Судьба контр-адмирала К.И. Самойлова

Аннотация. В статье исследуются жизненный путь и деятельность видного советского флотского командира контр-адмирала К.И. Самойлова, оценивается его роль в укреплении кадрового состава флота в 30 — начале 40-х годов прошлого столетия, рассказывается о трудностях в подготовке флотских командных кадров накануне Великой Отечественной войны.

Summary. The article covers the life path and activities of the prominent Soviet naval commander Rear-Admiral K.I. Samoylov, estimates his role in strengthening the Navy’s personnel in the 30s – early 40s of the last century, as well as the difficulties in training the naval command personnel on the eve of the Great Patriotic War.

Читать далее

Первый советский комфлот Заполярья. Командующий Северной военной флотилией З.А. Закупнев

Аннотация. В статье исследуются жизненный путь и деятельность видного советского флотского командира, первого командующего Северной военной флотилией З.А. Закупнева, необоснованно репрессированного в 1937 году.

Summary. The article examines the life and activities of the prominent Soviet Naval Commander, the First Commander of the Northern Military Flotilla Z.A. Zakupnev, unreasonably subjected to repression in 1937.

Читать далее

Вклад ленинградской промышленности в обеспечение военно-морского флота СССР радиосредствами в 1920—1930-е годы

Из истории вооружения и техники

АЛЕКСЕЕВ Тимофей Владимирович — доцент кафедры социально-экономических дисциплин Военно-космической академии имени А.Ф. Можайского, кандидат исторических наук (Санкт-Петербург. E-mail: timofey1967@mail.ru)

ВКЛАД ЛЕНИНГРАДСКОЙ ПРОМЫШЛЕННОСТИ В ОБЕСПЕЧЕНИЕ ВОЕННО-МОРСКОГО ФЛОТА СССР РАДИОСРЕДСТВАМИ

В 1920—1930-е годы

После Гражданской войны отечественный Военно-морской флот переживал один из самых трудных периодов своей истории. М.В. Фрунзе так характеризовал его состояние в это время: «В общем ходе революции и… гражданской войны на долю морского флота выпали особенно тяжкие удары. В результате их мы лишились большей и лучшей части его материального состава… В сумме всё это означало, что флота у нас нет»1.

В полной мере эта оценка относилась и к средствам радиосвязи флота. Большинство находившихся на боевых кораблях радиостанций устарели, их техническое состояние не удовлетворяло требованиям боевой подготовки и не могло обеспечить надёжной связи в случае войны. В ещё более плачевном положении находились радиостанции Службы наблюдения и связи (СНиС) и береговой обороны (БО)2.

Это лишний раз подтвердили манёвры флота осенью 1923 года. В ходе обсуждения их результатов на первом заседании секции связи Научно-технического комитета (НТК) Управления Военно-морских сил РККА (УВМС) председатель секции И.Г. Фрейман высказал большую озабоченность состоянием радиосвязи на судах Морских сил Чёрного (МСЧМ) и Балтийского (МСБМ) морей3. А Реввоенсоветом (РВС) СССР была поставлена задача в кратчайший срок привести Балтийский флот в боевую готовность4, что среди прочих мероприятий предполагало и оснащение судов современной радиоаппаратурой.

К этому времени в большинстве флотов европейских государств радиостанции старых типов (искровые, дуговые, машинные) были заменены ламповыми5. Перед отечественной радиопромышленностью была поставлена задача обеспечить РККФ аналогичной радиотехникой. Для этого было необходимо прежде всего наладить собственное производство радиоламп и аппаратуры на их базе.

Основным поставщиком радиопродукции для флота ещё с дореволюционных времён являлся располагавшийся в Петрограде (Ленинграде) Радиотелеграфный завод Морского ведомства (с 1923 г. радиотелеграфный завод им. Коминтерна). Здесь уже с 1915 года под руководством инженера В.И. Волынкина велись работы по созданию собственных радиоламп, первая партия которых была сдана Морскому ведомству в декабре 1922 года6.

Получив собственные радиолампы, Радиотелеграфный завод смог вплотную заняться созданием новой ламповой радиоаппаратуры. В 1923 году по заказам радиоотдела Главного морского техническо-хозяйственного управления (Главмортеххозупра) предприятие вело разработки образцов радиотелефонной станции малой мощности, радиопередатчика и радиопеленгатора7.

В октябре 1923 года Главмортеххозупр выдал предприятию заказ, получивший условное наименование «ОРС» и предусматривавший ремонт действовавших и создание новых радиоустановок на 21 корабле Балтийского флота8. В частности, этот заказ включал 20 ламповых радиостанций типа РЛ 0,2, по 22 новых регенеративных радиоприёмников типа ПР6-4, радиотелефонных рейдовых станций типа РТ4 и гетеродинов типа Г20-1 образца 1923 года, одну ламповую станцию типа РЛ 0,5 для линкора «Марат», 19 усилителей УТ.3. На крейсере «Аврора» и эсминцах предусматривалась установка новых радиопеленгаторных станций9.

Несмотря на свою очевидную новизну, заказ «ОРС» носил во многом компромиссный характер. Это обусловливалось ограниченными научно-исследовательскими и производственными возможностями завода имени Коминтерна. Да и на внутреннем рынке СССР порою невозможно было приобрести необходимые полуфабрикаты, материалы и комплектующие. Например, на линкоре «Марат» из-за отсутствия необходимой машины питания пришлось заменить радиостанцию мощностью в 1 кВт на более мощную, для которой такая машина нашлась10.

Изготовленная и установленная на судах МСБМ аппаратура была испытана в ходе навигационной кампании 1924 года. А уже зимой 1924/25 года завод имени Коминтерна выполнял наряды Главмортеххозупра по устранению выявленных недостатков и даже проведению частичной модернизации ряда установок11.

Между тем в результате обсуждения программы развития флота, составленной Оперативным управлением Штаба РККА, в июле 1924 года было принято решение приступить к достройке отдельных кораблей, чтобы обеспечить заказами судостроительные заводы на два ближайших бюджетных года (1924/1925—1925/1926)12.

В соответствии с этим и на основании директивы помощника начальника УВМС РККА по техническо-хозяйственной части от 24 февраля 1925 года к сентябрю этого же года была подготовлена новая программа военно-морского радиостроительства13. Она предусматривала оснащение новыми приборами кораблей МСБМ и МСЧМ, достройка или капитальный ремонт которых шли на верфях Ленинграда и Николаева14. Для этих судов предполагалось заказать радиопередатчики мощностью 15 и 2 кВт, радиотелефонные станции малой мощности, пеленгаторы, регенеративные приёмники, быстродействующие буквопечатающие приёмно-передающие аппараты и другое радиооборудование15.

Выполнять же эту программу радиостроительства предстояло в значительно изменившихся условиях. В мае 1924 года Радиотелеграфный завод имени Коминтерна был передан из состава Главного управления военной промышленности в Электротехнический трест заводов слабого тока (ЭТЗСТ)16. Это давало возможность использовать накопленный в тресте научно-технический опыт в области создания ламповой аппаратуры17.

Вместе с тем переход завода им. Коминтерна в состав ЭТЗСТ, несмотря на то, что одним из условий этого перехода было сохранение на предприятии производства морских радиоустановок, объективно привёл к значительному снижению интереса завода к морской тематике. Этому во многом способствовала политика руководства треста18. Следует учесть и то обстоятельство, что флот издавна в вопросах обеспечения средствами радиосвязи привык опираться в значительной степени на собственные силы.

Большая роль в налаживании конструктивного сотрудничества органов УВМС и ЭТЗСТ принадлежала И.Г. Фрейману. В 1924 году он был приглашён на работу в трест в качестве члена Технического совета19. Позднее, в марте 1926 года он стал помощником директора ЭТЗСТ по радио, а с 1 декабря 1926 года — научным консультантом Центральной радиолаборатории (ЦРЛ) треста20.

Большое значение для развёртывания работ по военно-морской тематике имело создание специализированной научно-исследовательской базы. Игравшая такую роль ранее радиотелеграфная лаборатория завода имени Коминтерна после перехода предприятия в состав ЭТЗСТ была переориентирована на решение задач в интересах всего треста. Правда, в составе ЦРЛ был организован морской отдел, однако он в силу своей маломощности был не в состоянии решать задачи НИОКР в интересах УВМС. Проблема в некоторой степени была разрешена в апреле 1926 года, когда морской отдел вместе с другими спецотделами ЦРЛ был выделен в самостоятельное подразделение21. Он был размещён на заводе имени Коминтерна, и сюда были переданы все разработки, которые велись в интересах УВМС в общих отделах ЦРЛ22. Начальником морского отдела стал В.А. Гуров, с 1920 года работавший на Радиотелеграфном заводе в качестве помощника начальника радиотелеграфной лаборатории23.

В феврале—апреле 1926 года между ЭТЗСТ и Главмортеххозупром был подписан ряд договоров, составивших основу новой программы радиостроительства. Промышленностью они реализовывались в виде заказов под следующими шифрами:

— «Блок» — изготовление пяти передатчиков мощностью 2 кВт для крейсеров «Профинтерн» и «Червона Украина» и трёх эсминцев МСБМ и МСЧМ;

— «Шкив» — изготовление двух передатчиков мощностью 2 кВт для эсминцев Балтийского флота «Карл Маркс» и «Сталин»24;

— «Лот» — изготовление трёх радиопередатчиков мощностью 15 кВт для линкоров и крейсеров25.

Уже в ходе реализации этих заказов стало очевидным, что новая аппаратура не в полной мере отвечает требованиям флота. Радиостанции разрабатывались на базе типовых образцов, освоенных предприятиями ЭТЗСТ и предназначавшихся для береговых объектов26. Несмотря на произведённую переделку, они по-прежнему оставались громоздкими и мало подходили для установки на кораблях (например, станция «Лот» не вмещалась в рубку крейсера, что вынудило НТК упростить технические условия на неё27). Кроме того, управление передатчиками требовало высокой квалификации обслуживающего персонала, что для флота также было нежелательно28. <…>

Полный вариант статьи читайте в бумажной версии «Военно-исторического журнала» и на сайте Научной электронной библиотеки http:www.elibrary.ru

___________________

ПРИМЕЧАНИЯ

1 Егоров Г.М. Фарватерами флотской службы. М.: Воениздат, 1985. С. 234.

2 Центральный государственный архив Санкт-Петербурга (ЦГА СПб). Ф. 6237. Оп. 1. Д. 42. Л. 13.

3 Российский государственный архив Военно-морского флота (РГА ВМФ). Ф. р-303. Оп. 2. Д. 590. Л. 1, 2.

4 Дюдин Е.С., Ильин Н.И., Морозов И.Д., Стрелов А.Б. Флагману — надёжную связь. СПб.: Судостроение, 1995. С. 121.

5 Крупский М. Развитие радиосвязи в военном флоте // Морской сборник. 1939. № 7. С. 59.

6 Оболенский С.А. Из истории электронного приборостроения в СССР // Труды института истории естествознания и техники. 1959. Т. 26. С. 139.

7 ЦГА СПб. Ф. 2019. Оп. 3. Д. 352. Л. 23, 54.

8 Там же. Л. 97.

9 Там же. Д. 353. Л. 29.

10 Там же. Л. 214.

11 Там же. Ф. 945. Оп. 3. Д. 15. Л. 24.

12 Кулагин К. Что нам стоит флот построить? Варианты создания военно-морского потенциала СССР в довоенную эпоху // Родина. 2007. № 5. С. 77.

13 РГА ВМФ. Ф. р-360. Оп. 2. Д. 419. Л. 30.

14 Там же. Л. 9.

15 Там же. Л. 4.

16 ЦГА СПб. Ф. 1552. Оп. 22. Д. 40. Л. 308.

17 Наличие опыта в области создания ламповой аппаратуры было обусловлено тем, что в июле 1923 г. между ЭТЗСТ и Французской генеральной радиотелеграфной компанией (Compagnie generale de L’Electricite) был заключён договор о технической помощи сроком на пять лет. В результате помощи французской стороны трест с 1924 г. наладил производство совершенно новых для СССР типов ламповых передатчиков, приёмной аппаратуры, электронных ламп и выпрямителей (ЦГА СПб. Ф. 2205. Оп. 3. Д. 27. Л. 126).

18 На заводе имени Коминтерна был сосредоточен центр по разработке новой радиотехники для Сухопутных войск и ВВС по заказам Военно-технического управления РККА. См. подробнее: Алексеев Т.В. Центральная радиолаборатория: у истоков советской системы радиовооружения (1923—1929 гг.) // Воен.-истор. журнал. 2007. № 3. С. 30—34.

19 Панфилов С.И. Имант Георгиевич Фрейман // Известия Ленинградского электротехнического института имени В.И. Ульянова (Ленина). 1961. Вып. XLV. С. 14.

20 Золотинкина Л.И., Шошков Е.Н. Имант Георгиевич Фрейман. Л.: Наука, 1989. С. 58.

21 ЦГА СПб. Ф. 2205. Оп. 2. Д. 8. Л. 137.

22 Там же. Ф. 945. Оп. 3. Д. 26. Л. 22.

23 Там же. Д. 6. Л. 196.

24 РГА ВМФ. Ф. р-12. Оп. 2. Д. 163. Л. 34.

25 ЦГА СПб. Ф. 945. Оп. 3. Д. 16. Л. 201.

26 РГА ВМФ. Ф. р-360. Оп. 2. Д. 419. Л. 41.

27 Там же. Л. 22.

28 Там же. Ф. р-12. Оп. 2. Д. 163. Л. 47.