1

Организация работы Тыла Красной армии в Советско-финляндской войне (30 ноября 1939 —13 марта 1940 г.)

Аннотация. Статья раскрывает вопросы организации работы Тыла Красной армии в Советско-финляндской войне.

Summary. The paper uncovers the issues of organizing logistical work in the Red Army during the Soviet-Finnish War.

ИЗ ИСТОРИИ ТЫЛА ВООРУЖЁНЫХ СИЛ 

ВОРСИН Владимир Федотович — научный сотрудник Научно-исследовательского института (военной истории) Военной академии Генерального штаба Вооружённых сил РФ, кандидат военных наук, старший научный сотрудник

(Москва. E-mail: vorsin_vf@mail.ru);

СНЕГОВА Юлия Викторовна — научный сотрудник Научно-исследовательского института (военной истории) Военной академии Генерального штаба Вооружённых сил РФ

(Москва. E-mail: Snegova_Ulia@mail.ru). 

Организация работы тыла Красной Армии в Советско-финляндской войне

(30 ноября 1939 —13 марта 1940 г.)

 30 ноября 2019 года исполняется 80 лет с того дня, как началась война между СССР и Финляндией, и её следует рассматривать в тесной взаимосвязи с той ситуацией, которая сложилась в мире к тому времени. Нельзя забывать об уроках и проблемах, с которыми пришлось столкнуться нашим войскам в Советско-финляндской войне.

К началу конфликта для ведения боевых действий были развёрнуты войска Ленинградского военного округа (ЛВО) (командующий — командарм 2 ранга К.А. Мерецков, член военного совета — А.А. Жданов, начальник штаба округа — командарм 2 ранга И.В. Смородинов) в составе четырёх армий (А) — 7, 8, 9 и 14-й. В ходе боёв 7 января 1940 года на базе ЛВО был образован Северо-Западный фронт (СЗФ) (командующий — командарм 1 ранга С.К. Тимошенко, член военного совета — А.А. Жданов, начальник штаба фронта — командарм 2 ранга И.В. Смородинов) в составе 7-й и 13-й армий1. Ставка управляла этими армиями через командование фронта, а 8, 9, 14-й и несколько позже 15-й армией — непосредственно2. Бои развернулись на тысячекилометровом фронте от побережья Баренцева моря до Финского залива3. Война с Финляндией продолжалась 105 дней и носила чрезвычайно ожесточённый характер.

Своеобразие театра военных действий, суровая и ранняя зима, холмисто-озёрная и лесистая местность, покрытая глубоким снежным покровом, низкая плотность автомобильных дорог, слаборазвитая железнодорожная сеть и инфраструктура, разрушение и заграждение их отходившим противником, отсутствие собственных возможностей обеспечивать в необходимом объёме и требуемой номенклатуре войска округа и армий, действовавших в Советско-финляндской войне, большой расход боеприпасов и других материальных средств — всё это существенно усложняло работу служб тыла.

Большой расход материальных средств, и прежде всего боеприпасов, был связан с прорывом нашими войсками мощных долговременных укреплений. Только одной 7-й армией с начала штурма линии Маннергейма до конца войны были израсходованы 1 262 665 снарядов4. Благодаря отсутствию ограничений в снабжении ими соединениям и частям доставляли значительное количество боеприпасов, превышавшее их расход. Всего были завезены 16 726 вагонов боеприпасов, а израсходованы только 9266 вагонов5. Имели место случаи доставки армиям и ненужных боеприпасов. Это объясняется не только характером и особенностями боевых действий в Финляндии, но и недостаточной квалифицированностью должностных лиц, занимавшихся расчётами вероятных расходов материальных средств, учётом и отчётностью. Чёткого мобилизационного плана подготовки кадров на случай войны не было, что создало немалые трудности при мобилизационном развёртывании и их работе в первые месяцы в боевых условиях.

Серьёзной проверке в те годы подверглась служба снабжения горючим. Находясь ещё в стадии становления, она остро нуждалась в решении многих вопросов, в том числе касавшихся подготовки квалифицированных кадров. Как воздух были нужны специалисты, знавшие физические и химические свойства горючего, порядок его применения и хранения. Однако в отделы снабжения горючим армий, на головные склады и в батальоны подвоза горюче-смазочных материалов (ГСМ) по мобилизации направлялись люди, не имевшие почти никакого представления о нефтепродуктах, а истинные специалисты-нефтяники попадали в другие службы либо в боевые подразделения. Так, например, инженер Укрнефтетреста был приписан красноармейцем к продовольственному складу, начальник лаборатории горючего и смазочных материалов того же треста был призван в кавалерийскую часть6. Положение усугублялось и тем, что приписанный и прошедший специальную подготовку по службе горючего личный состав в большинстве своём на склады горючего не попал. Полевые склады, формировавшиеся воинскими частями, положенным табельным имуществом обеспечивались не полностью, часть имущества из-за неудовлетворительных условий хранения была непригодна к использованию.

Несмотря на эти недостатки и отсутствие практического опыта обеспечения горючим в боевой обстановке, личный состав молодой службы действующей армии с поставленными задачами справился.

В этой войне войсками было израсходовано большое количество ГСМ — порядка 215 тыс. т разнообразных видов горючего и смазочных материалов7.

В работе продовольственной службы особое внимание было обращено на своевременную и регулярную доставку бойцам и командирам качественной и горячей пищи, а также свежего хлеба. Чтобы не допустить преждевременного остывания пищи, её подносили от кухонь к передовой линии в малых термосах. Принимались меры по замене хлеба на сухари войскам, действовавшим в отдалении от железных дорог и располагавшимся бивуачным порядком, т.к. сухари меньше подвергались замерзанию. Было организовано индивидуальное приготовление пищи из концентратов бойцами. Для этой цели ленинградская промышленность выпустила и отправила в 7-ю и 13-ю армии 843 584 банки сухого спирта и 337 900 таганков8.

Для увеличения объёмов продуктов питания в полевых условиях Экономический совет при СНК СССР принял меры к расширению производства сухарей, пищевых концентратов, блочного мяса, витаминов, брикетированных комбикормов. Производство сухарей возросло с февраля 1940 по февраль 1941 года с 9000 т до 32 тыс. т в месяц. Ежемесячный выпуск пищевых концентратов к началу 1941 года достиг 5600 т. Однако этого было недостаточно для снабжения армии в военное время9.

Кроме того, Ставка Главного военного совета ввиду начавшихся больших и устойчивых холодов на фронте постановила основной суточный паёк бойца действующей армии увеличить на 15 грамм сахара, 50 грамм сала, а также было принято решение выдавать всему личному составу 100 грамм водки. Общая калорийность пайка, таким образом, была доведена до 4449 калорий вместо 3717 калорий основного пайка10. Это сыграло исключительно важную роль в деле сбережения сил и энергии личного состава действующей армии.

Значительную роль в обеспечении войск сыграла и обозно-вещевая служба, которая имела богатый опыт. Однако и в её работе были существенные недостатки. Один из них — заниженность существовавших норм снабжения тёплыми вещами в условиях Северо-Западного ТВД. Экипировка войск не соответствовала суровым условиям зимы: мало было валенок, не хватало полушубков, рукавиц; старый шлем оказался малопригодным для носки в большие морозы, и его требовалось заменить шапкой-ушанкой. Поэтому в нормы снабжения мирного времени пришлось срочно включить шапки-ушанки, меховые рукавицы, полушубки, ватное обмундирование, тёплое бельё, валенки, маскировочные халаты и другие предметы вещевого имущества.

Закладывалось в неприкосновенный запас дополнительное количество ватного обмундирования и валяной обуви. Весьма остро встал вопрос о разработке женского обмундирования, белья и обуви и о создании его запасов, а также специального обмундирования для лыжников. Последнее было разработано тогда же, в ходе конфликта, и изготовлено в количестве 70 тыс. комплектов. Определилась целесообразность пересмотра предметов и норм обмундирования военнослужащих с учётом облегчения весовой нагрузки на бойца. Так, если солдат царской армии имел нагрузку в летнее время примерно в 28 кг, то красноармеец на финляндском фронте носил на себе 33,5 кг11.

Ввиду уничтожения противником жилых помещений войска, в первую очередь медицинские учреждения, снабжались утеплёнными палатками. Кроме того, для Северо-Западного фронта были поставлены 2663 подвижных домика-теплушки и 6517 печей-времянок, на фронте действовали 100 передвижных бань12. Войска получили свыше 2000 шт. саней и специальную санную упряжь13.

Важным мероприятием, оказавшим влияние на снабжение войск продовольствием и вещевым имуществом, стал сбор на приёмных пунктах посылок бойцам Красной армии от населения. Только за первые три недели работы, с 26 декабря 1939 по 15 января 1940 года, были собраны и отправлены бойцам 1467 кг конфет, 2416 кг сухарей и печенья, 1585 кг яблок, 929 кг пряников, 381 кг сахара и других продуктов. С 25 декабря 1939 по 15 марта 1940 года в адрес областной комиссии поступили 15 тыс. посылок на сумму 20 млн рублей, армия получила около 95 т сухарей и кондитерских изделий, более 62 т фруктов14. Кроме того, за январь—февраль 1940 года в действующую армию были направлены 20 тыс. меховых рукавиц, 64 тыс. пар носков, 5000 свитеров, 25 тыс. шарфов, 4000 пар валенок и т.д.15 Патриотическое начинание трудящихся Ленинграда и области сразу же подхватила вся страна.

На железнодорожные войска и службу военных сообщений наряду с массовыми оперативными перевозками было возложено выполнение большого объёма снабженческих и санитарных воинских перевозок, а также производство восстановительных работ, т.к. финские войска на оставленных железных дорогах разрушили 70 проц. мостов и 10 проц. труб. На выборгском направлении противник подорвал 37 проц. и уничтожил путеразрушителем «Червяк» 17 проц. верхнего строения пути, уничтожил много водоёмных и водонапорных зданий, нарушил связь16. Чтобы подать фронту грузы, надо было всё это восстановить. Только на одном железнодорожном направлении были восстановлены 53 км пути, 18 станций, 152 стрелочных перевода, 16 мостов и труб, 4 пункта водоснабжения и ряд других объектов. Средний темп восстановления составил 2 км в сутки. Железнодорожными частями и рядом организаций НКПС была построена железная дорога от Петрозаводска до Суоярви протяжением 132 км17.

Особенностью этой войны являлось то, что Северо-Западный театр военных действий в транспортном отношении был подготовлен недостаточно, мобилизационные планы перевозок в действие не приводились. Железнодорожный транспорт не был отмобилизован, и воинские перевозки совершались по мирному графику, что снижало скорость и быстроту переброски воинских контингентов. Оперативные перевозки осуществлялись так называемым распорядительным порядком, позволявшим регулировать их выполнение в зависимости от складывавшейся обстановки.

Общий объём воинских перевозок с 1 октября 1939 по 13 марта 1940 года составил около 347 тыс. вагонов18. Средняя дальность оперативных перевозок превышала 1650 км, снабженческих — 980 км. Погрузка в вагоны производилась на 16 железных дорогах, выгрузка — на Кировской и Октябрьской19.

Опыт работы Тыла в Советско-финляндской войне показал и возросшее значение автомобильного транспорта. Отрыв действующих армий от железных дорог, необходимость нормального, бесперебойного питания войск на фронте потребовали активизации автомобильного транспорта и значительного увеличения автопарка. Свыше 60 тыс. автомобилей курсировали между фронтом и железной дорогой, обеспечивая войска всем необходимым и перебрасывая иногда и сами войска от железных дорог к фронту20.

Несмотря на значительную степень моторизации Красной армии и широкое использование в войсках автомобилей, гужевой транспорт тоже играл важную роль в обеспечении подвоза материальных средств, особенно в войсковом тылу. Однако мобилизационным планом 1941 года формирование в оперативном тылу специальных гужтранспортных частей для подвоза материальных средств предусмотрено не было.

Дорожное обеспечение боевых действий в период Советско-финляндской войны характеризуется особо тяжёлыми условиями суровой зимы и труднопроходимой лесистой местностью, что потребовало значительных усилий автотранспортных и дорожных частей. Всего по состоянию на март 1940 года были отмобилизованы 15 дорожно-эксплуатационных полков НКО и 22 военно-дорожных батальона Главного управления шоссейных дорог (Гушосдор) НКВД. Каждую армию обеспечивали дорожные части численностью до 6000 человек21. <…>

Полный вариант статьи читайте в бумажной версии «Военно-исторического журнала» и на сайте Научной электронной библиотеки http:www.elibrary.ru

 

ПРИМЕЧАНИЯ

1 Горьков Ю.А. Уроки войны с Финляндией // Новая и новейшая история. 1993. № 4. С. 100, 101.

2 Чевела П.П. Итоги и уроки Советско-финляндской войны // Военная мысль. 1990. № 4. С. 52.

3 Дудорова О.А. Неизвестные страницы «Зимней войны» // Воен.-истор. журнал. 1991. № 9. С. 12.

4 Тыл Советской армии за 40 лет. М.: Воениздат, 1958. С. 44.

5 Артиллерийское снабжение в Великой Отечественной войне. Кн. 1. М.: ГРАУ, 1977. С. 49.

6 Центральный архив Министерства обороны РФ. Ф. 89. Оп. 21324. Д. 248. Л. 57.

7 Никитин В.В. 30 лет во главе Службы горючего: сборник трудов. М.: Воениздат, 1999. С. 42.

8 Тыл Советской Армии. М.: Воениздат, 1968. С. 78.

9 История Тыла Российских Вооружённых сил (XVIII—XX вв.) Кн. 2. Тыл Красной армии во время гражданской войны и в межвоенный период. СПб.: Военная академия тыла и транспорта (ВАТТ), 2000. С. 216.

10 Мурин Ю.Г. Уроки войны с Финляндией // Новая и новейшая история. 1993. № 4. С. 113.

11 Зимняя война 1939—1940. Кн. 2. И.В. Сталин и финская кампания: стенограмма совещания при ЦК ВКП(б). М.: Наука, 1999. С. 177, 178.

12 Вещиков П.И. Военное хозяйство — Тыл Вооружённых сил России (XVII—XX вв.). М., 2003. С. 279.

13 Тыл Советской Армии. С. 78.

14 Материально-техническое обеспечение Красной армии в вооружённых конфликтах и локальных войнах (конец 1930-х — начало 1940-х гг.). М.: Буки Веди, 2016. С. 239.

15 История ордена Ленина Ленинградского военного округа. М.: Воениздат, 1988. С. 144, 145.

16 Тыл Советской Армии. С. 79.

17 История Тыла Российских Вооружённых Сил (XVIII—XX вв.) Кн. 2. С. 251, 252.

18 Военные сообщения в Великой Отечественной войне 1941—1945 гг. М.: Воениздат, 1962. С. 47.

19 Булгаков Д.В., Турков А.Г. Тыл Красной Армии в Советско-финляндской войне (1939—1940 гг.). М., 2008. С. 125.

20 Ивашов Л.Г. «Не представляется себевсех трудностей, связанных с этой войной» // Воен.-истор. журнал. 1993. № 5. С. 68.

21 История Тыла Российских Вооружённых Сил (XVIII—XX вв.) Кн. 2. С. 259.