1

Прогнозирование войны на Тихом океане советскими и эмигрантскими авторами в 1920-е годы

Аннотация. В статье представлен обзор прогнозов 1920-х годов в СССР и русском зарубежье возможной японо-американской войны.

Summary. The paper offers a survey of the 1920s forecasts in the Soviet Union and among the Russian communities abroad as to the chances of a Japanese-US war.

ВОЕННОЕ ИСКУССТВО

Черниловский Артём Александрович — доцент кафедры естественнонаучных, экономических и гуманитарных дисциплин Карачевского филиала Орловского государственного университета имени И.С. Тургенева, кандидат исторических наук, доцент

(г. Карачев Брянской обл. E-mail: senior.chernilowsky2013@yandex.ru).

Прогнозирование войны на Тихом океане советскими и эмигрантскими авторами в 1920-е годы 

В ходе Вашингтонской международной конференции 1921—1922 гг., зафиксировавшей соотношение сил на Дальнем Востоке после Первой мировой войны, 6 февраля 1922 года был заключён Договор пяти держав — США, Великобритании, Японии, Франции и Италии, отвечавший прежде всего американским, британским и японским интересам. Он ввёл десятилетний мораторий на строительство этими державами крупных судов (линкоров) и установил пропорции замещения кораблей этого класса (соответственно 5 : 5 : 3 : 1,75 : 1,75)1. Также были установлены максимальное водоизмещение линкоров — 35 тыс. т, калибр их артиллерии — 16 дюймов (406,4 мм) и некоторые другие ограничения военного кораблестроения. Державы-подписанты обязались не строить новые военно-морские базы и укрепления. Но конференция не устранила вероятность японо-американской войны.

В то время наша страна, потеряв большую часть флота в Гражданской войне, не участвовала в гонке морских вооружений, но советские аналитики прогнозировали войну на Тихом океане. Такие прогнозы появлялись и в эмигрантской военной литературе.

Находившиеся в эмиграции генерал-лейтенант Н.Н. Головин и контр-адмирал А.Д. Бубнов в книге «Тихоокеанская проблема в ХХ столетии», написанной в 1922 году и вышедшей в неполном виде в СССР в 1925 году под названием «Стратегия американо-японской войны», главной причиной, которая, по их мнению, должна была привести к войне между Америкой и Японией, назвали перенаселённость Японских островов. Авторы считали, что в ХХ веке Япония должна будет выселить с них десятки миллионов человек. А Сибирь непригодна для проживания японцев из-за климата, Китай ещё более перенаселён, чем Япония. США в начале ХХ века ввели законодательные барьеры против японской эмиграции. Поэтому японцам остался путь на юг, к Филиппинам. Но их контролировали США. Другую причину будущей войны авторы видели в торговом соперничестве на гигантском китайском рынке.

Головин и Бубнов считали, что Япония не могла не попытаться силой открыть пути для расселения своего народа: «Котёл, внутри которого всё увеличивается давление и в котором закрыты предохранительные клапаны, неминуемо, в конце концов, разорвёт»2. Они предположили, что США могли бы избежать войны с Японией, если бы отказались от своих интересов на Филиппинах и в Восточной Азии, но «подобное отступление Америки, после всех уже затраченных усилий и капиталов, больно затронет её национальное самолюбие. В истории мы не знаем ни одного такого крутого перелома в политике без попытки вступить в вооружённую борьбу»3.

Авторы утверждали, что в будущей войне на Тихом океане действия сухопутных войск будут лишь дополнением морских сражений, Япония должна готовиться к очень продолжительной войне. Этот прогноз подтвердился, война Японии против США и их союзников действительно продлилась почти четыре года, с декабря 1941 по август 1945 года4.

Головин и Бубнов считали, что ни та, ни другая сторона не может высадить десант на вражеском побережье, и сделали вывод: единственная опасность для Японии — блокада.

В 1921 году у США были 12 новых линкоров, на всех — 132 орудия главного калибра5, по Договору пяти держав они имели право построить ещё 2 линкора6. Япония могла противопоставить им лишь 6 новых линкоров и 4 линейных крейсера типа «Конго», на всех — 100 орудий главного калибра7. Но преимущество в количестве кораблей и орудий не могло иметь решающего значения. Тем более, у японских кораблей было превосходство в скорости. Эскадренный ход американских линкоров — 21 узел, японских — 23 узла8, у дивизии из четырёх линейных крейсеров — до 27,5 узла9. Это означало, что американские корабли не могли ни уклониться от боя, ни парировать манёвры японских кораблей во время него.

В американском и японском кораблестроении 1910-х годов применялись разные системы бронирования. Японцы бронировали линейные корабли полностью, но их броня была относительно тонкой даже на жизненно важных частях корабля. У американцев центральная цитадель линкора, закрывавшая его жизненно важные узлы, имела толстую броню, а носовую и кормовую части они не бронировали. Головин и Бубнов констатировали: «Преимущество в скорости хода японских кораблей даёт им возможность поддерживать в бою такие дистанции, при которых разница в толщине брони сглаживается, а разница в количестве бронированной поверхности продолжает оставаться»10.

Они полагали, что в будущих сражениях линейные корабли смогут использовать торпеды наряду с артиллерией. Этот прогноз оказался ошибочным. У японских линкоров было втрое больше торпедных аппаратов, чем у американских, но в 1930-е годы их демонтировали, а на заложенных перед Второй мировой войной не было торпедного вооружения.

Авторы считали, что на каждый корабль главных сил должен приходиться один лёгкий крейсер. Такое соотношение было у японского флота, в составе которого были 10 лёгких крейсеров. А у американцев в 1921 году не было ни одного лёгкого крейсера со скоростью более 28 узлов, необходимой, чтобы «убегать» от крейсеров типа «Конго». В 1922 году должны были вступить в строй 5 лёгких крейсеров типа «Омаха». Но их было слишком мало для 12 линкоров. Зато в эсминцах США обладали подавляющим превосходством: 300 против 50 японских, причём американские эсминцы были лучше вооружены.

Из перечисленных фактов Бубнов и Головин сделали вывод: соотношение американских и японских военно-морских сил — не пять к трём, а четыре к трём.

При описании театра будущей войны они исходили из того, что условия для действий флота благоприятны, когда он находится на расстоянии не более 500 миль от своей базы. При большем удалении трудно рассчитывать, что повреждённые в бою корабли дойдут до базы, а запасы топлива, особенно на миноносцах, будут сказываться на ходе операций.

Японский флот в западной части Тихого океана находился «у себя дома», обладал сетью баз, а самая западная американская база Пёрл-Харбор находилась в 5000 милях к востоку.

Из морей, омывающих восточное побережье Азии, — Охотского, Японского, Жёлтого (на современных картах это два моря — Жёлтое и Восточно-Китайское11 и Китайского (ныне Южно-Китайское), наименьшим было стратегическое значение Охотского моря, наибольшим — Японского. Пока его контролировала Япония, ей блокада была не страшна, а потеря контроля над этим морем крайне осложнила бы её положение. «Больше половины береговой черты этого моря принадлежит теперь Японии, а остальная часть, благодаря относительному бессилию России, находится в таком положении, при котором все важные пункты русского побережья могут быть в любое время заняты японскими войсками без значительного сопротивления. Вследствие этого Владивосток можно теперь рассматривать как японскую базу, даже и тогда, когда в ней нет японских оккупационных войск»12, — отметили авторы.

Узкие проливы, ведущие в это море — Лаперуза на севере и Корейский на юге (Татарский пролив был непроходим для крупных кораблей), находились в руках Японии. Во время войны их могли заминировать так, что к этим проливам стало бы опасно даже приближаться. В обороне их сильно укреплённых берегов могли участвовать военно-воздушные силы Японии. За такой позицией японский флот был непобедим.

К началу Второй мировой войны сбылся прогноз эмигрантских авторов о том, что для американских кораблей прорыв в Японское море будет невозможен. Японское судоходство в этом море оставалось беспрепятственным до начала Советско-японской войны.

Япония контролировала острова у входа в Жёлтое море — Формозу (Тайвань) и Риу-Киу (Рюкю13). Проливы между ними довольно широки, но, по оценке Бубнова и Головина, ни один флот, кроме японского, не мог создать базу на Жёлтом море, т.к. «пока не нарушена связь Японии с Кореей в Японском море, ничто не мешает японским войскам при современном бессилии России и Китая появиться в любом пункте китайского побережья»14. Японский флот мог создать базу на китайском побережье за две недели, отбуксировав из метрополии плавучие доки и перевезя запасы.

Входы в Китайское море контролировала Великобритания, используя у северного входа базу Гонконг, у южного — базу Сингапур. Ахиллесова пята Гонконга была в том, что он повёрнут тылом к китайской территории, откуда могли выдвинуться японские сухопутные войска. На западном берегу Китайского моря был расположен Французский Индокитай (Вьетнам), на восточном — американские Филиппины, где размещению американских военно-морских сил препятствовало отсутствие базы. По этой причине японцы могли захватить Филиппины за несколько дней.

В западной части Тихого океана передовой восточной позицией Японии были принадлежавшие ей пять архипелагов — Бонинские, Марианские, Палаусские, Каролинские и Маршалловы острова. В центре этой передовой позиции находился принадлежавший США остров Гуам. Но на нём не было военно-морской базы, поэтому японцы могли захватить Гуам, как и Филиппины.

На Бонинских, Марианских и Палаусских островах, образующих цепь, вытянутую в меридиональном направлении, были наблюдательные посты, в их бухтах базировались японские подлодки. С востока американские корабли не могли проскользнуть через эту цепь незамеченными даже ночью. Японский флот узнал бы об их подходе за три дня. Даже если японские подлодки на этой позиции не нанесли бы большого ущерба американскому флоту, они остались бы на его коммуникациях. Два других архипелага — Каролинские и Маршалловы острова, образующие цепь, вытянутую с запада на восток на 2000 миль, позволяли японским подлодкам господствовать над флангом американских коммуникаций.

Исходя из соотношения сил четыре к трём, учитывая, что у американцев не будет возможности укрыть повреждённые корабли в базах и, кроме того, американские корабли прибудут в район боевых действий, когда Филиппины и Гуам уже будут захвачены, с истощёнными запасами, изношенными переходом через океан механизмами, Головин и Бубнов пришли к выводу, что шансы в сражении будут равны.

Если японский флот не примет боя и укроется в Японском море, американские корабли не смогут туда прорваться. Потери, которые они могли понести в проливах, устранили бы и без того незначительное превосходство США. Их корабли могли находиться лишь в Жёлтом или Китайском морях, блокада Японии в этом случае стала бы дальней и недейственной, американским пароходам пришлось бы доставлять кораблям США топливо и другие запасы через Тихий океан под ударами японских подлодок.

Какой способ действий ни избрали бы японцы, американцы столкнулись бы с неразрешимой стратегической проблемой. Корабли США не могли постоянно находиться в море не только из-за угрозы со стороны японских подлодок. Их время от времени требовалось вводить в док. Но создать базу на Жёлтом море было невозможно, на Китайском — лишь отвоевав Филиппины, а для этого были необходимы сухопутные войска. Защитить в океане транспорты с войсками от линейных крейсеров типа «Конго» можно было лишь при одном условии — если боевые корабли, уходя от берегов Америки, возьмут эти транспорты с собой.

«Лучшего момента, как атаковать американский флот, конвоирующий сотни транспортов, да ещё с войсками, — японский флот, конечно, не может себе представить»15, — заключили авторы. Если транспорты с топливом во время боя можно было оставить под слабой охраной, то транспорты с войсками требовали плотного конвоирования главными силами. В бою они настолько связали бы американские боевые корабли, что их положение стало бы безнадёжным.

Таким образом, Америка не могла в одиночку победить Японию. А в союзе с третьими странами?

Союз с Францией не решил бы эту проблему. Французский флот был предназначен для действий в Средиземном море, а не в океанах, не мог усилить американцев. Союз с Францией был способен дать США лишь некоторое улучшение базирования (у побережья Индокитая), но и в этом случае блокада Японии осталась бы дальней и недейственной.

Участие Великобритании в войне сулило больше стратегических выгод. Конечно, весь английский флот не мог уйти на Дальний Восток, но англичане были способны прислать туда большие силы. В этом случае Япония скорее всего не решилась бы на захват Филиппин, т.к. с приходом союзного флота японские войска на Филиппинах оказались бы отрезанными от Японии. Её флот не пошёл бы на безнадёжное сражение, укрылся бы в Японском море. Но и тогда завоевание японской метрополии оказалось бы невозможным. Союзники вряд ли решились бы прорываться в Японское море. Потери при этом были бы слишком велики, а ближайшая надёжная база — Сингапур находилась на расстоянии 2000 миль. Поэтому даже в союзе с Великобританией США не могли установить полную блокаду Японии.

Китай, по мнению авторов, мог выступить против Японии лишь при поддержке десятка европейских корпусов, которые могли подойти только с севера, из России.

Перечисленные соображения позволили Головину и Бубнову сформулировать прогноз, который сбылся в августе 1945 года: «Новая война с Японией протекала бы для России в условиях несравненно более благоприятных, чем война 1904—5 гг. В случае успеха она имела бы результатом перерыв сухопутных сообщений Японии с Китаем и очищение… Маньчжурии. Это лишило бы Японию большей части её базы на… материке и, при одновременной морской блокаде, привело бы к полной блокаде, т.е. к проигрышу войны. Вот почему мы позволяем себе сделать следующий общий стратегический вывод: С.-А. Соед. Штаты (в то время в русскоязычной литературе США именовали Северо-Американскими Соединёнными Штатами — САСШ. — Прим. авт.) могут победить Японию только с помощью сильной России»16. <…>

Полный вариант статьи читайте в бумажной версии «Военно-исторического журнала» и на сайте Научной электронной библиотеки http:www.elibrary.ru

 

ПРИМЕЧАНИЯ

1 Вашингтонская конференция // Большая российская энциклопедия: электронная версия (БРЭ ЭВ): https://bigenc.ru.

2 Бубнов А.Д., Головин Н.Н. Стратегия американо-японской войны. М.: Военный вестник, 1925. С. 6.

3 Там же. С. 7.

4 Тихоокеанские кампании 1941—45 // БРЭ ЭВ.

5 Бубнов А.Д., Головин Н.Н. Указ. соч. С. 15.

6 Были построены линкоры «Колорадо» и «Западная Вирджиния».

7 Бубнов А.Д., Головин Н.Н. Указ. соч. С. 15. 

8 Ход полудивизии из двух новейших японских линкоров типа «Нагато» был ещё больше — 26,5 узла. Япония засекретила эту информацию, общественности представляла заниженные характеристики.

9 Бубнов А.Д., Головин Н.Н. Указ. соч. С. 15.

10 Там же. С. 17.

11 Тихий океан // Интернет-ресурс: http://mirplaneta.ru.

12 Бубнов А.Д., Головин Н.Н. Указ. соч. С. 30.

13 Рюкю // Географические названия мира: топонимический словарь. М.: АСТ, 2001. Интернет-ресурс: https://dic.academic.ru.

14 Бубнов А.Д., Головин Н.Н. Указ. соч. С. 34.

15 Там же. С. 50.

16 Там же. С. 74.