1

ВОСТОЧНО-ПРУССКАЯ КАТАСТРОФА 1914 ГОДА

ИСТОРИЯ ВОЙН

Пахалюк Константин Александрович — историк, член Калининградского клуба краеведов, руководитель интернет-проекта «Герои Первой мировой» (hero1914.com) (E-mail: kap1914@yandex.ru)

ВОСТОЧНО-ПРУССКАЯ КАТАСТРОФА 1914 ГОДА

Восточно-Прусская операция русских войск 4(17) августа — 2(15) сентября 1914 года, завершившаяся крупным поражением, надолго стала символом слабости России в Первой мировой войне1. Поспешно начатая, чтобы помочь Франции, на которую обрушился главный удар германских войск, она стала печальной прелюдией долгой и трудной вооружённой борьбы России. Советский военный теоретик Г.С. Иссерсон отмечал высокий уровень военного искусства командования германской 8-й армии, устроившего русским «Канны» в Восточной Пруссии. По его мнению, оно «выявилось с полной отчётливостью и представляет потому несомненный поучительный интерес»2. Но при этом Иссерсон критично замечал, что германская победа в Восточной Пруссии окутана «множеством легенд… о беспримерной хитрости германских войск, завлёкших якобы русские корпуса в болота и озёра, где последние и погибли»3.

Русское командование в соответствии со своими союзническими обязательствами в рамках Антанты, принятыми ещё до войны, предполагало начать вторжение в Восточную Пруссию силами двух армий (в то время как большая часть русских войск наступала против Австро-Венгрии). Первая армия должна была наступать из-за Немана, вторая — из-за реки Нарев. Действуя в обход Мазурских озёр с обеих сторон, они должны были взять противника в гигантские «клещи» и уничтожить.

В директиве главнокомандующего армиями Северо-Западного фронта генерала от кавалерии Я.Г. Жилинского от 13 августа командующему 1-й армией генералу от кавалерии П.К. Ранненкампфу предписывалось при наступлении выдвигаться на линию Ангербург — Инстербург4, а командующему 2-й армией генералу от кавалерии А.В. Самсонову — на фронт Руджаны — Пассенгейм и далее на Зеебург, Растенбург. Целью было разбить войска 8-й армии противника, «отрезать от Кёнигсберга и захватить его пути отступления к Висле»5. Причём 1-й армии предписывалось перейти границу 17 августа и оттянуть на себя вражеские войска, охватив как можно глубже их левый фланг и отрезав противника от Кёнигсберга, а 2-й армии — вступить в Восточную Пруссию 18—19 августа с целью удара по неприятельским тылам. Исполнение поставленных задач затруднялось тем, что русским армиям предстояло в укороченные сроки завершить мобилизационное развёртывание и сосредоточение войск.

Следует отметить, что Восточная Пруссия, являвшаяся важным стратегическим районом Германии, заблаговременно готовилась к войне в военно-экономическом и военно-техническом отношении. В.И. Гурко, начальник кавалерийской дивизии в 1-й армии, вспоминал: «Вообще наше первое движение в Восточную Пруссию убедило нас, насколько тщательно подготовились немцы к войне; они всё продумали, всё предвидели, сделали большие затраты на подготовку»6. Восточная Пруссия имела очень развитую сеть железных дорог, необходимых для быстрой переброски войск. В узловых пунктах были сосредоточены многочисленные воинские платформы, во всех опорных пунктах и штабах имелись современные средства телеграфной связи, в том числе закрытой. Крупным преимуществом была линия Мазурских озёр, глубоких и частых, с болотистыми лесистыми берегами, их обход с севера и юга разделял наступавшие войска противника на две отдельные части, в то же время за щитом этих озёр немцы могли свободно маневрировать по внутренним операционным линиям.

Германское командование понимало опасность возможного наступления русских войск с двух направлений. При этом оно отнюдь не собиралось отсиживаться за линией озёр, ибо, находясь там даже на укреплённых позициях, немцы рисковали оказаться в «стратегическом мешке». Перед германской 8-й армией М. фон Притвица стояла задача держать активную оборону и постараться поодиночке разбить силы противника. В случае опасности окружения Притвицу разрешалось даже отойти за реку Вислу, чтобы сохранить войска. Основные силы 8-й армии были сосредоточены в районе реки Ангерапп напротив русской 1-й армии П.К. Ренненкампфа. Притвиц рассчитывал, заманив врага на свою территорию и действуя в обход его правого фланга, разгромить 1-ю армию прежде, чем русская 2-я армия А.В. Самсонова успеет зайти в тыл. Препятствовать последней должен был усиленный 20-й корпус генерала Ф. фон Шольца.

В связи с проблемой разъединения двух русских армий Мазурскими озёрами успех их Восточно-Прусской операции напрямую зависел от активности действий наступающих войск и искусства командующих армиями и фронтом. Считалось, что и Ранненкампф, и Самсонов соответствуют своим должностям. Ранненкампф имел опыт участия в Китайской (Пекинской) экспедиции русских войск 1900—1901 гг. и в Русско-японской войне 1904—1905 гг., являлся кавалером двух георгиевских орденов, накануне Первой мировой войны возглавлял Виленский военный округ. Самсонов свой первый боевой опыт получил в Русско-турецкой войне 1877—1878 гг., имел за плечами Русско-японскую войну, удостоен нескольких орденов и Золотого оружия, в 1909—1914 гг. — командующий войсками Туркестанского военного округа. Главнокомандующий армиями Северо-Западного фронта Я.Г. Жилинский накануне войны несколько лет возглавлял Генеральный штаб, а с весны 1914 года — Варшавский военный округ. Так что нельзя считать, что во главе русских войск в Восточной Пруссии стояли малоопытные военачальники. К тому же у немецких генералов опыта вождения войск в боевой обстановке было ничуть не больше.

Соотношение сил накануне Восточно-Прусской операции было в пользу русского Северо-Западного фронта. 1-я армия имела в своём составе 6,5 пехотных и 5,5 кавалерийских дивизий, 402 орудия, 2-я армия —11,5 пехотных и 3 кавалерийских дивизии, 702 орудия7. Германские войска в Восточной Пруссии насчитывали 14,5 пехотных и 1 кавалерийскую дивизии, около 1130 орудий8. Интересно, что русское командование оценивало силы противостоявшего врага в 3—4 корпуса, несколько резервных дивизий и ландверных бригад, что несколько приуменьшало действительные силы противника, но, в общем, соответствовало реальной обстановке.

В целом войска Северо-Западного фронта превосходили противника. Правда, у немцев была более мощная артиллерия, они располагали 188 тяжёлыми орудиями, тогда как у русских их было всего 24  9. Кроме того, как отмечалось ранее, благодаря развитой сети железных дорог у германских войск имелось большое преимущество в манёвренных возможностях, мобильности, о чём русское командование мало задумывалось. <…>

Полный вариант статьи читайте в бумажной версии «Военно-исторического журнала» и на сайте Научной электронной библиотеки http:www.elibrary.ru

___________________

ПРИМЕЧАНИЯ

1 Библиографию имеющихся источников о сражениях в Восточной Пруссии в 1914 г. см.: Пахалюк К. Боевые действия в Восточной Пруссии в Первую мировую войну. Указатель литературы. 2-е изд. Калининград, 2008. 383 с.

2 Иссерсон Г. Канны мировой войны: Гибель армии Самсонова. М., 1926. С. 5.

3 Там же. С. 7.

4 Российский государственный военно-исторический архив. Ф. 2106. Оп. 1. Д. 4. Л. 50.

5 Восточно-Прусская операция: сб. документов. М., 1939. С. 157.

6 Gourko V. Memories and impressions of war and revolution in Russia 1914—1917. London,  1918. P. 32.

7 Ростунов И.И. Русский фронт Первой мировой войны. М., 1976. С. 110.

8 Евсеев Н. Августовское сражение 2-й русской армии в Восточной Пруссии (Танненберг). М., 1936. С. 26; Храмов Ф.А. Восточно-Прусская операция 1914 г. М., 1940. С. 14. В артиллерийский арсенал входили и 200 орудий, находившихся в Кёнигсберге.

9 Храмов Ф.А. Указ. соч.