1

Сословное происхождение русского офицерства начала ХХ века

Аннотация. В статье проанализирована проблема сословного происхождения офицерства русской армии начала ХХ века.

Summary. The article analyses the problem of class origin of the Russian army’s officers in the early twentieth century.

ВОЕННАЯ ЛЕТОПИСЬ ОТЕЧЕСТВА

СУРЯЕВ Валерий Николаевич — ведущий научный сотрудник Государственного учреждения «НИИ Вооружённых Сил Республики Беларусь», полковник в отставке, кандидат исторических наук, доцент, докторант Института российской истории РАН

(Республика Беларусь, г. Минск. E-mail: sverbihin7@mail.ru)

 

«…НЕ ДВОРЯНСКОЕ ЗВАНИЕ ДЕЛАЛО ОФИЦЕРОМ, А ОФИЦЕРСКОЕ ЗВАНИЕ ДЕЛАЛО ДВОРЯНИНОМ»

Сословное происхождение русского офицерства начала ХХ века

 

Длительное время в отечественной историографии существовало мнение, будто в дореволюционной России военная карьера для лиц недворянского происхождения была практически невозможна. Например, в монографии Ю.П. Петрова утверждалось, что «офицерский корпус старой русской армии… комплектовался из представителей господствующих классов — помещиков и буржуазии»1. Известный военный историк Л.Г. Бескровный писал: «Правящие круги проводили в вопросе военного образования чётко выраженную классовую политику… Офицерские кадры… комплектовались выходцами из правящего класса»2. Подобным образом рассуждал А.М. Иовлев, указывавший, что «от проникновения трудящихся наиболее ревностно капиталисты оберегают командные кадры своей армии… Офицерский корпус… комплектуется главным образом из представителей господствующих эксплуататорских классов…»3.

Даже в Большой советской энциклопедии отмечалось, что «офицерские чины присваивались преимущественно лицам дворянского происхождения. Классовый подход к комплектованию офицерских должностей обособил офицеров внутри армии и флота в особую касту, в т.н. офицерский корпус, ядро которого составляли наиболее реакционные представители дворянского сословия»4.

Соответствовали ли подобные утверждения исторической действительности? Для ответа на этот вопрос необходимо выяснить, кто мог стать кадровым офицером. Современники отмечали, что «закон не создавал никаких ограничений по сословному признаку — в праве каждого, по суду непорочного гражданина, стать офицером»5, и указывали три способа для реализации этого права. Первый способ: имея аттестат зрелости (свидетельство об окончании гимназии, реального училища или кадетского корпуса), поступить в одно из военных училищ и окончить его. Существовали также училища, поступать в которые можно было, не имея законченного среднего общего образования: оно завершалось в самом училище. Второй способ давал возможность быть произведённым в офицеры с правом достичь чина штабс-капитана (штабс-ротмистра) тем нижним чинам, которые отличились в военное время. В мирное время каждый нижний чин, закончивший срочную службу в унтер-офицерском звании, имел право держать вступительный экзамен в военно-учебные заведения. Третий способ: имея свидетельство о прохождении полного курса среднего учебного заведения, поступить на военную службу солдатом-вольноопределяющимся, прослужить один год и выдержать экзамен на чин прапорщика запаса. После этого требовалось сдать экзамен за курс военного училища, что обеспечивало производство в чин подпоручика запаса и возможность зачисления на действительную военную службу6.

Анализ официальных документов тех лет показывает, что учиться в большинстве военно-учебных заведений имели право представители всех сословий, без каких-либо исключений: они могли поступать в пехотные7, артиллерийские8, кавалерийские9 и другие училища. Так, по воспоминаниям В.В. Чернавина, служившего в штабе Виленского военного округа и просматривавшего списки поступавших и принятых в Виленское пехотное юнкерское училище (с 1 сентября 1910 г. — Виленское военное училище), в период 1908—1914 гг. «…не дворян… было более 75% юнкерского состава». Офицер писал: «Отчётливо помню, что преобладали в этих списках сыновья крестьян и мещан, затем шли сыновья купцов, духовных и т.д. и, наконец, дворяне»10.

В то же время в некоторых военно-учебных заведениях ситуация была иной. Пажеский Его Императорского Величества корпус комплектовался исключительно потомственными дворянами, то есть по сословному признаку. Необходимым условием для поступления в это учебное заведение являлось зачисление в пажи к Высочайшему двору, при этом к ходатайству о зачислении в пажи обязательно должно было прилагаться свидетельство о дворянстве11.

Ограничения при поступлении в Пажеский корпус были столь велики, что касались не только недворянских сословий, но и большей части потомственного дворянства: в пажи к Высочайшему двору особым повелением императора могли зачисляться лишь отдельные его представители. К ним относились сыновья и внуки лиц, состоявших в чинах первых трёх классов, сыновья и внуки лиц, занимавших должности губернаторов, посланников и губернских предводителей дворянства, если у них был чин не ниже генерал-майора или действительного статского советника, и т.д.12

Некоторые особенности имел приём в пехотные и кавалерийские училища. Они делились на две группы: одна включала всесословные учебные заведения, вторая — училища, комплектовавшиеся в основном выпускниками кадетских корпусов и лицами, пользовавшимися правом на поступление в кадетские корпуса.

К всесословным училищам официально относились 9 пехотных училищ и 2 кавалерийских. Пехотные училища: Владимирское в Санкт-Петербурге, Алексеевское в Москве, Киевское, Казанское, Виленское, Одесское, Иркутское, Тифлисское, Чугуевское. Кавалерийские училища: Елисаветградское и Тверское13.

Взяв в качестве примера 1910 год, отметим, что сословное происхождение юнкеров, обучавшихся во всесословных училищах, в обобщённом виде характеризовалось следующими цифрами: выходцев из потомственных дворян — 15,77 проц., из крестьян — 17,92 проц., из мещан — 14,57 проц. Сыновьями личных дворян являлись 20,13 проц. юнкеров, остальные происходили из купцов, почётных граждан и т.д.14

Следует отметить, что личное дворянство к потомству не переходило15, поэтому дети личных дворян к дворянскому сословию не принадлежали. С учётом данного факта очевидно, что дворян среди юнкеров всесословных училищ было явное меньшинство.

Что касается второй группы училищ, то к ней относились Павловское пехотное и Николаевское кавалерийское училище в Санкт-Петербурге, а также Александровское пехотное училища в Москве. Некоторые современники высказывали мнение, что в них принимались преимущественно дети потомственных дворян. «Не закон ставил это ограничение, а традиция гвардии, требовавшая, чтобы её полки комплектовались офицерами из потомственного дворянства, — эти… училища служили главным образом для укомплектования гвардии»16.

Следует отметить, однако, что слова о преимущественном приёме в эти училища представителей высшего сословия выглядят преувеличением: требования к происхождению поступавших не были столь категоричными, как в Пажеском корпусе. В соответствующих официальных документах ничего не говорилось об их обязательной принадлежности к потомственному дворянству, указывалось лишь, что предпочтение отдаётся выпускникам кадетских корпусов17.

Кадетские корпуса предназначались для образования детей, готовившихся впоследствии поступить в военные училища. Учиться в них могли не только потомственные дворяне, но и сыновья действующих и отставных офицеров, не достигших чина, дававшего право на потомственное дворянство, при условии выслуги отцами на действительной военной службе не менее 10 лет, а также дети военных врачей и священников. Кроме того, принимались круглые сироты — сыновья указанных категорий лиц, умерших на службе, а также сыновья тех же лиц и классных чиновников всех ведомств, если эти лица и чиновники были ранены или убиты на войне, умерли от ран и т.д.18

Следует отметить, что в 1912 году было принято решение допускать «…к приёму во все кадетские корпуса своекоштными воспитанниками сыновей лиц всех сословий, на общих основаниях»19. Иными словами, приём в корпуса был открыт для лиц любого происхождения.

В 1913 году был издан приказ, в соответствии с которым право «на поступление в училища Павловское и Александровское пехотные и Николаевское кавалерийское…», кроме выпускников кадетских корпусов, получили «…молодые люди всех сословий», окончившие средние учебные заведения»20.

Оба артиллерийских училища — Константиновское и Михайловское — были всесословными21, приём в Николаевское инженерное и военно-топографическое училище также не зависел от сословного происхождения.

Таким образом, в военно-учебных заведениях, готовивших офицеров, прямые сословные ограничения при приёме на учёбу существовали лишь в Пажеском корпусе, имевшем особый статус. В Павловском и Александровском пехотных училищах, а также Николаевском кавалерийском училище до 1913 года существовали некоторые ограничения, но их вряд ли можно назвать сословной дискриминацией в полном смысле слова.

Если учесть, что накануне Первой мировой войны офицеров для регулярных войск готовили Пажеский корпус, 11 пехотных училищ, 3 кавалерийских, 2 артиллерийских, 1 инженерное и 1 военно-топографическое22, то вряд ли несколько военно-учебных заведений, ограничивавших приём по тому или иному принципу, могли оказывать решающее влияние на состав офицерства.

В целом сословное происхождение офицерства характеризовалось следующими данными. Во взятом за пример 1910 году общее число офицеров составляло 40 898 человек, из которых 54,7 проц. составляли потомственные дворяне, 24,8 проц. — выходцы из бывших податных сословий, 14 проц. — из потомственных почётных граждан. Из духовного и купеческого сословий происходили соответственно 3,8 проц. и 2,6 проц. офицеров23.

Если говорить о категориях офицерского состава, то в 1912 году среди обер-офицеров потомственные дворяне составляли 50,36 проц., среди штаб-офицеров — 71,46 проц. и среди генералов — 87,45 проц.24 <…>

Полный вариант статьи читайте в бумажной версии «Военно-исторического журнала» и на сайте Научной электронной библиотеки http:www.elibrary.ru

 

ПРИМЕЧАНИЯ

 

1 Петров Ю.П. Военные комиссары в годы гражданской войны (1918—1920 гг.). М.: Гос. изд-во полит. лит-ры, 1956. С. 6.

2 Бескровный Л.Г. Армия и флот России в начале ХХ в. Очерки военно-экономического потенциала. М.: Наука, 1986. С. 28.

3 Иовлев А.М. Деятельность КПСС по подготовке военных кадров. М.: Военное издательство Министерства обороны СССР, 1976. С. 12.

4 Большая советская энциклопедия. 2-е изд. Т. 31. / Гл. ред. Б.А. Веденский. М.: Большая советская энциклопедия, 1955. С. 452.

5 Российские офицеры / [Е. Месснер и др.] // Офицерский корпус Русской Армии. Опыт самопознания / Сост. А.И. Каменев, И.В. Домнин, Ю.Т. Белов, А.Е. Савинкин. М.: Военный университет; Русский путь, 2000. (Российский военный сборник. Вып. 17). С. 128.

6 Там же.

7 Положение о пехотных военных училищах: Приказ от 24 апреля № 137 // Приказы по военному ведомству за 1900 год. СПб.: Военная типография, 1900. С. 321.

8 Свод военных постановлений 1869 года. Кн. ХV. Заведения военно-учебные. 3-е изд. (по 1 января 1907 г.). СПб.: Государственная типография, 1907. С. 177.

9 Приказ по военному ведомству от 19 июля № 280 // Приказы по военному ведомству за 1902 год. СПб.: Военная типография, 1902. С. 445.

10 Чернавин В. К вопросу об офицерском составе старой Русской Армии к концу её существования // Военный сборник общества ревнителей военных знаний. Кн. 5. Белград, 1924. С. 223.

11 Свод военных постановлений 1869 года. Кн. ХV. Заведения военно-учебные. С. 122.

12 Там же. С. 122, 123.

13 Всеподданнейший отчёт Военного министерства за 1910 год. СПб.: Военная типография, 1912 / Приложение 9: Отчёт о состоянии военно-учебных заведений за 1910 год. С. 9.

14 Там же.

15 О разных родах состояний и различии прав, им присвоенных // Свод Законов Российской империи, издания 1857 г. Т. 9: Законы о состояниях. СПб.: Типография Второго отделения Собственной Его Императорского Величества канцелярии, 1857. С. 13.

16 Российские офицеры… С. 129.

17 Свод военных постановлений 1869 года. Кн. ХV. Заведения военно-учебные. С. 152, 154.

18 Там же. С. 505.

19 Приказ по военному ведомству от 15 ноября 1912 г. № 628 // Приказы по военному ведомству за 1912 год. СПб.: Военная типография, 1912. С. 1389.

20 Приказ по военному ведомству от 31 июля 1913 г. № 410 // Приказы по военному ведомству за 1913 год. СПб.: Военная типография, 1913. С. 1261.

21 Свод военных постановлений 1869 года. Кн. ХV. Заведения военно-учебные. С. 177.

22 Военно-учебные заведения // Военная энциклопедия. Т. 6 / Под ред. К.И. Величко [и др.]. СПб.: Т-во И.Д. Сытина, 1912. С. 554.

23 Военно-статистический ежегодник армии за 1910 год. СПб.: Военная типография, 1911. С. 172, 173.

24 Военно-статистический ежегодник армии за 1912 год. СПб.: Военная типография, 1914. С. 233.