1

Противоборство Германии и СССР на «афганском плацдарме»

Аннотация. Автор анализирует политико-дипломатическое противоборство фашистской Германии и СССР, которое привело к срыву гитлеровских планов использования Афганистана для оккупации территорий Центральной Азии, способствовало сохранению независимости и нейтралитета афганского государства в годы Второй мировой войны. В первой части статьи освещены события, произошедшие до начала лета 1941 г.

Summary. The author analyzes the political-and-diplomatic confrontation between Nazi Germany and the Soviet Union, which led to the failure of Hitler’s plans for using Afghanistan to occupy the territories in Central Asia, helped to preserve the independence and neutrality of the Afghan state in the years of the Second World War. The article’s first part covered the events that occurred prior to the beginning of summer 1941.

Из истории военно-политических отношений

 

БУЛАТОВ Юрий Алексеевич — профессор кафедры всемирной и отечественной истории, декан факультета международных отношений МГИМО (университета) МИД России, доктор исторических наук, профессор (Москва. E-mail: kotenevam1@mail.ru)

 

Срыв гитлеровского «блицкрига» в Центральной Азии: противоборство Германии и СССР на «афганском плацдарме»

 

Агрессивные устремления фашистской Германии на Ближнем и Среднем Востоке накануне Второй мировой войны мало отличались от аналогичных планов времён кайзера Вильгельма II. По-прежнему одной из приоритетных задач было овладение «афганским плацдармом» для наступательных операций в Центральной Азии.

Масштабное проникновение фашистской Германии в Афганистан началось сразу после прихода Гитлера к власти в 1933 году. Уже летом 1934 года Посольство СССР в Кабуле зафиксировало повышенную активность германской миссии в контактах с афганскими властями. Спустя два года Германия включила Афганистан в число стран, имевших для неё особое политическое значение, и предоставила афганскому правительству на льготных условиях кредит в размере 27 млн марок на оплату закупок промышленных товаров. Чтобы привлечь немецкие фирмы на афганский рынок, Берлин гарантировал им в случае ущерба компенсации до 92,5 проц. стоимости экспортировавшихся туда промышленных товаров. В общей сложности кредитные линии фашистской Германии Афганистану за весь период двусторонних контактов оценивались в 225 млн марок1.

Афганское правительство благожелательно относилось к нацистскому режиму. Следуя внешнеполитической доктрине правившей династии Надиров во главе с королём М. Захир-шахом, оно видело пути укрепления политической независимости и экономической самостоятельности своего государства в сохранении относительного равновесия в отношениях с соседями — СССР и Британской Индией и расширении сотрудничества с экономически развитыми странами, не граничившими с Афганистаном и лишёнными возможности нарушить его территориальную целостность, — нацистской Германией, фашистской Италией и милитаристской Японией.

В августе 1936 года Афганистан и Иран посетила германская делегация, в которой были лётчики, с предложением организовать воздушную линию из Кабула через Тегеран, Стамбул в Германию. Пребывание немецких пилотов в Афганистане затянулось почти на три недели. Они совершили полёты с посещением всех пограничных районов страны. Как сообщил советским дипломатам посол Афганистана в Иране Ахмед-хан, сопровождавший немецкую делегацию по маршруту Тегеран — Кабул — Тегеран, лётчики побывали и на советской границе2. В 1938 году немецкая авиакомпания «Люфтганза» открыла регулярные рейсы по маршруту Тегеран — Мешхед — Герат — Кабул. 4 сентября 1938 года советский посол в Кабуле К.А. Михайлов сообщил в Наркомат иностранных дел (НКИД) СССР, что немцы систематически меняли экипажи самолётов, чтобы больше пилотов изучили маршрут.

Германия обеспечила правовую основу для воздушной разведки всей афганской территории, включая закрытый для иностранцев Нуристан3. Для этого в 1937 году за счёт германского капитала создали «Германо-афганское общество для разведки и эксплуатации недр Афганистана» и, получив право на полёты для поиска полезных ископаемых, начали аэрофотосъёмки.

Нарушения германскими самолётами границы СССР стали регулярными, их число неуклонно возрастало. Афганская сторона не принимала мер, поэтому эти нарушения стали дежурной темой в общении советских и афганских дипломатов. В заявлениях о недопустимости подобной деятельности немцев советское посольство руководствовалось Договором о нейтралитете и взаимном ненападении между СССР и Афганистаном от 24 июля 1931 года, продлённым в 1936 году на 10 лет. В нём говорилось: «…если линия поведения третьей державы или третьих держав по отношению к одной из договаривающихся сторон будет носить враждебный характер, другая договаривающаяся сторона обязуется не только не поддерживать такую линию поведения, но обязана на своей территории противодействовать ей и вытекающим из неё враждебным действиям и начинаниям»4.

Советская резидентура в Кабуле сообщала, что немецкие специалисты составили подробный топографический план и «военно-стратегическое описание северных пограничных районов Афганистана с подробными заметками военного характера»5. Посол СССР в беседе с двоюродным братом короля министром просвещения Афганистана Наим-ханом указывал, что поиск полезных ископаемых не исключает разведывательные работы немцев на севере Афганистана, это спровоцирует антисоветские акции в полосе советско-афганской границы6. К.А. Михайлов представил афганскому правительству предложения о сотрудничестве в поиске и добыче полезных ископаемых в пограничной зоне. Они были отклонены7.

Полпредство СССР выражало крайнюю озабоченность происками держав «оси» Рим — Берлин — Токио у советско-афганской границы. Советский посол неоднократно делал в МИД Афганистана представления, касавшиеся антисоветской деятельности японцев, немецко-фашистской пропаганды в Кабуле и т.д.8

В мае 1938 года в результате длительных переговоров посла СССР в Кабуле К.А. Михайлова с афганским премьер-министром М. Хашим-ханом и министром иностранных дел Ф. Мухаммед-ханом было достигнуто устное «джентльменское» соглашение. Афганское правительство выразило готовность взять на себя обязательства разрешить немцам организовать авиалинию Тегеран — Кабул, но отказать в её продолжении через Северный Афганистан и афганский Вахан в Китай, установить тридцатикилометровую пограничную полосу, недоступную иностранцам, не допускать японских подданных за исключением посланника на север Афганистана, запретить странам, враждебным СССР, открывать консульства в Северном Афганистане, а их гражданам — совершать туда поездки9.

Весной 1939 года афганское правительство попыталось скорректировать устные договорённости, предложив запретить предоставление концессий иностранцам в тридцатикилометровой пограничной зоне, но разрешить им выезжать туда, не допускать на север Афганистана японских подданных за исключением посланника и специалистов, принятых на афганскую службу, а запрет открытия там консульств государств, враждебных СССР, конкретизировать перечнем стран: Германия, Япония и Италия10. НКИД СССР отверг эти уточнения.

Руководство Германии пыталось оказать давление на Правительство СССР с целью отмены советско-афганской «джентльменской» договорённости. 7 декабря 1939 года германское посольство в Москве направило в НКИД СССР памятную записку, в которой просило согласиться с отменой запрета посещения тридцатикилометровой полосы советско-афганской границы11. Эти усилия были тщетны.

«Джентльменская» договоренность не раз нарушалась. 1 февраля 1941 года Полпред СССР К.А. Михайлов в беседе с министром иностранных дел А. Мухаммед-ханом представил перечень таких нарушений, посещений иностранцами пограничных районов на севере Афганистана12, которые накануне и в первые годы Второй мировой войны стали объектом их «паломничества».

Рекогносцировка немцами «афганского плацдарма» позволила им определить очерёдность возведения там стратегических объектов — аэродромов, мостов, шоссейных дорог, электростанций, заводов и т.д. Решению этих задач послужило «Административное соглашение об отправке в Афганистан германских инженеров», подписанное 18 октября 1937 года министром экономики Афганистана А. Меджидом и генеральным инспектором германского дорожного строительства Ф. Тодтом. Первостепенное внимание в нём было уделено строительству дорог от границы СССР. Незадолго до Второй мировой войны организация Тодта (строительная организация фашистской Германии) приступила к ремонту и прокладке новых дорог в сторону Северо-Западной пограничной провинции Индии. Были построены бетонированное шоссе от Чамана до Кандагара, железобетонный мост через реку Гильменд вблизи Герата и др.

В конце 1939 года афганское правительство решило построить аэродромы в Газни, Гардезе, Герате, Мазар-и-Шерифе, расширить аэродромы в Кабуле, Джелалабаде и Кандагаре13. В Кабуле и Герате установили мощные радиостанции с радиусом покрытия пограничных районов Афганистана, сопредельных территорий Советского Союза и Британской Индии. <…>

Полный вариант статьи читайте в бумажной версии «Военно-исторического журнала» и на сайте Научной электронной библиотеки http:www.elibrary.ru

___________________

ПРИМЕЧАНИЯ

 

1 Демьяненко А.П. Советский Союз и крах гитлеровской политики в Афганистане // Народы Азии и Африки. 1985. № 2. С. 21; телеграмма Полпреда СССР в Афганистане К.А. Михайлова в НКИД СССР 21 августа 1942 г. Архив внешней политики РФ (АВП РФ) Ф. 059. Оп. 1. П. 370. Д. 2518. Л. 3.

2 Запись беседы советника Полномочного представительства СССР в Иране с Послом Афганистана в Иране Ахмед-ханом 26 августа 1936 г. / Документы внешней политики СССР (ДВП). М.: Политиздат, 1974. Т. XIX. С. 406, 407.

3 Запись беседы Посла СССР в Афганистане К.А. Михайлова с Посланником Италии в Афганистане П. Кварони от 10 июня 1941 г. / Архив внешней политики (АВП) РФ. Ф. 06, 1941 г. Оп. 3. П. 9. Д. 104. Т. 2. Л. 50.

4 Договор о нейтралитете и взаимном ненападении между Союзом Советских Социалистических Республик и Афганистаном от 24 июня 1931 г. / ДВП. М.: Политиздат, 1968. Т. XIV. С. 393.

5 Справка «Немцы в Афганистане», составленная по материалам резидентуры советской разведки в Кабуле от 20 мая 1942 г. Архив СВР России. Д. 28172. Т. 1. Л. 285—304.

6 Запись беседы Посла СССР в Афганистане К.А. Михайлова с министром просвещения Афганистана Наим-ханом от 23 января 1938 г. АВП РФ. Ф. 059. Оп. 1. П. 275. Д. 1911. Т. 1. Л. 16.

7 Телеграмма Полпреда СССР в Афганистане К.А. Михайлова в НКИД СССР 9 апреля 1938 г. АВП РФ. Ф. 059. Оп. 1. П. 275. Д. 1911. Л. 80.

8 Запись беседы Полномочного представителя СССР в Афганистане К.А. Михайлова с министром иностранных дел Афганистана Али Мухаммед-ханом от 29 марта 1939 г. / ДВП. М.: Международные отношения, 1992 г. Т. XXII. Кн. 1. С. 240, 241.

9 Наркому тов. Литвинову М.М. Справка к беседе с афганским послом 3 апреля 1939 г. / АВП РФ. Ф. 06. Оп. 1. П. 5. Д. 1. Л. 10.

10 Там же. Л. 11.

11 Памятная записка Посольства Германии в СССР от 7 декабря 1939 г. в адрес НКИД СССР. АВП РФ. Ф. 71. Оп. 25. П. 40. Д. 8. Л. 7.

12 Беседа Посла СССР в Афганистане К.А. Михайлова с министром иностранных дел Афганистана Али Мухаммед-ханом от 1 февраля 1941 г. / АВП РФ. Ф. 06. Оп. 3. П. 9. Д. 103. Т. 1. Л. 37.

13 Характеристика военных сил Афганистана / Отчёт Посольства СССР в Афганистане «Внутренняя и внешняя политика Афганистана в 1939 г. и первой половине 1940 г.» / АВП РФ. Ф. 06. Оп. 2. П. 12. Д. 123. Л. 29.