца, до Казани следовал санитарный отряд вятского лазарета вместе со снаряжением для дальнейшей отправки в действующую армию9. «С восторгом и оживлением собравшийся народ смотрел на санитарный отряд — помощь раненым и больным, посылаемую в первый раз из Вятского края во время военных действий России, и этот отъезд естественно был всеобщим народным праздником», — писал свидетель тех событий10. Среди откликнувшихся на призыв Вятского местного управления общества попечения о раненых и больных воинах с просьбой о помощи «братьям-воинам» был потомственный почётный гражданин И.В. Александров, чей благотворительный взнос составил 2000 рублей11. После войны такую же сумму пожертвовал коммерции советник Я.А. Прозоров «для выдачи пособий раненым и семействам убитых нижних воинских чинов»12.

Во время Русско-японской войны 1904—1905 гг. «жертвовали, — по словам современника, — все, не исключая инородцев, старообрядцев, без различия сословий, национальности и вероисповеданий»13. В Вятской губернии в то время производились сборы «на Красный Крест, на усиление флота, в пользу раненых и их семейств», формировались санитарные отряды для отправки на Дальний Восток14. Весомой стала помощь купца П.К. Клепикова, который на время войны предоставил для раненых свой дом в Вятке и израсходовал 3000 рублей на его ремонт и оборудование. В целом на благотворительные цели в тот период от жителей и различных учреждений губернии поступило более 100 тыс. рублей15.

В годы Первой мировой войны местное купечество с ещё большим размахом помогало пострадавшим, прежде всего раненым воинам и их семьям. В самом начале войны находившиеся на Нижегородской ярмарке купцы Иван Игнатьевич Лаптев, Пётр Павлович Клобуков и Пётр Александрович Вахрушев инициировали подписку «между вятским купечеством в пользу семей запасных и ратников ополчения и часть в пользу раненых», по которой собрали 3600 рублей16. Купцы занялись устройством госпиталей, делали крупные пожертвования на нужды Красного Креста и семей фронтовиков.

20 мая 1915 года в г. Вятке был торжественно открыт «Дом инвалидов и сирот Великой войны 1914—1915 годов», по словам современников, первое в России благотворительное учреждение, предназначавшееся для «увечных воинов» и «сирот, оставшихся после павших на поле брани»17. Его создатели попытались соединить в одном месте сразу два учреждения, создать единый центр оказания помощи людям, пострадавшим от войны. Событие, ставшее ярким проявлением патриотизма со стороны регионального сообщества, откликом на невзгоды Первой мировой войны, на долгий период было забыто, как, впрочем, и сама эта война.

Учредителем Дома инвалидов и сирот выступило «Общество помощи семьям запасных нижних чинов и ратников ополчения Вятской губернии, призванных в мобилизацию 1914 года», работавшее под председательством губернатора А.Г. Чернявского и объединявшее представителей «всех слоёв… общества без различия чинов, состояния, происхождения и вероисповедания»18. Крупные пожертвования на нужды этой благотворительной организации вновь внесли купцы. Следует вспомнить, что ещё в 1856 году на торжественном обеде в Москве в честь защитников Севастополя, героев Крымской войны, учёный и писатель М.П. Погодин отмечал: «…Наши купцы не охотники ещё до истории: они не считают своих пожертвований и лишают народную летопись прекрасных страниц. Если бы счесть все их пожертвования за нынешнее только столетие, то они составили бы такую цифру, которой должна бы поклониться Европа»19. <…>

Полный вариант статьи читайте в бумажной версии «Военно-исторического журнала» и на сайте Научной электронной библиотеки http:www.elibrary.ru

___________________

ПРИМЕЧАНИЯ

1 История предпринимательства в России. Кн. 1. От средневековья до середины XIX в. М., 2000. С. 353—358.

2 Вятская речь. 1912. № 188. 26 авг.

3 Государственный архив Кировской области (ГА КО). Ф. 582. Оп. 47. Д. 4. Л. 167, 167 об. К примеру, купцами г. Вятки было пожертвовано: Василием Рязанцевым — 2500 руб., братьями Машковцевыми — 2 тыс. руб., Петром Аршауловым — 1850 руб., Иваном Хохряковым — 900 руб., Иваном Репиным — 740 руб.; г. Орлова: Иваном Синцовым — 2 тыс. руб., Феоктистом Изергиным — 700 руб., г. Нолинска: Иваном Севрюгиным — 1073 руб. 75 коп. Местные купцы участвовали и в формировании ополчения. Иван Степанович Машковцев отправил в ополчение шестерых крепостных с собственных бумажных мануфактур, снабдив их обмундированием, трёхмесячным провиантом и деньгами. В 1812 г. в армию были снаряжены 50 ополченцев из мещан г. Вятки. Снабжение их одеждой, провиантом и деньгами обеспечивалось местным купечеством.

4 Бехтерев Н.П. Краткая летопись событий и законоположений, касающихся Вятской губернии // Столетие Вятской губернии. 1780—1880: Сб. материалов к истории Вятского края. Вятка, 1880. Т. II. С. 485—489.

5 Там же. С. 485. Отдельно производились также сборы на ополчение, «в пользу морских чинов, защитников Севастополя».

6 Шишкин И.В. История города Елабуги. Репр. восп. изд. 1871 г. Елабуга, 1991. С. 46.

7 Там же.

8 Вятские губернские ведомости. 1866. № 91. 15 ноября; ГА КО. Ф. 630. Оп. 3. Д. 17. Л. 101, 102.

9 Касанов С.А. Дорогой милосердия: от Вятки до Балкан (1867—1914). Киров, 1992. С. 36; В июле 1879 г. Т.Ф. Булычев получил «Высочайше установленный… знак Красного Креста для ношения на левой стороне груди. См.: Васильев М.Г. История вятской гимназии за сто лет её существования. Вятка, 1911. С. 292.

10 Вятская хроника за последние 25 лет (1855—1880). По Вятским губернским ведомостям // Столетие Вятской губернии… Т. II. С. 151.

11 Касанов С.А. Указ. соч. С. 37.

12 Он же. Из истории Вятского благотворительного общества. Киров, 2004. С. 37.

13 Благотворительная деятельность населения губернии и расходы городов в 1904 г. по случаю войны с Японией // Памятная книжка Вятской губернии и Календарь на 1906 г. Отд. II. Вятка, 1906. С. 102.

14 Там же. С. 99—102.

15 Там же. С. 101.

16 Вятская речь. 1914. № 188. 29 авг. См. также: Казаковцев С.В. Благотворительность в Вятской губернии в годы Первой мировой войны // Вопросы истории. 2008. № 7. С. 138.

17 Дом инвалидов и сирот Великой войны 1914—1915 годов, устроенный Вятским Обществом помощи семьям запасных. Вятка, 1915. С. 5—10.

18 Там же. (Приложения). С. 70.

19 Цит. по: Бурышкин П.А. Москва купеческая: мемуары. М., 1991. С. 117.