1

Советская противотанковая артиллерия в Московской оборонительной операции 1941 года

Аннотация. Представлены результаты проведённого на основе архивных документов и военно-исторической литературы анализа изменений способов боевого применения противотанковой артиллерии Красной армии в ходе Московской оборонительной операции (30 сентября — 5 декабря 1941 г.). Основные выводы авторов заключаются в том, что наряду с героизмом, мужеством и стойкостью защитников Москвы им удалось остановить врага на подступах к столице России и создать условия для перехода в контрнаступление благодаря развитию отечественного военного искусства, совершенствованию способов боевого применения различных родов войск, в т.ч. советской артиллерии. Боевые действия оборонительного этапа Московской битвы стали временем качественных изменений противотанковой обороны, перехода от «линейного» построения боевых порядков противотанковых средств к их эшелонированию, значительно повысившему эффективность борьбы с танками противника.

Summary. The paper presents the results of analysis based on archival documents and historical military literature that traced the changes in methods of antitank artillery combat employment by the Red Army in the course of the Moscow defensive operation (September 30 — December 5, 1941). The main conclusions made by the authors consist in stating that along with the heroism, courage and staunchness of Moscow defenders, they also managed to arrest the enemy advance at the approaches to the capital and create conditions for a counteroffensive thanks to progress in domestic military art, and improved methods of using various arms in combat, Soviet artillery included. The combat actions at the defensive stage in the Battle of Moscow was the time of qualitative changes in antitank defense, and transition from linear combat formations of antitank equipment to echeloning, which vastly improved the efficiency of fighting enemy tanks.

ВЕЛИКАЯ ОТЕЧЕСТВЕННАЯ ВОЙНА 1941—1945 гг.

МИЛЬБАХ Владимир Спартакович — профессор кафедры гуманитарных и социально-экономических дисциплин Михайловской военной артиллерийской академии, доктор исторических наук, профессор

ЧЕРНУХИН Виктор Андреевич — старший преподаватель кафедры гуманитарных и социально-экономических дисциплин Михайловской военной артиллерийской академии, доктор исторических наук, профессор

«НАД БОРОДИНСКИМ ПОЛЕМ ПОДНЯЛАСЬ НОВАЯ ВЕЧНАЯ СЛАВА ГЕРОЕВ БОРЬБЫ 1941 ГОДА»

Советская противотанковая артиллерия в Московской оборонительной операции 1941 года

Московская битва 1941—1942 гг. стала важным этапом развития способов боевого применения артиллерии Красной армии. В году её 80-летия особенно актуально обращение к фронтовому опыту защитников нашего Отечества. В ходе Московской оборонительной операции по сравнению с боевыми действиями советских войск в июне—августе 1941 года выросли плотности артиллерии, продолжалось совершенствование управления ею в тактическом и оперативном звеньях, методов организации и подготовки в короткие сроки противотанковой обороны, широко применялся новый вид артиллерии — реактивной. Осенью 1941 года советские артиллеристы решали эти проблемы на разных участках огромного фронта борьбы против немецко-фашистских захватчиков, но на важнейшем — московском направлении объективно было больше предпосылок для совершенствования приёмов, методов и способов применения артиллерии в бою и операции, т.к. вооружённая борьба на нём в то время достигла наибольших размаха и напряжённости.

Портрет Героя Советского Союза генерал-майора И.В. Панфилова. Художник В.Н. Яковлев, 1942 г.Государственная Третьяковская галерея.
Портрет Героя Советского Союза генерал-майора И.В. Панфилова. Художник В.Н. Яковлев, 1942 г.Государственная Третьяковская галерея.

Гитлеровское командование, признавая огромное политическое и военно-стратегическое значение Москвы, связывало с её захватом исход войны. После провала попытки захватить столицу Советского Союза с ходу в первые недели войны оно подготовило крупную наступательную операцию под кодовым наименованием «Тайфун». К её началу в состав группы армий «Центр» (командующий генерал-фельдмаршал Ф. Бок) входили 1,9 млн человек, свыше 14 тыс. орудий и миномётов, 1700 танков, около 1390 самолётов. К наступлению готовились 78 дивизий, включая 14 танковых и 8 моторизованных. В германских войсках на московском направлении находились 42 проц. личного состава, 75 проц. танков, около половины самолётов, 33 проц. орудий и миномётов от их общего количества на всём восточном фронте. Никогда прежде гитлеровское командование не использовало столь огромные силы в составе одной группы армий и не сосредотачивало на одном направлении три из четырёх сформированных к нападению на СССР танковых групп вермахта, три четверти всех танков, действовавших на советско-германском фронте1.

Группировка войск Красной армии на московском направлении значительно уступала группе армий «Центр», насчитывая 1250 тыс. человек, 7600 орудий и миномётов, 990 танков, 677 самолётов (с учётом резервных авиагрупп)2. К Московской оборонительной операции привлекались войска четырёх советских фронтов: Западного (командующий генерал-полковник И.С. Конев, затем генерал армии Г.К. Жуков, начальник артиллерии генерал-майор артиллерии М.Н. Чистяков, затем генерал-майор артиллерии И.П. Камера), Калининского (создан директивой Ставки ВГК № 003053 от 17 октября 1941 г.3, командующий генерал-полковник И.С. Конев, начальник артиллерии генерал-майор артиллерии С.Н. Кузнецов), Резервного (командующий Маршал Советского Союза С.М. Будённый, начальник артиллерии генерал-майор артиллерии Л.А. Говоров) и Брянского (командующий генерал-полковник А.И. Ерёменко, затем генерал-майор Г.Ф. Захаров, начальник артиллерии генерал-майор артиллерии М.П. Дмитриев)4.

Одной из важнейших задач, от успешного решения которой зависела устойчивость обороны советских войск, было уничтожение танков противника. Её выполнение наряду с другими факторами зависело от качественного состояния советской противотанковой артиллерии. Боевые возможности всех её орудий позволяли успешно поражать бронебойными снарядами танки противника, толщина брони которых составляла 30—50 мм5. По поводу встречающихся в литературе сомнений в боевых возможностях 45-мм пушки образца 1937 года заметим: она была способна на дальностях до 800 м пробивать броню до 30—45 мм при углах встречи, соответственно, 60 и 90 градусов, не всегда пробивала только лобовую броню немецких танков Т-IV, которые в то время составляли менее 10 проц. танкового парка противника и массово не применялись6. К борьбе с танками привлекались и другие артиллерийские орудия, состоявшие на вооружении Красной армии, — 107-мм пушка образца 1940 года, 76-мм пушки образцов 1936 и 1939 гг., 37-мм и 85-мм зенитные пушки. Привлечение зенитных орудий к борьбе с танками объяснялось не боевыми возможностями противотанковых пушек, а их нехваткой в Красной армии.

Противотанковая оборона советских войск в 1941 году (на примере стрелковой дивизии)
Противотанковая оборона советских войск в 1941 году (на примере стрелковой дивизии)

7600 орудий и миномётов советских фронтов позволяли создавать невысокую плотность артиллерии — до 10,5 орудия на один км, в полосах обороны некоторых армий — до 20—22. Средняя плотность противотанковых орудий вместе с зенитными составляла 3—4 орудия (с учётом того, что 30 проц. местности были танконедоступными), полевой артиллерии на закрытых огневых позициях — лишь 8 орудий, миномётов и боевых машин реактивной артиллерии, на отдельных направлениях — 15—177. Невысокие плотности и ограниченное количество боеприпасов уменьшали возможности поражения артиллерией бронетанковой техники противника.

Стремление «быть сильными везде» и «линейное» построение боевых порядков противотанковых средств ещё главенствовали на советских фронтах. Поэтому ударным танковым группировкам врага ценой больших потерь удавалось прорывать рубежи, на которых героически сражались артиллеристы, и вклиниваться в оборону советских войск (см. схема 1.1).

Ставка Верховного Командования (ВК, с 8 августа — Верховного Главнокомандования — ВГК) и командование артиллерии Красной армии, проанализировав летние оборонительные бои 1941 года, пришли к выводу о необходимости противопоставлять мощным танковым ударам врага массирование противотанковой артиллерии и всех других средств борьбы с танками, покончить с «линейностью» противотанковой обороны и обеспечить глубокое построение её боевых порядков, улучшить разведку в интересах борьбы с танками.

В августе начальник артиллерии Красной армии генерал-полковник артиллерии Н.Н. Воронов конкретизировал требования директивы Ставки ВК о мерах по упорядочению применения артиллерии в обороне № 00549 от 28 июля 1941 года8 «Указаниями по организации системы артиллерийского огня при обороне»9. Пять из семи главных задач всех видов артиллерии, перечисленных в разделе I «Указаний…», определяли характер борьбы с танками противника. Согласно разделу II «Схема обороны» её сопротивляемость и живучесть достигались созданием в главной полосе обороны ряда противотанковых опорных пунктов (ПТОПов), районов (ПТОРов) и рубежей, эшелонированных в глубину, находившихся в огневой связи один с другим как по фронту, так и в глубину; наличием подвижных противотанковых групп (резервов) артиллерии в тактической и оперативной зоне обороны. В эти элементы боевых порядков входила артиллерия — противотанковая, пушечная войсковая и Резерва Верховного Главнокомандования (РВГК), а также зенитная. На закрытых огневых позициях артиллерийские, в т.ч. зенитные подразделения должны были оборудовать свои позиции в противотанковом отношении и встречать прорвавшиеся танки огнём прямой наводкой. В глубине обороны, занимая опорные пункты, на позициях или сосредоточенно на направлениях предполагаемых главных ударов танков противника, их возможных вклинений должны были располагаться артиллерийские противотанковые резервы, готовые к манёвру.

ПТОПы составляли основу обороны. Система пехотной обороны применялась к ним с целью обеспечения артиллерийских противотанковых опорных пунктов от захвата пехотой противника и предотвращения её просачивания в промежутки между опорными пунктами. Задача ПТОПов заключалась в расчленении массированного удара танков противника на ряд отдельных вклинений по заранее намеченным направлениям и нанесении им решительных потерь.

Благодаря нововведениям противотанковая оборона к началу Московской оборонительной операции (30 сентября — 5 декабря 1941 г.) приобрела новые качества — глубину и устойчивость. Сравнить её прежнее построение и введённое с августа 1941 года позволяют схемы 1.1 и 1.2.

ПТОПы играли роль своеобразных «волнорезов», которые расчленяли боевой порядок атаковавших танков и наносили им урон. Но в октябрьских боях из-за недостатка противотанковых средств либо неполного выполнения требований «Указаний…» начальника артиллерии РККА, а также из-за недостатков взаимодействия артиллерии со стрелковыми и инженерными подразделениями группы немецких танков проникали в глубину обороны советских войск, используя неприкрытые промежутки между ПТОПами. Кроме того, поначалу недостаточно решительно включали в систему противотанковой обороны артиллерию, располагавшуюся на закрытых огневых позициях.

В ноябрьских боях эффективность противотанковой обороны возросла благодаря улучшению разведки и более надёжному обеспечению огневой связи между ПТОПами. Для прикрытия промежутков между ними выделялись орудия (огневые взводы) (схема 1.3).

Командиры стали более эффективно организовывать взаимодействие артиллерии со стрелковыми подразделениями, которые прикрывали орудийные расчёты от вражеской пехоты. Вместе с тем был и существенный недостаток — отсутствие сильных артиллерийских противотанковых резервов во фронтах, а также зачастую в армиях и дивизиях. На основных танкоопасных направлениях удавалось создавать плотность до 12 противотанковых орудий на километр, которая обеспечивала отражение танковых атак плотностью до 20—30 танков на один км и нанесение им больших потерь.

Хроника боёв на подступах к нашей столице изобилует примерами упорной борьбы с танками противника с первых дней Московской оборонительной операции. В их числе бои на недостроенной Можайской линии обороны. Все четыре её укрепрайона к 6 октября 1941 года, практически не обеспеченные войсками, занимали наспех переброшенные формирования. Их основу в Малоярославецком укрепрайоне составили около 3500 курсантов подольских пехотного и артиллерийского училищ, воины запасного стрелкового полка, двух полков ПТО, гаубичного артполка и танковой роты; Волоколамского укрепрайона — около 1000 курсантов Пехотного училища имени Верховного Совета РСФСР, личный состав двух батарей ПТО, батальона 33-й стрелковой бригады. Всего удалось собрать около 90 тыс. человек. Других боеспособных частей в тот момент не было. Курсанты военных училищ совершили на дальних подступах к столице выдающиеся коллективные подвиги10. Хотя их вооружение было слабым, в самые критические дни октября, когда немцы могли в два-три броска достичь Москвы и захватить её с ходу, курсанты задержали превосходившие силы врага на самых опасных — можайском и волоколамском направлениях. Особенно кровопролитные бои развернулись на Ильинских рубежах в районе Медыни11.

По свидетельству Маршала Советского Союза Г.К. Жукова, отряд начальника парашютно-десантной службы Западного фронта майора И.Г. Старчака вместе с отрядом курсантов подольских военных училищ под командованием старшего лейтенанта Л.А. Мамчика и капитана Я.С. Россикова 5 дней самоотверженно отражал попытки врага форсировать реку Угру и прорваться на Медынь. «В результате пятидневных ожесточённых боев немногие остались в живых, — писал Маршал Великой Победы, — но своим героическим самопожертвованием они сорвали план быстрого захвата Малоярославца и помогли нашим войскам выиграть необходимое время для организации обороны на подступах к Москве. Тем временем в районе Малоярославца, на его укреплённый рубеж вышли и развернулись артиллерийское и стрелково-пулемётное училища Подольска»12.

Выдвинутый командованием Западного фронта на малоярославецкое направление сводный отряд, сформированный из подольских училищ, в составе двух стрелковых батальонов и противотанкового артполка (двадцать четыре 45-мм и шесть 76-мм полковых орудий) занял оборону в районе Ильинское13. Позднее подошли противотанковый артполк (птап) и разрозненные артиллерийские подразделения отходивших частей. Всего там насчитывалось около 60 орудий. По предложению начальника артиллерии Ильинского боевого участка (начальника Подольского артиллерийского училища) полковника И.С. Стрельбицкого противотанковая оборона была построена так, чтобы надёжно прикрыть шоссе Медынь — Подольск (схема 2). С этой целью были созданы четыре ПТОПа и артиллерийский противотанковый резерв (АПТР) боевого участка. На важнейшем направлении вдоль шоссе в ПТОП № 2 и № 4 на фронте 4 км были сосредоточены 36 орудий, в среднем 9 на один км, а с учётом АПТР — 12. На остальном фронте обороны боевого участка (11 км) располагались 24 орудия. Правильная оценка возможных действий врага и решительное сосредоточение противотанковой артиллерии на главном направлении обеспечили устойчивость противотанковой обороны. В ожесточённых боях с превосходившими силами противника, начатых 11 октября атакой фашистских танков с десантом, курсанты подольских училищ показали образцы отваги, стойкости и высокой боевой выучки. После того как тяжёлые потери истощили силы оборонявшихся, к утру 16 октября около 250 человек и 5 противотанковых орудий были окружены. По приказу командования остатки курсантских рот и расчётов батарей в ночь на 17 октября прорвали кольцо окружения и отошли к Малоярославцу14. Ценой 2500 своих жизней подольские курсанты уничтожили около 5000 гитлеровцев и 100 немецких танков15, задержали продвижение противника и обеспечили возможность подтянуть резервы советских войск и организовать их оборону на новых рубежах.

Фашистские танки, подбитые подольскими курсантами
Фашистские танки, подбитые подольскими курсантами

Яркие примеры героизма и стойкости в борьбе с танками под Волоколамском вписали в историю воины 16-й армии (командующий генерал-лейтенант К.К. Рокоссовский, начальник артиллерии генерал-майор артиллерии В.И. Казаков). В её составе сражалась легендарная 316-я стрелковая дивизия (сд), 17 ноября 1941 года награждённая орденом Красного Знамени и на следующий день преобразованная в 8-ю гвардейскую, 23 ноября того же года удостоенная имени своего павшего командира генерал-майора И.В. Панфилова, позже — почётного наименования Режицкой, орденов Ленина и Суворова 2-й степени16. Она с приданными 296 (с двумя батареями 768 птап), 525, 483 птап и 523 пап 12 октября заняла оборону в полосе 40 км, в которой также действовали армейская группа дальнего действия (138, 528 и 552 пап) и армейская группа гвардейских миномётных частей17 (схема 3). Средняя плотность артиллерии составляла свыше пяти орудий и миномётов на один км фронта. Противотанковые артполки подготовили ПТОПы и противотанковые районы. Был выделен противотанковый резерв. Широкий фронт обороны, ограниченное количество боеприпасов и трудности их подвоза обусловили централизованное использование большей части артиллерии в непосредственном подчинении командира дивизии.

П.Д. Стемасов
П.Д. Стемасов

16 октября удар до 60 танков, самоходных орудий и батальона мотопехоты противника в направлении Болычево, отражённый воинами 316 сд и приданной артиллерии, обернулся для врага потерей 9 танков. На следующий день атака до 100 вражеских танков и самоходных орудий с мотопехотой, наносивших главный удар в направлении Федосьино, Осташёво, была отбита с помощью сильного огневого удара всей артиллерией дивизии и армейской артгруппы с участием пяти артполков и дивизиона реактивной артиллерии. На поле боя враг оставил несколько танков и бронемашин. Но после мощного удара немецкой авиации повторной атакой вражеские танки с большими потерями прорвались в район Федосьино. По решению генерал-майора И.В. Панфилова начальник артиллерии 316 сд майор В.И. Марков в течение ночи перегруппировал артиллерию, и она огневыми налётами с закрытых позиций ослабила удар врага. Оборона оставалась устойчивой.

18 октября, сосредоточив до 150 танков и полк мотопехоты, противник продолжил наступление на Осташёво. Всю тяжесть боя приняли на себя артиллеристы, вели бой не только с танками, но и с пехотой противника. Для усиления противотанковой обороны 316 сд командарм выдвинул противотанковый резерв армии — 289 птап майора Н.К. Ефременко. Все атаки противника, начавшиеся с утра 19 октября, были отбиты. За 5 дней боёв враг не достиг успеха и потерял 81 танк, советские артиллеристы — 33 орудия18. Высокая эффективность боевого применения артиллерии в обороне 316 сд была обеспечена благодаря жёсткой централизации управления ею, созданию достаточно сильных противотанковых опорных пунктов и противотанковых резервов дивизии и армии, а также умелому сочетанию огня артиллерии, стрелкового оружия и танков.

24 октября противник, сосредоточив в районе Волоколамска около 500 танков, безуспешно атаковал боевые порядки советских частей с трёх сторон19. На следующий день его авиация подвергла огневые позиции 289 птап ожесточённой бомбардировке. Затем на них хлынули волны наступавших эшелонами танков с пехотой. Артиллеристы яростно дрались со значительно превосходившими их силами врага. Окружённая гитлеровцами 5-я батарея сражалась до последнего, уничтожив 17 танков. Прорвавшись на огневую позицию 4-й батареи с фланга и тыла, немецкие танки смяли 3 орудия и ушли, отутюжив окопы. Но они были оборудованы столь надёжно, что спасли жизни артиллеристов, продолживших участвовать в бою со стрелковым оружием20. Штаб полка, окружённый вражескими танками и автоматчиками, с боем вырвался из окружения, потеряв 30 проц. своего состава21. 3-я батарея старшего лейтенанта Д.К. Капацына подбила 17 танков. 9 из них — связист младший сержант П.Д. Стемасов, заменивший наводчика. Понеся тяжёлые потери, полк уничтожил 59 вражеских танков и 3 самолёта, сбитых 6-й батареей, вооружённой зенитными орудиями. За коллективный подвиг полк был удостоен ордена Красного Знамени, свыше 120 его воинов — боевых наград, младший сержант П.Д. Стемасов — звания Героя Советского Союза22. 8 января 1942 года 289 птап был преобразован в 1-й гвардейский противотанковый артполк23.

Столь же отважно противостояли гитлеровскому «танковому тайфуну» артиллеристы на других направлениях.

По инициативе командующего Западным фронтом генерала армии Г.К. Жукова в октябре 1941 года в командование 5-й армией, оборонявшейся на кратчайшем к Москве направлении — можайском, вступил генерал-майор артиллерии Л.А. Говоров, о котором говорили: «Артиллерист от Бога». Через много лет на вопрос о причинах выдвижения артиллериста на пост командующего армией, оборонявшейся на столь ответственном направлении, Маршал Советского Союза Г.К. Жуков ответил: «Говоря кратко, мы исходили из двух важнейших обстоятельств. Во-первых, в период боёв под Ельней генерал Говоров, будучи начальником артиллерии Резервного фронта (которым в июле — сентябре 1941 г. командовал генерал армии Г.К. Жуков24. — Прим. авт.), зарекомендовал себя не только как прекрасно знающий своё дело специалист, но и как волевой, энергичный командир, глубоко разбирающийся в оперативных вопросах; во-вторых, в нашей обороне под Москвой основная тяжесть борьбы с многочисленными танками противника ложилась прежде всего на артиллерию, и, следовательно, специальные знания и опыт Говорова приобретали особую ценность. Последующие события показали, что сделанный выбор был весьма удачен»25.

На Бородинском поле, под Можайском, в районе Дорохова и Кубинки Л.А. Говоров противопоставил танковому тарану фашистов быстрое сосредоточение советской артиллерии во взаимодействии с инженерными минно-заградительными отрядами. Весомую роль в отражении танковых атак противника сыграла 32-я стрелковая дивизия полковника В.И. Полосухина, прибывшая с Дальнего Востока. Костяком боевого порядка дивизии стали противотанковая артиллерия, несколько противотанковых опорных пунктов, вошедших в систему укреплений Можайского укрепрайона.

Бой на Бородинском поле 15 октября 1941 года. Художник Ф.П. Усыпенко, 1971 г. Государственный Бородинский военно-исторический музей-заповедник
Бой на Бородинском поле 15 октября 1941 года. Художник Ф.П. Усыпенко, 1971 г. Государственный Бородинский военно-исторический музей-заповедник

15—17 октября артиллерия 32-й стрелковой дивизии сосредоточенным огнём и прямой наводкой уничтожала пехоту и танки противника, сдерживая их яростные атаки. 154-й артполк дивизии 16 октября 1941 года огнём прямой наводкой уничтожил 15 танков, прорвавшихся к его огневым позициям, и отбил следующие атаки врага. Второй дивизион 572-го корпусного артполка 17 октября первыми же залпами сосредоточенного огня уничтожил эшелон с танками и боеприпасами на станции Бородино26.

После трёхдневных ожесточённых боев противнику ценой больших потерь в живой силе и технике удалось потеснить части 32-й стрелковой дивизии и 18 октября выйти к Можайску. Там его танки встретил огнём 316 птап, занимавший противотанковый район в глубине обороны дивизии. После многочасового боя под угрозой окружения полк вынужден был отойти на рубеж восточнее города27.

Враг, как свидетельствовал писатель и военный корреспондент М.Г. Брагин, вклинился в оборону дивизии, отрезал некоторые подразделения, батальоны и дивизионы продолжали драться в окружении. На Бородинском поле «немцы бросили 60 танков на район знаменитой в 1812 году батареи Раевского, где ныне стояли батареи капитана Беляева и старших лейтенантов Зеленова и Гольдфарба… Семь уничтоженных танков замерли в секторе орудия наводчика Куликова, восемь — в секторе орудия Зарецкого… Орудийные расчёты, мужественно выдерживая натиск, продолжали вести огонь, раненые не покидали орудий… артиллерист Осада… когда снарядом из танка ему оторвало руку… продолжал работать уцелевшей рукой… Около 40 немецких танков, сожжённых, изуродованных, застыло рядом с гранитными памятниками на поле Бородина, и эти танки стали памятниками бессмертной славы наследников 1812 года». Получив приказ отойти на новый рубеж, части 32 сд с боем прорвались «на северо-восток, оставив на дальних подступах к Москве, на славном Бородинском поле 117 сожжённых и подбитых немецких танков, 200 автомашин, десятки орудий и миномётов и 10 тысяч убитых и раненых немецких солдат и офицеров. Дивизия встала в обороне на ближних подступах к Москве. Над Бородинским полем поднялась новая вечная слава героев борьбы 1941 года»28.

О подвиге Осады узнала вся страна из поэмы С.А. Васильева «Москва за нами», опубликованной в центральной и военной прессе29. А командование в наградном листе на артиллериста, совершившего описанный в ней подвиг, уточнило: под этой фамилией в поэме отображён наводчик орудия красноармеец Ф.Я. Чихман, уничтоживший в бою на Бородинском поле 8 немецких танков. Последний после того, как ему осколком снаряда оторвало правую руку. За этот подвиг Ф.Я. Чихман был награждён орденом Ленина30. Он продолжил службу на Дальнем Востоке и участвовал в Советско-японской войне31.

Бой на Бородинском поле 15 октября 1941 года. Художник Ф.П. Усыпенко, 1971 г. Государственный Бородинский военно-исторический музей-заповедник
Бой на Бородинском поле 15 октября 1941 года. Художник Ф.П. Усыпенко, 1971 г. Государственный Бородинский военно-исторический музей-заповедник

К концу октября 1941 года в результате героического сопротивления защитников Москвы гитлеровские войска исчерпали свои наступательные возможности и, достигнув окраин Тулы, Серпухова, заняв Наро-Фоминск, Волоколамск, Калинин, были вынуждены остановиться для отдыха и пополнения32. Но положение на фронте оставалось тяжелейшим для Красной армии. Германское командование усилило группу армий «Центр» резервами и перегруппировало её войска. Только против Западного фронта сосредоточило 1300 танков33. На Москву была нацелена 51 дивизия, в т.ч. 13 танковых и 7 моторизованных. Противник превосходил советские войска численностью личного состава в 2 раза, артиллерии и миномётов — в 2,5 раза, танков — в 1,5 раза34.

30 октября фон Бок издал приказ по группе армий на продолжение операций. Но возобновить наступление на Москву группа армий «Центр» смогла лишь 15—18 ноября, нанося главные удары в направлении Клина, Рогачёва (в обход Москвы с севера) и Тулы, Каширы (в обход Москвы с юга), встретив упорное сопротивление советских войск35.

Ставка ВГК при подготовке к отражению ноябрьских ударов врага организовала формирование отдельных противотанковых артполков пятибатарейного состава36. Подавляющее большинство этих полков направили на усиление армий Западного фронта, которому Ставка придавала решающее значение. С возобновлением наступления противника на Москву в составе Западного фронта одновременно вступили в бой 20 противотанковых артполков. Такого мощного усиления ранее не получал ни один фронт.

В ноябре 1941 года советская артиллерия под Москвой действовала ещё более умело и решительно. Были чётче разграничены ПТОПы, которые создавали на участках обороны стрелковых полков, и противотанковые районы в глубине обороны средствами артиллерии усиления для уничтожения прорвавшихся танков и удержания важных объектов. В ноябрьских боях по указанию командующего войсками Западного фронта генерала армии Г.К. Жукова был создан ряд сильных ПТОРов на удалении от переднего края обороны до 40 км, каждый в составе до противотанкового артполка, иногда и более. Все эти районы составляли основу единой системы противотанковой обороны фронта на подступах к Москве.

Для Московской оборонительной операции было характерно значительно большее, чем прежде, насыщение войск противотанковой артиллерией. Ставка в октябре—ноябре 1941 года придала армиям, оборонявшим Москву, около половины всех противотанковых артполков РВГК. Там, где противотанковой артиллерии не хватало, в целях увеличения глубины ПТО в армиях создавали противотанковые отряды. Каждый включал одно—два противотанковых орудия, взвод истребителей танков, вооружённых противотанковыми гранатами и бутылками с горючей смесью, сапёрный взвод с противотанковыми минами и до стрелковой роты. Эти отряды, эшелонированные в глубину на нескольких рубежах, располагались на выгодных позициях в районах узлов дорог, окраин населённых пунктов, опушек рощ с задачей уничтожить прорвавшиеся в глубину танки противника или задержать и вынудить их изменить направление наступления.

В соединениях и частях создавали подвижные (на автомашинах) истребительно-противотанковые группы (отряды) численностью от 15 человек и более. Они были подвижным резервом командира стрелкового полка (дивизии), действовали внезапно и дерзко, уничтожая танки, бронетранспортёры, мотоциклистов37. В ноябрьских боях также широко практиковалось устройство противотанковых огневых заграждений с использованием горюче-смазочных материалов в сочетании с ловушками, «ежами», «сюрпризами» и затоплением местности.

В.И. Полосухин
В.И. Полосухин

По воспоминаниям прославленных военачальников, в боях с танками врага у стен нашей столицы большую роль играли не только подразделения и части артиллерии, но иногда и одно орудие. «Наш воин в критические минуты боя, — писал маршал артиллерии В.И. Казаков, — оказывался сильнее стали, огня и даже сильнее самой смерти»38. И привёл в пример подвиг 17-летнего красноармейца Е.А. Дыскина, наводчика орудия 3-й батареи 694-го противотанкового артполка, находившейся в общей системе ПТО на волоколамском направлении. Он в бою у деревни Горки 17 ноября 1941 года, получив три тяжёлых ранения, отказался от эвакуации и продолжал вести огонь, подбил из зенитного орудия 7 фашистских танков и после четвёртого ранения потерял сознание. «Посмертно» Е.А. Дыскин был удостоен звания Героя Советского Союза. Но тяжелораненый Герой выжил. По состоянию здоровья не смог вернуться на фронт и во время лечения в госпитале окончил находившееся при нём военно-медицинское училище, впоследствии Военно-медицинскую академию (ВМА). В 1966 году маршал артиллерии В.И. Казаков встретился с профессором ВМА, доктором медицинских наук полковником медицинской службы Е.А. Дыскиным39. Службу Герой окончил генерал-майором медицинской службы, начальником одной из кафедр ВМА40.

Таким образом, Московская оборонительная операция стала важным этапом развития отечественного военного искусства, совершенствования способов боевого применения различных родов войск, в том числе советской противотанковой артиллерии. Её массирование на угрожаемых направлениях, изменения построения боевых порядков, эшелонирование в глубину обороны значительно повысили эффективность борьбы с танками противника. В ходе отражения немецко-фашистского наступления на Москву были заложены основы эффективной противотанковой обороны советских войск и нанесены врагу огромные потери. Только с 15 ноября по 5 декабря уничтожены 777 вражеских танков41, значительная часть из которых на счету советских артиллеристов. Нацеленный на нашу столицу гитлеровский «танковый тайфун» иссяк. Защитники Москвы ослабили и остановили врага, надломили его моральный дух и создали условия для контрнаступления советских войск.

ПРИМЕЧАНИЯ

1 Великая Отечественная война 1941—1945 годов в 12 т. Т. 1. М.: Кучково поле, 2015. С. 272; Московская битва 1941—42 // Военная энциклопедия (ВЭ) в 8 т. Т. 5. М.: Воениздат, 2001. С. 262.

2 Московская оборонительная операция // ВЭ. Т. 5. С. 267, 268.

3 Директива Ставки ВГК № 003053 командующим войсками Северо-Западного и Западного фронтов, заместителю командующего войсками Западного фронта о создании и задачах Калининского фронта. 17 октября 1941 г. // Русский архив: Великая Отечественная: Ставка ВГК. Документы и материалы. 1941 год. Т. 16 (5—1). М.: ТЕРРА, 1996. С. 248.

4 Там же; Великая Отечественная война 1941—1945: энциклопедия. М.: Советская энциклопедия. 1985. С. 465; Отечественная артиллерия: 600 лет / Под ред. Г.Е. Передельского. М.: Воениздат, 1986. С. 204, 210.

5 Истребительно-противотанковая артиллерия в Великой Отечественной войне. М.: Воениздат, 1957. С. 15, 16.

6 MullerHilebrand B. Das Heer 1933—1945. Frankfurt a/М., 1969. В. III. S. 274.

7 Артиллерия в оборонительных операциях Великой Отечественной войны. М.: Воениздат, 1958. С. 87.

8 Директива Ставки ВК № 00549 о мерах по упорядочению применения артиллерии в обороне. 28 июля 1941 г. // Русский архив: Великая Отечественная: Ставка ВГК. Документы и материалы. 1941 год. Т. 16 (5—1). М.: ТЕРРА, 1996. С. 94—96.

9 Указания по организации системы артиллерийского огня при обороне // Сборник боевых документов Великой Отечественной войны в 43 вып. Вып. 11. М.: Воениздат, 1960. С. 46—50.

10 Великая Отечественная война 1941—1945 годов. С. 280, 281.

11 Там же.

12 Жуков Г.К. Воспоминания и размышления в 2 т. Т. 1. М.: ОЛМА-ПРЕСС, 2002. С. 15.

13 Передельский Г.Е. и др. Артиллерия в бою и операции. М.: Воениздат, 1980. С. 102—104.

14 Там же. С. 104.

15 В Туле открыли стелу в память о погибших в битве за Москву подольских курсантах // ТАСС. 2020. 2 октября.

16 Генерал-майор И.В. Панфилов // Интернет-портал Минобороны РФ: https://encyclopedia.mil.ru.

17 Передельский Г.Е. и др. Указ. соч. С. 87, 88.

18 Там же. С. 89.

19 Русская артиллерия. От Московской Руси до наших дней / Сост. С.Н. Ионин. М.: Вече, 2006. С. 288.

20 Казаков В.И. Артиллерия, огонь! Записки маршала артиллерии. М.: АСТ, 2008. С. 38, 39.

21 Действия противотанковой артиллерии в Отечественной войне 25.10.41 года (Волоколамское направление). Дата создания: 28.10.1941 г. Автор: 16 А, генерал-майор Казаков // Центральный архив Минобороны РФ (ЦАМО РФ). Ф. 208. Оп. 2511. Д. 230. Л. 90—101. Интернет-портал «Память народа»: https://pamyat-naroda.ru; Казаков В.И. Указ. соч. С. 37—43.

22 Там же.

23 Приложение к директиве ГШ от 18 января 1960 г. № 170023 // Перечень № 13 артиллерийских, миномётных, зенитно-пулемётных полков и полков ПВО железнодорожных эшелонов, входивших состав Действующей армии в годы Великой Отечественной войны 1941—1945 гг. М., 1960. С. 165. Интернет-ресурс: https://www.soldat.ru.

24 Жуков // Большая российская энциклопедия: электронная версия: https://bigenc.ru; Говоров // Там же.

25 Полководцы и военачальники Великой Отечественной / Сост., науч. ред-р А.Н. Киселёв. М.: Молодая гвардия, 1971. С. 118.

26 Великая Отечественная война 1941—1945: энциклопедия. С. 66.

27 Там же.

28 Брагин М.Г. От Москвы до Берлина: статьи и очерки военного корреспондента. М.: Политиздат, 1947. С. 15—17.

29 Васильев С.А. Москва за нами. Поэма // Правда. 1942. 23 мая. С. 4; Полосухина А.В. 32-я Краснознамённая стрелковая дивизия на защите Москвы. Интернет-ресурс: http://kubinka-10.narod.ru; Васильев С.А. Москва за нами. М.: Гослитиздат, 1941. 16 с.

30 Приказ военного совета Западного фронта № 1143 от 16 октября 1942 г. // ЦАМО РФ. Ф. 33. Оп. 682524. Д. 352. Л. 159. Интернет-портал «Память народа»: https://pamyat-naroda.ru.

31 Жёг немецкие танки на Бородинском поле // Вести Подмосковья. 2021. 8 апреля.

32 Великая Отечественная война 1941—1945 годов. С. 283.

33 Разгром немецких войск под Москвой в 2 ч. Ч. 1. Изд. военно-исторического отдела Генерального Штаба Красной армии. 1943. С. 23, 24.

34 Великая Отечественная война 1941—1945 годов. С. 286.

35 Там же.

36 Истребительно-противотанковая артиллерия в Великой Отечественной войне. М.: Воениздат, 1957. С. 20—22.

37 ЦАМО РФ. Ф.208. Оп. 2513. Д. 83. Л. 459, 460.

38 Казаков В.И. Указ. соч. С. 50, 51.

39 Там же. С. 51—58.

40 Два подвига зенитчика Дыскина // Военное обозрение. 2018. 30 ноября.

41 Московская оборонительная операция // ВЭ. Т. 5. С. 269.

Иллюстрации с сайтов: waralbum.ru; 922polk.ucoz.ru; encyclopedia.mil.ru; infourok.ru; specnaz.ru; pamyat-naroda.ru; yavarda.ru

Схемы оформлены по: Передельский Г.Е. и др. Артиллерия в бою и операции. М.: Воениздат, 1980.