1

Полувековой диалог о ПРО

Аннотация. В статье представлены результаты анализа отношений нашей страны и США по проблеме противоракетной обороны, предпринята попытка периодизации их истории.

Summary. The paper sums up the results of looking into the relations between this country and the United States with regard to missile defense, and attempts to divide their history into periods.

Анисимова Ольга Евгеньевна — старший преподаватель кафедры гуманитарных и социально-экономических дисциплин Военного учебно-научного центра Военно-воздушных сил «Военно-воздушная академия имени профессора Н.Е. Жуковского и Ю.А. Гагарина» (ВУНЦ ВВС), кандидат исторических наук, доцент

(г. Воронеж. E-mail: ms.helga11@mail.ru);

Баранов Дмитрий Александрович — преподаватель кафедры гуманитарных и социально-экономических дисциплин Военного учебно-научного центра Военно-воздушных сил «Военно-воздушная академия имени профессора Н.Е. Жуковского и Ю.А. Гагарина» (ВУНЦ ВВС), кандидат исторических наук

(г. Воронеж. E-mail baranovdmitry2@gmail.com);

Зайцев Владимир Александрович — заведующий кафедрой гуманитарных и социально-экономических дисциплин Военного учебно-научного центра Военно-воздушных сил «Военно-воздушная академия имени профессора Н.Е. Жуковского и Ю.А. Гагарина» (ВУНЦ ВВС), полковник запаса, кандидат исторических наук, доцент

(г. Воронеж. E-mail: 930700@mail.ru);

Полянин Александр Рустэмович — профессор кафедры гуманитарных и социально-экономических дисциплин Военного учебно-научного центра Военно-воздушных сил «Военно-воздушная академия имени профессора Н.Е. Жуковского и Ю.А. Гагарина» (ВУНЦ ВВС), полковник запаса, кандидат педагогических наук, доцент

(г. Воронеж. E-mail: poljanin_a@mail.ru);

Анисимов Владимир Петрович — старший преподаватель кафедры гуманитарных и социально-экономических дисциплин Военного учебно-научного центра Военно-воздушных сил «Военно-воздушная академия имени профессора Н.Е. Жуковского и Ю.А. Гагарина» (ВУНЦ ВВС), подполковник запаса

(г. Воронеж. E-mail: anisim-68@yandex.ru).

 

Полувековой диалог о ПРО

 

Начатый около полувека назад диалог нашей страны и США по противоракетной обороне (ПРО) и другим аспектам ограничения стратегических вооружений (ОСВ) был вызван угрозой ядерной войны и стремлением предотвратить её.

Карибский кризис 1962 года, с одной стороны, повлиял на наращивание стратегических ядерных сил (СЯС) и создание ПРО обеих держав, с другой — продемонстрировал возможность политико-дипломатических решений самых острых международных проблем при условии обоюдного стремления сторон не допустить развязывания ядерной войны, побудил СССР и США к поиску путей и механизмов предупреждения её развязывания, привёл к заключению соглашения о линии «горячей связи» между Москвой и Вашингтоном1, а также первого соглашения на пути к ограничению ядерной гонки — Договора о запрещении испытаний ядерного оружия в атмосфере, космическом пространстве и под водой2.

Вопрос о целесообразности отказа СССР и США от создания широкой системы ПРО был поднят в 1960-е годы3. Предложения, определявшие содержание переговоров, свидетельства их участников и оценки других специалистов, соглашения и иные документы, состояние систем ПРО, исследования и публикации позволяют выделить пять этапов политико-дипломатических отношений двух держав по проблеме противоракетной обороны.

Первый этап этого диалога, начатого в 1960-е годы, завершился заключением в 1972 году Договора между СССР и США об ограничении систем противоракетной обороны (Договор по ПРО, ДПРО) и Временного соглашения о некоторых мерах в области ограничения стратегических наступательных вооружений (его краткое название «ОСВ-1», «Соглашение ОСВ-1» не вполне точно, т.к. в число стратегических наряду с наступательными входят и оборонительные вооружения, но принято специалистами4, поэтому использовано в статье).

Второй этап, в ходе которого СССР и США уменьшили договорное число районов ПРО, продолжался до 1983 года — начала реализации американской «Стратегической оборонной инициативы» (СОИ).

На третьем этапе содержание диалога о ПРО определила программа СОИ, заставившая нашу страну реагировать политико-дипломатическими и военно-техническими мерами. Он завершился с развалом СССР в 1991 году, породившим проблему правопреемства по его международным обязательствам, в т.ч. по ДПРО и СНВ.

Эта проблема была решена в начале четвёртого этапа, на котором США стремились устранить ограничения развития стратегической ПРО, сорвали вступление в силу её договорных разграничений с нестратегической ПРО и завершили этот этап выходом из Договора по ПРО в 2002 году.

На нынешнем, пятом, этапе США сделали диалог по противоракетной обороне безрезультатным, чтобы он не препятствовал развитию американской ПРО, служащей одним из инструментов обеспечения присутствия США в разных регионах мира, достижения ими глобального стратегического доминирования и борьбы за мировое господство5.

Началом обмена мнениями о стратегических вооружениях двух держав можно считать разговор в ходе визита в Вашингтон министра иностранных дел СССР А.А. Громыко в октябре 1963 года. Госсекретарь США Д. Раск предложил ему рассмотреть вопрос об уничтожении всех американских бомбардировщиков типа Б-47 и соответствующих советских бомбардировщиков. Громыко предложил включить в обсуждение и вопрос о ракетах6. СССР стремился к диалогу об этом. Администрация президента США Л. Джонсона уклонялась от него7. Лишь после того, как в США узнали, что СССР начал создавать систему ПРО вокруг Москвы, они стали к концу 1966 года проявлять готовность к серьёзным переговорам8.

На встрече председателя Совмина СССР А.Н. Косыгина с президентом США Л. Джонсоном 23 июня 1967 года в американском городке Гласборо главный довод американцев в пользу отказа от ПРО изложил министр обороны США Р. Макнамара, заявив, что «ответом США на вашу систему ПРО станет наращивание наших наступательных вооружений… Размещение советской системы ПРО приведёт к гонке вооружений»9.

Лукавство было явным. США считали, что «договорённость о неразвёртывании систем ПРО не должна предусматривать запрета на проведение исследовательских работ, создание прототипов антиракет»10, хотели предотвратить развёртывание ПРО СССР и разработать свою. Затем могли отказаться от договорённости так же, как через 35 лет вышли из Договора по ПРО. Позже (в 1980-е гг.) Макнамара признал: «С начала ядерной эры и по сей день Соединённые Штаты стремятся сохранить «превосходство» по стратегическим и тактическим ядерным вооружениям или, по крайней мере, иметь вооружения, которые обеспечили бы нам преимущество, если бы мы, а не Советы нанесли удар первыми»11.

Не оставляла сомнений в намерениях США и их политика, создававшая угрозу войны12. Её усилил бы отказ от ПРО без ограничения СЯС, поэтому в Гласборо на аргументы США в пользу отказа от ПРО Косыгин ответил: «Видимо, сначала нужно, чтобы мы с вами поставили конкретную задачу по сокращению всех вооружений, включая как оборонительные, так и наступательные»13.

США продолжили наращивать стратегические наступательные вооружения (СНВ) и в сентябре 1967 года объявили о начале создания системы ПРО «Сентинел». В марте 1969 года президент США Р. Никсон объявил о реорганизации системы, получившей в новом виде название «Сейфгард»14.

Советско-американские переговоры по ОСВ и ПРО15 начались 17 ноября 1969 года16. Когда обсуждение проблемы ПРО зашло в тупик, компромисс по главным показателям ограничений ПРО нашли в апреле 1972 года по установленному для переговоров специальному каналу неофициальных контактов делегаций. Генеральный секретарь ЦК КПСС Л.И. Брежнев изложил их помощнику президента США по вопросам национальной безопасности Г. Киссинджеру, находившемуся в Москве 20—24 апреля для подготовки визита Никсона настолько сверхтайно, что даже посольство США не знало о его приезде17.

26 мая 1972 года Брежнев и Никсон в Кремле подписали бессрочный Договор по ПРО и Временное соглашение ОСВ-1, которые стали фундаментом стратегического баланса сил двух сверхдержав. За ними последовали договоры нашей страны и США об СНВ: в 1979-м — ОСВ-2, в 1987-м — о ликвидации ракет средней и меньшей дальности (ДРСМД); в 1991-м — СНВ-1, в 1993-м — СНВ-2, не вступивший в силу, так как не был ратифицирован США, в 2002-м — о сокращении стратегических наступательных потенциалов (ДСНП), в 2010-м — СНВ-318.

29 мая 1972 года был подписан ещё один важный документ «Основы взаимоотношений между СССР и США», зафиксировавший принципы, которыми обе сверхдержавы намеревались руководствоваться в своих отношениях19. Их реализация открывала перспективы сотрудничества СССР и США по многим направлениям, прежде всего уменьшения угрозы ядерной войны, укрепления международной безопасности, ограничения гонки вооружений и разоружения.

Договор о ПРО (далее — Договор), вступивший в силу 3 октября 1972 года, обязал СССР и США не развёртывать системы противоракетной обороны, которые покрывали бы все их территории или создавали основу для такой широкой обороны, ограничить размещение средств ПРО каждой из сторон двумя районами — один с центром в столице, другой — в районе расположения пусковых установок (ПУ) межконтинентальных баллистических ракет (МБР), каждый радиусом 150 км, с числом не более 100 ПУ противоракет (ПР) и, соответственно, не более 100 ПР на стартовых позициях, ограничил число и потенциал радиолокационных станций (РЛС) ПРО. Стороны обязались не создавать, не испытывать и не развёртывать системы или компоненты ПРО морского, воздушного, космического или мобильно-наземного базирования, ПУ противоракет для пуска с каждой более одной ПР одновременно, средства скоростного перезаряжания ПУ ПР, на испытательных полигонах каждой из сторон иметь не более 15 ПУ ПР, уничтожить либо демонтировать системы ПРО или их компоненты сверх количеств или вне районов, определённых Договором, а также запрещённые им, не передавать другим государствам и не размещать вне своей национальной территории системы ПРО или их компоненты, ограниченные Договором. Он также предусматривал контроль выполнения обязательств по ДПРО национальными техническими средствами и запретил применять затрудняющие его преднамеренные меры маскировки20.

Согласованным заявлением «Д», дополнившим ДПРО, было запрещено развёртывать системы и компоненты ПРО, основанные на иных физических принципах, чем существовавшие на момент подписания Договора, и кроме как в установленных им районах ПРО. Новые, необычные системы и компоненты ПРО могли быть развёрнуты в разрешённом районе только после консультаций сторон об их ограничении и внесения в Договор согласованных поправок21.

Положения ДПРО обеспечивали уязвимость сторон и взаимное ядерное сдерживание, исключали гонку противоракетных вооружений и вводили в более спокойное русло соревнование в области СНВ, создали предпосылки для их ограничения и сокращения, открыли путь к переходу советско-американских отношений от конфронтации к разрядке и сотрудничеству. Договор по ПРО оказывал важнейшее стабилизирующее влияние на советско-американский военный баланс22.

Для содействия выполнению ДПРО в декабре 1972 года решением правительств СССР и США была учреждена Постоянная консультативная комиссия (ПКК). Впоследствии на неё возложили обязанности и в связи с другими договорённостями по ОСВ23.

3 июля 1974 года в Москве Брежнев и Никсон подписали протокол к ДПРО, ограничивший размещение системы ПРО каждой из сторон или её компонентов одним районом, и разработанный ПКК протокол о процедурах, регулирующих замену, демонтаж или уничтожение систем ПРО, их компонентов и уведомление о них24. В октябре 1978 года стороны подписали согласованное заявление, касающееся некоторых положений ДПРО, в 1985 году — документ под названием «Общее понимание о несовмещении по времени работы компонентов ПРО и средств ПВО на испытательных полигонах ПРО»25. <…>

Полный вариант статьи читайте в бумажной версии «Военно-исторического журнала» и на сайте Научной электронной библиотеки http:www.elibrary.ru

__________________________

ПРИМЕЧАНИЯ

1 Карибский кризис 1962 // Военная энциклопедия (ВЭ) в 8 т. Т. 3. М.: Воениздат, 1995; Большая российская энциклопедия: электронная версия (БРЭ ЭВ): https://bigenc.ru.

2 Договор о запрещении испытаний ядерного оружия в атмосфере, в космическом пространстве и под водой // Сайт МИД РФ: http://www.mid.ru.

3 Колтунов В.С. Переговоры об ограничении систем ПРО в контексте взаимного сдерживания // Противоракетная оборона: противостояние или сотрудничество? / Под ред. А.Г. Арбатова и В.З. Дворкина. М.: РОССПЭН, 2012. С. 66.

4 Богатуров А.Д., Аверков В.В. История международных отношений. 1945—2008: учебное пособие для студентов вузов. М.: Аспект Пресс, 2010. С. 194.

5 Кузнецов А.А. ПРО США: погоня за химерами неуязвимости и безнаказанности // Воен.-истор. журнал. 2018. № 12. С. 49.

6 Добрынин А.Ф. Сугубо доверительно: посол в Вашингтоне при шести президентах США (1962—1986 гг.) М.: Автор, 1996. С. 94.

7 Там же. С. 112.

8 Гриневский О.А. К истории Договора о ПРО // Безопасность Европы / Под ред. В.В. Журкина. М.: Весь мир, 2011. С. 127.

9 Макнамара Р. Путём ошибок к катастрофе: опыт выживания в первом веке ядерной эры. М.: Наука, 1988. С. 59.

10 Добрынин А.Ф. Указ. соч. С. 134.

11 Макнамара Р. Указ соч. С. 117.

12 Добрынин А.Ф. Указ. соч. С. 149.

13 Корниенко Г.М. «Холодная война»: свидетельство её участника. М.: Олма-Пресс, 2001. С. 73.

14 Льюис Дж. Противоракетные программы и системы США до 2000 г. // Противоракетная оборона: противостояние или сотрудничество? С. 45.

15 Подробнее см.: Стародубов В.П. Супердержавы XX века: стратегическое противоборство. М.: ОЛМА-ПРЕСС, 2001. С. 234, 235; Корниенко Г.М. Указ. соч. С. 78; Колтунов В.С. Указ. соч. С. 68; Гриневский О.А. Указ. соч. С. 130, 135.

16 Добрынин А.Ф. Указ. соч. С. 190.

17 Гриневский О.А. Указ соч. С. 135—138.

18 Подробнее см: Международные договоры и соглашения о сокращении и ограничении стратегических наступательных вооружений // Интернет-портал Минобороны РФ: http://encyclopedia.mil.ru.

19 Богатуров А.Д., Аверков В.В. Указ. соч. С. 194, 195.

20 Договор между СССР и США об ограничении систем противоракетной обороны. 26 мая 1972 г. // Сайт МИД РФ: http://www.mid.ru.

21 История международных отношений и внешней политики СССР, 1917—1987 гг. в 3 т. Т. 3. М.: Международные отношения, 1987. С. 105—107.

22 Колтунов В.С. Указ. соч. С. 69.

23 Стародубов В.П. Указ. соч. С. 351, 352.

24 Договор об ограничении систем противоракетной обороны // Советская военная энциклопедия в 8 т. Т 3. М.: Воениздат, 1979. С. 218, 219.

25 Колтунов В.С. Указ. соч. С. 69, 70.