КАДРЫ ДЛЯ «БОГА ВОЙНЫ» В 1941—1945 гг.

Воинское обучение и воспитание

Чернухин Виктор Андреевич — старший научный сотрудник Военно-исторического музея артиллерии, инженерных войск и войск связи, полковник в отставке, кандидат исторических наук, профессор (197046, г. Санкт-Петербург, Александровский парк, д. 7)

Кадры для «Бога войны» в 1941—1945 гг.

С началом Великой Отечественной войны и мобилизационным развёртыванием Вооружённых Сил резко возросла потребность артиллерии в командных кадрах. Её определяла необходимость формирования и доукомплектования не только артиллерийских частей Резерва Верховного Главнокомандования (РВГК), но и многочисленных частей и подразделений войсковой артиллерии, а также бронетанковых, механизированных и кавалерийских соединений, пополнения артиллерийских штабов и органов артиллерийского снабжения, укомплектования формировавшихся фронтов, армий и общевойсковых соединений. Эту потребность увеличивали понесённые потери.

Только за первые 6 месяцев войны управлению кадров Главного управления начальника артиллерии Красной армии1 (далее — управление кадров артиллерии) пришлось обеспечивать артиллеристами формировавшиеся 3 аппарата оперативных управлений, 13 полевых управлений фронтов, 54 армейских полевых управления. Для этого было направлено более 4000 офицеров, преимущественно старших и высших (табл. 1).

В начале войны была особенно остра потребность в старших офицерах. Смелое выдвижение стало единственно правильным решением проблемы изыскания офицерских кадров для замещения руководящих должностей. Некоторое количество офицеров было призвано из запаса. В дальнейшем на руководящие должности выдвигались главным образом получившие боевой опыт на фронтах Великой Отечественной войны генералы и офицеры с положительными боевыми характеристиками.

С июля 1941 года начали формироваться батареи, а затем дивизионы, полки и бригады реактивной артиллерии (гвардейские миномётные части — ГМЧ). Их комплектованием офицерским составом занимался отдел кадров штаба командующего ГМЧ, первое время офицерский состав поступал исключительно из артиллерии. С конца 1942 года офицеров стали готовить в специальных училищах, подведомственных военному совету ГМЧ.

Значительное количество (2309) офицеров управление кадров артиллерии направило на укомплектование командно-начальствующим составом существовавших с довоенного времени и вновь созданных артиллерийских военно-учебных заведений. До января 1943 года были сформированы 4 артиллерийских и 2 миномётных училища. Кроме того, на один дивизион были увеличены штаты в 6 артиллерийских, одном миномётном и двух артиллерийско-технических училищах. При 10 запасных артиллерийских бригадах были созданы курсы младших лейтенантов, при 7 артиллерийских базах — курсы воентехников, при Ленинградском и Тамбовском артиллерийско-технических училищах — курсы по подготовке начальников артиллерийского снабжения полков2.

Основную массу пополнения офицерского состава готовили в артиллерийских училищах, частично на курсах младших лейтенантов при фронтах, округах, запасных артиллерийских бригадах. Училища и краткосрочные курсы подготовили 117 756 офицеров, в том числе 98 493 (83 проц.) командира взвода и 19 263 (17 проц.) техника. Более половины (56,9 проц.) всех подготовленных командиров взводов выпустили училища противотанковой и дивизионной артиллерии3.

Управление кадров с началом войны провело большой объём мероприятий по перестановке и выдвижению командных кадров на вышестоящие должности. При этом, несмотря на то, что на комплектование частей, формировавшихся в то время, направлялось большое количество офицеров запаса, не допускалось, чтобы командные должности в частях укомплектовывались только ими. Основные должности, как правило, замещались кадровыми офицерами. <…>

Полный вариант статьи читайте в бумажной версии «Военно-исторического журнала» и на сайте Научной электронной библиотеки http:www.elibrary.ru

___________________

ПРИМЕЧАНИЯ

1 Должность начальника артиллерии Красной армии восстановлена 19 июля 1941 г., тогда же образовано Главное управление начальника артиллерии Красной армии. Приказом Народного комиссара обороны СССР № 364 от 18 ноября 1942 г. начальники артиллерии Красной армии, фронта, армии, корпуса переименованы в командующих артиллерией.

2 Там же. Л. 107.

3 Там же. Л. 108.

ЭВАКУАЦИЯ СЕМЕЙ НАЧАЛЬСТВУЮЩЕГО СОСТАВА КРАСНОЙ АРМИИ В НАЧАЛЕ ВЕЛИКОЙ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЫ

Великая Отечественная война 1941—1945 гг.

Смокарев Виктор Владимирович — полковник запаса (Email: smokarev@mail.ru)

Эвакуация семей начальствующего состава Красной Армии в начале Великой Отечественной войны

Начало Великой Отечественной войны, как известно, сложилось трагично для нашей страны. Потерпев поражение в ходе приграничных сражений, советские войска были вынуждены с тяжёлыми боями отступать в глубь страны.

Внезапно начавшаяся война застала врасплох не только войска западных приграничных округов, но и семьи начальствующего состава (начсостава). Особенно в затруднительном положении оказались семьи военнослужащих частей, соединений и штабов объединений, дислоцировавшихся в приграничных районах. В первые часы войны вдоль всей границы артобстрелу и бомбардировке подверглись не только военные объекты наших войск. Противник целенаправленно наносил удары также по домам, в которых проживал начсостав с семьями. В донесении уполномоченного 3-го отдела (военной контрразведки) 10-й смешанной авиадивизии Леонова от 27 июня 1941 года указывалось: «…из крепости и полигона гор. Брест осталось из состава семей и комначсостава незначительное количество людей в развалинах домов, остальные все погибли… В гор. Кобрине много погибло в разрушенных домах начсостава и членов семей штаба 4-й армии. Из 472-го артполка спаслось 7 семей; из 48-го стрелкового полка спаслось 6 семей»1.

Бомбовые удары немецкая авиация нанесла и по военным городкам и населённым пунктам, находящимся в глубине страны.

Соединения и части войск прикрытия государственной границы сразу вступили в бой. Оставшиеся в живых после первых артобстрелов и бомбовых ударов авиации противника члены семей начсостава были вынуждены в большинстве случаев самостоятельно уходить на восток. Из районов боевых действий в основном выбирались пешком, по просёлочным дорогам, не имея продуктов питания. Многие погибали под бомбовыми ударами авиации, от разрывов снарядов артиллерии и прорвавшихся немецких танков.

В первые дни войны, а в приграничных районах в первые часы, эвакуация семей начсостава стала одной из главных задач командиров, политработников и штабов. Подтверждением этому является то, что уже в первых докладах, поступивших из войск действующей армии о начавшихся боевых действиях, сообщалось о принимаемых мерах по эвакуации семей военнослужащих кадра. В свою очередь командованием фронтов были даны указания «организовать эвакуацию членов семей начсостава из приграничных районов»2.

Следует подчеркнуть, что вопрос эвакуации семей начальствующего состава (в приграничных частях) в Красной армии разрабатывался и в предвоенные годы. В «Наставлении по мобилизационной работе войсковых частей, управлений и учреждений Красной Армии», введённом в действие приказом Наркома обороны СССР № 130 20 июня 1940 года, эвакуация семей начальствующего состава (в приграничных частях) была включена в перечень мероприятий, проводимых отдельной войсковой частью при мобилизации3. В мобилизационном плане войсковой части предусматривалось иметь порядок и расчёты по эвакуации семей, начальствующего состава кадра (в приграничных районах). Однако ввиду неожиданного нападения Германии на Советский Союз провести все мероприятия, предусмотренные мобилизационным планом в войсках западных приграничных округов, в том числе по эвакуации семей не было возможности. Во многих соединениях и частях, находившихся в стадии формирования, мобилизационные планы вообще разработаны не были.

Нельзя не отметить и тот факт, что за несколько дней до начала войны, располагая информацией о начавшейся концентрации немецких войск непосредственно в приграничной полосе, отдельные командиры не только ставили перед вышестоящим командованием вопрос о необходимости эвакуации семей начсостава из приграничных районов, но и пытались решать его самостоятельно. Так, в спецсообщении 3-го Управления НКО от 8 июля 1941 года № 4/37155 указывалось, что командование 11-го стрелкового корпуса и 125-й стрелковой дивизии ПрибВО по собственной инициативе начали подготовку эвакуации семей. Прибывший 21 июня 1941 года в корпус член Военного совета ПрибВО корпусной комиссар П.А. Дибров приказал «прекратить панику… прекратить подготовку к эвакуации семей начсостава. В тот же день член Военного Совета 8-й армии дивизионный комиссар С.И. Шабалов телеграммой подтвердил приказание Диброва о прекращении подготовки к эвакуации. В результате этого в момент наступления противника семьи начсостава пришлось вывозить во время боя, при этом значительная часть семей погибла». Позже сам П.А. Дибров объяснял свои распоряжения тем, что «эвакуация семей комначсостава была запрещена наркомом обороны»4. <…>

Полный вариант статьи читайте в бумажной версии «Военно-исторического журнала» и на сайте Научной электронной библиотеки http:www.elibrary.ru

___________________

ПРИМЕЧАНИЯ

1 Мельтюхов М.И. Начальный период войны в документах военной контрразведки (22 июня — 9 июля 1941 г.) // Трагедия 1941-го. Причины катастрофы: Сборник / Ред.-сост. Г. Пернавский. М.: Яуза; Эксмо, 2008. С. 15, 16.

2 Центральный архив Министерства обороны Российской Федерации (ЦАМО РФ). Ф. 221. Оп. 1366. Д. 3. Л. 14.

3 Русский архив: Великая Отечественная война: Приказы народного комиссара обороны СССР. Т. 13 (2-1). М., ТЕРРА, 1994. С. 148—154.

4 Мельтюхов М.И. Указ. Соч. С. 30.

ВОЕННЫЕ МОРЯКИ НА СУХОПУТНЫХ ФРОНТАХ

Великая Отечественная война 1941—1945 гг.

Фабрика Юрий Аркадьевич — старший научный сотрудник Музея истории Сибирского военного округа, заслуженный работник культуры РФ (630091, г. Новосибирск, Красный проспект, д. 63)

Военные моряки на сухопутных фронтах

В начале октября 1941 года на советско-германском фронте сложилась особенно угрожающая обстановка: враг настойчиво приближался к Москве, Красная армия в кровопролитных боях несла большие потери, нуждаясь в непрерывных пополнениях.

На оснащение и обучение новых соединений и частей требовалось время. Тем не менее в соответствии с постановлением Государственного Комитета Обороны (ГКО) СССР № 810 от 18 октября 1941 года «О формировании отдельных стрелковых бригад» ускоренными темпами было создано 25 первых частей (позднее общее их количество было доведено до 35). В срочном порядке эти части направили в действующие войска для участия в обороне Москвы, Ленинграда, Одессы, Севастополя, Сталинграда, Новороссийска, Керчи1.

Одним из резервов пополнения действующей армии стал Военно-морской флот (ВМФ). По решению ГКО он направил в те дни на укомплектование отдельных морских стрелковых бригад (омсб) около 40 тыс. матросов, старшин и офицеров — представителей корабельных экипажей, береговых частей, высших учебных заведений. В состав этих спешно создававшихся формирований вошли также резервисты, ранее проходившие службу в ВМФ, в том числе военнослужащие, уже побывавшие в боях и выписанные из госпиталей после залеченных ран, и лица, оставшиеся на различных должностях по брони (в первую очередь коммунисты)2.

Само формирование таких бригад происходило не на флотах, а в военных округах. Например, Сибирскому военному округу (СВО) выделили для этого следующие пункты: Анжеро-Судженск (69 омсб), Омск (70-я), пос. Мошково (71-я), с. Каргат (72-я), с. Чистоозёрное (73-я)3.

Способствуя руководству СВО в выполнении столь ответственной и важной задачи, Новосибирский обком ВКП(б), к примеру, 19 октября 1941 года потребовал от секретарей городских и районных комитетов партии совместно с военными комиссариатами посылать в бригады полностью (по-зимнему) обмундированные физически выносливые контингенты в возрасте не старше 35 лет. При этом особое внимание обращалось на достижение среди них 30-процентной прослойки коммунистов и комсомольцев. Для обеспечения такого качественного состава обком разрешил дополнительное разбронирование военнообязанных сверх установленных норм4.

В середине ноября в Новосибирск прибыли по железной дороге 5500 военных моряков-тихоокеанцев и амурцев. Вместе с призванными из запаса они старательно учились пехотному делу: умению хорошо стрелять, обороняться, наступать, ходить в атаки. Для миномётчиков, истребителей танков, снайперов, пулемётчиков, разведчиков и других военных специалистов проводились отдельные занятия, где инструкторами выступали бывалые воины, фронтовики, опытные командиры и начальники5. Прошедшие боевую школу на море и суше сибиряки в равной степени соединяли в себе лучшие боевые качества и традиции российского флота и пехоты.

Сформированные в Сибирском военном округе бригады по мере готовности, а в большей степени необходимости, по приказу Верховного главнокомандующего Красной армии убывали на фронт. Так, в конце ноября 1941 года вслед за 43, 44, 42, 45 и 41-й стрелковыми бригадами (сб) отправилась и 71 омсб, а затем 69-я и 70-я; в начале 1942-го — 72-я. Последней убыла 73-я морская бригада6. К этому времени уже более половины флотских сухопутных формирований находилось в составе Карельского фронта, оборонявшего рубежи между Баренцевым морем и Онежским Озером, и 7-й Отдельной армии, которая вела бои в районе р. Свири. Сибирские же морские стрелковые бригады в  числе других сражались между полуостровом Средний и Онежским озером (72-я) и между Онежским и Ладожским озёрами (69, 70 и 73-я).

Всем известны храбрость и мужество моряков-сибиряков. Приведём лишь несколько примеров их боевой деятельности, в частности личного состава 69 омсб. После сформирования этой бригады как уже отмечалось, 5 ноября — 8 декабря 1941 года в Анжеро-Судженске Новосибирской области она убыла на фронт 14 декабря. В боевых действиях участвовала с 10 января по 20 февраля 1942-го в составе 7-й и 14-й армий, а также 126-го лёгкого горнострелкового корпуса, удостоившись почётного наименования (27 февраля 1944 г.) Печенгской горно-стрелковой бригады. Командовали ею капитан 1 ранга С.Б. Верховский, полковники Е.Г. Евменов и Я.Я. Запирич7. Воевавший в её рядах (с 1942 г.) А.П. Быков из Тюменской области за участие в освобождении войсками Карельского фронта г. Суоярви и проявленное при этом мужество был награждён орденом Славы III степени, а при освобождении г. Никеля — орденом Славы II степени (июль, октябрь 1944 г.). 30 апреля 1945 года 69-я бригада, теперь горно-стрелковая, выбивала фашистов из чехословацкого города Моравска-Острава, а тюменец А.П. Быков, к тому времени комсорг батальона и старший сержант, удостоился третьего ордена Славы — I степени8. <…>

Полный вариант статьи читайте в бумажной версии «Военно-исторического журнала» и на сайте Научной электронной библиотеки http:www.elibrary.ru

___________________

ПРИМЕЧАНИЯ

1 Великая Отечественная война 1941—1945. Энциклопедия. М., 1985. С. 461.

2 Калашников К.А., Феськов В.М., Голиков В.И. Красная Армия в победах и поражениях 1941—1945 гг. Томск: ТГУ, 2003. С. 810.

3 Голиков В.И. Стрелковые формирования Красной Армии в Сибирском военном округе. Томск, 2006. С. 147, 148; Обыскалов В.И. Новосибирцы в боях за Москву. // Ваш подвиг будет жить в веках. М., 2002. С. 147, 148.

4 Голиков В.И. Указ. соч. С. 197.

5 Накоржевый А.И. Боевая слава сибиряков. Сибиряки в битве за Москву. Новосибирск, 2008. С. 84, 85.

6 Голиков В.И. Указ. соч. С. 201.

7 Центральный архив Министерства обороны Российской Федерации (ЦАМО РФ). Ф. 160. Оп. 13230. Д. 41. Л. 129—157; Калашников К.А., Феськов В.М., Голиков В.И. Указ. соч. С. 138, 168; Накоржевый А.И. Боевая слава сибиряков. Сибиряки в Сталинградской битве. Новосибирск, 2008. С. 208.

8 Молочаев И.П. Боевой путь сибирских дивизий в Великой Отечественной войне 1941—1945 гг. Изд. 2-е. Новосибирск, 2000. С. 309.