Системное физико-географическое изучение Монголии было начато именно военными исследователями

image_pdfimage_print

КРИТИКА И БИБЛИОГРАФИЯ

ЛИШТОВАННЫЙ Евгений Иванович — профессор кафедры мировой истории и международных отношений Иркутского государственного университета, доктор исторических наук

(г. Иркутск. E-mail: evgeniilishtovan-nyi@mail.ru).

 

«СИСТЕМНОЕ ФИЗИКО-ГЕОГРАФИЧЕСКОЕ ИЗУЧЕНИЕ МОНГОЛИИ БЫЛО НАЧАТО ИМЕННО ВОЕННЫМИ ИССЛЕДОВАТЕЛЯМИ»

 

Из печати вышел труд, посвящённый деятельности российских военных — исследователей Монголии*. Автор — Елена Владимировна Бойкова, известный монголовед, кандидат исторических наук, старший научный сотрудник Отдела Кореи и Монголии Института востоковедения РАН, специалист в области новой и новейшей истории Монголии, её внешней политики, российско-монгольских отношений.

Проблема, безусловно, не является новой. Экспедициям Н.М. Пржевальского, М.В. Певцова, В.И. Роборовского и других посвящено большое количество публикаций. В списке литературы у автора более 130 работ, которые в той или иной степени содержат материал о вкладе военных исследователей в развитие отечественного востоковедения в целом и монголоведения в частности, и более 100 работ самих исследователей и путешественников (с. 228—249). В чём же актуальность представленной читателю книги? На наш взгляд, автору было важно показать ту роль, которую сыграли российские военные в процессе познания Монголии не только через естественно-научные дисциплины и методы, но также и через те каналы, по которым устанавливались и налаживались впоследствии непосредственные деловые и научные контакты между русскими и монголами.

blok9-5

Есть и другая специфика труда Е.В. Бойковой — добротная документальная база. В книге использованы материалы военных экспедиций — отчёты, сообщения, монографические исследования, многие из которых вышли в свет ещё до 1917 года и ныне являются библиографической редкостью. Стоит также заметить, что целый ряд публикаций носил закрытый характер и был недоступен широкому кругу читателей. Автор использовал документы и материалы, хранящиеся в Архиве внешней политики Российской империи МИД РФ, Архиве Русского географического общества, Российском государственном военно-историческом архиве. Отметим, что в работе впервые вводятся в научный оборот целый ряд документов и материалов из вышеназванных архивных учреждений. В этом, безусловно, прослеживается новизна опубликованной книги.

Необходимо констатировать, что высшее военное образование в России всегда находилось на должном уровне и предполагало разностороннюю подготовку специалистов-страноведов. Но, как справедливо отмечает Е.В. Бойкова, «до начала XX века подготовка военных востоковедов велась в основном на среднеазиатском и кавказском направлениях, а дальневосточному направлению уделялось явно недостаточное внимание» (с. 47). С середины XIX века, по мере продвижения России в Центральную Азию различные государственные и общественные организации, прежде всего военное ведомство, Генеральный штаб, а также Русское географическое общество начали регулярно снаряжать экспедиции для изучения Монголии.

Добавим, что Русско-японская война 1904—1905 гг. выявила серьёзную нехватку как военных специалистов, так и военных переводчиков по странам Дальнего Востока, в том числе и по Монголии. В срочном порядке при штабах Приамурского и других военных округов были открыты школы для подготовки офицеров-переводчиков. В Хабаровске наряду с китайским языком было организовано преподавание и монгольского языка. Самое серьёзное внимание подготовке военных специалистов по Монголии уделялось в Восточном институте, открывшемся в 1899 году во Владивостоке. Здесь переводчики с монгольского языка готовились наряду со специалистами по китайскому, японскому, корейскому и маньчжурскому языкам. Директором Восточного института был назначен профессор монгольской и калмыцкой словесности факультета восточных языков Петербургского университета А.М. Позднеев.

Исключительно большое значение, как отмечает Е.В. Бойкова, имели начавшиеся с 1900 года командировки студентов данного института в Монголию, что помогало им в будущей адаптации при работе в стране в составе военно-исследовательских экспедиций. После Русско-японской войны усилилась экономическая экспансия Китая в Монголии, приняла широкие масштабы разведывательная деятельность Японии на её территории. Всё это заставило военную разведку Главного управления Генерального штаба более активно действовать на монгольском направлении. Подготовленные военные монголисты сыграли в этом, безусловно, ключевую роль.

Наряду с широко известными исследователями — Н.М. Пржевальским, Г.Е. Грумм-Гржимайло, Г.Н. Потаниным, М.В. Певцовым, А.М. Позднеевым, П.К. Козловым, прославившимися путешествиями по этой стране, существовала группа менее известных исследователей. Это были офицеры Генерального штаба, которые внесли значительный вклад в разностороннее изучение Монголии. Её огромная территория была мало изучена, и поэтому данные, полученные каждой военной экспедицией, в различных регионах страны, имели большое значение для развития науки о Монголии.

Следует согласиться с тезисом автора о том, что «системное физико-географическое изучение Монголии было начато именно военными исследователями» (с. 48). Участники экспедиций внесли неоценимый вклад в развитие отечественного монголоведения в дореволюционный период, создав самостоятельное направление в этой отрасли знаний — военное монголоведение.

Фактическое изложение материала Е.В. Бойкова предваряет специальной главой под названием «Место военных исследований в дореволюционном российском монголоведении». На наш взгляд, эта своеобразная вводная часть представляет во всём исследовании автора не меньшую ценность, чем главы, в которых, собственно, и присутствуют конкретные данные о вкладе военных путешественников в изучение Монголии. Первые три параграфа данной главы посвящены определению причин стремления России на Дальний Восток и в Центральную Азию. Эти территории в силу географической конфигурации России, безусловно, должны были стать сферой её стратегических интересов. Сами названия параграфов — «Дальний Восток как сфера интересов России в XIX веке», «Географическое изучение Монголии российскими исследователями в XVIII—XIX веках», «Научно-исследовательская деятельность российского Генерального штаба в Монголии» — позволяют читателю представить весь колоссальный масштаб государственной задачи по присутствию России на восточном направлении.

Четвёртый и пятый параграфы первой главы посвящены до сего времени ещё мало изученной методике военно-полевых исследований. В этом отношении автор предстаёт перед нами в определённой степени новатором, хотя частично, как справедливо замечает сама Е.В. Бойкова во введении к работе, предшественники касались и этих вопросов. Значительное место отводится крупнейшему специалисту в области военной статистики профессору Николаевской военной академии Генерального штаба Д.А. Милютину. Автор солидарен во мнении с другими исследователями, определяя Д.А. Милютина в качестве основоположника военной географии, обосновавшего необходимость геополитического подхода к изучению зарубежных стран и разработавшего методику географического, военного, экономического и политического их изучения. Не обойдён в работе вниманием и ещё один российский востоковед, военный деятель, географ и математик А.Е. Снесарев, внёсший, как и Д.А. Милютин, значительный вклад в подготовку военных востоковедов.

Особый же интерес, на наш взгляд, представляет пятый параграф первой главы «Как путешествовать по Центральной Азии, или правила экспедиционной работы по Пржевальскому». Дело в том, что при подготовке военных экспедиций Генерального штаба заметки Н.М. Пржевальского «Как путешествовать по Центральной Азии» стали своеобразным методическим пособием. Выдающийся путешественник изложил свои взгляды на подготовку и проведение экспедиционной работы в сложнейших условиях данного региона. Нам представляется, что решение Е.В. Бойковой более подробно познакомить читателя с этими заметками задало оригинальный и в то же время нацеленный на главные задачи настрой всего повествования. Действительно, миссия российских исследователей в Монголии была одновременно и опасной, и деликатной. С одной стороны, приходилось сталкиваться с подозрительностью, а порой и с враждебностью местных жителей, с другой — в общении необходимо было вести себя дружелюбно, дипломатично и не забывать о российских интересах. Перед ними стояла задача сформировать более доброжелательное отношение к россиянам, нежели к китайцам, к которым монголы исторически испытывали неприязнь.

Основными правилами подготовки и осуществления работы экспедиции Н.М. Пржевальский считал личность путешественника, состав экспедиции, план путешествия, поведение начальника экспедиции и отношения с местным населением. Безусловно, ключевой фигурой всей экспедиции, претендующей на успех, является её руководитель, утверждал Н.М. Пржевальский. Он обращал внимание на крепкое здоровье руководителя, его нравственные качества, готовность самому выполнить любую чёрную работу. «Вместе с тем, — отмечал он, — необходима научная подготовка, специальная хотя бы в немногом, но при хорошем умственном развитии вообще и при достаточном знакомстве с различными отраслями предстоящих исследований» (с. 51). На первом месте, по мнению путешественника, должны были стоять исследования географического характера, а затем естественно-исторического и этнографического. На наш взгляд, колоссальный опыт выдающегося исследователя позапрошлого века будет небезынтересен, а в чём-то, возможно, и полезен современному путешественнику.

Во второй главе «Географическое описание Монголии военными исследователями» автор подробно останавливается на результатах экспедиций Генерального штаба второй половины XIX и начала XX века. Уделено внимание командировкам в Северо-Западную Монголию штабс-капитана Корпуса военных топографов Орлова (1879), в Китай через Монголию поручика Генерального штаба Евтюгина (1882). Читателю представлены результаты физико-географических экспедиций в Монголию, Маньчжурию и Хинган командира 2-го драгунского Санкт-Петербургского полка Баторского (1888), подполковника Бернова (1889), полковника Путяты (1891), подполковника Стрельбицкого (1894).

В начале XX века накопленный предшественниками опыт использовали в своих экспедициях в Монголию капитан Генерального штаба Попов, ротмистр Заамурского пограничного округа Баранов, считавшийся одним из ведущих специалистов по Монголии в русской армии. Он свободно владел монгольским языком и опубликовал в 1905 году книгу «Барга и Халха». В 1905 году три поездки в Монголию совершил полковник Генерального штаба Новицкий, в 1911 году подъесаул Дорофеев, в 1912 году капитан Тонких. Заключительная глава «Историко-этнографические исследования российских военных в Монголии» посвящена описанию монгольских народностей, их обычаям и традициям, отношению монголов к русским и китайцам. Специальный параграф повествует о присутствии японцев в Монголии в начале XX века. Автор касается вопросов начинавшейся борьбы за Монголию Китая, России и Японии. Синьхайская революция в Китае и 1917 год в России коренным образом изменят не только жизнь кочевой Монголии, но и международную ситуацию вокруг неё, но это уже совершенно другая история.

Несомненно, работа Е.В. Бойковой серьёзно дополнила наши знания о вкладе российских военных исследователей как в отечественное востоковедение в целом, так и в монголоведение в частности.

 

* Бойкова Е.В. Российские военные исследователи Монголии (вторая половина XIX — начало XX века) / Отв. ред. М.И. Гольман. М.: ИВ РАН, 2014. 264 с.