1

Развитие военного дела на Руси от монголо-татарского нашествия до образования Московского централизованного государства (1237—1480 гг.)

А.В. ЛОСИК, А.Н. ЩЕРБА — Развитие военного дела на Руси от монголо-татарского нашествия до образования Московского централизованного государства (1237—1480 гг.)

A.V. LOSIK, A.N. SHCHERBA – Development of military affairs in Russia from the Mongol-Tatar invasion to the formation of the Moscow centralised state (1237-1480)

Аннотация. В статье рассматриваются основные проблемы, связанные с развитием военного дела в русских землях в период от монголо-татарского нашествия до образования Московского централизованного государства (1237—1480 гг.), изложенные в фундаментальном труде выдающегося русского историка С.М. Соловьёва «История России с древнейших времён».

Summary. The main problems associated with development of military affairs in the Russian lands in the period from the Mongol-Tatar invasion up to the formation of the Moscow centralised state (1237-1480). These problems are outlined in the fundamental work of the outstanding Russian historian S.M. Solovyov ‘History of Russia from ancient times’.

В декабре 1237 года огромное монголо-татарское войско вторглось в русские земли. 16 декабря захватчики осадили Рязань и уже через 5 дней — 21 декабря город был взят и сожжён, а вся рязанская земля была опустошена. После этого кочевники двинулись на Владимирское княжество и предали погрому все его города и селения. 4 марта на реке Сити монголо-татары разгромили русское войско во главе с великим князем Владимирским Юрием Всеволодовичем, сам князь пал в этом сражении. Подобная участь постигла и другие русские княжества. Это событие оценивается отечественной исторической наукой как «крупнейшая историческая катастрофа»1.

Военные историки давно дискутируют о причинах довольно быстрого военного успеха монголо-татар. Исторические события и факты, изложенные С.М. Соловьёвым в фундаментальном историческом исследовании, свидетельствуют о том, что он был обусловлен прежде всего решительностью, инициативностью и оперативностью противника при ведении наступательных боевых действий, которые подкреплялись хорошим знанием состояния и тактики русских войск благодаря прекрасно организованной разведке.

Русские князья, наоборот, избрали пассивную тактику ведения войны. Так, великий князь Владимирский Юрий, зная о вторжении неприятеля в соседнее Рязанское княжество, занял выжидательную позицию, надеясь, что его земли не постигнет участь соседей. Только после падения своей столицы — города Владимира он послал воеводу Дорожа с 3-тысячным отрядом, чтобы лишь разведать намерения неприятеля. Воевода быстро возвратился и доложил, что монголо-татары уже окружили владимирское войско2. Подобная беспечность стоила князю жизни, а его полки не сдержали натиска и, по выражению С.М. Соловьёва, «побежали пред иноплеменниками»3.

Монголо-татары же, наоборот, постоянно и очень бдительно охраняли расположение своих войск. Их сторожевые отряды назывались караулами4. Впоследствии это слово прочно вошло в отечественную военную терминологию, а на то, что слово «караул» перешло в наш военный лексикон от монголо-татар, указывает его тюркское происхождение (караул (тюрк.) — стража)5. Это подтверждается и этимологическим происхождением этого слова6.

Не могли выдержать вражеского натиска и другие русские города, даже такие хорошо укреплённые, как Владимир. Подойдя к этому городу, монголо-татары начали быстро устанавливать пороки и лишь за одну ночь возвели частокол вокруг всего города. 7 февраля 1238 года противник начал общий штурм. Понимая, что город не отстоять, князь Всеволод7, возглавлявший оборону столицы княжества, с малой дружиной и дарами вышел из города, но Батый не пощадил его молодости и велел варварски зарезать перед собой. После этого город Владимир сразу пал8.

Подобным же образом монголо-татарам удалось взять практически все укреплённые русские города. Одной раздробленностью русских земель и многократным количественным превосходством противника это объяснить трудно. Ведь мы достоверно знаем, что маленький город Козельск сопротивлялся целых 7 недель9. Наша военная история не даёт достаточно точного ответа, что же позволило этому городу отражать вражеские приступы столь долго. На этот вопрос отчасти даётся ответ на страницах исторического исследования С.М. Соловьёва.

По утверждению историка, залогом успешной обороны жителей небольшого города Козельска против огромного вражеского войска стала активная тактика борьбы с противником. Горожане не только хорошо организовали оборону, но и совершали нападения на осаждавших. Несмотря на значительное численное превосходство противника, защитники Козельска смело вышли из города и, используя элемент внезапности, напали на врага. В результате монголо-татары потеряли 4 тыс. человек убитыми10.

Между тем в Военной энциклопедии о вылазке горожан из Козельска, в результате которой неприятелю был нанесён значительный урон, не упоминается вообще и указывается, что монголо-татары осаждали Козельск всего одну неделю11.

В Советской исторической энциклопедии, так же как и у С.М. Соловьёва, утверждается, что осада длилась 7 недель, но о смелом нападении горожан нет ни слова12. Таким образом, историческое исследование С.М. Соловьёва существенно дополняет наши знания о, казалось, хорошо известных событиях нашей военной истории.

Пример Козельска даёт основания сделать вывод о том, что можно было вполне успешно противостоять монголо-татарам. Пассивное же сопротивление, которое избрали в качестве своей основной тактики русские князья в борьбе с опытным и очень мобильным противником, обрекало их на неизбежное поражение.

Заслуживают внимания осадная техника и особенности её применения монголо-татарами. Так, при осаде Киева в 1240 году они поставили пороки вдалеке от стен в дебрях леса, сделав их неуязвимыми. Затем начали бить по городу день и ночь, не давая передышки осаждённым, пока не разрушили крепкие стены. После этого древнюю столицу Руси — город Киев постигла участь других русских городов13.

Военные успехи монголо-татар были обусловлены также более высоким уровнем организованности и дисциплины. В их войсках существовала чёткая организационная структура: они делились на десятки, сотни, тысячи. Высшим оперативно-тактическим соединением монголо-татарского войска являлся тумен (на Руси его называли тьмою)14. Его численность составляла 10 тыс. человек15. Наличие чёткой организационной структуры позволяло командному составу лучше управлять войсками как при подготовке к сражению, так и непосредственно в ходе боя.

В сражении монголо-татары были бесстрашны, все проявления трусости карались очень жестоко. Беглецы с поля боя умерщвлялись; если из десятка один или несколько храбро бились, а остальные не следовали их примеру, то последние умерщвлялись; если из десятка один или несколько были взяты в плен, а товарищи их не освободили, то последние также умерщвлялись16.

Описывает С.М. Соловьёв и оружие монголо-татарских воинов. Каждый из них имел: лук, колчан, наполненный стрелами, топор и верёвки, для того чтобы тащить осадные машины. Богатые, сверх того, имели кривые сабли, шлемы, брони и защитные приспособления для лошадей из кожи. Некоторые воины вооружались копьями17.

Представляет интерес и тактика монголо-татар. Вторгаясь на территорию противника, они посылали передовые отряды, за ними следовало основное войско, которое истребляло всё на своём пути. Завидев неприятеля, передовой отряд вступал в схватку и, если противник был сильнее, обращался в бегство, стараясь заманить преследовавших в засаду. Если на пути встречалась река, то переправлялись быстро, используя кожаные мешки, наполненные личными вещами, которые привязывались к конским хвостам18.

Продвигаясь вперёд, монголо-татары вели постоянную разведку. Обнаружив неприятеля, они посылали мобильные отряды, чтобы охватить или полностью окружить противника, что и случилось на реке Сити, где было разбито русское войско и погиб великий князь Владимирский Юрий. При осаде городов не только использовали осадную технику и стенобитные машины, но и одновременно делали подкопы. При этом на крыши домов метали жир убитых людей и животных, а потом зажигательную смесь. Деревянные укрепления и жилые постройки городов быстро загорались, что мешало защитникам правильно организовать оборону19. Это и позволяло монголо-татарам брать штурмом укреплённые русские города.

Мы знаем, что страшным разорением русских земель воспользовались наши западные соседи. На страницах своего исследования С.М. Соловьёв останавливается на хорошо известном Ледовом побоище, которое произошло 5 апреля 1242 года, когда русское войско нанесло поражение немецким рыцарям. До сих пор его детали порождают дискуссии среди историков. Это, в частности, касается количества войск, вторгшихся в русские земли. При освещении этого события историк утверждал, что русские сражались с немцами и чудью20. Напомним, что в русских летописях под чудью понимали эстонцев21.

Это свидетельствует о том, что с немцами пришли войска наших ближайших соседей, совместно с которыми в IX веке славяне призывали князя Рюрика с братьями22. После утверждения рыцарских орденов в Прибалтике чудские племена попали под их влияние и совместно с немецкими рыцарями в XIII веке начали постоянно вторгаться в русские земли. Поэтому князь Александр Невский рассматривал их как изменников. Прибыв в 1241 году в Новгород, он двинул свои войска к крепости Копорье, взял её, а немецкий гарнизон пленил и привел в Новгород. Повествуя об этом, С.М. Соловьёв отмечал, что пленных немцев князь отпустил: «Только изменников вожан23 и чудь перевешал»24.

Поэтому в русских летописях отношение к чуди соответствующее. Чудь уничтожали и в плен не брали. Есть сведения о потерях немцев: 500 человек погибли, 50 немецких рыцарей были взяты в плен. К чуди отношение было явно пренебрежительное. В связи с этим С.М. Соловьёв, цитируя летописи, не приводил количество погибших из числа чуди, а просто писал: «бесчисленное множество»25. Констатируя это, как настоящий учёный С.М. Соловьёв не давал соотношение сил противников, хотя изучал все известные русские летописи и немецкие источники. Нет этих данных и у других крупнейших отечественных историков — В.Н. Татищева и Н.М. Карамзина.

Некоторые современные издания дают соотношение сил противников. В Советской исторической энциклопедии количество русских войск определяется в 15—17 тыс. человек, а войск противника — 10—12 тыс. человек26. Подобное же соотношение сил даётся в Военном энциклопедическом словаре27, а также в Истории военного искусства Е. Разина28. Очевидно, более точное соотношение сил в сражении на Чудском озере установить не представляется возможным вследствие того, что этих данных нет в источниках, а количество и потери чуди не указываются.

В 1316 и 1323 гг. западные источники упоминали о враждебных столкновениях новгородцев с Норвегией, в 1326 году с ней был заключён мир на 10 лет. В 1337 году началась война со шведами из-за карелов, которые напали на новгородских и ладожских купцов. Новгородцы, в свою очередь, опустошили их земли. В 1339 году со шведами также был заключён мир на прежних условиях29. Мы видим, что борьба с западными соседями — европейцами велась более успешно, нежели с восточными — монголо-татарами; их тактика боевого применения войск оказалась непривычной для русских, которые развивались в европейской традиции и привыкли в основном к европейским формам вооружённой борьбы.

Однако в начале XIV века у западной границы русских земель появился очень опасный и воинственный сосед — Литовское княжество. В 1321 году литовский князь Гедимин, воспользовавшись монголо-татарским погромом, взял Киев. Другие юго-западные русские княжества в основном добровольно подчинились ему. Преемник Гедимина — князь Ольгерд (1341—1377) начал проводить ещё более активную экспансию в земли северо-восточных русских княжеств.

В 1341 году он неожиданно вторгся в пределы самого сильного в северо-восточных русских землях княжества — Московского и осадил Можайск, но взять его не смог. Ольгерд славился своим коварством и, не имея сил уничтожить в открытой борьбе Московское княжество, обратился к помощи татар. В 1349 году литовский князь отправил своего брата Кориада к хану Чанибеку (Джанибеку) просить у него вспомогательное войско против московского князя Симеона Гордого. Последний, узнав об этом, немедленно направил своего посла в Орду. Хан поддержал русского князя и выдал ему Кориада. После этого Симеон и Ольгерд примирились, но стало совершенно очевидно, что в русских землях чётко обозначились два центра военного противостояния — Великое княжество Московское и Великое княжество Литовское30.

В середине XIV века Золотая Орда начала постепенно утрачивать своё военное могущество по причине начавшихся междоусобиц. Вследствие этого основная военная опасность для русских княжеств стала исходить не от Орды, а от Великого княжества Литовского, которое значительно расширилось, захватив важные земли и города Руси, такие как Смоленск, Брянск и др.31

С 1363 года начались постоянные столкновения Литвы с Москвой. Особенно разорительным был поход Ольгерда в 1368 году, когда литовцы опустошили московские земли и увели большое количество пленников. По этому поводу историк писал: «Впервые по прошествии сорока лет, то есть начиная от первого года княжения Калиты, Великое княжество Московское испытало теперь неприятельское нашествие»32.

Однако, несмотря на постоянные вторжения литовцев и монголо-татар, Великое княжество Московское продолжало усиливаться. Одним из основных условий успеха политики московских князей стало то, что они большое внимание уделяли вопросам совершенствования обороны. С.М. Соловьёв отмечал, что в 1367 году князь Дмитрий Иванович33 заложил каменный Кремль в своей столице — городе Москве34.<…>

Полный вариант статьи читайте в бумажной версии «Военно-исторического журнала» и на сайте Научной электронной библиотеки http:www.elibrary.ru

 

ПРИМЕЧАНИЯ

1 Советская историческая энциклопедия. Т. 9. М.: Советская энциклопедия, 1966. С. 647.

2 Соловьёв С.М. Сочинения: В 18 кн. Кн. 2. М.: Мысль, 1988. С. 138.

3 Там же.

4 Там же. С. 143.

5 Советский энциклопедический словарь. М.: Советская энциклопедия, 1980. С. 551.

6 Фасмер М. Этимологический словарь русского языка: В 4 т. / Пер. с нем., доп. О.Н. Трубачёва. 2-е изд. Т. 2. М.: Прогресс, 1986. С. 194.

7 Всеволод — сын великого князя Владимирского Юрия Всеволодовича.

8 Соловьёв С.М. Сочинения. Кн. 2. С. 143.

9 Там же. С. 139.

10 Там же.

11 Военная энциклопедия. Т. 10. СПб.: Изд. И.Д. Сытина, 1913. С. 17, 18.

12 Советская историческая энциклопедия. Т. 7. М.: Советская энциклопедия, 1965. С. 465.

13 Соловьёв С.М. Сочинения. Кн. 2. С. 140.

14 Там же. С. 143.

15 Военный энциклопедический словарь. М.: Эксмо, 2007. С. 926.

16 Соловьёв С.М. Сочинения. Кн. 2. С. 143, 144.

17 Там же. С. 144.

18 Там же.

19 Там же.

20 Там же. С. 150.

21 Советская историческая энциклопедия. Т. 16. М.: Советская энциклопедия, 1965. С. 96.

22 Татищев В.Н. История Российская: [В 3 т.]. Т. 2. М.: АСТ; Ермак, 2005. С. 12.

23 Финское племя — водь.

24 Соловьёв С.М. Сочинения. Кн. 2. С. 149, 150.

25 Там же. С. 150.

26 Советская историческая энциклопедия. Т. 8. М.: Советская энциклопедия, 1965. С. 524.

27 Военный энциклопедический словарь. С. 502.

28 Разин Е. История военного искусства с древнейших времён до Первой империалистической войны 1914—1918 гг. М.: Воениздат, 1940. С. 109.

29 Соловьёв С.М. Сочинения. Кн. 2. С. 231, 232.

30 Там же. С. 244.

31 Там же. С. 254.

32 Там же. С. 261.

33 Дмитрий I Иванович (1350—1389) — великий князь Московский (с 1359 г.) и Владимирский (с 1362 г.), государственный деятель и полководец, прозванный Донским за победу в Куликовской битве в 1380 г. См.: Военный энциклопедический словарь. С. 315.

34 Соловьёв С.М. Сочинения. Кн. 2. С. 260.