1

Организация обороны Старого Оскола в 1942 году

Аннотация. В статье на основе архивных документов освещаются неизвестные ранее подробности организации обороны города Старый Оскол в январе—июне 1942 года.

Summary. The paper falls back on archival documents to highlight previously unknown details of organizing defense in the city of Stary Oskol in January—June 1942.

ЗАРУБИН Дмитрий Евгеньевич — ответственный секретарь городской газеты «Бизнес-центр»

(г. Старый Оскол. E-mail: z13711@yandex.ru).

 

«Каждый боец должен быть связан с широкими слоями трудящихся…»

Организация обороны Старого Оскола в 1942 году

 

5 мая 2011 года Указом Президента Российской Федерации Старому Осколу было присвоено почётное звание города воинской славы. В его военно-исторической летописи заметное место занимает Воронежско-Ворошиловградская стратегическая оборонительная операция лета 1942 года. Вместе с тем организационно-мобилизационные мероприятия, проводившиеся местными органами власти в преддверии оккупации города немецко-венгерскими войсками, недостаточно полно отражены в современной историографии. Однако сохранившиеся архивные документы позволяют воссоздать истинную картину одного из драматичных эпизодов Великой Отечественной войны, объективно оценить действия армейского командования и партийно-хозяйственного руководства в тот тяжёлый период.

В ночь со 2 на 3 ноября 1941 года город Курск был захвачен немецко-фашистскими войсками. В Старый Оскол перебазировались все областные учреждения. Обком Всесоюзной коммунистической партии (большевиков) (ВКП(б)) занял здание райкома на Интернациональной улице, облисполком разместился в райисполкоме. Городской совет и облторг работали совместно в Доме пионеров, а в здании Старооскольского отделения госбанка развернулся областной банк. С учётом сложившейся обстановки и с целью оперативного воздействия на оборонительные и эвакуационные мероприятия областное управление НКВД поначалу разместилось на станции Касторная, но уже в марте 1942 года перебазировалось в Старый Оскол1.

18 ноября 1941 года Государственный Комитет Обороны СССР принял постановление № 909с за подписью заместителя председателя ГКО В. Молотова, согласно которому в Старом Осколе был создан городской комитет обороны (ГорКО)2. ГорКО возглавил первый секретарь Курского обкома ВКП(б) П.И. Доронин, его членами стали: председатель Курского облисполкома, уполномоченный представитель ГКО СССР В.В. Волчков (начальник штаба), областной военный комиссар майор И.И. Будылин, начальник управления Курского НКВД капитан госбезопасности П.М. Аксёнов, начальник спецотдела Курского обкома ВКП(б) Н.А. Масленникова. При этом в состав не был включён ни один местный представитель3.

Согласно указанию ГорКО почти сразу началась проверка работы военного отдела Старооскольского райкома партии. Заместитель заведующего военным отделом обкома И.Н. Рогов в докладной записке отметил, что «…на ряде важнейших участков работа поставлена неудовлетворительно. В военном отделе отсутствует плановость работы… Особенно плохо поставлена работа оборонно-массовых организаций»4.

Были выявлены недостатки в организации местной противовоздушной обороны: из имеющихся 328 щелей большинство загрязнены, а некоторые завалены, очистка их от снега и приведение в порядок к весенне-летнему периоду не проводятся. Имеющиеся 42 бомбоубежища не оборудованы (отсутствуют свет, скамьи, печи), не везде имеются указатели убежищ. Противопожарные мероприятия по большинству предприятий и учреждений отсутствуют, нет песка, бочек с водой, вёдер. Противогазы в большинстве своём к использованию непригодны, их ремонт не организован. Подготовка населения к противовоздушной и противохимической обороне не проводится5.

Бюро обкома, рассмотрев 9 марта 1942 года вопрос «О работе военного отдела Старооскольского райкома ВКП(б)», указало: заведующий военным отделом Воронов «бездействовал и не организовал оборонно-массовую работу в соответствии с условиями военного времени»6. Ему в пятидневный срок было предложено устранить недостатки в организации мероприятий по противовоздушной и противохимической обороне (ПВХО), наметить план оборонно-массовой работы в районе, установив контроль за его проведением в жизнь, контролировать и направлять работу Общества содействия обороне, авиационному и химическому строительству, районного общества Красного Креста и других организаций. Воронова предупредили, что если не будет налажена массовая оборонная работа и не будет наведён порядок в организации противовоздушной и противохимической обороны, то его снимут с работы и исключат из партии7.

19 марта Воронов рапортовал первому секретарю обкома ВКП(б) Доронину об исправлении недостатков. Было проведено три совещания: с руководителями предприятий и учреждений; с командно-политическим составом и хозяйственниками станции Старый Оскол; с управляющими домами по вопросам оборонных мероприятий и назначения ответственных за сохранность щелей и бомбоубежищ. Два заседания провёл штаб местной противовоздушной обороны (МПВО): были утверждены планы его работы и подведомственных служб, заслушаны сообщения ответственных за медико-санитарное, ремонтно-восстановительное, противопожарное обеспечение. В частности, отмечалось, что медико-санитарной службой организованы две дружины общей численностью 45 человек и пять санитарных пунктов.

Районным отделом НКВД (РО НКВД) город был разбит на участки, за ними закреплены работники милиции, которые при помощи актива вели борьбу с нарушителями светомаскировки (подвергнуты штрафу 75 человек). Было проведено обследование щелей и бомбоубежищ, по результатам которого приведены в порядок 207 щелей и 37 убежищ из 42. По предприятиям, организациям и учреждениям организованы 24 группы самозащиты, приступившие к дежурству. Выделена группа в количестве 12 человек по учёту населения, как прошедшего, так и не прошедшего программу обучения по МПВО и ПВХО.

25 марта 1942 года исполком Старооскольского Совета депутатов и райсовет ОСОАВИАХИМа констатировали: исполкомы сельских советов и советы первичных организаций ОСОАВИАХИМа совершенно прекратили вести работу по подготовке населения по противовоздушной и противохимической обороне. Подобное положение сложилось как результат самоустранения от этой деятельности сельских депутатов, комсомольских и общественных активистов. Для исправления ситуации райсовет ОСОАВИАХИМа с 1 по 10 апреля организовал курсы инструкторов по ПВХО для сельских местностей, куда направили по одному человеку из расчёта на 50 граждан. Также было принято решение создать силами населения укрытия полевого типа: на жилой дом — одну щель. На участках бригад построить щели из расчёта: на 25—30 человек — одно укрытие8.

Выполняя указание ГорКО об усилении местной противовоздушной обороны, исполком горсовета проверил, как велись работы по обустройству бомбоубежищ для населения по месту жительства. 8 апреля 1942 года отмечалось, что начальник коллективных средств защиты (он же начальник городского жилищного управления) Жилин не только не «обеспечил своим руководством работы по приведению в порядок щелей, бомбоубежищ, но не возглавил и не проявил должной заботы к начатой работе домоуправами по организации групп самозащиты и постов по участкам города, проявив при этом полнейшую бездеятельность»9. Исполком снял Жилина с работы и передал на обсуждение партгруппы его личное дело.

Шестая сессия Курского областного Совета депутатов трудящихся посчитала «совершенно нетерпимым отношение ряда председателей исполкомов райсоветов и в особенности Старооскольского — Попова, Ястребовского — Алистратова, Мантуровского — Карпова к строительству оборонительных сооружений и содержанию дорог, и своим безответственным отношением создающим серьёзную угрозу обеспечению мероприятий частей Красной армии»10.

В это же время областной комитет партии усиленно развёртывал партизанское движение на территории, временно оккупированной противником. 21 апреля было принято постановление, в котором, в частности, указывалось: «Отделу кадров обкома ВКП(б) и УНКВД пополнить спецшколу управления НКВД, доведя постоянное количество бойцов к 20.05.1942 до 500 человек. Пополнение произвести за счёт лучшей части коммунистов и комсомольцев. Привлечь в школу добровольцев из числа инвалидов Отечественной войны, физические недостатки которых не мешают им ещё активно бороться с фашистскими захватчиками»11.

Отбор кандидатов в партизанские отряды и диверсионные группы проходил не только среди местного населения, но и среди заключённых исправительно-трудовых колоний, находившихся на территории Центрально-Чернозёмного региона12.

Бюро обкома ВКП(б), регулярно следившее за исполнением решений ГорКО районными властями, посчитало, что в апреле оборонные мероприятия Старооскольский райком ВКП(б), райисполком, райсовет не выполнили, «перепоручив это дело заместителю председателя райсовета Волочкову, который дал неправильное указание сельским советам и на этом ограничился. Председатели сельсоветов не поняли это указание и не проводили никакой работы по мобилизации рабочей силы на оборонительные работы. Председатель горсовета Иванов также никакой работы в городе не проводил, мотивируя тем, что ему непонятно было решение ГорКО»13. Бюро обкома ВКП(б) предупредило первого секретаря РК ВКП(б) Юдина, председателя райсовета Попова и председателя горсовета Иванова: если постановление ГорКО и работы по оборонным мероприятиям не будут выполнены к 28 апреля 1942 года, то они будут привлечены к строгой партийной ответственности.

В начале мая была создана химическая служба при штабе МПВО, её руководителем утверждён по совместительству Ф.А. Шишков, начальник отдела дезинсекции облздравотдела. Шишкову было приказано приступить к переоборудованию бомбоубежищ под газоубежища и одновременно начать организацию городской противохимической команды14.

5 мая бюро РК ВКП(б) отметило, что исполком горсовета и его отделы не перестроились в соответствии с условиями военного времени, в результате чего плохо справляются с работой. «Горисполкомом не выполнено постановление обкома ВКП(б) и облисполкома по вопросу оборонительных мероприятий. Из имеющихся 275 щелей очищено только 157, бомбоубежища и газоубежища не приведены в надлежащий порядок, группы самозащиты созданы, но к занятиям не все приступили. Борьбы с нарушителями светомаскировки не ведётся, работа ночных постов контролируется недостаточно и не ведётся работа с неорганизованным населением по подготовке к противовоздушной и противохимической обороне. Наряды на оборонительные работы горсоветом систематически не выполняются»15. По результатам проверки председатель горсовета Иванов был снят с работы.

Нового председателя обязали в трёхдневный срок принять меры к полному оборудованию недостающего противопожарного инвентаря и имущества, наведению надлежащего порядка в бомбоубежищах, газоубежищах и ремонту щелей. Обеспечить обучение групп самозащиты и постов, улучшить работу с неорганизованным населением по подготовке к противопожарной и противохимической обороне, вести жестокую борьбу с нарушителями светомаскировки, все задания по оборонительным мероприятиям выполнять немедленно.

5 мая 1942 года комитет обороны Старого Оскола обсудил вопрос о строительстве оборонительных сооружений города. О плане работ доложил инженер 281-го стрелкового полка внутренних войск НКВД старший лейтенант Малашёнок. Первый оборонительный пояс должен был проходить по окрестностям города: Первая Оскольская улица, правый берег р. Оскол, Гусевка, Коммунистическая улица, слобода Ездоцкая, Садовая улица, городской фруктовый сад, улицы Кирова, Первомайская, Подгорная, Холостая, Комсомольская, Вторая Оскольская и Володарского. Предполагалось в первую очередь соорудить 44 дзота; окопы на 36 стрелковых отделений; шесть баррикад; 14 огневых точек в отдельных строениях; проволочное заграждение в 3 кола длиной 100 м и надолбы 60 м. Эти работы ГорКО приказал закончить к 15 мая.

Строительство противотанковых рвов и оборонительного кольца Старооскольского железнодорожного узла предполагалось произвести по окончании строительства первой очереди. Ответственность за своевременное снабжение строительным материалом и мобилизацию рабочей силы была возложена на председателя горсовета и заместителя председателя исполкома райсовета Волочкова. Командиру 281-го полка майору Акуленко и инженеру полка Малашёнку приказали разработать план строительства оборонительных сооружений внутри Старого Оскола и представить его комитету обороны к 20 мая на утверждение16. <…>

Полный вариант статьи читайте в бумажной версии «Военно-исторического журнала» и на сайте Научной электронной библиотеки http:www.elibrary.ru

___________________________

ПРИМЕЧАНИЯ

1 Архив Управления Министерства внутренних дел России по Курской области (АУМВД по КО). Ф. 5. Оп. 1. Д. 15. Л. 26.

2 Российский государственный архив социально-политической истории. Ф. 644. Оп. 1. Д. 14. Л. 111.

3 Государственный архив общественно-политической истории Курской области (ГАОПИ КО). Ф. П-1. Оп. 1. Д. 2884. Л. 48.

4 Там же. Д. 2885. Д. 18.

5 Там же. Л. 18, 18 об.

6 Там же. Л. 25.

7 Там же. Л. 26.

8 Старооскольский краеведческий музей (СОКМ). Ф. 3. Оп. 1. Д. 4. Л. 23.

9 Там же. Ф. 3. Оп. 1. Д. 3. Л. 79, 79 об.

10 Там же. Д. 1. Л. 58.

11 ГАОПИ КО. Ф. П-2. Оп. 1. Д. 25. Л. 94, 94 об.

12 Архив Управления Федеральной службы безопасности России по Тамбовской области. Гр. 2. Оп. 2. Д. 12. Л. 3. См.: Верютин Д.В. Деятельность органов НКВД на территории Центрального Черноземья накануне и в годы Великой Отечественной войны. Дисс. … канд. ист. наук. Курск, 2002. С. 89.

13 ГАОПИ КО. Ф. П-1. Оп. 1. Д. 2840. Л. 80, 81.

14 СОКМ. Ф. 3. Оп. 1. Д. 3. Л. 92—95.

15 Там же. Л. 96—98.

16 Там же. Ф. 3. Оп. 1. Д. 2. Л. 43.