Противовоздушная оборона Смоленска в 1943—1944 гг.

Аннотация: В статье проанализированы организация и деятельность подразделений местной противовоздушной обороны Смоленска в период после освобождения города от немецко-фашистских захватчиков осенью 1943 года и до конца войны.

Summary: The article analyses the organisation and actions of the local air defence units in Smolensk after the city was liberated from the Nazi invaders in the autumn of 1943 and until the end of the war.

Читать далее

Местная противовоздушная оборона Тулы в 1941—1942 гг.

Аннотация. В статье на основе ранее не публиковавшихся документов из Архива УМВД России по Тульской области рассматриваются основные направления деятельности местной противовоздушной обороны в первые годы Великой Отечественной войны; описываются методы подготовки личного состава и работа штабов МПВО.

Summary. Based on previously unpublished documents from the Archives of the Ministry of Internal Affairs of Russia for the Tula Region, the article considers the main areas of the local air defenc activities in the first years of the Great Patriotic War; the methods of training personnel and the work of headquarters of the LAD are described.

Читать далее

«Война и нас покрыла своим крылом». Немецкие авиационные удары по Горьковскому автозаводу (1941—1943 гг.)

Великая Отечественная война 1941—1945 гг.

ГОРДИН Алексей Александрович — доцент Нижегородского государственного архитектурно-строительного университета, кандидат исторических наук

(г. Нижний Новгород. E-mail: alexei.gordin@mail.ru)

КОЛЕСНИКОВА Наталья Витальевна — директор Музея истории ОАО «ГАЗ»

(г. Нижний Новгород. E-mail: KolesnikovaNV@gaz.ru)

«Война и нас покрыла своим крылом»

Немецкие авиационные удары по Горьковскому автозаводу (1941—1943 гг.)

В годы Великой Отечественной войны Горьковский автозавод являлся ведущим предприятием машиностроительной отрасли страны. История автогиганта, его исключительная роль в обеспечении Красной армии боевой техникой и автомобилями1 получили достаточное освещение в работах В.Я. Доброхотова, В.П. Киселёва, В.Н. Окорокова и др.2 Вместе с тем ещё недостаточно изученной темой являются условия, в которых заводчанам приходилось выпускать столь необходимую фронту продукцию. Ведь ГАЗ — один из немногих крупных тыловых промышленных центров страны, который подвергался массированным бомбардировкам германской авиации. Бомбежки нанесли серьёзный урон производству, унесли жизни сотен заводчан и вместе с тем явились могучим стимулом для роста его производственной активности.

Понимая значение ГАЗа как важного промышленного центра Советского Союза, враг планировал уничтожить его, прежде всего с помощью авиации. То, что противник попытается вывести из строя такой мощный центр производства вооружения и техники, понимало и руководство страны, вооружённых сил, ГАЗа. Поэтому буквально с первых дней войны на автозаводе началась подготовка к отражению возможных авиационных ударов противника. Уже 25 июня 1941 года в районе приступили к подготовительным работам по сооружению бомбоубежищ. Автозаводцы совместно с рабочими «Стройгаза» рыли укрытия — «щели», укрепляли их. На предприятии и в районе проводилась работа по светомаскировке.

2 июля 1941 года вышло постановление СНК СССР «О всеобщей обязательной подготовке населения к противоздушной обороне». Согласно этому документу все мужчины в возрасте от 16 до 60 лет и женщины от 18 до 50 лет в обязательном порядке привлекались к строительству бомбоубежищ и к работе в группах самозащиты, формировавшихся на предприятиях, в учреждениях и домоуправлениях3.

После принятия этого постановления в цехах и отделах завода развернулась активная работа по формированию отрядов МПВО, проводилось обучение групп самозащиты. Такие же организации создавались и в Соцгороде автозавода. Дальнейшие события показали, что проводившиеся мероприятия по защите завода от ударов с воздуха не были напрасными.

Первый налёт на Автозаводский район немцы совершили 4 ноября 1941 года. Н.В. Надеждина отмечала: «Вспоминается первый налёт на ГАЗ в ноябре 1941 года… Успели лишь сообщить в штаб о приближающихся самолётах, а чьи они были, убедили всех три взрыва, последовавших один за другим в ремонтно-механическом цехе»4.

Вот как зафиксировал хронику событий в дневнике инженер И.А. Харкевич: «6 ноября. Ну, наконец, война и нас покрыла своим крылом. Пережили жуткие дни. Началось 4 ноября часа в 3 дня. Была объявлена воздушная тревога… Били зенитные орудия заградительным огнём и по всему городу. Вскоре над инструментальным посёлком вывалился самолёт Ю-88 (двух-моторный) с крестами и свастикой на хвосте… “Немец” спокойно развернулся и пошёл заходом на “Двигатель Революции”. Вскоре раздался грохот сброшенных бомб, и поднялись столбы дыма и пламени… зенитки не могли доставать его за крышами домов… Немец вёл себя хозяином и бомбил на выбор… Всю ночь была бомбёжка автозавода, 12 часов просидели в щели и вышли лишь под утро, когда объявили отбой. Возник ряд пожаров, бомбы попали в цеха автозавода, несколько попали в ТЭЦ, но не взорвались»5.

Во время бомбёжки вечером 4 ноября часть рабочих побежала к проходным завода, попав под огонь немецких самолётов. Из воспоминаний Л.А. Титовой: «Перед концом смены налетели на наш завод три самолёта… Разбомбило ремонтно-механический корпус — прямое попадание. Нас же из второго механического корпуса не выпускали. Все рвутся домой, у всех дети в яслях, в садиках»6.

День 5 ноября прошёл спокойно. Ночью налёт повторился.

Ночью с 6 на 7 ноября и днём 7 ноября налётов не было. В последующие дни они повторились, но бомбардировки автозавода были уже намного слабее.

Во время ноябрьских налётов пострадали главная контора завода, гараж, кузница, штамповочный корпус, профтехкомбинат (в результате пожара здания погибла часть заводского архива), опытные мастерские, ремонтно-механический цех, механический цех № 2, ТЭЦ № 2, колёсный цех, моторный цех № 2, цех литейный серого чугуна, прессовый цех, ДОЦ № 1, часть жилого массива района и др.

В результате немецких бомбёжек погибли и получили ранения не только жители района, но и эвакуированные, приехавшие из Москвы. Автозаводцы, как вспоминал Г.М. Сурьянинов, увидели жуткую картину после очередного налёта немцев: «На месте нынешнего КЭО от разорвавшейся бомбы валялись разлетевшиеся в сторону остатки машин, а на проводах висели куски одежды. Бомба попала в группу машин остановившихся на ночь эвакуируемых из Москвы»7.

К сожалению, пока исследователи не располагают данными о количестве жертв ноябрьских налётов.

Противник, нанося удары по автозаводу, пытался не только разрушить предприятие, но и оказать моральное воздействие на советских трудящихся. С вражеских самолётов разбрасывались листовки угрожающего содержания, чтобы люди дальше уходили от завода. Отчасти врагу удалось посеять панику среди населения.

В ноябрьские дни часть рабочих и инженерно-технических работников (ИТР) престала выходить на работу. Население стало покидать «опасный район». Приведём колоритную зарисовку из дневника автозаводского художника И.И. Пермовского (20 ноября 1941 г.): «Люди панически бегут из Соцгорода, из бараков, которые вблизи завода. Бегут с места работы»8.

Во время бомбёжек люди, охваченные паникой, стремились покинуть заводские цеха. И.И. Пермовский записал в дневнике: «В наш [колёсный] цех не бросили ни одной [бомбы], но паника поднялась страшная. В дверях давка… каждому хочется первому из цеха [вылезти]»9.

Бомбёжки оказывали не только демотивирующее воздействие на трудовой коллектив, но и выступали в качестве мощного стимула для роста его производственной активности. Чувством гнева и ненависти к немцам пронизаны строки из дневника В.А. Лапшина, в которых он описывает картину района, пострадавшего от бомбёжек: «Видя эти разрушения, сделанные фашистами, — зло берёт. А в особенности вспомнишь об убитых во время бомбардировки — ещё больше обозлишься и хочется, чтобы поскорее уничтожить всех этих сволочей»10. И такое отношение было у большинства инженеров и рабочих.

В ноябрьские дни 1941 года, как писали автозаводцы, враг «безнаказанно бомбил завод», «немец хозяйничал не спеша, летал низко и бил наверняка». В чём же причины этого? Постараемся выделить важнейшие из них.

Во-первых, несмотря на важность объекта, силовое прикрытие автозавода оказалось недостаточным. Зенитные расчёты не были в полной мере готовы к отражению ударов противника. Любопытные сведения, характеризующие степень боеготовности сил ПВО, оставил в дневнике автозаводец И.А. Харкевич, работавший в годы войны на смежном предприятии ГАЗа — «Красной Этне»: «6 ноября. По городу же и заводам пулемёты, видимо, отсутствовали, и это так: сегодня зенитчики у механика заказывали ещё треноги для зенитных пулемётов»11.

Во-вторых, невысокая степень подготовки гражданского населения. Работа, проводившаяся по линии местной противовоздушной обороны (МПВО), шла медленно и не всегда эффективно.

5 июля 1941 года на заседании парткома, после обсуждения доклада начальника МПВО завода Соснина было принято постановление, в котором отмечались крупные недочёты в области МПВО: несоблюдение светомаскировки, совершенно неудовлетворительная подготовка укрытий (щелей), слабо организованная подготовка населения к противовоздушной обороне12.

Основными средствами защиты населения от бомбёжек были щели. К выполнению работ приступили в конце июня 1941 года.

В-третьих, отсутствовали чёткие и скоординированные действия со стороны «командного состава» предприятия: дирекции завода, начальников цехов, партийных функционеров. В чрезвычайных условиях люди попросту растерялись (что вполне естественно).

Таким образом, выявляется целый комплекс факторов, который привёл к трагическим последствиям ноябрьских бомбардировок для промышленного района. <…>

Полный вариант статьи читайте в бумажной версии «Военно-исторического журнала» и на сайте Научной электронной библиотеки http:www.elibrary.ru

___________________

ПРИМЕЧАНИЯ

1 См. подробнее: Гордин А.А. «Мы у станка стоим, как у орудий. Мы в цехе, как на линии огня!»: Горьковский автозавод в годы Великой Отечественной войны (1941—1945 гг.) // Великая война и Великая Победа народа. Ч. II. М., 2010. С. 104—150.

2 Горьковский автомобильный / Редколл.: И.И. Киселёв, В.Я. Доброхотов, А.В. Новиков и др. М., 1981; Киселёв В.П. Горьковский автозавод в годы Великой Отечественной войны // Вопросы истории. 1981. № 5. С. 79—90; Окороков В.Н. Над крышей дома своего. Документальные очерки о противоздушной обороне в годы Великой Отечественной войны. Нижний Новгород, 1992.

3 Якиманский Н.Я. Постановления ГКО по совершенствованию противовоздушной обороны страны // Воен.-истор. журнал. 1975. № 10. С. 24.

4 Забвению не подлежит. Страницы нижегородской истории (1941—1945 годы). Кн. 3. / Сост. Л.П. Гордеева, В.А. Казаков, В.П. Киселёв, В.В. Смирнов. Нижний Новгород, 1995. С. 379.

5 Харкевич И.А. Дневник. Музей истории ОАО «ГАЗ».

6 Жулина С.Н., Травкина И.Л. Автозавод — моя судьба. Нижний Новгород, 2006. С. 33.

7 Сурьянинов Г.М. Как это было. Летопись организации строительства, проектирования, выполнения строительства, расширения, восстановления и реконструкции Горьковского автозавода, Социалистического города и Автозаводского района в 1929—1980 годах (документальные данные, комментарии). С. 74 // Музей истории ОАО «ГАЗ».

8 Пермовский И.И. Дневник. Музей истории ОАО «ГАЗ».

9 Там же.

10 Дневник В.А. Лапшина. Музей истории ОАО «ГАЗ».

11 Харкевич И.А. Дневник. Музей истории ОАО «ГАЗ».

12 Забвению не подлежит… С. 543; Государственный общественно-политический архив Нижегородской области (ГОПАНО). Ф. 39. Оп. 1. Д. 709. Л. 85, 86.