1

Объяснительная записка майора Уланова

Аннотация. В материале описывается уникальный многомесячный рейд по немецким тылам группы советских военнослужащих, попавших в окружение в первые дни Великой Отечественной войны.

Summary. The article describes a unique multi-month raid in the German rear by a group of Soviet servicemen, which were encircled in the early days of the Great Patriotic War.

Дроздов Фёдор Борисович — старший преподаватель кафедры новой и новейшей истории Института международных отношений и мировой истории (ИМОМИ) ННГУ имени Н.И. Лобачевского; кандидат исторических наук

(г. Нижний Новгород. E-mail: fedo_rus@mail.ru).

«ПРИКАЗАНО ДЕЙСТВОВАТЬ САМОСТОЯТЕЛЬНО»

Объяснительная записка майора Уланова

 

История Великой Отечественной войны знает немало примеров, когда бойцы и командиры Красной армии, попав в окружение, не прекращали сопротивления и, пройдя десятки и даже сотни километров по вражеским тылам, прорывались через линию фронта. В фондах Центрального архива Министерства обороны РФ хранится объяснительная записка одного из таких «окруженцев» — майора А.П. Уланова. В ней подробно описывается уникальный рейд группы военнослужащих РККА, попавших во вражеский «котёл» ещё в Западной Белоруссии в июне 1941 года и вышедших из окружения только через полгода — в декабре 1941 года, когда советские войска уже перешли в контрнаступление под Москвой.

 

Объяснительная записка начальника снабжения 33-й танковой дивизии 3-й армии Западного особого военного округа майора Уланова Андрея Петровича*

«33 танковая дивизия1 по дислокации мирного времени находилась в г. Соколка2 Белостокской области. Дивизия к 22 июня 1941 года, т.е. к началу войны, находилась в процессе формирования, материальная часть (танки), положенная по штатам, получена не была. К этому времени дивизия имела около 200 штук танков Т-26 и БТ. В таком состоянии 22 июня 1941 года в 12 часов дня дивизия выступила на фронт под г. Гродно и заняла оборону на рубеже М. Кузница, Сапонкино и М. Дамброво. Первое столкновение с разведчастями противника части дивизии имели в 21—22 часа 22 июня. Указанный выше рубеж дивизия удерживала до 27 июня, к этому времени в дивизии оставалось не больше 15 штук танков, остальные были подбиты противником. В этот же день, т.е. 27 июня, была установлена связь со штабом 3 армии и получен приказ командующего 3 армией генерал-лейтенанта Кузнецова3, в котором было указано, что крупные танковые части противника прорвали фронт и в связи с этим было приказано частям армии отходить, при этом действовать самостоятельно до командира отдельной части. Во исполнение этого приказа, Управление нашей 33 танковой дивизии в ночь на 28 июня стало совершать отход в общем направлении на г. Волковыск. При отходе, на одной из переправ, Управление дивизии днем 29 июня встретилось с небольшим парашютно-десантным отрядом немцев и после 3-часового боя с ним пробилось. 29 июня к вечеру Управление дивизии в районе г. Волковыска присоединилось к Управлению 11 механизированного корпуса и под командованием командира корпуса генерал-майора Мостовенко4, продолжали отход на машинах в направлении М. Мир. Не доходя М. Мир 8—10 км, вторично столкнулись с парашютно-десантным отрядом немцев, и после часового боя с ним мы вынуждены были отойти, потеряв в этом бою около 6 человек убитыми (преимущественно старший начсостав) и несколько человек раненых. Укрывшись в лесу, спустя 1,5—2 часа командир корпуса генерал-майор Мостовенко решил: машины уничтожить и дальнейший отход совершать пешим порядком небольшими группами в 5—7 человек. Я оказался с группой, которую возглавил командир 33 танковой дивизии полковник Панов5. В составе этой группы мы к вечеру 4 июля вышли в район Банковщина под г. Минск в укреплённый район на старой госгранице. В этом укрепрайоне наша группа явилась в распоряжение заместителя командующего Западного особого военного округа генерал-лейтенанта Болдина6, который формировал из отходящих частей и групп отряды с целью прорвать окружение. Наша группа была присоединена к конной группе (примерно около полка), которую возглавил генерал-майор Никитин7 — командир 6 кавалерийского корпуса. 5 июля попытки прорвать окружение в районе Банковщина отряды под командованием генерал-лейтенанта Болдина успеха не имели.

Конная группа, где я находился, попала под сильный пулемётный и миномётный огонь, в беспорядке отошла в глубь леса. Лично я с заместителем начальника отдела политпропаганды нашей 33 танковой дивизии батальонным комиссаром Бычковым8 отошёл с 3-м эскадроном, который возглавлял один из командиров полков 6 кавалерийского корпуса полковник Панков9. Выйдя из сферы обстрела вечером 5 июля полковник Панков дал приказ лошадей оставить и отходить пешим порядком. В ночь на 6 июля я в составе этой группы (примерно 160 человек) стали отходить, но через 2 часа были обстреляны автоматическим огнём немцев. Полковник Панков решил, что дальнейшее продвижение в составе такой большой группы невозможно и дал приказ разбиться небольшими группами. Я лично возглавил группу в количестве 9 человек исключительно из начсостава. В составе этой группы 12 июля я вышел в Смолевичский район Минской области, где встретил большое движение немецких войск, вынуждены укрыться в лесу до прохода немецких войск. 13 июля наша группа установила связь с одним из председателей колхоза деревни Желудовщина членом партии Щурак Иван, который дал нашей группе обращение тов. Сталина по радио от 3 июля 1941 г. В этом обращении тов. Сталина одной из задач ставилась организация партизанских отрядов в оккупированных немецкими войсками районах. Обсудив на группе и придя к выводу, что пробраться к своим войскам невозможно, было решено остаться в лесу и приступить к организации партизанского отряда, в первую очередь из местных коммунистов и комсомольцев. К 15 августа нам удалось организовать группу в количестве 25 человек, вооружить её винтовками и гранатами. Однако на наше требование перейти в лес и приступить к активным действиям, местные работники ответили отказом. Они считали целесообразным проживать дома и действовать под нашим руководством. Спустя 5 дней, 20 августа, карательный отряд арестовал 5 человек руководителей пятёрок организованного нами отряда и расстрелял их. Сделал налёт на наше месторасположение, но безуспешно, потому что после ареста наша группа местопребывание своё в лесу часто меняла.

Вторая наша попытка организовать партизанский отряд из бывших военнопленных, находившихся в тылу, успеха не имела.

После этого, примерно 15 октября, нам сообщили, что на нашу группу готовится облава карательного отряда совместно с местной полицией. Мы решили этот район оставить, найти более мощный партизанский отряд, присоединиться к нему и продолжить борьбу. Двигаясь в поисках такого отряда в общем направлении на г. Н. Борисов, М. Березина, г. Полоцк, г. Невель, г. Белый, г. Нелидово по лесам и просёлочным дорогам с оружием и в военной форме, мы 13 ноября 1941 г. встретились в районе г. Нелидово со спецотрядом № 17, высланного в тыл штабом 29 армии и присоединились к нему. В составе этого отряда лично принимал участие в боевых операциях и в составе этого отряда 20 декабря 1941 г. перешёл линию фронта в районе ст. Жукопа, д. Лохово и д. Ясенская на участке 919 стрелкового полка 249 стрелковой дивизии 22 армии Калининского фронта. Оружие: винтовка, 200 шт. винтпатрон, револьвер «Наган», 45 ревпатрон, 3 ручных гранаты и компас мною сданы в 919 стрелковый полк 21 декабря 1941 г.

После перехода линии фронта находился с 23 декабря 1941 г. по 11 января 1942 г. при отделе кадров 22 армии, с 14 января по 27 января 1942 г. в 145 запасном стрелковом полку Калининского фронта (резерв начсостава), с 4 февраля по 27 марта 1942 г. в Южском спецлагере НКВД, 1 апреля 1942 г. прибыл в распоряжение отдела кадров ГИЦ КА НКО.

Семья, состоящая из жены, двух детей и матери жены, 23 июня 1941 г. была из г. Соколка Белостокской области эвакуирована. Где они в настоящее время — неизвестно. Денежный аттестат семья и я лично не получили, зарплату с 1 июля 1941 г. по 1 апреля 1942 г. по опросному листу получил лишь за один месяц — январь в 145 запасном стрелковом полку Калининского фронта.

2 апреля 1942 г.                                                   майор Уланов

Партбилет за № 0245775 и удостоверение личности за №2086 сохранил, т.е. имею при себе.

Откомандирован помощником по хозяйственной части командира бригады, в распоряжение начальника учебного АБТ центра г. Горький»10.

К сожалению, детально проследить дальнейшую судьбу майора Уланова пока не удалось. Хотя в обобщённом электронном банке данных (ОБД) «Мемориал» содержится целый ряд документов, в которых он упоминается.

Согласно биографической справке Уланов Андрей Петрович, 1898 (1899) года рождения — уроженец с. Мосты Петровского района Куйбышевской области, из крестьян. Полученное образование — 3 класса, политшкола и курсы «Выстрел». В Красной армии с 1918 года11.

Почти во всех архивных материалах А.П. Уланов указывается как пропавший без вести, причём даты называются разные — от 1941 года12 до мая 1943 года13. Только в одном документе НКВД СССР он упомянут в числе бывших военнослужащих РККА, находившихся в плену и окружении противника и поступивших в спецлагеря весной 1942 года14.

Семья майора Уланова успела эвакуироваться летом 1941 года из мест дислокации 33-й танковой дивизии. Его супруга Валентина Алексеевна позднее проживала в Балашихинском районе Московской области15.

 

___________________

ПРИМЕЧАНИЯ

1 33-я танковая дивизия расформирована 14 июля 1941 г.

2 Ныне г. Сокулка, Сокульский повят, Подляшское воеводство, Польша.

3 Кузнецов Василий Иванович (1894—1964), к июню 1941 г. генерал-лейтенант, командующий 3-й армией. Попав в начале войны в окружение, вышел к своим в конце июля 1941 г. Войну закончил в звании генерал-полковника, в должности командующего 3-й Ударной армией.

4 Мостовенко Дмитрий Карпович (1895—1975), к июню 1941 г. генерал-майор, командир 11-го механизированного корпуса. Войну закончил в должности командующего бронетанковыми и механизированными войсками Войска Польского.

5 Панов Михаил Фёдорович (1901—1979), к июню 1941 г. полковник, командир 33-й танковой дивизии. Попав в окружение в начале войны, вышел к своим в октябре 1941 г. Закончил войну в звании генерал-лейтенанта, в должности командира 1-го гвардейского танкового корпуса.

6 Болдин Иван Васильевич (1892—1965), к июню 1941 г. генерал-лейтенант, заместитель командующего ЗОВО. В начале войны попал в окружение, вышел к своим в конце июля 1941 г. Войну закончил в звании генерал-полковника, в должности заместителя командующего 3-м Украинским фронтом.

7 Никитин Иван Семёнович (1897—1942), к июню 1941 г. генерал-майор, командир 6-го кавалерийского корпуса. При попытке прорваться из окружения захвачен в плен. Помещён в концентрационный лагерь Хаммельбург. Неоднократно отклонял предложения нацистов о сотрудничестве. В апреле 1942 г. расстрелян за антинемецкую агитацию среди военнопленных.

8 Судьбу батальонного комиссара Бычкова установить не удалось.

9 Панков Илларион Ефимович (1900—1941), полковник, начальник штаба 6-го кавалерийского корпуса. Погиб в бою под Минском 6 июля 1941 г. См.: Центральный архив Министерства обороны РФ (ЦАМО РФ). Ф. 33. Оп. 594260. Д. 46. Л. 95.

10 ЦАМО РФ. Ф. 4857 (Горьковский учебный автобронетанковый центр). Оп. 2. Д. 7. Л. 18—20.

11 Там же. Ф. 33. Оп. 11458. Д. 86. Л. 144.

12 Там же. Д. 48. Л. 200.

13 Там же. Д. 82. Л. 80.

14 Там же. Ф. 58. Оп. 818883. Д. 1491. Л. 88.

15 Там же. Ф. 33. Оп. 11459. Д. 432. Л. 218.