Система базирования морских сил и береговых войск на Дальнем Востоке

Национальная безопасность

КОНЕЕВ Алексей Николаевич — заведующий кафедрой «История войн и военного искусства» ВУНЦ ВМФ «Военно-морская академия имени Адмирала Флота Советского Союза Н.Г. Кузнецова», контр-адмирал запаса, кандидат военных наук (Санкт-Петербург. E-mail: od@vmanavy.ru)

Хотя утверждение России с целью национальной безопасности на дальневосточных рубежах и началось с похода Ермака в Сибирь ещё в XVI веке (см. табл. 1), к освоению окраинных берегов Тихого океана приступили только в XVIII. Так, первые плавания наших кораблей в этих водах были совершены в 1639—1640 гг., а когда стало известно о колоссальных природных ресурсах дальневосточного края (золота, серебра, цинка и других полезных ископаемых) при наличии более 100 млн гектаров таёжных лесов, больших запасов морепродуктов, приступили к обживанию тихоокеанского побережья. Естественно, это потребовало принятия неотложных мер по защите осваивавшихся земель от посягательства соседних и более удалённых государств, стремившихся к завоеванию новых территорий.

Значительная роль в обеспечении национальной безопасности на дальневосточных рубежах отводилась Военно-морскому флоту (ВМФ), строительство которого осуществлялось наряду с укреплением побережья. В 1647 году был заложен Охотский острог, ставший впоследствии центром деятельности России на Дальнем Востоке, где строились, оснащались и снаряжались военные корабли и промысловые суда. В 1714-м по указу Петра I сюда прибыли для поиска морского пути на Камчатку первые мореходы и судостроители.

В 1728-м состоялись первая русская экспедиция на Камчатку и первое плавание из Тихого океана в Северный Ледовитый океан. Спустя три года по указу императрицы Анны Иоанновны в Охотске был учреждён военный порт, куда перенесли всё управление северо-восточным краем России.

Малочисленное формирование (в 1799 г. Охотская военная флотилия состояла из 3 фрегатов и 3 малых кораблей) не было способно организовать охрану территорий, принадлежавших России на побережье Тихого океана. Под агрессивным давлением других стран, в первую очередь Соединённых Штатов Америки, Россия, вынужденная упразднять свои фактории и сокращать судоходство, в то же время обустраивалась в новых пунктах возможного базирования морских сил. Исходя из этого, основной состав Охотской военной флотилии передислоцировался в 1849 году в Петропавловск. Тот имел значительные преимущества перед Охотском благодаря выгодному географическому положению, будучи наиболее приближённым к главным торговым коммуникациям. Это позволяло кораблям надёжнее обеспечивать безопасность морских сообщений.

В ходе Крымской войны (1853—1856 гг.) боевые действия велись в основном на Чёрном море, но для достижения господства на морях Тихого океана, прилегавших к России, противник стремился лишить наш флот системы базирования на Дальневосточном театре, начиная с лета 1854 года. Боевые действия англо-французской эскадры не принесли ей успеха в захвате Петропавловска. Вместе с тем в ходе сражений обнаружились слабости обороны порта и уязвимость находившихся в нём кораблей и судов, трудность доставки войск и оружия на Камчатку и многие другие недостатки. В целях сохранения кораблей Охотской флотилии, вскоре переименованной в Сибирскую, её органы управления, суда, экипажи, казначейство были переведены из Петропавловского порта в значительно более укреплённый Николаевский пост (на р. Амур).

Спустя два года (1856 г.) появилась Приморская область с центром в том же Николаевске, ставшем главным морским портом России на Тихом океане. Однако отсутствие глубоководных подходов, длительный период ледостава в Амурском лимане, значительное его удаление от южных морских районов умаляли возможность этого порта играть столь важную роль. В 1859 году на побережье Южного Приморья была обнаружена удобная для стоянки судов и кораблей бухта, получившая название Золотой Рог. В ней в 1860-м по распоряжению губернатора Приморской области начали обустраивать порт Владивосток, куда через некоторое время решением императора Александра II были передислоцированы из Николаевска (1871—1872 гг.) морские учреждения вместе с Сибирской военной флотилией (бывшая Охотская, Петропавловская). Помимо головного пункта сосредоточения своих сил и управленческих органов (Владивостока) она могла использовать также Петропавловск, Николаевск и Охотск, входившие в своеобразную целостную систему.

Укрепление позиций России на Дальнем Востоке было невозможно без постоянной демонстрации флага на море. Это в свою очередь требовало увеличения численности кораблей и расширения системы их базирования, что позволяло обеспечить постоянное присутствие кораблей в водах Тихого океана. В то же время их нехватка вплоть до начала Русско-японской войны 1904—1905 гг. компенсировалась силами Балтийского флота. Так, из его состава в 1860 году для ограждения политических и промышленных интересов России в Дальневосточном регионе было сформировано оперативное соединение — Тихоокеанская эскадра. Её корабли отстаивались в портах Китая, Японии и во Владивостоке с основной ремонтной базой в Нагасаки.

Японо-китайская война 1894—1895 гг. изменила планы русского правительства в отношении Дальнего Востока. В 1898 году Россия арендовала у Китая Порт-Артур, ставший главной военно-морской базой (ВМБ) Тихоокеанской эскадры. В незамерзающих китайских портах (Порт-Артур, Дальний) развивались соответствующие инфраструктуры для обеспечения военных кораблей и торговых судов. Одновременно со строительством военных портов создавалась их береговая оборона. К 1904-му, то есть в преддверии Русско-японской войны, наш дальневосточный флот состоял из 1-й Тихоокеанской эскадры и Сибирской военной флотилии, базировавшихся соответственно в Порт-Артуре и Владивостоке, Николаевске-на-Амуре, Петропавловске, Охотске; части береговой обороны флота дислоцировались в первых двух пунктах.

Эффективность решения поставленных двум формированиям задач снижалась из-за ряда негативных особенностей мест дислокации. К примеру, в Порт-Артуре сооружение оборонительных укреплений не было закончено, а имевшимся всего лишь одним выходом в море крупные корабли могли воспользоваться только в период полной воды; Владивосток представлял собой более оборудованную ВМБ, но был слишком удалён от главного театра военных действий — Жёлтого моря. На значительном удалении друг от друга (1100 миль) находились и оба пункта, не имея на протяжении столь длительного водного пути промежуточных и опорных баз, что не позволяло осуществлять надёжный контроль на внешних коммуникациях.

Русско-японская война началась внезапным нападением японского флота на русскую эскадру в Порт-Артуре с последующим установлением его блокады, обеспеченной успешными действиями японской армии на суше. Вторая и последняя попытка прорыва русской эскадры, состоявшаяся 28 июля 1904 года, окончилась неудачей. К концу осады часть российских кораблей была потоплена огнём японской артиллерии, остальные взорваны своими командами. Таким образом, 1-я Тихоокеанская эскадра прекратила своё существование. Потеря её вместе с утратой ВМБ (20 декабря 1904 г. Порт-Артур был сдан) оказала огромное влияние на исход войны. В августе 1905 года между обеими странами был заключён мирный договор, по которому Россия уступила Японии Порт-Артур, Дальний, южную часть острова Сахалин и Курильские острова. В распоряжении наших морских сил оставались Владивосток (ГВМБ), Петропавловск-Камчатский, Охотск, Николаевск-на-Амуре, где базировалась Сибирская военная флотилия. Кроме первого из них, все остальные не имели достаточных мест стоянок и надлежащего оборудования для обеспечения надёжности, сохранности, обслуживания и сложного ремонта кораблей.

Лишившись былого влияния в Китае и на Корейском полуострове, а также двух незамерзающих портов (Порт-Артур и Дальний), Тихоокеанский флот в итоге русско-японского противостояния так и не смог увеличить, что предполагалось, свою операционную зону в столь важном для национальной безопасности регионе. Словом, попытка создать военный порт на чужой территории закончилась для России потерей двух тихоокеанских эскадр и ослаблением Тихоокеанского флота в целом.

Система дальневосточного базирования наших кораблей и судов в ходе Первой мировой войны, начиная с 1914 года, не претерпела изменений. Так, в 1917-м они (Сибирская военная флотилия) находились во Владивостоке, Петропавловске, Николаевске, Охотске1. <…>

Полный вариант статьи читайте в бумажной версии «Военно-исторического журнала» и на сайте Научной электронной библиотеки http:www.elibrary.ru

___________________

ПРИМЕЧАНИЯ

1 Страницы истории Тихоокеанского флота России. Владивосток: «МИР», 2003. С. 9—40.

Форпост на Дальнем Востоке

НАЦИОНАЛЬНАЯ БЕЗОПАСНОСТЬ

Зайцев Юрий Михайлович — доцент кафедры тактики Тихоокеанского военно-морского института имени С.О.Макарова, капитан 1 ранга запаса, кандидат исторических наук

Форпост на Дальнем Востоке

2июля 2010года отметил свой 150-летний юбилей город Владивосток — главная база Тихоокеанского флота России. Однако, чтобы за ним закрепился статус не только символа национальной безопасности страны, но и реальной силы, потребовалось около 30лет после поражения в Русско-японской войне 1904—1905гг.

Необходимость защиты дальневосточных территорий России на Тихом океане во второй половине XIXвека предопределила смещение военных портов из Петропавловка-Камчатского и Николаевска-на-Амуре дальше на юг. Выбор наиболее приемлемого варианта базирования флота оказался непростым. К пункту, который должен был обеспечить повседневную, а если потребуется и боевую деятельность, предъявлялись высокие требования. Они определялись близостью к границам Китая и Кореи, возможностью круглогодичного базирования, достаточными акваторией и территорией для размещения на рейде судов и береговых объектов, защищённостью от господствующих ветров. Кроме того, бухта должна была быть закрыта со стороны моря, что не позволяло бы противнику вести обстрел кораблей и сооружений.

Наиболее удобной после тщательного изучения местности оказалась бухта Золотой Рог, где в 1860году был основан пост Владивосток. Генерал-губернатор Восточной Сибири Н.Н.Муравьёв-Амурский полагал, что этот акт будет подтверждением реального военного присутствия России в Уссурийском крае, хотя многим морским начальникам он казался вынужденной и временной мерой.

Выгодное положение столь важного пункта обусловливалось сравнительной близостью к Амуру и удобством сообщения с бассейном реки.

Императорский указ от 22февраля 1871года формально узаконил определение Владивостока как постоянной базы для Сибирской флотилии1, но не приостановил дальнейшие поиски места, в наибольшей степени способного обеспечить круглогодичное базирование кораблей без переходов на зиму в незамерзающие порты Китая и Японии. В военно-политических кругах существовало даже мнение о необходимости развития нового морского пункта в качестве коммерческого порта, а строительство военно-морской базы (ВМБ) перенести в залив Св.Ольги. Сторонники этого предложения, например известный кораблестроитель А.А.Попов, исходили из того, что укрепление Владивостока не даст «государству надёжного выгодного опорного пункта для морских действий в Тихом океане», зато отсутствие в нём военных учреждений обезопасит его от нападения вероятного противника2.

Для определения политического и экономического значения Владивостока в начале 1877года была сформирована комиссия во главе с начальником Главного штаба Н.Н.Обручевым, в которую вошли представители различных военных ведомств и военачальники. Несмотря на существовавшие разногласия, они пришли к выводу о бесперспективности бухты Золотой Рог как главной базы России на Тихом океане, предпочтя ей бухту Ольга. Но весть об этом вызвала недовольство у обитателей Владивостока, в первую очередь у военных, посчитавших решение комиссии «исторической, стратегической и тактической ересью»3. Их поддержали и столичные периодические издания «Голос», «Новое Время», «Новости», «Петербургские Ведомости», «Кронштадтский Вестник», помещавшие на своих страницах соответствующие статьи. Особенно значимой явилась публикация последнего из них, довольно влиятельного, близкого к Морскому министерству и выражавшего взгляды великого князя Константина Николаевича.

Начавшаяся кампания в поддержку Владивостока заставила военного министра генерал-адъютанта Д.А.Милютина и председателя комиссии Н.Н.Обручева пересмотреть сомнительное решение последней. Вслед за этим (весной 1879г.) на Дальний Восток по императорскому указу был командирован офицер Главного штаба генерал-майор М.П.Тихменёв, которому наряду с инспекцией войск и управления Сибирского военного округа надлежало произвести подробное военно-стратегическое исследование всего российского побережья Японского моря, обратив особое внимание на военное и экономическое значение пунктов, «претендующих на роль военного порта». Заметная деятельность М.П.Тихменёва, а также участие в столь важном деле военного губернатора Приморской области контр-адмирала Г.Ф.Эрдмана, заведующего инженерной частью Восточно-Сибирского военного округа П.Ф.Унтербергера, начальника штаба войск в Приморье Я.Ф.Барабаша, контр-адмирала О.Р.Штакельберга и других позволили доказать очевидность преимущества Владивостока. Именно об этом и было указано в отчёте генерала Тихменёва. К тому же обострились отношения с Китаем (конец 1879 — начало 1880г.), автоматически отменившие перенос ВМБ: направленная на Дальний Восток в связи с ситуацией эскадра под командованием бывшего управляющего Морским министерством адмирала С.С.Лесовского должна была иметь уже готовый пункт для своего базирования. Дальнейшие изыскания убедили даже сторонников «переноса военпорта в бухту Ольга» о нецелесообразности подобной затеи. 28апреля 1880года Владивосток был выделен из состава Приморской области и возведён в степень города с присоединением к нему всего полуострова Муравьёва-Амурского и о.Русский4.

Вместе с тем некоторые военно-политические деятели по-прежнему рассматривали крепость как некий промежуточный пункт на пути движения России по тихоокеанскому побережью на юг с выдвижением очередных вариантов создания главной базы русского флота, например в Гензане (Корея, порт Вонсан), в порту Лазарева и др.5 Управляющий морским министерством адмирал И.А.Шестаков при посещении Владивостока не скрывал своего мнения, что предпочёл бы иметь базу флота на острове по примеру Англии. Его единомышленники видели таковыми остров Русский или остров Дажелет (Уллындо), а гидрографы даже присвоили якорному месту с северной стороны последнего название «Порт Шестакова».

Попутно с непрекращающимися поисками передовых баз на корейском или китайском побережье (порт Шестакова, Гензан, Фузан, Чифу) в 1886году было принято решение окончательно остановиться на Владивостоке как ВМБ и «принять меры к упрочению тесных и дружественных отношений с Китаем и Японией»6. Пять лет спустя здесь началась укладка первых метров рельсового полотна с последующим строительством Транссибирской железной дороги, что позволило значительно улучшить возможности военного порта в вопросах обеспечения кораблей всеми видами довольствия, создания необходимых запасов, сокращения времени на доставку грузов. Помимо того, обеспечивая надёжную связь Дальнего Востока со всей Россией, наличие такого вида сообщения позволяло рассчитывать на устойчивую будущность города и окончательно пресекало мысли о переносе военного порта в другое место. Строительство железной дороги в столь отдалённом, но стратегически очень важном краю великий князь Александр Михайлович ставил в один ряд с выходом России к берегам Балтийского моря во времена ПетраI и присоединением Крыма в годы царствования ЕкатериныII7. <…>

Полный вариант статьи читайте в бумажной версии «Военно-исторического журнала» и на сайте Научной электронной библиотеки http:www.elibrary.ru

ПРИМЕЧАНИЯ

1 Российский государственный архив ВМФ (РГА ВМФ). Ф.410. Оп.2. Д.7808. Л.1, 2; О перенесении главного порта флотилии Восточного океана из Николаевска во Владивосток // Морской сборник. 1871. № 4. С. 6.

2 Тихменёв Н.М. Борьба Владивостока с портом Ольга // Инженерный журнал. 1911. № 4. С. 495, 496.

3 Там же. С. 500.

4 РГА ВМФ. Ф. 410. Оп. 2. Д. 4218. Л. 427.

5 Беклемишев Н.Н. О русско-японской войне на море. Четыре чтения в военном и морском отделе Императорского русского технического общества и Лиге Обновления Флота. СПб., 1907. С.22.

6 Русско-японская война. Введение. Петроград, 1918. С.21, 22.

7 См.: Соображения о необходимости усилить состав русского флота в Тихом Океане. СПб., 1896.