1

«По данным учёта погибших и захороненных — не значится»

Аннотация. В статье рассказывается о забытом герое войны, отважном лётчике-истребителе Ф.А. Семяненкове, погибшем в неравном воздушном бою в 1942 году.

Summary. The paper tells the story of a forgotten war hero, valiant fighter pilot F.A. Semyanenkov, who perished in an unequal air battle in 1942.

ВЕЛИКАЯ ОТЕЧЕСТВЕННАЯ ВОЙНА 1941—1945 гг.

 

ПЕРЕПЕЧЕНКО Владимир Петрович — профессор

 

«ПО ДАННЫМ УЧЁТА ПОГИБШИХ И ЗАХОРОНЕННЫХ — НЕ ЗНАЧИТСЯ»

 

В октябре 1942 года в небе над Осташковым лётчик-истребитель Фёдор Семяненков совершил героический подвиг, вступив в бой в одиночку с целой колонной вражеских самолётов…

Об этом героическом защитнике Отечества я впервые узнал, разыскивая в Центральном архиве Министерства обороны в г. Подольске сведения о Герое Советского Союза А.А. Артамонове. Высшей награды Родины Артамонов был удостоен посмертно за подвиг, совершённый 30 июля 1941 года. Тогда в небе над Кировоградчиной он совершил воздушный таран, сбил самолёт противника и сам при этом погиб1.

Имя младшего лейтенанта Ф.А. Семяненкова встретилось в журнале боевых действий 168-го истребительного авиационного полка (иап).

«Выписка из Журнала боевых действий № 2 168 иап 12.07 — 06.08.1941 г.

30.07.41 9:45. Задание: 2 аэ. Вылет на перехват в р-не аэродрома. Вылетело 2 И-16.

Результат: Задача выполнена. С-т пр-ка типа Хе-126 был подбит, а затем протаранен с-том И-16 лётчиком л-том Артамоновым, с-т пр-ка сгорел в р-не Тарасовки сев.-вост. Голованевск 30—40 км. Л-т Артамонов, протаранивший пр-ка, погиб в том же р-не. Второй лётчик мл. лейт. Семяненков на аэродром не возвратился, предположит[ельно] сел из-за потери ориент[ировки], р-н неизвестен.

Наши потери: личный состав — 1; матчасть — 1.

Потери противника: личный состав — 2; матчасть — 1»2.

Герой Советского Союза А.А. Артамонов
Герой Советского Союза А.А. Артамонов

Из данных архивных сведений следует важное уточнение описания воздушного боя Артамонова в имеющихся многочисленных публикациях. Будучи командиром дежурного звена, Артамонов поднялся тогда в воздух на перехват самолёта противника вместе с ведомым Семяненковым. В описаниях же боя ошибочно подчёркивают, что Артамонов вылетел на перехват один. Ошибка, очевидно, идёт из книги Ф.С. Гнездилова «На высотах мужества» (Минск, 1987), основного литературного источника биографии Героя Советского Союза. Автор был в момент события заместителем начальника штаба 168 иап, и его воспоминания не могли не рассматриваться как авторитетный источник. Почему он фактически исказил факты, тоже понятно: в соответствии с принципами и условиями тогдашней эпохи подвиг героя должен был быть безукоризненным, без каких-либо не украшающих его сомнительных деталей.

Эта первая информация о герое данного очерка оставляла вопросы. Неясной была его роль в воздушном бою, так же как и его судьба. В то же время то, что он тогда остался жив, можно было с достаточной уверенностью утверждать, располагая сведениями из ОБД «Мемориал», сайтов «Подвиг народа» и «Память народа» о героической службе и подвиге лётчика-истребителя Ф.А. Семяненкова в 1942 году. Вполне вероятно, что это тот самый младший лейтенант, который был ведомым Артамонова в его последнем бою. Однако документальным подтверждением этому тогда — в 2016 году — мы не располагали.

Подтверждение появилось позже благодаря замечательному исследовательскому материалу поисковика Тараса Юрьевича Тарасова из пос. Пено Тверской области, размещённому в Интернете в 2018 году3. Он опубликовал там, в частности, копию хранящейся в ЦАМО УПК (учётно-послужной карточки) лётчика Семяненкова, героически воевавшего в 1942 году. Первые записи о его службе в армии после авиашколы свидетельствовали, что он в 1941 году служил в 168-м истребительном авиаполку, т.е. в том же полку, что и Артамонов…

Второй раз я ехал в Подольск искать сведения уже непосредственно о Семяненкове. Удалось познакомиться с его личным делом, ещё раз обратиться к архивным документам 168 иап и дивизии, в которую входил полк, изучить дела, относившиеся к его службе в 1942 году. В результате появилась возможность изложить более или менее полно недолгую биографию героического лётчика, погибшего в 27 лет.

Ф.А. Семяненков
Ф.А. Семяненков

Родился Фёдор Андреевич Семяненков 18 июля 1915 года в дер. Китово — по современному административно-территориальному делению — Локнянского района Псковской области (на момент составления личного дела — Калининской обл., где впоследствии он героически сражался). О его происхождении сообщает имеющаяся в личном деле анкета по отбору кандидатов в школы ВВС РККА, составленная председателем сельсовета в 1940 году: «По социальному происхождению крестьянин-середняк, до революции [родители] занимались хлебопашеством, имели: 1 лошадь, 1 корову, 1 избу и 1 двор». Учился в школе — окончил 7 классов. Однако в автобиографии он уточнил: «8 классов, прошёл курс сельских учителей». Видимо, на один год оставляли лучших учеников, готовя учителей. Но ни хлебопашцем, ни учителем он не стал, а уехал в 1930 году в Ленинград, где в ФЗУ завода «Красный треугольник» сначала был учеником, а потом «командно-вожатым».

В 1934—1937 гг. Фёдор учился во 2-й авиашколе гражданского воздушного флота в Тамбове. Здесь он научился летать, освоил ряд самолётов, в т.ч. знаменитый У-2, имел общий налёт 685 часов. Прошёл ВВП (военно-воздушную подготовку), ему было присвоено звание младший лейтенант запаса. По окончанию школы в октябре 1937 года Семяненков получил звание пилота ГВФ 4 класса и был направлен в Узбекское управление ГВФ. В Ташкенте он служил пилотом гражданской авиации три года.

Призванный в армию в марте 1940 года, Семяненков был зачислен в Одесскую военную авиашколу имени П. Осипенко. Так как за его плечами было уже несколько лет опыта профессиональной лётной работы пилотом ГВФ, обучение было сравнительно недолгим. В сентябре 1940 года Семяненков успешно окончил авиашколу. В его выпускной аттестации записано: «Целесообразно использовать лётчиком в истребительной авиации с присвоением военного звания “лейтенант”». С 30 октября 1940 года он — младший лётчик 168 иап, который базировался на станции Колосовка Николаевской области. Семяненков начал службу в 168-м полку раньше Артамонова, переведённого сюда из другого авиаполка Одесского военного округа.

Личное дело лётчика, хранящееся в архиве, содержит информацию только до момента его зачисления в полк4. Документов о его последующей службе и, что особенно вызывает сожаление, о службе в годы войны в личном деле Семяненкова нет. Дальнейшее изложение основывается на других архивных источниках.

С первого дня Великой Отечественной войны Фёдор Семяненков участвовал в боевых действиях. Согласно записи в УПК с мая 1941 года он служил в должности командира звена. 168 иап сражался на Южном фронте. Авиация на юге страны в отличие от ВВС Западного военного округа, разгромленных в самые первые дни, встретила врага во всеоружии и оказывала серьёзную поддержку наземным войскам. В начале июля полк был включён в 45-ю смешанную авиадивизию и перебазирован на правый фланг фронта. Прикрывая отход наших войск, полк неоднократно менял дислокацию.

Следующая информация о герое очерка, которой мы располагаем, — приведённая выше запись из журнала боевых действий от 30 июля 1941 года. Обнаружить другие сведения о подробностях боя Артамонова и Семяненкова не удалось. В боевом донесении штаба 45 сад штабу ВВС 18-й армии, датированном тем же днём — 30 июля — с указанием времени — 21:00 — сообщается, что «168 иап провёл три воздушных боя в районах Тарасовка, Тростянец, Голованевск. В результате чего сбито два Ю-88 и один Хеншель-126». Далее довольно подробно описывается, как были сбиты оба юнкерса. И в том, и в другом случае сообщается, что «самолёт задымился, со снижением ушёл на территорию противника, падение не наблюдалось». А подробности боя с хеншелем в этом и последующих донесениях не раскрыты.

Однако в полку были уверены, что участник этого боя младший лейтенант Семяненков остался жив. В цитированной журнальной записи в потери личного состава его не включили, как и в последующие донесения о безвозвратных потерях. Что же тогда случилось? Почему Артамонов остался один? Напрашивается единственное правдоподобное объяснение. Вероятно, когда два И-16 догнали хеншель, они угодили под огонь его хвостового пулемёта. Самолёт Семяненкова при этом мог быть подбит, и он вынужденно вышел из боя. Кто-то это наблюдал, сообщил в полк. А там, не зная деталей, сформулировали так неопределённо — «потерял ориентировку»…

В полк лётчик возвратился. Об этом свидетельствует примечание к донесению о потерях личного состава 168 иап, датированному 5 августа 1941 года: «…В сведениях не показан… возвратившийся в часть мл. лейтенант Семяненков»5. Уже 6 августа полк, когда у него оставалось всего 5 исправных самолётов, был выведен в тыл на переформирование.

С 12 ноября 1941 года Семяненков — пилот 253 иап 106-й дивизии истребительной авиации ПВО. В составе этого полка он воевал до своего последнего дня в октябре 1942 года, совершив около 120 боевых вылетов. Весной 1942 года 253 иап вёл боевые действия на Северо-Западном фронте. Один из боевых эпизодов с участием Семяненкова описан в газете ИА ПВО «Сталинский сокол» за 6 марта 1941 года6. Вылет эскадрильи старшего лейтенанта П.О. Петрова назван в ней «выдающимся налётом на вражеский аэродром». Шестёрка ястребков — ЛАГГ-3 — атаковала аэродром Глебовщина, через который шло снабжение немцев в Демянском котле7. Истребители трижды пикировали на аэродром, переполненный тяжёлыми транспортными самолётами противника. Были уничтожены 25 самолётов Ю-52, подавлены 13 зенитных точек, убиты во время погрузки на транспортные самолёты свыше 200 солдат и офицеров. Немецкие зенитки открыли сильный огонь, но не смогли помешать нашим ястребкам. Как записано в наградном листе, «тов. Семяненков, находясь в строю шестёрки самолётов ЛАГГ-3 замыкающим, огнём своего самолёта подавил 6 зенитно-пулемётных точек».

К марту 1942 года на личном счету Семяненкова — 5 вылетов на разведку, 10 успешных штурмовок по аэродромам, мотомехколоннам, танкам и пехоте противника. В один из вылетов он вступил в воздушный бой с группой самолётов Ю-88, изготовившихся к бомбардировке моста и железнодорожной станции. Один бомбардировщик он сбил, а остальным не дал сбросить бомбы по цели. За боевые подвиги и — далее цитируем наградной лист — «проявленные мужество и отвагу в деле истребления фашистских оккупантов» в марте 1942 года Семяненков был награждён орденом Красного Знамени.

С марта по октябрь 1942 года о боевой службе лётчика имеются лишь отрывочные сведения. Однако о том, что он и в этот период напряжённо участвовал в боях, свидетельствуют его повышения в званиях (дважды) и в должности. К осени Семяненков — уже старший лейтенант и заместитель командира эскадрильи. 253-й полк базировался в это время на аэродроме Луги вблизи г. Андреаполя на западе Калининской области, освобождённом зимой 1942 года. Полк вёл боевые действия на Калининском фронте, глубоким выступом вдававшимся в сторону немцев. Имеются сообщения, что в июле самолёт Семяненкова разбился, а он, будучи раненным, попал в госпиталь. Поисковики города Андреаполя нашли тот самолёт Семяненкова. Идентичность его установлена по номерам двигателя и самолёта. Главная шильда с двигателя хранится в музее поискового отряда.

5 октября 1942 года старший лейтенант Семяненков был в двух воздушных боях и геройски погиб8. Рано утром он вылетел с аэродрома Луги на помощь майору Петрову9, вступившему в бой с группой бомбардировщиков Ю-88 (по ситуации требовалось послать целое звено истребителей, но их на земле не было). Петров столкнулся с самолётами врага в районе ст. Соблаго, возвращаясь с разведки погоды. К появлению Семяненкова он уже произвёл первую атаку и сбил один юнкерс. Семяненков приближался к месту сражения (оба боя были в районе участка железной дороги Соблаго — Пено — Осташков). Набрав высоту, он сходу провёл лобовую атаку по ведущему пятёрки юнкерсов. Тот резко спикировал, а остальные беспорядочно сбросили бомбы. Наши истребители атаковали и подбили один из них, он загорелся и упал.

В самолёте Петрова возникли неисправности, горючее было на исходе, он пытался дотянуть до запасного аэродрома, но горючего не хватило. В результате аварийной посадки самолёт был разбит, пилот, к счастью, отделался ушибами10.

После совместного с майором Петровым боя Семяненкову не суждено было вернуться на свой аэродром. На глазах у него большая группа вражеских самолётов направлялась в сторону Осташкова с намерением бомбить крупную прифронтовую железнодорожную станцию. В колонне летели 25 бомбардировщиков Ю-88 под прикрытием двух истребителей Ме-109. На раздумья у старшего лейтенанта времени не было. И он принял отчаянное, смелое решение в одиночку вступить в бой с 27 самолётами противника. Молодой 27-летний парень, и в то же время опытный военный лётчик не мог не понимать роковые для себя последствия этого решения, но выполнил свой долг перед Отчизной до конца.

Немецкий самолёт Ю-88, «юнкерс»
Немецкий самолёт Ю-88, «юнкерс»

В неравном бою лётчик-истребитель Семяненков геройски погиб, но жертва была не напрасной. Один юнкерс он успел сбить. Его атака выбила из рук врага инициативу, строй самолётов противника был нарушен, они не смогли произвести прицельное бомбометание11.

ЛАГГ-3 Семяненкова упал в 7 км к югу от Осташкова, вблизи деревни Буковичи, у озера Сиг. Место падения самолёта сослуживцы обнаружили через два дня — 7 октября 1942 года, тогда же и похоронили пилота12.

Семяненков был представлен и награждён посмертно «за неоднократно проявленный героизм при защите Родины» орденом Отечественной войны 1-й степени.

Согласно записям в архивных документах 1942 года Фёдор Семяненков был женат на Загриве Ларисе Степановне, которая работала акушеркой. У них был ребёнок. Предположительно они были на оккупированной территории, на родине Фёдора — в дер. Китово Локнянского района. Выжили ли они? Узнали ли о судьбе мужа и отца?..

В телефонных переговорах выяснилось, что о могиле героя в Осташковском районе ничего не знают. Поэтому из Подольска я направился в Осташков, откуда вместе с Т.Ю. Тарасовым мы выехали в дер. Буковичи. Опытный поисковик, он прихватил с собой металлоискатель. Однако ни могилы лётчика, ни остатков самолёта обнаружить не удалось. Надежды на память старожилов не оправдались (старожилы в деревнях все уже послевоенных годов рождения). В Буковичах не сохранилась не только могила героя, но даже память о его подвиге, падении самолёта…

Однако нас направили к месту захоронения воинов времён войны, называемому местными «островком». Это небольшой бугорок посреди широкого поля рядом с дорогой, ведущей в деревню, поросший живописными соснами. На его склонах между соснами — с десяток заросших травой неглубоких ям — очевидное следствие перезахоронения воинов. А в Интернете имеются сведения о перезахоронении восьми бойцов в братскую могилу у деревни Зехново из Буковичей (деревня ранее относилась к Зехновскому сельсовету). В учётной карточке захоронения приведены данные о каждом из этих восьми воинов13. Но имя Семяненкова среди них отсутствует…

Нам с Тарасом Юрьевичем Тарасовым оставалось обратиться в местные архивы Осташкова и Твери, включая архивы военкоматов. В ответах сообщалось об отсутствии разыскиваемых сведений, но в военкомате г. Осташкова был обнаружен интересный документ — письмо 1947 года.

«…В деревне Буковичи находится одиночная могила лётчика. Она расположена в огороде у колхозницы Степановой. Фамилия лётчика неизвестна. Он погиб в 1943 году при обстреле немецкими зенитчиками, его самолёт загорелся, он не успел выпрыгнуть и разбился вместе с самолётом. Могила его в порядке, обложена дёрном, и посажены деревца. К могиле ведёт тропинка.

Отвечает секретарь Соловьёва. Адрес: деревня Буковичи Красноармейского сельсовета»14.

Хотя названные дата и обстоятельства (ясно, что записанные с чьих-то слов) не совпадают с данными о гибели Семяненкова, сомневаться, что речь шла именно о его могиле, вряд ли приходится15. Значит, он в отличие от восьми бойцов был похоронен не на «островке», а в самой деревне, «в огороде колхозницы».

Т.Ю. Тарасов, комментируя эту информацию, с горечью писал в электронном письме: «Вот такая человеческая память. Хоронили пилота в центре деревни, на частном огороде, погибшего в воздушном бою над деревней, а через четыре года никто ничего не помнит…».

Можно заключить, что сначала потеряли данные о похороненном пилоте, а затем перенесли его безымянным в общую братскую могилу.

По всем данным, хотя документов не сохранилось, все перезахоронения из дер. Буковичи были сделаны в братскую могилу деревни Зехново (в 7 км от Буковичей). Там захоронены 988 воинов, известны из них только 74, а 914 — неизвестные. По всей видимости, среди этих неизвестных и Семяненков.

Облвоенком сообщал нам: «По данным учёта военнослужащих, погибших, умерших от ран и захороненных в период ВОВ на территории Тверской области в пределах существующих границ, старший лейтенант Семяненков Фёдор Андреевич, 1915 г.р., не значится». И дал указание военкому г. Осташкова «внести его в списки захороненных и ходатайствовать… об увековечении памяти о нём на мемориальной плите воинского захоронения»…

ПРИМЕЧАНИЯ

1 Поиск в архивах сведений об Артамонове был связан с удивительными обстоятельствами, имевшими место в Вологде и Вологодской области. Здесь 70 лет ошибочно принимали за Артамонова уроженца области, у которого с героем полностью совпадали фамилия, имя и отчество. Принимали и отдавали соответствующие почести. В год 70-летия Победы в Вологде и районе были торжественно открыты мемориал — Аллея славы с гранитной плитой, на которой был выгравирован портрет двойника, и две мемориальные доски на школах, где он якобы учился. Выяснить, как возникло многолетнее заблуждение историков и краеведов, удалось благодаря обнаруженной нами в личном деле лейтенанта Артамонова, хранящемся в ЦАМО РФ, переписке о назначении пенсии… матери вологодского двойника. Она получила пенсию за погибшего Героя Советского Союза. Отсюда и пошла ошибка. А двойник оказался… вором-рецидивистом, где и когда сгинувшим, не знала, видимо, даже мать. Расследованию этих обстоятельств посвящена наша книга: Перепеченко В.П. История с двойником Героя. Вологда: Академия, 2016.

2 Центральный архив Министерства обороны РФ (ЦАМО РФ). Ф. 168 иап. Оп. 11278. Д. 17. Л. 33 об.—34.

3 Интернет-ресурс: https://kopateli.cc.

4 ЦАМО РФ. Личное дело младшего лейтенанта Ф.А. Семяненкова. Инв. № 561662.

5 Там же. Ф. 168 иап. Оп. 11278. Д. 13. Л. 37.

6 Интернет-ресурс: http://stsokol.ru.

7 Демянский котёл — окружение немецких войск в ходе наступления Красной армии зимой 1941/42 г. в районе г. Демянска Новгородской обл. В котёл попали 12 немецких дивизий, снабжение их осуществлялось по воздуху. Демянский котёл называют «прелюдией Сталинграда».

8 Информация об этих боях содержится в документе под названием «Описание воздушного боя майора Петрова и ст. лейтенанта Семяненкова…» за подписью начштаба 106 иад полковника Косенко. Документ Т.Ю. Тарасов обнаружил в ЦАМО РФ в фонде 145 гв. иап (бывшего 253 иап) и опубликовал в названной выше публикации. Информация эта легла и в основу последовавшего наградного листа.

9 Майор П.О. Петров участвовал в Великой Отечественной войне с первого дня, проводил штурмовые удары, в частности руководил атакой на аэродром в Демянском котле, сбивал самолёты врага, не раз раненным приводил свою машину на аэродром. Награждён орденом Ленина, двумя орденами Красного Знамени, представлялся к званию Героя Советского Союза. С августа 1943 г. и до конца войны командовал 33 иап.

10 Используемый нами интернет-материал Т.Ю. Тарасова представляет собой фотоочерк, посвящённый описанию экспедиции по поиску этого самолёта. В ходе неё были найдены остатки истребителя ЛАГГ-3, позже идентифицированные по сохранившимся заводским номерам с разбившимся 5 октября 1942 г. самолётом майора П.О. Петрова.

11 Массовый героизм советских лётчиков-истребителей подтверждает другой боевой эпизод, имевший место в том же прифронтовом районе буквально через два дня. 7 октября в неравный бой против 17 бомбардировщиков и 5 истребителей противника вступили два лётчика 488 иап, прикомандированных к 253-му полку и действовавших с того же аэродрома Луги. Один из них — сержант И.С. Сенченко в том бою погиб. См.: ЦАМО РФ. Ф. 106 иад. Оп. 1. Д. 109. Л. 378.

12 Там же. Л. 379.

13 Они погибли в разное время, до и после Семяненкова. При этом один из бойцов — рядовой В.В. Мухин — погиб 7 октября 1942 г. — в день, когда хоронили Фёдора(!).

14 Архивный фонд межрайонного военкомата г. Осташкова. «Дело с перепиской по воинским захоронениям 1941—1947 гг.». Инв. № 189.

15 Упоминание немецких зенитчиков совершенно ошибочное: ни в 1943 г., ни осенью 1942 г. никаких немецких зенитчиков здесь просто не могло быть.