1

Получение странами-союзницами германских патентов на изобретения после Второй мировой войны

Аннотация. В статье показано, как и каким образом происходило получение странами — союзницами по антигитлеровской коалиции германских патентов на изобретения после Второй мировой войны.

Summary. The paper shows how and in what way the Allies received German patents for inventions after the Second World War.

ЭКОНОМИКА И ВООРУЖЁННЫЕ СИЛЫ

 

ФЕДУЛОВ Сергей Валентинович — доцент кафедры социально-экономических дисциплин Военно-космической академии имени А.Ф. Можайского, полковник запаса, доктор исторических наук, доцент

(Санкт-Петербург. E-mail: serg.val.fed.661000@yandex.ru);

КОНЕЕВ Алексей Николаевич — заведующий кафедрой истории войн и военного искусства ВУНЦ ВМА («Военно-морская академия имени Н.Г. Кузнецова»), контр-адмирал запаса, кандидат военных наук, доцент

(Санкт-Петербург. E-mail: coneev2012@yandex.ru);

БАРБАНЕЛЬ Борис Аронович — академик Российской академии естественных наук (РАЕН), заслуженный изобретатель РФ, вице-президент Российского научно-технического общества судостроителей имени А.Н. Крылова, член редакционного совета журнала «Изобретательство», кандидат технических наук

(Санкт-Петербург. E-mail: cpntokrylov@mail.ru).

 

Получение странами-союзницами германских патентов на изобретения после Второй мировой войны

 

На Ялтинской и позднее на Потсдамской конференциях руководством стран — союзниц по антигитлеровской коалиции было принято решение о проведении демилитаризации экономики Германии и хотя бы частичном возмещении ею материального ущерба, нанесённого другим странам, т.е. репарациях. Участвуя в принятии решения о репарациях, руководство СССР оставило без внимания такой серьёзный вопрос, как возмещение ущерба в интеллектуальной сфере.

А это изъятые в ходе оккупации германскими войсками в научных учреждениях и на предприятиях научные, технические наработки советских учёных и конструкторов; свёрнутые, а зачастую закрытые научно-исследовательские и опытно-конструкторские работы; оторванные от оборудованных баз научные и учебные учреждения, эвакуированные в глубь страны; находившийся в длительной блокаде мощнейший научный кластер в Ленинграде; погибшие советские учёные, конструкторы и изобретатели.

В предвоенные годы в СССР, в т.ч. в армии и на флоте, было широко развёрнуто массовое изобретательское и рационализаторское движение. Так, 14 апреля 1941 года на основании постановления Совета народных комиссаров (СНК) СССР от 5 марта 1941 года № 448 «Об утверждении Положения об изобретательстве и технических усовершенствованиях» приказом наркома ВМФ СССР адмирала Н.Г. Кузнецова № 265 был создан Отдел изобретений НК ВМФ1. Это дало свои результаты. За период Великой Отечественной войны только от изобретателей и рационализаторов Краснознамённого Балтийского флота были поданы 326 заявок на изобретения2.

В Советском Союзе правовая ситуация с авторским правом была довольно запутана. В Гражданском кодексе РСФСР, принятом 1 января 1923 года, не содержалось положений касательно авторских прав. Через два года, 30 января 1925 года Центральный исполнительный комитет издал постановление «Об основах авторского права». Авторское право распространялось на все литературные и музыкальные произведения; на работы в сфере искусства и науки; фильмы, выпущенные советскими гражданами, а также работы иностранных авторов, впервые выпущенные в СССР или, если они не были выпущены, существовавшие в какой-то объективной форме, независимо от гражданства автора. Только творческие работы являлись объектами авторского права. При этом государство оставило право национализировать работу без согласия автора. На практике исключительные права автора были ограничены требованием публикации и распространения своих работ только через официальные ресурсы и государственной монополией в издательской отрасли.

Авторское право, закреплённое авторским свидетельством и патентом, выдававшимся на изобретения, которые могли быть реализованы промышленным путём, было установлено «Положением об изобретениях и технических усовершенствованиях и о порядке финансирования затрат по изобретательству, техническим усовершенствованиям и рационализаторским предложениям», введённым постановлением Совета народных комиссаров СССР № 448 от 5 марта 1941 года3.

Только в 1961 году структура законодательства об авторском праве была в СССР полностью изменена. Впервые законы об авторском праве были включены в союзный Гражданский кодекс и больше не были отдельным законодательным актом. Поэтому в рассматриваемый период авторское право в Советском Союзе проходило своё становление и развитие, в то время как в капиталистических странах интеллектуальная собственность в виде патентов являлась жизненно важной составляющей деятельности всех учёных, конструкторов и изобретателей.

Перед началом Второй мировой войны США расходовали ежегодно до 13 млрд долларов на научные исследования и считали эти капиталовложения более прибыльными, чем те, которые расходовались непосредственно в производстве. Поэтому вполне понятен тот ажиотаж, который возник немедленно после открытия второго фронта в Европе, когда каждая из конкурировавших фирм старалась первой захватить техническую документацию и образцы новых изделий на германских заводах и в научных учреждениях. Часто их гражданские представители входили в занимавшийся город с передовыми частями, а ещё чаще эту обязанность брали на себя по совместительству кадровые офицеры американской армии и хорошо на этом наживались4.

Отечественная промышленность в этом отношении оказалась гораздо менее оперативной. Сразу после окончания войны в Германию были направлены только «демонтажники», в обязанности которых входил выбор заводского оборудования, передававшегося СССР в порядке репараций. Первые же представители научной и технической мысли появились там лишь спустя полгода, когда многие технические архивы были немцами скрыты, эвакуированы на Запад или уничтожены. Последнему способствовали и наши «демонтажники», которые не видели в «бумаге» никакой материальной ценности. Поэтому на долю научно-технических представителей судостроительной промышленности остался лишь сбор разрозненных сведений и материалов, сохранившихся у отдельных немецких специалистов5.

Более оперативным оказалось командование Военно-морского флота, начавшее с того, что командировало в Германию высококомпетентного инженера капитана 1 ранга (впоследствии вице-адмирала) Л.А. Коршунова и обеспечило его всеми материальными ресурсами для работы среди немцев. Он прежде всего взял под свой контроль архивы высшего военно-морского командования Германии (оберкригсмарине), а затем стал привлекать отдельных немецких специалистов, обеспечивая им за хорошую работу приличный оклад и, самое главное, продовольственный паёк. Благодаря Л.А. Коршунову советские кораблестроители получили копии чертежей всех наиболее современных кораблей бывшего германского флота и много документов, характеризовавших взгляды и намеченные перспективы развития военно-морской техники.

Рассматривая проблему использования германской интеллектуальной собственности, нельзя обойти вниманием вопрос приобретения патентов на изобретения, зарегистрированные и использовавшиеся в Германии накануне и в годы Второй мировой войны. Причём патентование изобретений в Германии было развито на высочайшем уровне. До капитуляции во Второй мировой войне Германия занимала одно из первых мест в мире по количеству выданных в ней патентов на изобретения. К февралю 1945 года германским Патентамтом за всё время его существования выдано 680 тыс. опубликованных патентов на несекретные изобретения; выдано значительное количество патентов на секретные изобретения и оформлялась выдача патентов во время войны по 180 тыс. заявок на различные изобретения. С 1923 по 1940 год в центральный Патентамт Германии поступили 1 080 927 заявок на изобретения и выданы по этим заявкам 232 362 патента. В среднем в год поступала 60 051 заявка и выдавались в год 18 462 патента6. В результате широко поставленной работы по изобретательству Патентамт накопил за время своего существования более 3 млн патентов и собрал наибольшее в мире количество образцов товарных знаков. За время войны в Патентамте остались не разобранными и не эвакуированными до 200 тыс. заявок немецких изобретений. Материалы секретных изобретений и часть патентов были эвакуированы в западную зону.

При вступлении в Германию союзных войск их правительства проявили к немецким изобретениям большой интерес. За 12 месяцев до окончания войны для этой работы были выделены видные специалисты, как, например, англичанин полковник Монро (бывший президент английского Патентамта), американцы сенатор Спенсер и полковник Кесеник.

Вслед за американскими и английскими войсками в Германию шли комиссии, которые имели задачу контролировать технические, научные работы и изобретения немцев. Эти изобретения стали собственностью английского и американского правительств. Технический корреспондент «Ньюс Хроникел» Жан Бевин утверждал, что ценность немецких научных изобретений являлась неизмеримой, и это самая большая военная добыча, которая едва ли когда была.

Пользуясь тем, что немецкий Патентамт был расположен в американской зоне Берлина, союзники пытались бесконтрольно вывезти ценные изобретения и патенты в виде фотокопий и аннотаций. Наиболее ценные изобретения были засняты американцами на киноплёнку и подготовлены к отправке. Выяснив сложившуюся ситуацию, советские представители поставили вопрос о прекращении бесконтрольного изъятия изобретений из немецкого Патентамта и установлении четырёхстороннего контроля держав над деятельностью Патентамта. Кроме того, советская сторона потребовала предоставить Советскому Союзу фотокопии с плёнок, заснятых американцами, и копии патентов, сделанные англичанами. Несмотря на всевозможные попытки со стороны союзников сорвать выполнение требований советских представителей, им удалось получить фотокопии микрофильмов 180 тыс. заявок на изобретения, т.е. микрофильмы порядка 3 млн листов технической документации.

Вместе с тем военные администрации США, Англии и Франции вели большую работу с немецкими изобретателями и учёными с целью собрать отчёты о наиболее значительных германских изобретениях, технических и промышленных исследованиях, проведённых во время войны. Эти работы осуществлялись через техническое разведывательное учреждение западных держав «Филд Информейшен Эйдженси Техникел» («ФИАТ»), которое при вступлении союзных войск в Германию поставило себе на службу немецких учёных, изобретателей и научную информацию. О масштабах этих работ можно судить по тому, что только за несколько месяцев Германию посетили 11 тыс. учёных. Специальный комитет опубликовал 1400 докладов о достижениях германской науки и техники. В январе 1947 года в Лондоне была организована выставка немецких изобретений. Британская и американская промышленность, используя немецкие изобретения, получила ценные, требовавшие длительной разработки технические материалы почти бесплатно7.

В самой же Западной Германии и в западных секторах Берлина оккупационные власти стран-союзниц усилили работу по выявлению и использованию немецких изобретений путём открытия пунктов приёма изобретений, улучшения условий для патентования немецких изобретений в США, Великобритании и Франции, активизировали работу среди немецких изобретателей и т.п. В результате этих мероприятий на 30 июня 1949 года в пункты приёма изобретений в Западной Германии и в западных секторах Берлина от немцев и иностранцев поступили 104 033 заявки на изобретения, промышленные образцы и товарные знаки, из которых: заявок на выдачу патентов на изобретения — 50 616; заявок на промышленные образцы — 32 563; заявок на товарные знаки — 20 854 8.

Однако этими мерами союзники не ограничились. Так, в июле 1946 года в Лондоне проходила Конференция по репарациям, в ходе которой рассматривался вопрос о патентах, собственниками которых являлись немцы. Заключительный акт был подписан 27 июля 1946 года всеми правительствами, участвовавшими в конференции, а именно: Австралии, Бельгии, Канады, Чехословакии, Дании, Франции, Люксембурга, Нидерландов, Норвегии, Южно-Африканского Союза, Великобритании и США. Конференция выработала соглашение по этому вопросу, которое было подписано 27 июля 1946 года делегатами Франции, Голландии, Англии и США9. Перед советским правительством вопрос о присоединении к этому соглашению был поставлен, как говорится, постфактум.

Анализ соглашения и приложения к нему позволяет сделать следующие выводы: во-первых, правительства Великобритании, США и Франции в очередной раз нарушили союзнические обязательства, не пригласив на конференцию представителей Советского Союза — страны, вынесшей на себе всю тяжесть войны и больше других заслуживавшей право на репарации. Во-вторых, интеллектуальная собственность немецких граждан в виде патентов на изобретения передавалась в пользование стран, принимавших участие в конференции, а также стран, не являвшихся союзниками Германии во Второй мировой войне. В-третьих, все страны, подписавшие соглашение, обязались передать в общее пользование полученные немецкие патенты на изобретения. В-четвёртых, на особом положении находилась интеллектуальная собственность немецких граждан, проживавших за пределами Германии, немцев-беженцев и других категорий, к которым относились и те, кого вывезли после войны в США и Великобританию. Их интеллектуальная собственность была исключена из общего закона и правил относительно германской собственности. Так, американцы и англичане вывозили из Германии в свои страны на постоянное место жительства целые коллективы немецких учёных, как, например, Конструкторское бюро Вернера фон Брауна. В отличие от союзников руководство СССР приглашало в Советский Союз на определённое время немецких специалистов для консультаций по созданным ими новинкам науки и техники, а не для создания ими новых образцов. Но главное — не лишало и не присваивало их интеллектуальной собственности. В-пятых, координатором реализации соглашения выступало правительство Великобритании, где и хранится его подлинник. <…>

Полный вариант статьи читайте в бумажной версии «Военно-исторического журнала» и на сайте Научной электронной библиотеки http:www.elibrary.ru

___________________________

ПРИЛОЖЕНИЯ

1 Федулов С.В., Барбанель Б.А. Отдельные виды обеспечения деятельности ВМФ СССР в годы Великой Отечественной войны (1941—1945): стимулирование и финансирование. СПб.: Санкт-Петербургский государственный электротехнический университет «ЛЭТИ», 2017. С. 75.

2 Там же. С. 272.

3 Там же. С. 69.

4 Базилевский С.А. У колыбели подводного флота: записки конструктора. СПб.: Санкт-Петербургское морское бюро машиностроения «Малахит», 1996. С. 129, 130.

5 Там же. С. 130.

6 Советская военная администрация в Германии 1945—1949: деятельность Управления СВАГ по изучению достижений немецкой науки и техники в Советской зоне оккупации Германии, 1945—1949: сборник документов / Сост. В.В. Захаров, О.В. Лавинская, Д.Н. Нохотович, Е.В. Полторацкая. М.: Российская политическая энциклопедия (РОССПЭН), 2006. С. 468.

7 Там же. С. 439—441.

8 Там же. С. 474.

9 Там же. С. 429.