1

Особенности применения отечественной полевой и крепостной артиллерии в Русско-японской войне 1904—1905 гг.

Аннотация. Статья освещает использование отечественной полевой артиллерии в Русско-японской войне 1904—1905 гг.

Summary. The article highlights the use of Russian field artillery in the Russo-Japanese war of 1904-1905

История войн

 

ПАРАСКЕВОВ Валерий Сергеевич — заместитель начальника отдела Научно-исследовательского центра Военного университета Министерства обороны РФ

(Москва. E-mail: paraskevov.51@mail.ru).

 

Особенности применения отечественной полевой и крепостной артиллерии в Русско-японской войне 1904—1905 гг.

 

К началу войны Япония располагала сравнительно небольшой, но хорошо подготовленной и оснащённой новейшим оружием кадровой армией, насчитывавшей свыше 150 тыс. человек1. После мобилизации её численность возросла до 375 тыс. человек и 1140 орудий2.

У России, располагавшей крупнейшей в мире кадровой армией (1 млн 135 тыс. человек), к началу войны на Дальнем Востоке были 2 армейских корпуса общей численностью около 98 тыс. человек и 148 орудий, а также 24 тыс. человек пограничной стражи. Эти силы были разбросаны на огромной территории Маньчжурии, Забайкалья и Приморья. К началу войны вооружённые силы Японии превосходили русские силы на Дальнем Востоке в людях более чем в 3 раза, в артиллерии — почти в 8, в пулемётах — в 18 раз3.

Война началась в ночь на 27 января* 1904 года нападением японского флота на русскую эскадру на внешнем рейде Порт-Артура. Гарнизон крепости насчитывал 18 тыс. человек и 80 мощных орудий береговой артиллерии. Батареи приморского фронта были построены на 30 проц. Со стороны наиболее уязвимого сухопутного фронта Порт-Артур был почти не защищён. Из 8 фортов, 9 укреплений и 8 батарей, которые намечалось построить, были подготовлены только 1 форт, 3 временных укрепления и 3 батареи. Из планировавшихся 400 орудий были установлены лишь 8 на двух батареях4.

Артиллерию крепости возглавлял опытный артиллерист генерал-майор В.Ф. Белый, ставший впоследствии одним из организаторов героической обороны Порт-Артура.

Утром 27 января японцы обрушили огонь своей корабельной артиллерии на русские корабли. Те открыли ответный огонь. Существенную помощь им оказали береговые батареи. По вражеским кораблям также вели огонь 9 батарей Тигрового полуострова и Золотой горы, где были пушки калибров от 152 до 254 мм и 280-мм мортиры, всего 53 орудия, способных пробивать броню японских кораблей. Противник был вынужден перенести огонь на береговые батареи и ослабить обстрел кораблей.

Впоследствии японская эскадра, испытав силу огня береговых батарей, держалась на значительном расстоянии.

Уже в первом бою русские артиллеристы проявили мужество. Генерал-майор В.Ф. Белый докладывал коменданту крепости: «Бросались в глаза… необыкновенное старание нижних чинов и выдающаяся их смелость»5.

Благодаря вице-адмиралу С.И. Макарову, вступившему в командование Тихоокеанской эскадрой, было организовано огневое взаимодействие корабельной и береговой артиллерии. В марте он направил генералу В.Ф. Белому проект «Наставления для определения положения неприятельских судов по квадратам». В нём устанавливались единые правила определения целей и огня с открытых и закрытых огневых позиций.

Неблагоприятный для русских войск исход боёв с частями высадившейся в Корее 1-й японской армии6 на р. Ялу и под Вафангоу был обусловлен рядом причин, в том числе плохой организацией разведки, недооценкой некоторыми начальниками стрельбы с закрытых огневых позиций, неумением организовать боевые действия артиллерии в горных условиях. Вместе с тем артиллеристы действовали бесстрашно. Командир 9-й Восточно-Сибирской артиллерийской бригады генерал-майор И.И. Мрозовский докладывал, что личный состав под сильным огнём выполнял свои обязанности хладнокровно и мужественно7.

Первыми успехами японское командование создало благоприятные для себя условия и поставило цель — овладеть крепостью Порт-Артур. Высадившаяся северо-восточнее крепости 2-я японская армия генерала Я. Оку в начале мая двинулась к Порт-Артуру, единственным укреплённым рубежом на подступах к которому была Цзиньчжоуская позиция. В обороне Цзиньчжоуского перешейка искусно действовала 3-я батарея капитана Л.Н. Гобято, занимавшая закрытую огневую позицию у д. Лиудятунь. Гобято впервые в боевой обстановке применил стрельбу с закрытой огневой позиции с помощью угломера. Стрельба оказалась эффективной. Японская батарея на горе Самсон была подавлена, при этом в нашей батарее потерь не было.

Для захвата Порт-Артура японцы двинули 3-ю армию под командованием генерала М. Ноги (48 тыс. человек и 386 орудий)8, которая 17 июля вышла на ближние подступы к крепости. К тому времени в Порт-Артуре, гарнизон которого насчитывал около 42 тыс. человек и 646 орудий, был выполнен значительный объём работ, в укреплениях и на полевых позициях установлены 514 орудий, 123 располагались на позициях Приморского фронта, 9 лёгких орудий составляли подвижный резерв. Протяжённость сухопутного фронта составила примерно 20 км, а плотность орудий всех калибров к началу осады — 26 на км. В крепости было в среднем 425 снарядов на одно орудие. Для боевых действий с интенсивной стрельбой их было недостаточно.

Положительную роль в организации боевого применения артиллерии сыграла «Инструкция для действий крепостной артиллерии в Порт-Артуре», написанная генералом В.Ф. Белым.

Для большей гибкости и централизации управления огнём артиллерия крепости была разделена на 12 секторов, которые объединялись в 5 артиллерийских участков. Система артиллерийской разведки обеспечивала визуальное наблюдение за противником и разведку его сооружений.

С трёх оборудованных телефонной связью наблюдательных пунктов велись корректирование огня и засечка вражеских батарей. В целом, несмотря на ряд недостатков, артиллерия Порт-Артура была подготовлена к упорной обороне.

Сухопутная оборона крепости состояла из трёх секторов («фронтов») — западного, северного и восточного9.

Накануне первого штурма крепости японцам ценой больших потерь удалось овладеть важными в тактическом отношении высотами и вплотную подойти к основным укреплениям, угрожая правому флангу восточного сектора обороны крепости. 6 августа начался первый штурм русских позиций. 370 орудий осадной и полевой артиллерии японцев участвовали в его артиллерийской подготовке. Несмотря на мощный обстрел, артиллерия крепости немедленно открыла интенсивный ответный огонь. Управлял им со своего командного пункта на горе Опасной генерал В.Ф. Белый. Связь обеспечивалась по телефону и посыльными. Как только удавалось по вспышкам и дыму обнаружить вражеские батареи, генерал В.Ф. Белый привлекал для их поражения не только артиллерию сухопутного фронта, но и береговые батареи, а также корабельную артиллерию.

В ожесточённых боях артиллеристы несли потери, но не теряли мужества. Особенно трудно пришлось батарее капитана В.В. Цветкова на высоте Угловой (4 км северо-западнее Порт-Артура). Эта батарея осталась без прикрытия и потеряла значительную часть личного состава. Тем не менее командир с оставшимися солдатами встретил ворвавшуюся на вершину горы японскую пехоту шрапнельным огнём в упор. В критический момент капитан В.В. Цветков был тяжело ранен, и батарея умолкла. Помощь срочно оказали артиллеристы с Седловой горы, открыв беглый огонь из четырёх 76-мм пушек прямой наводкой, и укрепления № 4 под командованием штабс-капитана Г.М. Янушевского, который по телефону корректировал огонь девяти орудий. Но силы были неравными, остатки гарнизона Угловой под прикрытием артиллерии на второй день штурма отошли к горе Высокой.

Для сбережения материальной части и экономии боеприпасов артиллерия крепости по приказу генерала В.Ф. Белого стала вести борьбу в основном с артиллерией врага и лишь изредка обстреливала его передовые части и резервы. Но когда ночью 8 августа превосходящие силы японцев перешли в наступление на направлении главного удара, они повсюду были встречены сильным артиллерийским и ружейным огнём.

Особенно ожесточённые бои развернулись за Куропаткинский люнет, редуты № 1, 2 и другие укрепления. Как только у люнета появились неприятельские цепи, командир батареи подпоручик Э.И. Дудоров и его артиллеристы открыли по ним беглый огонь из четырёх мортир шрапнелью, затем картечью. Японцы несли потери, но, укрываясь в оврагах, сумели подойти к брустверу и атаковали люнет. Дудоров повёл артиллеристов и стрелков в контратаку. Раненый, с трудом передвигаясь, он вёл солдат за собой, пока не был сражён насмерть. Воодушевлённые подвигом командира защитники люнета смяли японцев, лишь немногим из них удалось бежать.

Большими потерями для врага закончились и попытки захвата укреплений Большого Орлиного гнезда, Скалистого кряжа, Заредутной батареи, Кумирненского редута и др. После этих боев японское командование отдало приказ о прекращении штурма и закреплении на достигнутых рубежах. Лишь в отдельных местах японская армия вклинилась в главную линию оборонительного обвода крепости, захватила некоторые укрепления.

К 1 сентября 1904 года на батареях и в укреплениях крепости были 652 орудия, на каждое в среднем приходилось до 400 снарядов.

В условиях взаимного сближения сторон на 70—100 м возникла необходимость в орудиях ближнего боя, способных поражать противника в траншеях, за укрытиями мощным снарядом с высокой точностью и крутой траекторией. Обычные артиллерийские системы этого не обеспечивали. Идею подал лейтенант Н. Подгурский, который предложил использовать морские мины для стрельбы с помощью морских метательных аппаратов.

Идею нового типа орудия — миномёта развила группа офицеров во главе с помощником начальника артиллерии крепости по технической части Л.Н. Гобято. Он возглавил работы по созданию минных мортир — орудий для метания морских мин, изобрёл надкалиберную мину со стабилизатором10. По предложению мичмана С.Н. Власьева для метания надкалиберных мин использовали стволы 47-мм морских орудий, установленные на колёсные лафеты, а также металлические трубы, крепившиеся к деревянным колодам. <…>

Полный вариант статьи читайте в бумажной версии «Военно-исторического журнала» и на сайте Научной электронной библиотеки http:www.elibrary.ru

 

___________________

ПРИМЕЧАНИЯ

 

1 См.: История русско-японской войны 1904—1905 гг. М., 1977. С. 85, 86.

2 Русско-японская война 1904—05 / Военная энциклопедия: В 8 т. (ВЭ). 1994—2004 гг. Т. 7. М.: Воениздат, 2003. С. 331.

3 Там же.

4 См.: История русско-японской войны 1904—1905 гг. С. 77.

5 См.: История отечественной артиллерии: В 3 т. 1959—1979. М., 1970. Т. 2. Кн. 5. С. 191.

6 История русско-японской войны 1904—1905 гг. С. 144.

7 Российский государственный военно-исторический архив (РГВИА). Ф. 846. Д. 313312. С. 182.

8 См.: История русско-японской войны 1904—1905 гг.… С. 186.

9 Там же. С. 529.

10 Гобято / ВЭ. Т. 2. М.: Воениздат, 1994. С. 438.