Разгром Колчака

image_pdfimage_print

Весной 1919 г. Антанта организовала свой первый комбинированный поход против Советской России. Главной силой этого похода явилась армия Колчака.

Потерпев неудачу под Пермью, Колчак перенес центр тяжести своих усилий на направление Уфа, Самара. Наступая здесь, он надеялся соединиться с Деникиным в районе Нижней Волги для дальнейшего совместного наступления на Москву. Общий переход в наступление намечался Колчаком на начало марта 1919 г.

В то время армии красного Восточного фронта были сгруппированы следующим образом.

Южная группа, образованная 5 марта под командованием М. В. Фрунзе из 4-й и Туркестанской армий (около 25 тыс. штыков и сабель), разбив войска уральских и оренбургских белоказаков, вышла на фронт исключительно оз. Бол. Соляный Сакрыл, 60 км юго-восточнее Александров Гай, Уральск, Илецкий городок, Илецк, Актюбинск (схема 1).

1-я армия (около 13 тыс. штыков и сабель) занимала фронт Актюбинск, Орск, Кизильская, Верх. Авзянопетровский завод. Ее 24 сд прикрывала Орско-Оренбургское направление, а 20 сд наступала на Верхнеуральск.

5-я армия в составе 26 и 27 сд (около 11 тыс. штыков) занимала фронт свыше 200 км от зав. Архангельский на север, по восточному берегу р. Уфа_до Надеждино, далее на северо-запад к д. Бураева (50 км севернее Бирск).

2-я армия (около 23 тыс. штыков и сабель) занимала фронт Бискардинский завод, Оса. Между внутренними флангами 5-й и 2-й армий от. д. Бураева до Бискардинского завода войск не было: свободный промежуток достигал 50 км.

3-я армия (около 27 тыс. штыков и сабель) занимала фронт Оханск, зав. Нытвинский, ст. Григорьевская и далее на север.

Таким образом, на протяжении 2 тыс. км наш Восточный фронт имел около 100 тыс. штыков и сабель.

Выдвинутое на восток и юго-восток положение войск в районе Оренбурга, при слабости 5-й армии, создавало угрозу прорыва фронта под Уфой и окружения всей 1-й армии. Это должно было сигнализировать командованию Восточного фронта о необходимости усиления Уфимского направления. В действительности же ничего для улучшения положения под Уфой сделано не было. Не занималось Восточным фронтом и главное командование с иудой-Троцким во главе. Выше мы указывали, что Троцкий разваливал Восточный фронт, проводя свою вредительскую линию. Он пытался растаскивать войска с Восточного фронта на Южный, на Западный, на Северный, подготовляя Колчаку успех наступления на Волгу.

Таково было положение на нашем Восточном фронте к началу марта 1919 г.

02_002

Силы белогвардейцев, противостоявшие красному Восточному фронту, достигали 120 тыс. штыков и сабель. При этом на Уфимском  направлении сосредотачивались лучшие ударные части Колчака — Западная армия ген. Ханжина, насчитывавшая вместе с подчиненной ей в оперативном отношении группой ген. Белова свыше 50 тыс. штыков и сабель. Против 5-й армии Восточного фронта готовился удар вчетверо превосходящего ее противника.

4 марта 1919 г. Колчак приказал всем армиям перейти в наступление с задачами: Сибирской армии выйти, на фронт Вятка, Казань; Западной армии Ханжина и Южной группе Белова — выйти на р. Волгу на участке Симбирск, Самара, окружив и уничтожив 5-ю и 1-ю красные армии.

В результате ожесточенных боев с 4 по 14 марта на р. Каме колчаковцы вынудили части 2-й и 3-й армий к отходу и заняли Сарапул и Ижевск.

Наступление колчаковцев на Уфимском направлении развернулось 5 марта 1919 г. Первым начал атаку 2-й Уфимский корпус в общем направлении на Бирск. За ним на сутки позже, т. е. 6 марта, перешел в наступление 3-й Уральский корпус, и наконец еще через сутки, 7 марта, — 6-й Уральский корпус. Белые наносили удар своим правым крылом, стремясь охватить открытый фланг 5-й армии. В результате ожесточенных боев на подступах к Уфе и Бирску 5-я армия вынуждена была начать отход в западном и юго-западном направлениях.

11 марта противник занимает Бирск, 14 марта — Уфу. В дальнейшем наступление Западной армии Ханжина развивалось по расходящимся направлениям. 2-й корпус наступал на Бугульму, 3-й корпус — на Белебей и 6-й корпус — на Стерлитамак. На Мензелинском направлении двигался только 32-й Прикамский пехотный полк, обеспечивавший правый фланг армии Ханжина; 5 апреля он занял Мензелинск. К 10 апреля 1919 г. противник вышел на линию Бугульма, Белебей, Стерлитамак.

В то время, как 26 и 27 сд 5-й армии сдерживали бешеный натиск колчаковцев и с трудом выходили из-под угрозы окружения, на участке 1-й армии шли бои с Южной группой генерала Белова.

В течение марта 20 сд успешно отбивалась от многочисленных атак врага. Но в связи с отходом 5-й армии она была вынуждена отступить в юго-западном направлении и к 9 апреля отошла на фронт Зирган, Мустафина. 24 сд к тому же времени, передав 31 сд Туркестанской армии участок Актюбинск, Орск, отошла на запад, в район Араслан Бугульчан.

На Оренбургском и Уральском направлениях все попытки белоказаков прорваться и захватить Оренбург и Уральск были отбиты.

Увлеченный успехом на Симбирском и Самарском направлениях, считая Красную Армию разбитой, Колчак в начале апреля отдал приказ на преследование.

Но советский народ, ведомый партией большевиков, имел во главе зорких часовых, величайших стратегов революции — Ленина и Сталина. Внимательно изучая обстановку, вникая во все «мелочи» фронтов Ленин и Сталин во-время определили надвигающуюся угрозу Республике с востока, немедленно мобилизовали внимание партии и всех трудящихся на помощь Восточному фронту.

«Товарищи! — обращается В. И. Ленин к петроградским рабочим — положение на Восточном фронте крайне ухудшилось. Сегодня взят Колчаком Боткинский завод, гибнет Бугульма; видимо, Колчак еще продвинется вперед.

Опасность грозная.

Мы проводим сегодня в Совете Народных Комиссаров ряд экстренных мер помощи Восточному фронту, поднимаем усиленную агитацию.

Мы просим питерских рабочих поставить на ноги все, мобилизовать все силы на помощь Восточному фронту»1 .

Советский народ широко откликнулся на этот призыв вождя: вся страна подымалась на борьбу с грозной опасностью. Исключительное значение для укрепления обороноспособности страны имели решения VIII съезда партии (март 1919 г.) по военному вопросу и по вопросу об отношении к середняку.

В результате всех мероприятий партии и правительства в стране широко развернулась работа по оказанию помощи Восточному фронту. Партия немедленно направила на фронт комиссаров и политработников для укрепления партийно-политической работы и для подъема морального состояния войск. Спешно формировались новые части, укомплектованные исключительно отобранными, преданными делу рабочего класса людьми. На Восточный фронт было послано вооружение — винтовки, пулеметы, артиллерия, патроны и снаряды; резко было улучшено снабжение армий Восточного фронта всем необходимым. Наконец, партия и правительство дали главному командованию оперативно-стратегические указания по разгрому Колчака.

Согласно этим указаниям Восточный фронт признавался главным фронтом Республики. Ему ставилась задача разбить армию Колчака, освободить от интервентов и белогвардейцев Урал и Сибирь. Для этого следовало прежде всего приостановить отход Красной Армии, не отдавать Волгу Колчаку. Нужно было немедленно организовать контрудар по зарвавшимся армиям белых, для чего создать сильную ударную группу.

Организацию и проведение контрудара партия поручила командующему 4-й армией, стойкому большевику-ленинцу Михаилу Васильевичу Фрунзе и члену РВС — Валериану Владимировичу Куйбышеву. Так «партия подняла народ наотечественную войну против нашествия войск иностранной интервенции, против мятежей свергнутых революцией эксплуататорских классов»2 .

М. В. Фрунзе прибыл на Восточный фронт в конце января 1919 г. и вступил в командование 4-й армией, действовавшей на Уральском направлении. Под его руководством уральскому, а затем оренбургскому белоказачеству в феврале и марте 1919 г. было нанесено серьезное поражение.

За два месяца М. В. Фрунзе провел широкую организационную и политическую работу, укрепившую и повысившую боеспособность частей 4-й армии. Одновременно он внимательно следил за ходом боевых действий на всем Восточном фронте, изучая противника и положение наших частей.

10 апреля по директивам партии и правительства главное командование разделило Восточный фронт на две группы армий — Южную (так. называемого «большого состава», в отличие от существовавшей с 5 марта) и Северную. Вступив в командование Южной группой (4-я, Туркестанская, 1-я и 5-я армии), М. В. Фрунзе в тот же день, 10 апреля, принял решение на организацию контрудара.

План товарища Фрунзе предусматривал:

— приостановку отхода 5-й армии на линии Бугуруслан и западнее Бугульмы;

— упорную оборону на Оренбургском и Уральском направлениях;

— создание в районе Бузулука ударной группы в составе шести стрелковых и одной кавалерийской бригад, снятых с второстепенных участков фронта (вся 25 сд, две бригады 31 сд, одна бригада 24 сд. и 3-я кав. бригада); в дальнейшем сюда же предполагалось перебросить 2 сд, формировавшуюся в фронтовом резерве. Сосредоточение ударной группы предполагалось закончить к 18 апреля. Ударная группа должна была нанести удар по флангу и тылу противника в общем направлении на северо-восток.

В приказе, обращенном к красноармейцам, товарищи Фрунзе и Куйбышев дали большевистский анализ колчаковщины, указывали, что вся страна спешит на помощь Восточному фронту, и призывали к решительной борьбе с Колчаком. Этот приказ, доведенный до каждого бойца, создал перелом в настроениях и вселил в массу уверенность в победе. В. В. Куйбышев и политические отделы армий Южной группы развернули колоссальную работу по укреплению боеспособности войск, по усилению партийно-политической работы в массах и по расстановке партийных сил в частях. На самых ответственных и опасных местах, в наиболее трудных условиях боевой обстановки среди бойцов и командиров появлялся Куйбышев, то один, то вместе с товарищем Фрунзе; он разъяснял, учил, воодушевлял массы на отпор обнаглевшим белогвардейским бандам.

Пролетарский полководец М. В. Фрунзе, политический деятель В. В. Куйбышев, герой-самородок В. И. Чапаев (командир 25 сд), большевистский комиссар Д. Фурманов, тысячи командиров, десятки тысяч бойцов, партийных и непартийных большевиков готовились к решительной схватке с врагом.

В ходе подготовки контрудара товарищу Фрунзе пришлось преодолеть ряд препятствий, вызываемых подозрительными директивами фронтового командования, подготавливавшего по указке иуды-Троцкого отход за р. Волгу.

Так, неумелое управление войсками командованием 5-й армии и продолжающийся отход ее частей заставили товарища Фрунзе направить часть сил ударной группы на усиление 5-й армии, сохраняя в то же время основную идею контрудара.

В результате изменившейся обстановки и выделения частей на усиление 5-й армии ударная группа к началу контрудара состояла из 73-й бригады 25 сд, двух бригад 31 сд и одной кавбригады; впрочем, остальные две бригады 25 сд, хотя и переданные 5-й армии, оставались на главном направлении.

Пока шло сосредоточение ударной группы, обстановка на фронте существенно изменилась. Части 1-й армии нанесли серьезное поражение корпусу ген. Бакича (Южная группа Белова) на реке Салмыш, севернее Оренбурга. В боях с двумя дивизиями 6-го Уральского корпуса наша 24 сд и 73-я бригада 25 сд также имели крупные успехи.

В то же время обстановка на фронте 5-й армии продолжала усложняться. Противник прорвал фронт в Сергиевском направлении и 26 апреля занял Сергиевск, продолжая наступление в направлении Самары. На Чистопольском направлении 25 апреля противник взял Чистополь. В этой обстановке, используя частное поражение 6-го Уральского корпуса и разрыв, образовавшийся между ним и 3-м Уральским корпусом белых, товарищ Фрунзе отдал приказ о переходе в общее наступление 28 апреля.

Начиная с 28 апреля развертывается ряд последовательных операций Южной группы, приведших к поражению белых и крушению всего их стратегического фронта. Решающими операциями были: Бугурусланская, Белебеевская и Уфимская3 .

Примечания:

  1. В.И. Ленин. Соч., т. XXIV, стр. 223. [↩]
  2. «История ВКП(б)», краткий курс, стр. 218. [↩]
  3. В военно-исторической литературе существуют различные взгляды на разделение фронтовой операции товарища Фрунзе. Данное деление отражает мнение автора статьи. — Ред. [↩]