Царицын в годы испытаний Первой мировой войны (1914—1918 гг.)

Аннотация. В статье на основе архивных материалов освещаются действия властей и общественности г. Царицына по преодолению проблем военного времени в годы Первой мировой войны 1914—1918 гг.

Summary. On the basis of archival material the article highlights the authorities and community’s actions of the city of Tsaritsyn to overcome the problems of the war period during the First World War in 1914–1918.

Читать далее

Вятское земство и Всероссийский земский союз в годы Первой мировой войны

АРМИЯ И ОБЩЕСТВО

ПАТРУШЕВ Андрей Викторович — аспирант Марийского государственного университета (Республика Марий Эл, г. Йошкар-Ола. E-mail: patr_av@mail.ru)

Вятское земство и Всероссийский земский союз в годы Первой мировой войны

События Первой мировой войны 1914—1918 гг. серьёзно изменили жизнь российского общества и государства. Земские организации, будучи близкими к интересам и чаяниям народа, активно включились в дело защиты Родины. «Военно-исторический журнал» в июльском номере 2010 года уже рассказывал о деятельности в этот период земских организаций Московской губернии. В предлагаемой статье речь пойдёт о вкладе Вятского земства в дело помощи фронту.

Если «Всероссийскому земскому союзу помощи больным и раненым воинам» (ВЗС) посвящено немало трудов отечественных историков, подготовленных и изданных в период существования самой организации1, в 1920—1950 гг.2, и, наконец, более поздние публикации, которые так или иначе затрагивали историю Всероссийского земского союза3, то деятельность земства Вятской губернии в годы Первой мировой войны не нашла пока должного всестороннего освещения в исследования учёных. Данная статья, основанная главным образом на архивных источниках, является попыткой воссоздать отдельные стороны взаимоотношений Вятского земства и ВЗС.

Идея объединения земских усилий в деле помощи раненым воинам возникла по инициативе Московского земства ещё в годы Русско-японской войны 1904—1905 гг. В созданную общеземскую организацию в 1904-м вступили 14 губернских земств. Её помощь погорельцам, крестьянам, переселенцам продолжалась до Первой мировой включительно. 17 июля 1914 года Московское земство вновь выступило за объединение усилий. Такое решение было утверждено 25 июля на чрезвычайном съезде Московского губернского земского собрания, а 30 июля в Москве состоялся всероссийский съезд представителей губернских земств (среди них — и земцы Вятки), принявший судьбоносные решения4. Главной целью создания Всероссийского земского союза стала всевозможная помощь армии, прежде всего больным и раненым воинам. Были собраны необходимые для работы средства в виде пожертвований от губернских земств и частных лиц. Суммы были разными: Новгородское, Казанское земства — по 50 тыс. рублей, Вятское и Нижегородское — по 100 и 110 тыс. соответственно, Московское — 500 тыс., пожертвования С.Т. Морозова — 200 тыс. Курское земство ассигновало на нужды организации 1 млн рублей, но в союз не вступило, решив действовать самостоятельно5. Общее руководство союзом осуществляло собрание уполномоченных от губернских земств, по два представителя от губернии — один от губернского земского собрания, второй от губернской земской управы. Собрание уполномоченных избирало Главный комитет (постоянно действующий руководящий и координационный орган) из 10 человек. Главноуполномоченным ВЗС был избран князь Г.Е. Львов. Местными организациями союза являлись губернские и уездные комитеты, порядок образования которых определялся постановлением земских собраний.

В самом начале своей деятельности ВЗС был принят под флаг российского Общества Красного Креста, но за ним была сохранена финансовая и материальная самостоятельность (всего средств в распоряжении союза на момент начала работы насчитывалось приблизительно 14 млн рублей)6.

Военное время показало, что ни Военно-санитарное ведомство, ни Общество Красного Креста не имели возможности удовлетворить все потребности фронта, отсюда сами собой обозначились новые направления деятельности союза. С течением времени ими стали шорное дело, строительство фабрик по изготовлению обуви, автомобильное и ремонтное дело, даже организация небольшого собственного флота на Днестре и его притоках и т.д.

Поскольку, кроме ВЗС, аналогичную работу вела и другая военно-общественная организация — Всероссийский союз городов, то для объединения их усилий 10 июля 1915 года был создан единый Земгор.

В Вятке учредили губернский комитет Всероссийского земского союза во главе с председателем губернской уездной управы П.И. Паньковым (всего в состав комитета вошли 14 человек)7, а с течением времени стали создаваться комитеты в уездах. В ходе первых дней войны Вятское земство выступило с конкретными предложениями о своем участии в деле защиты Отечества. Кроме уже указанного губернского земского взноса в размере 100 тыс. рублей, на имя ВЗС стали поступать пожертвования от уездных земств губернии: Вятское — 1000 рублей, Яранское — 2000 и т.д. Характерной чертой таких решений земств было понимание важности их усилий в общем деле8.

Далее земские организации губернии приступили к решению конкретных вопросов, связанных с помощью армии на местах. В частности, к организации госпиталей на территории губернии. Так, на содержание госпиталя в Вятке губернское земское собрание отпустило осенью 1914 года 50 тыс. рублей и выделило место в губернской земской больнице. Кроме того, оказало финансовую помощь по 5000 рублей вятской общине сестер милосердия и этапному лазарету имени Государственной думы, а также 20 тыс. на содержание санитарного поезда Вятской губернии9.

Следующим важным начинанием военной поры стала земская помощь семьям призванных на военную службу, прежде всего из деревни — по уборке урожая, обсеменению полей, снабжению сельскохозяйственным инвентарём и пр. Такая помощь оказывалась в виде доплат к казённому пособию, установленному ещё по закону от 25 июня 1912 года, в виде снижения цен на приобретаемые семьями продовольственные и промышленные товары и т.д. Земские организации помогали и семьям земских служащих, призванных на военную службу. Помощь была дифференцированной и зависела от множества факторов: принадлежности к тому или иному земству, занимаемой в нём должности, выслуги лет, воинского звания и др. Однако и здесь в большинстве случаев сохранялась часть оклада служащих (от Ѕ до ѕ), которая выплачивалась семье, сохранялись предоставленное земством жильё, возможность после демобилизации занятия прежней должности и т.д.

Следует отметить, что губерния, находившаяся в глубоком тылу, приложила немало усилий для снабжения действующей армии всем необходимым: одеждой, обувью, продовольствием, снаряжением, боеприпасами… Для этих целей губернскими и уездными земскими организациями была мобилизована кустарная промышленность, создавались специальные склады для приёмки товаров, шли сбор пожертвований и заготовка необходимого для отправки на фронт; работа велась в тесной связи с волостными правлениями. Так, в архиве сохранились яркие, сделанные на цветной бумаге объявления Уржумской уездной земской управы, которые информировали о времени, цене, месте закупок для армии мяса и сала, куриных яиц, других продуктов и товаров10. Такие усилия на местах были особо значимы, так как 1915 год обнажил пробелы в снабжении, в том числе и при подготовке к ведению зимней кампании. Следует обратить внимание на призывы российского земства по мобилизации промышленности в общегосударственном масштабе, прозвучавшие уже в начале 1915 года11. <…>

Полный вариант статьи читайте в бумажной версии «Военно-исторического журнала» и на сайте Научной электронной библиотеки http:www.elibrary.ru

___________________

ПРИМЕЧАНИЯ

1 Краткий очерк деятельности Всероссийского земского союза. Январь 1916 г. М., 1916; Личный состав учреждений Всероссийского земского союза (на 15 сентября 1915 г.). М., 1915; Систематический указатель к «Известиям Главного комитета» Всероссийского земского союза помощи больным и раненым воинам за 2 года с 15 октября 1914 г. по 15 октября 1916 г. № 1—49. М., 1917.

2 Погребинский А.П. К истории союзов земств и городов в годы империалистической войны // Исторические записки. 1941. № 12. С. 39—60.

3 Шевырин В.М. Земский и городской союзы (1914—1917). М., 2000; Шевырин В.М., Коновалов B.C. Земский и городской союзы // Политические партии и общество в России: 1914—1917. М., 2000. С. 118—138; Нагорная М.С. Земское самоуправление на Южном Урале накануне и в годы Первой мировой войны (1913 — февраль 1917 г.): Автореф. дис. … канд. ист. наук. Курган, 1999.

4 Государственный архив Кировской области (ГА КО). Бюллетень о ходе военных действий. 1914. № 2. С. 4.

5 Там же.

6 Краткий очерк деятельности… С. 8.

7 Журналы заседаний губернского земского собрания 47-й очередной сессии 1—18 декабря 1914 г. Вятка, 1915. Т. 1. С. 29.

8 Журналы Вятского уездного земского собрания (ЖВУЗС) чрезвычайной сессии 1 августа 1914 г., с приложениями. Вятка, 1914. С. 18, 19.

9 ГА КО. Ф. 616. Оп. 8. Д. 491. Л. 2, 2 об.

10 Государственный архив Республики Марий Эл. Ф. 176. Оп. 1. Д. 35. Л. 22—23.

11 Российский государственный исторический архив (РГИА). Ф. 1288. Оп. 3. Д. 17. Л. 4, 4 об.

Смелость, какая присуща только большим полководцам

ПОЛКОВОДЦЫ И ВОЕНАЧАЛЬНИКИ

БАЗАНОВ Сергей Николаевич — ведущий научный сотрудник Центра военной истории России Института российской истории РАН, доктор исторических наук (Москва. E-mail: ol51ga@mail.ru)

«Cмелость, какая присуща только большим полководцам»

К 150-летию со дня рождения генерала Н.Н. Юденича

Николай Николаевич Юденич родился в Москве 18 июля* 1862 года. Его отец происходил из дворян Минской губернии и служил коллежским советником. Первоначальное образование Юденич получил в кадетском корпусе, затем продолжил в 3-м Александровском военном училище в Москве. Каждый год он с нетерпением ожидал выхода на Ходынское поле, где располагался летний лагерь училища. Молодой юнкер любил тактические учения, стрельбы, топографические съёмки и другие практические занятия.

Окончив в 1881 году училище в чине подпоручика армейской пехоты, Николай Николаевич был направлен для прохождения службы в столице в лейб-гвардии Литовский полк. Потом он служил в Средней Азии в 1-м Туркестанском стрелковом батальоне, а затем во 2-м Ходжентском резервном батальоне. После производства в поручики гвардии в 1884 году он поступил в Николаевскую академию Генерального штаба, закончил её в 1887 году по первому разряду с присвоением звания штабс-капитан гвардии. Он был причислен к Генеральному штабу и назначен старшим адъютантом штаба 14-го армейского корпуса, дислоцировавшегося в Варшавском военном округе. В дальнейшем (с 1892 г. подполковником, а с 1896 г. полковником) Юденич служил на штабных должностях Туркестанского военного округа, командовал батальоном, был начальником штаба Туркестанской стрелковой бригады. По воспоминаниям его сослуживца Д.В. Филатьева, в те годы молодого полковника отличали «прямота и даже резкость суждений, определённость решений и твёрдость в отстаивании своего мнения и полное отсутствие склонности к каким-либо компромиссам»1. К этому следует добавить его немногословность. «Молчание, — говорил о Николае Николаевиче другой его сослуживец А.В. Геруа, — господствующее свойство моего тогдашнего начальника»2. Обрёл молодой офицер и семейное счастье, женившись на Александре Николаевне Жемчужниковой.

В 1902 году Юденич вступил в командование 18-м стрелковым полком, входившим в состав 5-й стрелковой бригады 6-й Восточно-Сибирской стрелковой дивизии. С началом Русско-японской войны 1904—1905 гг. часть, в которой он служил, отправилась на театр военных действий. В это же время в штабе Туркестанского военного округа ему предложили занять вакантную должность дежурного генерала, но Юденич отказался от спокойной службы и отбыл вместе с дивизией на войну. Он считал, что пример начальника является лучшим воспитательным средством для подчинённых и старался следовать этому принципу как в мирное, так и в военное время. В сражении при Сандепу в январе 1905 года при нерешительности со стороны некоторых военачальников он проявил смелость и инициативу, лично возглавив атаку вверенного ему полка, и обратил японцев в бегство. Инициатива храброго полковника не осталась незамеченной даже скупым на похвалу командующим Маньчжурской армией генералом от инфантерии А.Н. Куропаткиным.

В Мукденском сражении в феврале 1905 года Николай Николаевич во главе полка лично участвовал в штыковой атаке, получил два ранения и был отправлен в госпиталь. За героизм, проявленный на полях сражений, он был награждён Золотым оружием с надписью «За храбрость», а также орденом Св. Владимира 3-й степени с мечами, Св. Станислава 1-й степени с мечами, а в июне 1905-го произведён в генерал-майоры и был назначен командиром 2-й бригады 5-й стрелковой дивизии.

В 1906 году Юденича назначили командиром 2-й стрелковой дивизии, в следующем году он получил должность генерал-квартирмейстера штаба Казанского военного округа, в 1912-м произведён в генерал-лейтенанты и назначен начальником штаба того же военного округа, в 1913-м переведён на ту же должность в Кавказский военный округ. На новом месте генерал быстро завоевал симпатии сослуживцев. Как вспоминал впоследствии генерал Веселозеров, «в самый краткий срок он стал и близким, и понятным для кавказцев. Точно он всегда был с нами. Удивительно простой, в котором отсутствовал яд под названием “генералин”, снисходительный, он быстро завоевал сердца. Всегда радушный, он был широко гостеприимен. Его уютная квартира видела многочисленных сотоварищей по службе… Пойти к Юденичу — это не являлось отбыванием номера, а стало искренним удовольствием для всех, сердечно его полюбивших»3. Радушие и приветливость вовсе не означали, что он попустительствовал в вопросах служебной дисциплины. Здесь он проявлял требовательность как к себе, так и к другим, стремясь подавать пример в исполнении служебного долга. «Работая с таким начальником, — отмечал Веселозеров, — каждый был уверен, что в случае какой-либо порухи он не выдаст головой (так в тексте. — С.Б.) подчинённого, защитит, а потом сам расправится как строгий, но справедливый начальник»4.

В работе с офицерами Николай Николаевич был выдержан и немногословен, не допускал мелочной опеки. Другой его сослуживец генерал Драценко писал: «Он всегда и всё спокойно выслушивал, хотя бы то было противно намеченной им программе. Никогда генерал Юденич не вмешивался в работу подчинённых начальников, никогда не критиковал их приказы, доклады, но скупо бросаемые им слова были обдуманны, полны смысла и являлись программой для тех, кто их слушал»5.

В полную силу полководческий талант Юденича раскрылся на полях сражений Первой мировой войны. 20 октября 1914 года в ответ на артиллерийский обстрел турецкими военными кораблями ряда русских портов на Чёрном море Россия объявила войну Турции. Из частей Кавказского военного округа была сформирована Кавказская армия. Главнокомандующим Кавказским фронтом стал наместник на Кавказе генерал от кавалерии И.И. Воронцов-Дашков, его помощником — генерал от инфантерии А.З. Мышлаевский, начальником штаба — генерал-лейтенант Н.Н. Юденич.

Кавказский фронт занимал полосу от Чёрного моря до озера Умрия протяжённостью 720 км. Военные действия Кавказской армии начались встречным сражением на Эрзерумском (Эрзурумском) направлении, где ей противостояла 3-я турецкая армия. 9 декабря 1914 года турецкие войска перешли в наступление и вскоре вышли в тыл главным силам Кавказской армии. Юденич был назначен командующим Сарыкамышским отрядом. Благодаря тщательно разработанному им плану Сарыкамышской операции (9 декабря 1914 — 5 января 1915) русские войска не только отразили наступление противника, но и перешли в контрнаступление, окружив и пленив главные силы 3-й турецкой армии.

Неукротимая воля к победе и твёрдое управление войсками, личный пример генерала, все эти дни напряжённого сражения находившегося на передовой, в сочетании со стойкостью и мужеством русских солдат и офицеров принесли полную победу Сарыкамышскому отряду. К 5 января 1915 года турецкие войска были отброшены в исходное положение. Их потери составили 90 тыс. убитыми, ранеными и пленными. Следует сказать, что уже в этой, первой планировавшейся Юденичем боевой операции явственно обнаружилась одна из главных черт его полководческого дарования — способность идти на разумный риск, принимать смелые решения, основанные на знании обстановки. Оценив по достоинству заслуги Юденича в Сарыкамышской операции, император Николай II произвёл его в высший чин русской армии — генерала от инфантерии, наградил самым высоким военным орденом России — Св. Георгия 4-й степени, а 24 января назначил командующим Кавказской армией. Именно на этом высоком посту началось становление Юденича как одного из выдающихся полководцев Первой мировой войны.

26 июня — 21 июля 1915 года под руководством Николая Николаевича была проведена Алашкертская операция, в результате которой был сорван план турецкого командования прорвать оборону Кавказской армии на Карском направлении. За её успешное проведение командующий был удостоен ордена Св. Георгия 3-й степени. Осенью того же года резко ухудшилась обстановка в Персии (Иране): в результате целенаправленной деятельности многочисленных германо-турецких агентов, сформированных ими диверсионных отрядов страна оказалась под угрозой быть втянутой в войну на стороне германского блока. Антироссийские элементы имели здесь большое влияние. Чтобы не допустить втягивания Персии в войну, главнокомандующий Кавказским фронтом генерал от кавалерии великий князь Николай Николаевич (сменивший на этом посту Воронцова-Дашкова) добился от Ставки Верховного главнокомандующего разрешения на проведение операции, получившей название Хамаданской (17 октября — 9 декабря 1915), разработку которой поручил Юденичу. <…>

Полный вариант статьи читайте в бумажной версии «Военно-исторического журнала» и на сайте Научной электронной библиотеки http:www.elibrary.ru

___________________

ПРИМЕЧАНИЯ

1 Смолин А.В. Белое движение на Северо-Западе России (1918—1920). СПб., 1999. С. 73.

2 Там же.

3 Там же. С. 74, 75.

4 Там же. С. 75.

5 Там же.

* Все даты до 31 января 1918 г. даются по старому стилю.