1

Проблемы советской военной стратегии в публикациях 1920-х годов

I.S. BAKLANOVA – Problems of Soviet military strategy in the 1920s publications

Аннотация. Автор анализирует отражение взглядов советских военачальников и теоретиков на характер советской военной стратегии в публикациях 1920-х годов.

Summary. The author analyses the views of Soviet military leaders and theorists on the nature of Soviet military strategy in the publications of the 1920s .

ВОЕННОЕ ИСКУССТВО

Бакланова Ирина Семёновна — доцент кафедры гуманитарных и социально-политических наук Московского государственного технического университета гражданской авиации, кандидат исторических наук, доцент

(Москва. E-mail: bairs777@mail.ru)

 

ПРОБЛЕМЫ СОВЕТСКОЙ ВОЕННОЙ СТРАТЕГИИ В ПУБЛИКАЦИЯХ 1920-х годов

 

Разработка военной стратегии Страны Советов как социалистического государства в 1920-е годы базировалась на представлениях о её особом характере, определявшемся принципиально иной, нежели капиталистическая, социальной и политической основой. Эти взгляды опирались на высказанные Ф. Энгельсом и развитые В.И. Лениным идеи о создании победившим пролетариатом своего особого, пролетарского способа ведения войны1.

Первым, кто, как писал Н.Е. Какурин, «установил и ввёл ряд новых понятий» в области стратегии, стал М.Н. Тухачевский2.

Сначала это были попытки расширить представления о стратегии за счёт марксистской теории, а также, как писал М.Н. Тухачевский, «новых данных стратегии Гражданской войны, которых нам раньше не приходилось учитывать»3. В дальнейшем речь шла об «учении о красной стратегии»4.

Отправной точкой рассуждений М.Н. Тухачевского стало, по-видимому, следующее положение, отражённое в работе «Вопросы современной стратегии»: характер войны напрямую зависит от ступени общественного развития, на которой находится страна, каждой эпохе соответствует своя стратегия5.

Новую эпоху Тухачевский охарактеризовал как время «социалистических революций и социалистических войн на пути к мировому распространению революции»6, когда в результате пролетарского вооружённого восстания победивший класс берёт власть в свои руки и начинает создавать армию, с чего начинается гражданская война7. Затем Тухачевский уточнил, что «настоящая» гражданская война возникает только после того, как диктатура пролетариата «стала действительностью»8, по мере упрочения власти рабочего класса масштабы вооружённого классового противостояния расширяются на территории других государств. Буржуазия, по мнению Тухачевского, не могла допустить существования социалистического «острова» среди «моря» капиталистических государств, её непримиримость породила альтернативу: пролетариат путём гражданской войны распространит социалистическую революцию во всём мире или погибнет9, гражданская война будет идти непрерывно «вплоть до отмирания государства, классов и армии», когда социалистический строй распространится «по всему миру»10, и закончится «лишь с завоеванием всемирной диктатуры пролетариата»11. Правда, Тухачевский признавал и «затишья» в этой борьбе.

Он считал, что отечественный пролетариат должен был «протянуть руку помощи» рабочему классу других стран, при этом «революция извне и революция изнутри» равнозначны для освобождения пролетариата, так как вступление революционной армии в пределы соседнего государства может закончиться низложением власти эксплуататоров и установлением диктатуры рабочего класса12.

Впрочем, в работах Тухачевского есть и оговорки о том, что экспорт революции невозможен (хотя он не оперирует таким понятием, полагая, что любые действия для освобождения эксплуатируемых от власти эксплуататоров исторически справедливы): «Задумать насильственную социалистическую революцию невозможно». Даже в эпоху социалистических революций «революция извне» — это, по его мнению, только вооружённая помощь рабочему классу другой страны, который самостоятельно не мог справиться с буржуазной армией и жандармерией13.

Вместе с тем в начале 1930-х годов, критикуя профессора Военной академии имени М.В. Фрунзе А.А. Свечина, М.Н. Тухачевский с возмущением писал, что тот отказывает Советскому Союзу в сокрушении буржуазных противников: «Интервенция может угрожать СССР, и по Свечину это научно законно. Но капиталистические соседи СССР должны быть спокойны — СССР их не следует трогать!»14.

Перед началом «революции извне» Тухачевский считал необходимыми подготовительные мероприятия. Прежде всего, предлагал проанализировать степень готовности пролетариата и крестьянства к применению красной вооружённой силы. В статье «Статистика в гражданской войне» указывал на необходимость статистических исследований на основе классового подхода. По его мнению, национальный и религиозный вопросы в гражданских войнах будут стоять на втором плане15, тем не менее буржуазия может использовать лозунг «шовинистической» самозащиты от «империалистического нашествия», хотя Тухачевский считал, что социалистическая революция «назрела всюду», поэтому рабочий класс «может быть легко подготовлен к этому нашествию»16.

Он пришёл к выводу о том, что стратегия гражданской войны «исследует военные формы и средства, которыми восставший пролетариат защищает и распространяет свою диктатуру»17, ввёл понятия — «жизненный» и «мертвящий» центры. Тухачевский, как отмечал его бывший сослуживец по 5-й армии и Академии Красного Генерального штаба Н.И. Корицкий, работал над этой темой ещё в 1918 году18 и привёл определения этих терминов в сообщении «Возникновение гражданской войны»19, опубликованном в 1919 году.

«Жизненными центрами» Тухачевский назвал крупные центры производства или политической власти, в которых произошло восстание, ставшие его «душой», средоточием материальных и духовных сил. Они материально и духовно поддерживали восстания в соседних районах, именно на этих центрах «базируется вся периферия возникающего государства»20. А «мертвящие центры» с неблагоприятным классовым составом в силу различия классовых интересов находились в оппозиции к новой власти, использовали все возможности для её свержения. При этом центры, «мертвящие» для одной из противоборствующих сторон, были «жизненными» для другой и наоборот. Гражданская война давала возможность использовать классовую борьбу для создания «жизненных центров»21.

Эти положения Тухачевский развил в лекции «Стратегия национальная и классовая», прочитанной 24 декабря 1919 года в Академии Красного Генерального штаба. В частности, указал, что наступающая сторона мобилизует в занятых областях представителей родственных ей классов. Армии же противника ослабляются за счёт дезертирующих уроженцев теряемых местностей. В то же время наступление по «мертвящим центрам» приводит к ослаблению наступающих, так как требует больших затрат на обеспечение тылов и большой потери времени22.

Аналогичные взгляды в 1921 году в ходе дискуссии о советской военной доктрине высказывал М.В. Фрунзе, считавший, что международная обстановка характеризовалась «развивающейся мировой революцией» и высокой вероятностью «гражданских и полугражданских войн» в ближайшем будущем23, так как буржуазия «в предчувствии надвигающейся на неё погибели» делает всё, чтобы уничтожить «рассадник и источник» опасности её мировому господству — советское государство. Поэтому между диктатурой пролетариата и остальным капиталистическим миром возможно только одно состояние — «отчаянной войны не на живот, а на смерть». Причём периоды мирного сосуществования враждующих сторон не меняли существа их взаимоотношений.

Отвечая на вопрос о характере военных задач пролетарского государства, Фрунзе отметил: «Общая политика рабочего класса, класса активного по преимуществу, класса, стремящегося к завоеванию всего буржуазного мира, не может не быть активной в самой высокой степени». И далее: «Самим ходом исторического революционного процесса рабочий класс будет вынужден перейти к нападению, когда для этого сложится благоприятная обстановка». Правда, по мнению Фрунзе, уровень экономического развития страны не благоприятствовал активным действиям пролетарского государства, но степень созревания революционного процесса в других странах и способность их рабочего класса к открытой борьбе с классовым врагом обеспечивали его помощь, которая «уничтожает отрицательное значение приведённого выше указания на тяжёлое экономическое положение нашей страны»24.

Идеи Тухачевского поддержали не все. Как писал в 1922—1924 гг. военный историк Н.Е. Какурин, «оригинальные и живые мысли и положения» Тухачевского не обрели подражателей, а «дальнейшие труды и обязанности» помешали их «полностью» развить25.

В работе «Стратегия пролетарского государства», которая, по оценкам некоторых современных исследователей, отвечала воззрениям представителей тогдашнего партийного и военного руководства, в частности И.В. Сталина, и обнаружила «большое сходство с идеями Фрунзе»26, Какурин согласился практически со всеми теоретическими положениями Тухачевского, в том числе с характеристикой тогдашней эпохи. По его мнению, эпоха империалистических войн изживала себя, так как их результаты не могли окупить огромного расхода сил и средств на их ведение.

Под империалистическими войнами автор понимал те, в которых правящие классы реализовали свои захватнические, грабительские интересы, а также стремились сорвать такие планы господствующих классов других стран, избавив себя от опасных конкурентов на мировом рынке. Ближайшую историческую перспективу Какурин видел как эпоху классовых войн, предшествовавших окончательному отмиранию государства, в которых государство диктатуры пролетариата будет преследовать интересы рабочего класса в мировом масштабе. Поэтому пролетариату, захватившему и укрепившему власть в одной стране, неизбежно придётся придти на помощь тем странам, где этот процесс шёл слишком медленно или остановился из-за неблагоприятных условий27. <…>

Полный вариант статьи читайте в бумажной версии «Военно-исторического журнала» и на сайте Научной электронной библиотеки http:www.elibrary.ru

___________________

ПРИМЕЧАНИЯ

 

1 См., например: История военной стратегии России / Под ред. В.А. Золотарёва. М., 2000.С. 157.

2 Какурин Н.Е. Стратегия пролетарского государства. М., 1924. С. 8.

3 Тухачевский М. Стратегия национальная и классовая / Тухачевский М. Война классов. Статьи 1919—1920 гг. М., 1921. С. 6.

4 См., например: Тухачевский М. О стратегических взглядах профессора Свечина / Против реакционных теорий на военно-научном фронте. Критика стратегических и военно-исторических взглядов проф. Свечина. Стенограмма открытого заседания пленума секции по изучению проблем войны Ленинградского отделения Коммунистической академии при ЦИК СССР 25 апреля 1931 г. М., 1931. С. 6.

5 Тухачевский М.Н. Вопросы современной стратегии. М., 1926. С. 4.

6 Он же. Война классов. Статьи 1919—1920 гг. С. 3.

7 Он же. Стратегия национальная и классовая… С. 6.

8 Он же. Политика и стратегия в гражданской войне / Тухачевский М. Война классов. Статьи 1919—1920 гг. С. 31, 32.

9 Там же. С. 32. Данное положение М.Н. Тухачевский подчеркнул и в других статьях, например: Революция извне / Тухачевский М. Война классов. Статьи 1919—1920 гг. С. 50, 51; Красная армия и милиция / Там же. С. 69; Письмо к товарищу Зиновьеву / Там же. С. 139.

10 Он же. Красная армия и милиция. С. 69.

11 Он же. Письмо к товарищу Зиновьеву. С. 139; он же. Предисловие / Там же. С. 3.

12 Он же. Революция извне. С. 51, 54, 55.

13 Там же. С. 58.

14 Тухачевский М. О стратегических взглядах проф. Свечина. С. 15.

15 Он же. Статистика в гражданской войне / Тухачевский М. Война классов. Статьи 1919—1920 гг. С. 78, 80.

16 Он же. Революция извне. С. 56, 54, 58.

17 Он же. Письмо к товарищу Зиновьеву. С. 139. Данное письмо датировано 18 июля 1920 г., написано во время наступления на Западном фронте. А 2 июля командующий Западным фронтом М.Н. Тухачевский подписал приказ войскам, в котором сказано: «Бойцы рабочей революции. Устремите свои взоры на запад. На западе решаются судьбы мировой революции. Через труп белой Польши лежит путь к мировому пожару. На штыках понесём счастье и мир трудящемуся человечеству. На Запад!» (См.: Приказ войскам Западного фронта № 1423 от 2 июля 1920 г. г. Смоленск // Воен.-истор. журнал. 1990. №. 5. С. 31). Иначе оценивал цели и задачи Советско-польской войны Л.Д. Троцкий. В документах того периода за подписью председателя Реввоенсовета Республики подчёркивались миролюбие советского правительства и оборонительный характер той войны (См.: Троцкий Л.Д. Смерть польской буржуазии // Троцкий Л.Д. Как вооружалась революция. Т. 2. Кн. 2. М., 1920. С. 91; он же. Смерть польской буржуазии! Обращение-листовка / Там же; он же. Ко всем рабочим, крестьянам и честным гражданам России / Там же. С. 98, 99; он же. По поводу речи Бонар-Лоу / Там же. С. 143). И только после успехов Красной армии на Западном фронте председатель РВСР, ещё раз заявив, что «нет ни одного вопроса между Россией и Польшей», который не мог бы быть разрешён мирно, к выгоде для обеих сторон», связал получение польским народом «честного мира», «честной границы» со свержением буржуазного правительства (См.: он же. Рабочим, крестьянам и всем честным гражданам Советской России и Советской Украины / Там же. С. 160).

18 Корицкий Н. Начальник академии // Воен.-истор. журнал. 1963. № 12. С. 53.

19 Тухачевский М. Возникновение гражданской войны // Гражданская война: Сб. первый. Сообщения по гражданской войне, читанные сотрудниками штаба 5 армии. Издание Инспекции военно-учебного дела 5-й армии Восточного фронта, 1919. С. 3, 4, 6.

20 Там же.

21 Там же. С. 6, 7, 10.

22 Тухачевский М. Стратегия национальная и классовая. С. 18.

23 Фрунзе М.В. Реорганизация Красной армии (Выдержка из тезисов) / Фрунзе М.В. Собр. соч.: В 3 т. Т. 1. С. 205.

24 Он же. Единая военная доктрина и Красная армия / Там же. С. 219, 221, 222.

25 Какурин Н.Е. Указ. соч. С. 8.

26 Кулешова Н.Ю. Военно-доктринальные установки сталинского руководства и репрессии в Красной армии конца 1930-х годов // Отечественная история. 2001. № 2. С. 65, 66.

27 Какурин Н.Е. Указ. соч. С. 5, 6, 7, 10,11.