Организация инспектирования войск русской армии

Аннотация. В статье анализируется процесс создания системы инспектирования воинских частей русской армии как высшей формы контроля за поддержанием их в готовности к выполнению боевых задач. Рассматриваются особенности развития этой системы с середины XVIII и до начала XX века, а также её влияние на состояние русской армии.

Annotation. This article analyzes the process of establishing a system of inspection of military units of the Russian army, as a higher form of control over the maintenance of their readiness to perform combat tasks. Features of the development of this system from the mid-18th to early 20th centuries, as well as its influence on the State of the Russian army.

Читать далее

Строевая и боевая подготовка русских артиллеристов в 1796—1801 гг.

ВОИНСКОЕ ОБУЧЕНИЕ И ВОСПИТАНИЕ

Юркевич Евгений Иванович — старший научный сотрудник Военно-исторического музея артиллерии, инженерных войск и войск связи, кандидат исторических наук

(Санкт-Петербург. E-mail: artillery@yandex.ru)

Строевая и боевая подготовка русских артиллеристов в 1796—1801 гг.

Рубеж XVIII—XIX веков совпал с проведением в 1796—1801 гг. военных реформ императора Павла I, уделявшего много внимания артиллерии ещё до своего восшествия на престол. Стремясь не утомлять орудийные номера (расчёты) «шагистикой», он даже отменил церемониальный марш для них, введённый Петром Великим1. Правда, в последующем от «павловского правила» отошли. Так, обозревая «состояние военного дела» после Отечественной войны 1812 года, известный историк А.А. Керсновский отмечал, что артиллерийские строевые приёмы в тот период были «сильно засорены показной мишурой — кадрильными “па” номеров, отсчитыванием тактов, картинными взмахами и балансированьем банником»2.

Что же касается выучки артиллеристов, действовавших при орудиях, то в этом отношении Павел был чрезвычайно требовательным. По этому поводу ещё один исследователь, В.Ф. Ратч, отзывался так: «Требования Государя состояли в быстром открытии огня, в верности направления движения и в сохранении интервалов. Если через 10 секунд по остановлении орудия, как конного, так и пешего, не последовало выстрела, если орудия, находившиеся на флангах пехоты или кавалерии, выехав вперёд, суживали бывшие между ними интервалы и препятствовали войскам в свободном проходе, над виновными разражалась гроза»3. По его словам, император Павел Петрович требовал от артиллерии «не только верного, но и живого огня». На артиллерийских манёврах в присутствии государя предписывалось «производить стрельбу спокойно, верно, наводя не торопясь, но и не затягивая», от прислуги требовалось точное выполнение «каждым нумером его обязанности»; было «совершенно отменено всыпание пороха в запал»; при мортирной стрельбе «исключительно употребляемы были скорострельные трубки», а «с введением лишнего нумера для раздачи зарядов против числа канониров, принятого в Гатчине*, ещё более увеличилась быстрота стрельбы безостановочным подносом и приготовлением зарядов»4. И все эти требования, предъявлявшиеся к артиллеристам в «гатчинских войсках», распространялись на всю русскую артиллерию.

Новые принципы строевой и боевой подготовки артиллеристов отрабатывались в первую очередь в лейб-гвардии артиллерийском батальоне, ставшем своеобразной лабораторией соответствующих новых знаний5. С целью скорейшего их распространения царскими указами в гвардейскую артиллерию переводились способные и грамотные армейские офицеры, которые после изучения ими новых правил и положений, вновь возвращались к прежнему месту службы, но с повышением обычно на должности командиров артиллерийских батальонов. Многие из них впоследствии стали видными артиллерийскими и общевойсковыми военачальниками, например П.А. Тучков и А.И. Кутайсов6.

Деятельнейшим помощником императора в «новом устройстве артиллерии» слыл генерал-лейтенант А.О. Базин, командовавший лейб-гвардии артиллерийским батальоном с февраля 1798 по январь 1799 года7. Он сделал чрезвычайно много для совершенствования строевой и боевой выучки воинской части, стройной организации её внутреннего хозяйства.

«Строевое образование батальона было поставлено на прочную почву, и занятия велись по заранее определённому плану, — отмечал один из авторов исторической публикации. — Февраль и март посвящены занятиям при орудиях на Преображенском плацу; май — обучению езде, наводке, лабораторным занятиям и стрельбе на Выборгской стороне; июнь — осмотру орудий, вымериванию длины канала, толщины стен, длины и толщины цапф и т.п.; первая половина августа — подготовке к манёврам; 2-я половина августа и сентябрь — лагерь при Гатчине; остальные месяцы предназначались для занятий с новобранцами и ездовыми»8.

Особенное внимание Базин обращал на стрельбу и лабораторные занятия. При тренировках прежде всего отрабатывались «стрельба картечью по мишеням», придуманная Павлом ещё в Гатчине, «ведение навесного огня из единорогов (уменьшенным зарядом) и мортир», «рикошеты», а также прицельная стрельба из пушек «для пробивания брешей», чему придавалось «огромнейшее значение»9. На лабораторных занятиях артиллеристы учились отвешивать и сортировать порох, шить картузы, осмаливать гранаты, бомбы и брандкугели, изготовлять заряды и правильно укладывать их в зарядные ящики10.

Дважды в неделю Базин приглашал к себе домой всех желающих артиллерийских офицеров Санкт-Петербургского гарнизона и читал им лекции по их специальности, имевшие заметный успех как «по причине новизны и важности сообщаемых на них сведений, так и благодаря прекрасным ораторским способностям Алексея Осиповича». Частыми гостями на этих вечерах были артиллеристы-изобретатели, например А.И. Маркевич11. «У Базина была настоящая артиллерийская академия», — заметил по этому поводу В.Ф. Ратч12.

Важную роль играли ежегодные учения, проходившие на Выборгской стороне, о которых тот же В.Ф. Ратч отзывался так:

«Вся артиллерия, находившаяся в Петербурге, почти целые три летние месяца стреляла на Выборгской стороне, поочерёдно из полевых и осадных орудий, всеми родами выстрелов…

На Выборгской стороне, против небольшого бастионного фронта, строились заранее вооружённые всех родов батареи. Сначала обыкновенно предполагался небольшой бой перед крепостью, и по мишеням действовали из полевых орудий; потом назначенные части вступали на свои батареи и начиналось действие осадными орудиями. Из пушек и единорогов стреляли по щитам бомбами и брандкугелями, а из мортир старались зажечь городки и произвести взрывы; потом выносилась одна из конных рот, и по щитам, изображающим гарнизон, готовый защищать произведённую брешь, действовала картечью…

Государь излагал свои мнения и требования большею частью на ученьях и манёврах, тут знакомились и наши артиллеристы с настоящими требованиями нашего оружия»13.

Во время каждого учения велся специальный журнал14, а присутствовавший на артиллерийских учениях и манёврах император лично награждал отличившихся офицеров15. <…>

Полный вариант статьи читайте в бумажной версии «Военно-исторического журнала» и на сайте Научной электронной библиотеки http:www.elibrary.ru

___________________

ПРИМЕЧАНИЯ

* Имеется в виду период до вступления Павла I на престол.

1 См.: Публичные лекции, читанные при Гвардейской артиллерии полковником Ратчем в 1859 году // Артиллерийский журнал. 1860. № 5. С. 344, 345.

2 Керсновский А.А. История русской армии: В 4 т. Т. II (От взятия Парижа до покорения Средней Азии. 1814—1881 гг.). М., 1993. С. 15.

3 Артиллерийский журнал. 1860. № 5. С. 344.

4 Ратч В.Ф. Практические занятия Гвардейской артиллерии в царствование государя императора Павла Петровича // Артиллерийский журнал. 1853. № 4. С. 331, 332.

5 Он же. Сведения об артиллерии Гатчинских войск. СПб., 1851. С. 15; Артиллерийский журнал. 1860. № 5. С. 332.

6 Ратч В.Ф. Сведения об артиллерии Гатчинских войск. С. 15; Смирнов А.А. Генерал Александр Кутайсов. М., 2002. С. 9.

7 Зедергольм В. История Лейб-Гвардии 2-й артиллерийской бригады. Вып. I. СПб., 1898. С. 29.

8 Там же.

9 Артиллерийский журнал. 1853. № 4. С. 332—334.

10 Там же. С. 313—327.

11 Там же. 1860. № 5. С. 337.

12 Там же.

13 Там же. С. 334, 335, 338.

14 Там же. 1853. № 4. С. 333.

15 Там же. № 1. С. 178, 179.