1

Некоторые оперативные выводы из последних войн (часть 1)

«Военно-исторический журнал»- №1 1939 г. Одним из органических пороков буржуазной военной науки в эпоху империализма является ее консерватизм, неумение извлечь выводы из нового боевого опыта и быстро сделать эти выводы достоянием теории и практики военного дела. Так было, в частности, с уроками русско-японской войны 1904—1905 гг., совершенно недостаточно учтенными как русской, так и иностранной военной мыслью. Опыт же первой мировой империалистической войны, изложенный в сотнях и тысячах томов военно-исторических описаний, до сих пор отражен в большинстве иностранных военных уставов без учета поправок, вносимых в него современностью.

Уроки первой мировой войны и по сей день не потеряли своей громадной ценности. Особенно большое значение для современного оперативного искусства имеют решающие операции заключительного этапа войны, развернувшиеся на французском фронте. Германская армия в первой половине 1918 г. организовала и провела четыре «таранных» наступления (мартовское, на р. Лис, на pp. Эн и Вель и «Вторая Марна»); это были фронтальные удары, приведшие к крупным оперативно-тактическим успехам, которые не переросли, однако, в оперативно-стратегические. Эти операции «упущенных возможностей» не позволили Германии разрушить оперативную оборону Антанты.

Во второй половине 1918 г. вооруженные силы Антанты, добившись превосходства в численности и технике за счет американцев, нанесли германской армии три мощных фланговых контрудара (у Виллер-Коттере, Амьена и С.-Миеля). Вырвав инициативу из рук противника, армии союзников перешли в общее наступление. Союзное командование применялопоследовательные операции на фронте в 400 км, причем подготовка каждой последующей операции обеспечивала непрерывность их ведения, т. е. между операциями не было разрыва во времени.

Последовательные операции союзников привели к полному разгрому Германии. Ее войска были отброшены на 100 км от основной «позиции Зигфрида». При этом средний темп наступления войск Антанты составил всего лишь 2 км в сутки. при ударах исключительно фронтальных. Отступавшие германские войска широко применяли заграждения, снижавшие темп операции союзников, затруднявшие и приостанавливавшие работу их тыла. Некоторые из произведенных немцами разрушений были исправлены французами лишь на третий год после окончания войны.

Таким образом, «последним словом» оперативного искусства первой мировой империалистической войны явилисьпоследовательные операции Антанты, проведенные в условиях подавляющего превосходства сил союзников. В этом заключительном периоде войны крупную роль уже играли танки, химия и оперативные ВВС, хотя качества нового оружия (особенно танков и самолетов) еще далеко не достигали необходимой высоты.

Победоносная гражданская война в СССР была школой, формировавшей оперативное искусство и тактику Красной Армии и придавшей им своеобразные черты, присущие военному искусству победившего пролетариата. Это искусство впитывает в себя лучший опыт прошлого, осмысливая его по-новому, в соответствии с изменяющимися условиями ведения войны, операции и боя. Вот почему для нашей военной мысли, непрерывно движущейся вперед, задача изучения операций второй империалистической войны сейчас приобретает исключительное значение.

Правда, эта война протекает в формах и в обстановке, значительна отличающихся как от 1918 г., так и от гражданской войны в СССР. Но, по существу, впервые после мировой войны на орошенных кровью полях Абиссинии, Испании и Китая нашли массовую боевую проверку такие важные факторы современных операций и боя, как скоростная боевая авиация, мощные танки, массовый автотранспорт, механизированные военно-инженерные средства и средства ПВО.

В какой мере эта новая боевая техника, примененная в своеобразных условиях Абиссинского, Испанского и Китайского театров военных действий, повлияла на характер, формы и темпы современных операций? Что нового вносит современный опыт в теорию военного искусства, подтверждает ли он или опровергает опыт первой мировой и гражданской войн? Советская военно-научная мысль обязана возможно полнее изучить опыт новых войн и дать ответ как на эти, так и на ряд других животрепещущих вопросов, Это нужно для того, чтобы своевременна учесть все новое, вносимое в военное искусство ростом техники и изменением условий борьбы, чтобы использовать это новое для дальнейшего повышения боеспособности Рабоче-Крестьянской Красной Армии, для более быстрой и решительной победы ее над врагами в будущих боях.

Отнюдь не претендуя на исчерпывающий анализ всего боевого опыта последних войн, мы попытаемся в настоящей статье исследовать общий характер важнейших операций в Испании и Китае и сделать на этой основе ряд оперативных выводов.

ОПЕРАЦИИ В ИСПАНИИ

Наибольший интерес в смысле извлечения оперативных выводов из опыта последних войн, несомненно, представляет героическая борьба испанского народа.

Анализируя важнейшие операции, развернувшиеся на фронтах Испании, необходимо учитывать, что на их характер влиял горный театр военных действий, а также своеобразие населенных пунктов с их каменными жилищами и такими же массивными оградами.

Боевые действия в Испании развернулись на фронтах общим протяжением до 2 000 км. Между тем Восточно-европейский фронт в первую мировую империалистическую войну (после выступления Румынии? в 1916 г.) имел протяжение около 1 400 км, а Французский во второй половине 1918 г. — 750 км. Если Франция (общая площадь которой составляет примерно 550 тыс. кв. км) в мировую войну 1914 г. на 1 км фронта располагала до 500 кв. км территории, то республиканская Испания имела 125 кв. км территории на километр фронта. Таким образом, тыл республиканской Испании был в 4 раза ограниченнее тыла Франции.

Республиканская армия Испании создавалась в процессе войны. Из разрозненных, плохо вооруженных, необученных милиционных отрядов, не имевших единого командования в начале войны, армия испанского народа выросла в регулярную вооруженную силу, вполне отвечавшую требованиям современности. Однако техническое оснащение республиканской армии на протяжении всего периода войны значительно уступало вооруженным силам интервентов. В начале 1939 г. численность республиканской армии доходила до 500 тыс. человек, что по отношению к численности армий Антанты на Западном фронте в первую мировую империалистическую войну (4 млн. бойцов в конце 1918 г.) составляет около 12 проц. Между тем фронт республиканской армии в 1939 г. достигал 1 500 км, тогда как фронт армий Антанты в 1918 г. равнялся 750 км. Отсюда ясно, что насыщенность фронта республиканской армии была несравненно меньшей, чем средняя насыщенность фронтов мировой войны. Это приводило к созданию сгустков сил на оперативно-важных направлениях. Промежутки же между ними обе стороны укрепляли, ограничиваясь здесь только позиционными формами войны.

Оперативной целью фашистов в первый период войны являлся захват Мадрида. Их войска, распределенные в общем на две основные группы — северную (генерал Мола) и южную (генерал Франко), после захвата Бадахоса соединились на юго-западных склонах хребта Сиерра Гвадаррама. Отсюда в начале сентября 1936 г. мятежники начали наступление на Мадрид.

На подступах к Мадриду республиканцы укрепили три оборонительных рубежа. Как было впоследствии установлено, инженерное усиление их производилось вредительски, расположение укреплений стало известно фашистам. Инженер, производивший оборонительные работы, в решительную минуту сбежал к фашистам. Мятежники вынуждены были прорывать позиции республиканцев, нанося фронтальные удары. Между тем республиканцы, частично используя подготовленные рубежи, задерживали врага действиями по флангам. При подходе фашистов к Мадриду создалось критическое положение для республиканцев. Вследствие ряда предательств возникла реальная угроза падения этой цитадели республиканской Испании. Но в решающий момент коммунистическая партия Испании организовала оборону Мадрида, создав из него неприступную крепость, остановившую* натиск врага.

Основные показатели Толедо-Мадридской операции: участок фронтального наступления фашистов — 40 км; продолжительность операции— 40 дней; глубина—70 км; суточный темп наступления доходил до 2 км. Оперативная плотность войск фашистов на основных направлениях на 1 км фронта составляла 500 человек, 5 танков, 25 орудий и 5 самолетов.

В конце 1936 г. внешние союзники Франко перебросили на помощь мятежникам довольно значительные силы. ОперацияВальдеморильоПосуэбло (3—9 января 1937 г.) проводится уже силами интервентов. Целью операции было захватить Мадрид с северо-запада или хотя бы лишить его воды и электроэнергии. Контрударом республиканцев маневр фашистов был приостановлен и сорван. Республиканцы, однако, не могли развить успех вследствие недостатка артиллерии. Учтя неудачи фашистов, пытавшихся дважды овладеть Мадридом, республиканцы подготовились к осуществлению охватывающего маневра северо-западнее и южнее этого пункта с целью ликвидации основной группировки врага. Республиканским командованием было выработано два варианта операции: по первому намечалось нанести главный удар западнее Мадрида, а по второму -— южнее его.

Фашисты в начале 1937 г. в общем делают две попытки найти стратегическое решение войны в Испании захватом Мадрида с юго-востока и с северо-востока. Для этого они проводят две операции — на р. Харама и в районе Гвадалахары. Прежде всего германо-итальянское командование решает упредить республиканцев и ударом в районе р. Харама (февраль 1938 г.) отрезать Мадрид от Леванта, блокировать и захватить город. Фронтальным и фланговым ударами республиканцев наступление фашистов было сорвано.

Основные показатели Харамской операции: фронт атаки фашистов равнялся 15 км; главный же фронтальный удар наносился на участке 6 км; продолжительность операции—13 дней; глубина — 8 км; суточный темп наступления — 0,5 км; оперативная плотность фашистов на 1 км — 2 500 человек, 10 танков, 12 орудий, 10 самолетов.

Освободившийся после падения Малаги (8 февраля 1937 г.) итальянский экспедиционный корпус приступил к выполнениюГвадалахарской операции (8—20 марта 1937 г.) с целью овладения Мадридом с северо-востока. Эта операция была связана с усиленной демонстрацией у Кордовы, новыми наступательными попытками на р. Харама и усилением диверсионной деятельности троцкистов и анархистов в Валенсии и Барселоне. Фашисты не сумели достичь оперативной внезапности. Республиканские войска быстро и отлично организованным фронтальным и фланговым ударами наголову разгромили итальянский корпус. Успех операции был обеспечен правильным использованием оперативных резервов, переброшенных на автомашинах из района Мадрида. Особую роль в разгроме вторых эшелонов итальянцев (оперативных резервов) сыграли прекрасно действовавшая республиканская авиация и легкие (пушечные) танки.

Основные показатели Гвадалахарской операции: итальянские фашисты наносили внезапный фронтальный удар на участке в 25 км; глубина операции равнялась 40 км; продолжительность—13 дней; средний суточный темп в первые два дня достиг 20 км. Оперативная плотность интервентов на 1 км фронта была равна до 1 500 бойцов, 19 орудий, 7,5 танка и 5 самолетов; последние не действовали в первые дни операции, якобы вследствие дождливой погоды и размыва аэродромов.

Потерпев жестокое поражение на р. Харама и под Гвадалахарой, интервенты с апреля 1937 г. отказались от попыток быстрого захвата Мадрида и перешли к методическому отсеканию оперативно-важных зон территории республиканской Испании. Фашистское командование прежде всего обратило внимание на Северный фронт, где действовали слабо управляемые, плохо снабженные и недостаточно технически оснащенные части басков и астурийцев. Вокруг Бильбао еще зимой 1936/37 г. был сооружен «железный пояс». Однако эти укрепления в июне 1937 г. были взяты итальянскими фашистами и мятежниками. Укрепления «железного пояса» были плохо применены к местности. Они имели большие промежутки и мертвые пространства, не обстреливавшиеся на пересеченной горной местности. Инженерные сооружения не были развиты в глубину. Успеху фашистов способствовало также и то обстоятельство, что укрепления «железного пояса» были заняты малочисленной, плохо обученной и слабо вооруженной иррегулярной пехотой. Большую роль в этой операции сыграло техническое превосходство интервентов. Их войска наносили удар на узких, наиболее слабо обороняемых участках. . Фашистская авиация расстраивала подходившие из глубины оперативные резервы республиканцев. После овладения Бильбао началось наступление фашистов вдоль побережья Бискайского залива с темпом в среднем 1 км в сутки; это наступление привело к ликвидации Северного фронта.

С целью отвлечения внимания фашистов от Северного фронта республиканцы предприняли операцию у Брунете (6—27 июля 1937 г.), имевшую задачей окружение интервентов в секторе Мадрида. Но вследствие недостатка сил они провели операцию лишь западнее Мадрида.

В ночь на 6 июля республиканцы нанесли внезапный фронтальный и затем фланговый удар на фронте 12 км, но сил для развития прорыва у них было недостаточно, да и прорыв был произведен на узком фронте. Это позволило фашистам, подтянувшим резервы, приостановить развитие успеха республиканцев.

Основные показатели этой операции: главный удар производился на участке в 12 км; глубина—18 км; длительность операции — 22 дня; суточный темп наступления (в первый день)— 15 км. Оперативная плотность республиканцев в отношении живой силы — небывалая для того» периода войны в Испании: она достигала на 1 км фронта до 3 300 человек, 8 орудий, 7 танков, 2 бронеавтомобилей, 10 самолетов.

Весьма поучительной является Теруэльская операция (15—27 декабря 1937 г.), которая была задумана республиканцами с ограниченной целью, для срыва ожидавшегося наступления фашистов. Республиканцы решили нанести короткий удар по Теруэльскому выступу, являвшемуся ближайшим исходным районом для выхода интервентов к восточному побережью моря (100 км от побережья). Скрытность сосредоточения в зимних условиях и внезапность удара с целью захвата Теруэля были достигнуты. Однако республиканцы не использовали своего успеха. Необходимо было продвинуться от района Теруэля на 40—50 км на запад, что сократило бы фронт и ликвидировало бы постоянную угрозу фашистов с этой стороны. В силу ряда причин этого не было сделано. Превосходство в живой силе и в технике позволило фашистам в феврале 1938 г. восстановить положение.

В проведении Теруэльской операции интересны следующие моменты: Теруэль, все еще занятый фашистами, остался в тылу, окруженный республиканцами; задача ликвидации противника в Теруэле легла, кроме пехоты и артиллерии, на саперные войска, которые блестяще провели ускоренную минную борьбу, закладывая местами заряды в 1,5 т. Операция проводилась зимой; морозы доходили до 20° С, при сильных метелях. Для фашистов в таких условиях операция явилась совершенно внезапной. Пути подвоза не были подготовлены к переброскам крупных оперативных резервов в зимних условиях. На дорогах создавались пробки. Не были приняты меры борьбы с обледенением дорог, отсутствовала служба регулирования движения.

В Теруэльской операции участвовало 3 республиканских корпуса, Ширина участка атаки равнялась 20 км; глубина операции— 15 км; продолжительность — 7 дней; темп наступления в первый день — до 8 км. Оперативная плотность республиканцев на 1 км фронта — до 4 батальонов, 16 орудий (на некоторых направлениях), 8 танков и 20 бронемашин.

К концу февраля 1938 г. фашисты вновь овладели зоной Теруэля. За 12 дней после февральской Теруэльской операции фашистское командование успело пополнить свои войска, сосредоточить их и обеспечить, оперативную внезапность широко задуманной Восточной (Арагонской) операции.

Для выполнения ее фашистами было сосредоточено 24 пех. дивизии (до 250 тыс. человек), 1 800 орудий (считая и малокалиберные), 250 танков и танкеток и 700 самолетов. Оперативная внезапность была достигнута дезинформацией республиканцев и демонстративными атаками в Андалузии, Эстремадуре и на Центральном фронте. Между тем . республиканское командование ожидало удара на Гвадалахару. Наступление на Восточном фронте республиканцы первоначально приняли за «демонстрацию». У республиканского командования отсутствовал твердый план использования оперативных резервов, составлявших так называемую «маневренную армию», что повело к их разброске.

Первый этап операции (с 9 по 21 марта) характерен концентрическим фронтальным ударом 3 корпусов фашистов в составе 13 пех. дивизий, силой до 200 батальонов, 350 орудий и 100 танков. На этом этапе фронт прорыва к югу от р. Эбро (прикрывавшей операцию с севера) составил 90 км; глубина прорыва — до 100 км; длительность этапа — 13 дней; суточный темп наступления — 7 км. Средняя оперативная плотность на 1 км — до 1 батальона, 4 орудия, 1 танк и 10-15 самолетов. На направлениях главных ударов плотность артиллерии достигала 60-70 орудий и 10—15 танков на 1 км фронта.

Второй этап операции (с 21 по 29 марта) характерен фронтальными и фланговыми ударами, наносимыми с целью ликвидировать угрозу со стороны республиканцев с севера. Дополнительно было введено в бой 7 пех. дивизий. Фронт прорыва расширился до 250 км; глубина операции достигла 120 км; длительность — 9 дней; суточный темп наступления— 13—15 км.

В третьем этапе операции (с 29 марта по 5 апреля) фашисты наносили фронтальный и фланговый удар при ширине фронта в 80 км и глубине операции 45 км; длительность этапа — 7 дней, суточный темп наступления — 6—7 км.

Наконец, в четвертом этапе операции (с 5 по 15 апреля) также наносятся фронтальные и фланговые удары на фронте в 40 км и при глубине операции в 20 км; длительность этапа достигает 10 дней при суточном темпе наступления в 2 км.

Мы видим, что операция фашистов на этот раз носила последовательный характер. В Восточной (Арагонской) операции фашисты впервые применили форму комбинированных фронтальных и фланговых ударов на широком фронте, используя подвижные корпуса горного типа (Марокканский, Наваррский и Итальянский) и оперативные ВВС. Эти действия привели к решительным результатам, так как связывались с выходом во фланг и в тыл республиканцам. В ходе операции нарастание сил фашистов шло за счет подаваемых на Арагонский фронт оперативных резервов. Как в ходе этой операции, так и в последующих, пехотные дивизии обычно сменялись через 1—2 дня, переходя из первого эшелона во второй.

Решающая роль в переброске оперативных резервов обеих сторон принадлежала автомобильному транспорту. К началу Восточной операции в распоряжении республиканского командования имелось крайне ограниченное количество автомашин. Автопарк был рассредоточен между армиями фронта. В ходе боев обнаружилось, что в тылу республиканцев имелась лишь одна укрепленная позиция по р. Сегре и западнее Гандесы. Между тем на реках Сегре и Эбро находился ряд старых укреплений, которые могли послужить остовом для инженерного усиления республиканского тыла в Каталонии. Отходившие войска были слабо информированы о наличии укрепленного рубежа, поэтому они его почти не использовали. Оперативные резервы вводились республиканцами «пакетами» и с опозданием. Кроме того, каталонцы не использовали выгодного момента для флангового удара от Бухаралоса на Ихар.

В результате Франко, хотя и не достиг полностью поставленной цели и не сумел уничтожить армию республиканцев, все же добился разрыва республиканского фронта и создал серьезную угрозу Каталонии и Валенсии.

Для того чтобы ослабить нажим фашистов на фронте Леванта, республиканцы предприняли операцию на р. Эбро (25—31 июля 1938 г.). Операция была начата ночным форсированием р. Эбро республиканской армией. Республиканское командование отлично изучило все детали переправ и провело специальные занятия с войсками. Тщательная подготовка обеспечила внезапность и полный успех первого удара. Населенные пункты, приведенные фашистами в оборонительное состояние, республиканцы обходили. Во вторых эшелонах были выделены части для ликвидации противника в обнаруженных очагах сопротивления. Однако авиация фашистов начала усиленно уничтожать мосты. Это повело к отрыву артиллерии и обозов от республиканских войск и к замедлению дальнейшего продвижения. 26 июля фашисты открыли шлюзы на р. Синке (впадающей в реки Сегре и Эбро), и все мосты оказались смытыми, что задержало развитие операции.

03_001

Обстановка на фронтах Испании в марте 1938 г. — феврале 1939 г.

Общий фронт наступления в операции на р. Эбро достиг 90 км; главный удар наносился на фронте в 14 км; глубина операции — 30 км; продолжительность — 7 дней; темп наступления в первый день — до 25 км. Оперативная плотность республиканцев на 1 км фронта-.— 2—4 батальона, 16 орудий, 4 танка, 5 бронеавтомобилей и 5 самолетов. Чтобы оттянуть резервы фашистов из района Гандесы, республиканцы предприняли вспомогательную операцию на р. Сегре (9-18 августа 1938 г.) силами до 4 пех. дивизий с 21 танками и 27 бронеавтомобилями. Река Сегре имеет ширину до 100—150 м, глубину 0,5—2 м; на реке есть броды. Переправа по бродам началась 9 августа в 4 часа 30 мин., а уже в 6 час. 40 мин., т. е. почти через 2 часа, фашисты открыли шлюзы в верховьях реки. В 10 час. 45 мин. все броды на реке; закрылись и фактически форсирование ее было сорвано.

Последней, крупнейшей операцией войны в Испании явилось наступление фашистов на Каталонском фронте, начавшееся 23 декабря 1938 г. Эта операция имела целью полную ликвидацию Каталонского фронта, захват Барселоны и прекращение связи республиканской Испании с Францией. Каталонская операция, как и Арагонская, была проведена по типу последовательных операций с маневрами в глубине во фланги и тыл республиканцев. В последнем этапе Каталонской операции фашисты широко применяли обходы против республиканских войск, которые при отсутствии в горах твердой линии фронта и связи с соседями принуждены были отступить к французской границе.

В этой операции фашисты имели превосходство в живой силе в 2 раза; в артиллерии, танках и самолетах — в 10 раз. Общий фронт наступления фашистов равнялся 250 км; глубина операции — до 150 км; продолжительность — 33 дня; суточный темп наступления — до 5 км, а в конце операции — до 12 км.

Анализ рассмотренных операций позволяет сделать некоторые выводы. Прежде всего военные действия в Испании по своему характеру и формам операций обобщаются двумя периодами.

Операции первого периода (1936—1937 гг.) носили ограниченный характер, причем у фашистов преобладала оперативная форма фронтального удара — «немецкий таран»; у республиканцев также «таран», но в сочетании с фланговыми ударами (Харама, Гвадалахара, Брунете). Наступавшие фашистские войска временами использовали при производстве «таранного удара» тактику «шверпункта» немецких интервентов. В этом случае для обнаружения слабых участков обороняющегося они последовательно переключали усилия с одного района на другой. Эта тактика, осужденная опытом войны 1918 г., не дала осязательных оперативных результатов и на фронтах Испании.

Опыт войны в Испании показывает, что наступательные операции развиваются успешно лишь при ширине участка атаки в 20 км и выше, т. е. при отсутствии огневого фланкирования. Силы наступающих оперативных группировок растут, доходя в операции под Гвадалахарой до 1,5 корпуса, а в районе Брунете — 2 корпусов. В ходе операций выяснилась слабость средств подавления, но в отношении живой силы оперативная плотность достигала 3 300 человек (Брунете) на 1 км фронта, т. е. свыше бригады пехоты (4 батальона).

Отмечается необычайно возросшая роль авиации, танков (Гвадалахара) и средств ПВО — особенно новейших образцов зенитной артиллерии и истребительной авиации. Недоучет последнего фактора привел к краху наступательной операции германских интервентов на р. Харама и итальянских фашистов в районе Гвадалахары.

Вследствие диспропорции между наличными вооруженными силами и шириной фронтов первый период войны характеризуется как широким маневром на главнейших направлениях, так и созданием между ними укрепленных промежутков, чему способствовал и горный характер некоторых операционных направлений.

Операции второго периода (1938—1939 гг.) фашисты проводят в горных зонах Испании. Действия преследуют решительные цели и носят характер последовательных операций, продолжавшихся каждая свыше месяца на фронте шириной до 250 км. При проведении последовательных операций в Испании фронтальному прорыву обязательно сопутствовали маневры в глубине, доводившие суточный темп наступления до 12— 15 км. Однако при оценке этого факта следует учитывать слабое техническое оснащение республиканцев, недостаток у них резервов и пр. Что касается оперативной плотности, то ни одна из рассмотренных операций не может быть сравнима по насыщению живой силой и техникой с операциями 1918 г., где одна пехотная дивизия приходилась на 1 — 1,5—2 км фронта и где на 1 км фронта сосредотачивалось до 130 орудий и 20—30 танков.

Фашистское командование, применяя метод отсекания территории республиканцев, в первую очередь отрезало горные зоны Северного (Кантабрийские горы), Арагонского и Каталонского фронтов (отроги Пиренеев). Объяснялось это тем, «что горы в общем как в тактике, так и в стратегии, — как справедливо отмечает Клаузевиц, — …не благоприятствуют обороне, разумея здесь под обороной оборону решающую, от результатов которой зависит обладание или потеря страны»1 . Эта мысль подтверждена и Ф. Энгельсом, указывающим, что «…со стратегической точки зрения в горной войне положение нападающего имеет решительное превосходство над положением обороняющегося»2 . Это указание Ф. Энгельса многократно было подтверждено и опытом первой мировой империалистической войны как на Западном русском театре (в Карпатах) и на Кавказском фронте (в горах Турции), так и в Альпах. В этом отношении особенно характерны Сарыкамышская (1914 г.) и Эрзерумская (1916 г.) операции, закончившиеся разгромом германо-турецких войск, а также прорыв австро-германцев у Капоретто (1917 г.), приведший к небывалому в военной истории поражению итальянской армии. Эти же выводы нашли подтверждение на кровавом полигоне Абиссинии в 1935—1936 гг. и в горах Турецкой Анатолии в 1922 г. при разгроме турецкими войсками греческих интервентов.

ОПЕРАЦИИ В КИТАЕ

Оперативные выводы по войне в Китае могут сейчас носить лишь сугубо предварительный характер; но и в таком неполном виде они проливают свет на особенности ведения войны в Китае японской фашистской военщиной.

К началу войны вооруженные силы Китая насчитывали: армия центрального гоминдановского правительства — до 1 200 тыс. человек; китайская Красная армия — до 50 тыс. человек; провинциальные армии «генеральских клик» — до 1 500 тыс. человек. Из этого общего количества в распоряжении Чан Кай-ши в начале войны оказалось до 800 тыс. бойцов, 300 орудий, 80 танков и 300 самолетов. Единство в вооружении и боевой подготовке армии отсутствовало.

Япония имела к началу войны на Северном китайском фронте в районе Бейпин — Тяньцзинь всего лишь одну бригаду пехоты с 1 тысячью жандармов и 3 тысячами резервистов, проживавших в данной зоне; технические средства составляли 39 танков, 30 орудий и 30 самолетов. К концу же 1938 г. японская армия возросла до 860 тыс. человек при 2 тыс. орудий, 930 танков и 1 350 самолетов.

По оснащению огневыми средствами и техникой китайский и японский пехотные полки совершенно несравнимы. Так, например, японский пехотный полк превосходит китайский в винтовках —в 1,5-3 раза; в ручных пулеметах — в 7 раз, в станковых пулеметах — в 6-12 раз; в гранатометах — в 2,5 — 4 раза. В японском пехотном полку имеется, помимо этого, 6 батальонных орудий, 4 орудия полковой артиллерии и 6 орудий ПТО; этими средствами китайский полк не располагает*вовсе. Кроме того, японский полк может быть усилен из средств дивизии 12—18 орудиями легкой и тяжелой артиллерии, не менее чем 6 легкими танками; китайский же полк может рассчитывать на усиление из средств дивизии не более чем 3 орудиями.

Китайская армия воспитывалась на своеобразной теории: «обороняющийся на войне — хозяин положения, а наступающий — гость». Вследствие этого обороняющийся как хозяин якобы «имеет все возможности -заставить наступающего гостя делать все то, что будет угодно хозяину». Отсюда проводилась мысль, что высшей доблестью армии является непоколебимая стойкость и упорство в обороне «до смерти».Словом, рекомендовалась пассивная оборона.

Коммунистическая партия Китая повела упорную борьбу с этой вредной теорией и добилась перелома во взглядах на оборону, справедливо указывая, что «оборона до смерти может привести страну к смерти от обороны». В результате китайская армия перешла к активной обороне, применяя методы подвижной обороны на широком фронте. Как показал опыт двухлетней борьбы, такой метод оказался вполне жизненным. Это обуславливалось огромной территорией, большой протяженностью фронтов и глубоким тылом Китая, а также развитием массового партизанского движения в тылу японской армии.

Примечания:

  1. Клаузевиц. О войне. Военгиз. Изд. 3-е, 1936 г., т. II, стр. 114. [↩]
  2. Ф. Энгельс. Избранные военные произведения. Военгиз. 1937 г., т. I, стр. 382. [↩]

Общий ход военных действий, с точки зрения борьбы китайского народа с японскими захватчиками, можно разделить на четыре этапа.

Первый этап (июль — декабрь 1937 г.) характеризовался широкими наступательными операциями японцев, в первую очередь на Северном фронте. Предпринимая эти операции, японское командование, стремилось прервать лучшие и кратчайшие пути связи Китая с Монгольской Народной Республикой и быстро закончить войну. Почти одновременно японская фашистская военщина начала Шанхайско-Нанкинскую операцию.

Японское командование, учитывая применявшуюся китайскими войсками пассивную оборону, выделяло при наступлении минимальные сковывающие группы, главные же силы использовало для маневра, направляя их в обход. Эту же оперативную форму японцы пытались применить и в боях с частями 8-й Народно-революционной армии под Пинсиньгуанем, но были жестоко разбиты.

Боевой фронт китайской армии имел в это время протяжение до 2 200 км.

Во втором этапе войны (январь — май 1938 г.) действия китайской армии активизировались, более прочно координируясь с растущим партизанским движением в тылу врага. Результатом этой активизации явилось поражение японцев под Тайэрчжуанем. Этот период характеризуется также успешными действиями окрепшей китайской авиации. Однако японскому командованию удалось соединить Северный и Центральный фронты в зоне Сюйчжоу, что привело к сокращению фронта до 2 тыс. км.

В третьем этапе войны (июнь — октябрь 1938 г.) китайская армия почти 5 месяцев вела борьбу за Ханькоу, который пал 26—28 октября. Китайские войска отошли на следующие оборонительные рубежи. Таким образом, японцы, наступавшие вдоль р. Янцзы и широко применявшие при этом морской флот, вновь просчитались, не добившись окончания войны. 24 октября 1938 г. японцы, используя предательство про-японских генералов, заняли Кантон. В этот период партизанское движение в тылу японцев разрастается при поддержке частей народно-революционных армий: 8-й — на Северном фронте, 4-й — в Центральном Китае, 12-й —в Манчжурии и 2-й — в Корее.

Боевой фронт китайской армии вновь возрос до 3 500 км.

Четвертый этап войны (конец 1938—1939 гг. после падения Ханькоу и Кантона) показал, что «у японских империалистов нет и не может быть будущности в Китае»1 . Действительно, китайское правительство, опираясь на национальный антияпонский фронт, выкорчевывая предателей и шпионов, используя колоссальные резервы людей и ресурсы тыловых зон, приступило к реорганизации армии и усилению обороны страны. В итоге стойкого сопротивления Китая японские захватчики к концу 1938 г. вынуждены были перейти к обороне.

Выполняя намеченный план войны, японское командование пыталось осуществить ее цели в кратчайший срок, ставя главной задачей своей армии захват территорий. Недостаток сил при первоначальном стратегическом развертывании японское командование стремилось восполнить проведением операций не на сплошном фронте, а на отдельных важнейших операционных направлениях, главным образом вдоль железнодорожных магистралей и крупных водных артерий страны. При этом японское командование придерживалось следующего метода действий. Японцы скрытно сосредотачивали на важных операционных направлениях превосходные, технически хорошо оснащенные силы, которые быстро преодолевали пассивную оборону китайских войск и безостановочно их преследовали, не позволяя задерживаться на промежуточных рубежах.

Успешность . этого метода определялась тем обстоятельством, что из основного, захваченного японцами на Северном фронте плацдарма Бейпин — Тяньцзинь железнодорожная сеть расходится на юг и на юго-запад, а от Шанхая на запад течет главная река Китая — Янцзы. Вне этих путей обе стороны большими силами не действовали, за исключением горного района Северного фронта, где развивала операции 8-я Народно-революционная армия. Такому методу действий японцев также благоприятствовала слабость оснащения китайской армии техникой и пассивность ее командования в первый период войны.

Быстро наступая вдоль основных магистральных путей, японское командование при общем недостатке сил на материке не могло закрепить за собой занятую территорию и организовать коммуникации. По той же причине японцы недостаточно прочно охраняли разрывы между своими оперативными группировками.

Слабой стороной операций, проводимых японцами на Северном фронте Китая, которые носили типичный характер последовательных и привели к захвату части Центрального Китая, являлась их плохая обеспеченность (с флангов и тыла), их авантюристический характер, приведший в конце концов к приостановке наступления. Китайское командование, учтя первые свои неудачи при столкновении с врагом, превосходившим в выучке и технике китайские войска, применило стратегическую оборону, направленную к затягиванию войны и истощению сил японской армии. Благодаря этому удалось сохранить китайскую армию с ее немногочисленной техникой, как ядро для дальнейшего развертывания сил.

Коммунистическая партия Китая, выдвинувшая ранее лозунг превращения японского тыла «во второй фронт», пожинает плоды своей замечательной работы, так как в данное время в тылу японцев действует свыше одного миллиона партизан. Если китайская армия имеет сейчас надежный тыл, обеспечивающий ведение операций и пополнение ее живыми ресурсами, то японские оккупанты таким тылом не обладают. Их армия находится в оккупированных районах в постоянном напряжении и в не меньшей опасности, чем на фронте, при отрыве от побережья на 500—700 км, а по р. Янцзы до Ханькоу свыше 900 км.

Что касается особенностей оперативных приемов, применяемых японским командованием, то они сводятся преимущественно к маневру обхода. Если японцы по каким-либо причинам не могли проводить в жизнь обход, как например под Шанхаем, то активность их действий резко снижалась. Для прорыва фронта китайских войск на 4-километровом участке у Шанхая японское командование сосредоточило 46 тыс. солдат (2,5 пех. дивизии), 100 танков, 150 самолетов, 2 бригады тяжелой артиллерии, многочисленную легкую артиллерию и артиллерию флота. Лишь удар во фланг, нанесенный силами нескольких дивизий южнее Шанхая, сломил крепкую оборону китайских войск.

03_002

Военные действия в Китае. Линия фронта

Если на Северном и на Шанхайском фронтах при «смыкании» их у Сюйчжоу, операции японцев приближались к типу последовательных с маневрами во фланг и в глубину, приводившими к довольно быстрому оперативному успеху, то Ханькоуская операция имела характер немецкого «тарана», была тягуча по времени (до 5 месяцев) и не дала ожидаемого результата. Наоборот, образовался кишкообразный фронт, весьма угрожаемый с флангов и требующий больших сил для своего обеспечения.

Главной причиной срывов широко применяемых японцами маневров — обходов с целью окружения — был недостаток сил у японцев и большая тактическая подвижность китайских войск. Последняя объясняется тем, что китайские части имеют свою базу всегда при себе, в виде носимых запасов. Их тыл обслуживается носильщиками-кули, легко следующими за войсками по любым дорогам.

Из японских операций на окружение наиболее примечательнаНанкинская операция, проведенная в декабре 1938 г. Эта операция имела целью прижать к р. Янцзы значительные китайские силы и принудить их к капитуляции. Японцы наносили удар двумя оперативными группами: Северной—в составе 4 пех. дивизий и Южной—в составе 2 пех. дивизий, имея в армейском резерве 1 пех. дивизию. Северная группа, по существу являвшаяся сковывающей, вдвое превосходила Южную, наносившую главный удар. Кроме того, Северная группа была поддержана прорвавшимся по р. Янцзы военным морским и речным флотом. Южная группа должна была отрезать пути отхода китайских войск и, «захлестывая» их, прижать к р. Янцзы. В процессе маневра, для быстрейшего захвата Нанкина, на усиление Северной оперативной группы было подброшено до 5 пех. дивизий, отчасти за счет Южной маневренной группы, в которой осталось всего полторы дивизии. В результате Южная группа оказалась не в состоянии быстро преодолеть оборону китайцев у Гуандэ и Уху и не смогла своевременно замкнуть кольцо окружения. Безграмотное планирование операций японским командованием привело к тому, что вместо окружения получилось «выталкивание» китайских сил.

Так же неудовлетворительно была проведена Сюйчжоуская операция, преследовавшая задачи соединения Северного и Шанхайского фронтов и окружения китайской армии в районе Сюйчжоу.

Соотношение сил в Нанкинской операции характеризуется следующими данными: японская Южная оперативная группа имела 4 пех. дивизии— 107 тыс. человек, 424 орудия, 192 танка, 100 самолетов; Северная оперативная группа — 5 пех. дивизий—113 тыс. человек, 468 орудий, 209 танков. Итого 9 дивизий — 220 тыс. человек, 892 орудия, 401 танк, 100 самолетов. Китайская сторона — 44 пех. дивизии — 410 тыс. человек, 220 орудий, 60 самолетов.

Японская Южная оперативная группа наступала в основном двумя колоннами: западной и восточной. Западная колонна состояла из двух групп по 3 дивизии, а восточная из Северной группы силою в 2 дивизии и Южной в составе 1 дивизии. Главный удар наносила западная колонна в направлении на Гуйдэ. Глубина операций Северной группы составляла 180 км, а Южной — 240 км.

Вследствие слабого фронтового управления, недостатка сил для проведения операции на фронте в 250 км и благодаря упорному сопротивлению китайской армии соединение западных групп, направленных для окружения, больших китайских сил, произошло не в районе Гуйдэ, а в зоне Сюйчжоу, куда обе группы подошли с опозданием на 3 суток. Китайская армия отошла с арьергардными брями на запад. Несмотря на то, что операция в районе Сюйчжоу не достигла своей основной цели — окружения китайской армии, — японскому командованию в Центральном Китае удалось создать единый стратегический фронт.

Недостаток в силах до мая 1938 г. японцы покрывали маневрированием резервами посредством морских перевозок. После захвата Сюйчжоу (май 1938 г.) необходимость морских перевозок, отпала, так как японские войска получили возможность совершать переброски по железным дорогам. Это позволило им в кратчайший срок приготовиться к Ханькоуской операции.В дальнейшем перегруппировки на направлении Шанхай — Ханькоу производились по водным артериям, каналам и озерам. В связи с развитием партизанского движения, поставившего под угрозу железнодорожный транспорт, японское командование в данное время для переброски резервов широко использует транспортную авиацию.

Примечания:

  1. «История ВКП(б)», краткий курс, стр. 318. [↩]

Темпы наступательных операций японской армии в 1937—1938 гг. характеризуются следующими цифрами:

03_003

При оценке, среднесуточных темпов наступления следует иметь в виду техническое превосходство японской армии.

Рассматривая методы действий китайской армии в последнем этапе войны, необходимо отметить, что 4-я и 8-я народно-революционные армии сочетают свои действия в тылу японцев с активной обороной на фронтах. Такой метод ведения операций лишает японское командование возможности производить перегруппировки войск.

Благодаря отсутствию у китайского командования сильных морских вооружений, слабости береговой обороны и малочисленности китайской авиации японцам удалось добиться довольно четкого взаимодействия между флотом и армией. Морской военный флот, помимо самостоятельных действий по блокаде побережья, широко выполнял задачи по обеспечению перебросок войск, содействию десантным операциям, поддержке наступления в прибрежной полосе и преодолению китайской обороны на р. Янцзы.

Недостаточная численность китайской истребительной авиации и слабость зенитной обороны позволили японскому командованию широко использовать свою авиацию. При этом основные усилия авиации японцы направляют на варварские бомбардировки мирных китайских городов, пытаясь этим излюбленным фашистским методом ведения войны сломить волю китайского народа к сопротивлению. Большую услугу японской авиации оказывали троцкистские шпионы, особенно при ночных налетах, сигнализировавшие японским летчикам кострами, ракетами и фонарями. Но японской военщине не удалось достигнуть намеченной цели. Китайский народ все решительнее включается в антияпонское движение и стойко добивается окончательного изгнания захватчиков из Китая.

Японская пехота показала достаточную выучку, подвижность, умение преодолевать преграды, умело использовала легкий катерный флот, легкие (переносные) лодки и плоты, на которых устанавливались пулеметы и даже полевые орудия. Однако; по свидетельству иностранных корреспондентов, японские солдаты мало инициативны и проявляют растерянность при отсутствии руководства со стороны офицеров или унтер-офицеров.

 (Окончание в следующем номере).