1

Мобилизация военнообязанных в Кировской области (июнь—июль 1941 г.)

Аннотация. В статье на основе архивных материалов рассказывается о военно-мобилизационной деятельности государственных, советских органов Кировской области в первые два месяца Великой Отечественной войны. Основное внимание уделено работе в тот период областного военного комиссариата. Успешному проведению всеобщей мобилизации в Кировской области в июне—июле 1941 года способствовали разработка и практическая реализация мероприятий мобилизационного плана в предвоенный период. В частности, проверочные сборы и мобилизационные игры, проведённый в августе 1940 года переучёт военнообязанных запаса от 19 до 50 лет, а также граждан, ранее снятых с военного учёта по возрасту. Последний позволил выявить значительное количество военнообязанных запаса и приступить к их воинскому обучению и переподготовке по военным специальностям.

Summary. The paper relies on archival materials to tell of the war mobilization work by state and Soviet agencies in the Kirov Region in the first two months of the Great Patriotic War. The focus of attention is on the work done at the time by the regional military registration and enlistment office. The success of universal mobilization in the Kirov Region in June-July 1941 was due to mobilization plan measures devised and implemented in the prewar period. In particular, there were check training sessions and mobilization games, stocktaking of those liable for call-up in the reserve aged between 19 and 50 conducted in August 1940, and also of persons previously struck off the register due to age. The latter helped discover considerable numbers of reservists and start their military training and retraining in military specialties.

КАСИМОВ Руслан Рафаилович — аспирант кафедры истории, политических наук и культурологии Вятского государственного университета

«НАШЕ ДЕЛО ПРАВОЕ, ВРАГ БУДЕТ РАЗБИТ. ПОБЕДА БУДЕТ ЗА НАМИ»

Мобилизация военнообязанных в Кировской области (июнь—июль 1941 г.)

С выходом указа Президиума Верховного Совета СССР от 22 июня 1941 года согласно «ст. 72 Закона “О всеобщей воинской обязанности” (1939 г.) и ст. 49 п. “л” Конституции СССР (1936 г.)»1 началась мобилизация военнообязанных запаса. Первым её днём объявлялось 23 июня. Мероприятия по всеобщему призыву проходили в соответствии с «Наставлением по мобилизационной работе войсковых частей, управлений и учреждений Красной Армии», а также «Наставлением по мобилизационной работе для местных органов военного управления»2. В реализацию поставленных задач включались все государственные и партийные органы, общественные учреждения, в т.ч. на республиканских, краевых, областных и районных уровнях, включая и Уральский военный округ (УрВО), куда организационно входила Кировская область.

Оповещение о мобилизации началось 22 июня. Общим сигналом для подготовки к её проведению явилось заявление Советского правительства по радио в 12 часов дня 22 июня о нападении Германии на СССР. Телеграмма об объявлении мобилизации была подписана народным комиссаром обороны СССР С.К. Тимошенко 22 июня 1941 года3.

Согласно полученной телеграмме о мобилизации вечером 22 июня 1941 года бюро Кировского обкома ВКП(б) постановило: «1. Направить… во все районы области политуполномоченных обкома ВКП(б) по проведению мобилизации. 2. Обязать зав. отделами обкома ВКП(б) обеспечить своевременное выполнение заданий бюро обкома ВКП(б) в связи с мобилизацией. 3. Обязать райкомы ВКП(б): а) обеспечить точное выполнение в установленный правительством срок мобилизационного плана по районам; б) ежедневно, в конце дня, информировать обком ВКП(б) о ходе мобилизации. 4. Вернуть немедленно из отпусков секретарей райкомов ВКП(б) и зав. военными отделами райкомов»4.

В срочном порядке были проведены экстренные заседания бюро городских и районных комитетов ВКП(б) с обсуждением вопроса об объявлении мобилизации. Так, в Опаринском райкоме ВКП(б) «по получению телеграммы от 22 июня 1941 г. наркома обороны СССР Тимошенко провели заседание бюро РК ВКП(б) 22 июня в 20 часов. После заседания были собраны политуполномоченные для посылки в сельсоветы согласно мобилизационного плана (МП-41). Получив установку, политуполномоченные в 22 часа выехали в сельские советы»5.

В тот же день во всех районах области были проведены совместные заседания партийных, советских организаций, органов военного управления. Например, такое заседание прошло в Богородском районе. «После чего в сельсоветы были посланы политуполномоченные для проведения массово-разъяснительной работы среди колхозного крестьянства. Разъяснительная работа проведена в каждом колхозе района»6.

Одновременно с массово-разъяснительной работой политуполномоченных городских, районных комитетов ВКП(б) усиливалась деятельность областного военного комиссариата, его структур по реализации мобилизационных заданий. С получением телеграмм о всеобщем призыве личный состав военкоматов немедленно был вызван на рабочие места. Сотрудники приступили к заполнению повесток и оповещению приписных военнообязанных. Одновременно решали вопросы, связанные с направлением нарочных по доставке пакетов в сельсоветы. Об этом находим свидетельства в одном из документов Центрального государственного архива Кировской области. Речь идёт о Кильмезском райвоенкомате. Читаем: «…нарочные для посылки в с/с с пакетами и повестками явились все аккуратно, в указанное время. Вручение пакетов председателям сельсоветов всеми нарочными произведено в указанный срок»7.

Следует сказать, что быстрота и отлаженность оповещения нарочными органов власти области были достигнуты благодаря многочисленным тренировкам в довоенный период в ходе проверочных сборов и мобилизационных игр по сбору и переучёту военнообязанных запаса.

Следующим шагом в соответствии с мобилизационным планом стало открытие 23 июня 1941 года в городах и районах области сборных пунктов для военнообязанных и сдаточных пунктов для приёма автомехтранспорта, конских упряжек, повозок, коней, водительского состава. Проведён тщательный инструктаж с теми, кто был привлечён для работы на этих пунктах.

В военкоматах и сельских советах, сборно-сдаточных пунктах устанавливались круглосуточное дежурство и охрана. Вот как строилась работа, например, в Верховинском райвоенкомате. Здесь весь «личный состав сборно-сдаточных пунктов прибыл в военкомат на 100%… точно в указанное время для ознакомления с задачами, возлагаемыми на них при проведении мобилизации и получении документов. В первый день проведены оборудование сборного пункта и практический инструктаж личного состава. Во второй день вызывались военнообязанные»8. В Шурминский райвоенкомат телеграмма — наряд областного военного комиссариата о призыве военнообязанных, приписанных к команде № 944, и на поставку автомехтранспорта поступила в 2 часа. Сборный пункт РВК был оборудован и готов для работы к 6 часам 23 июня. Сдаточный пункт РВК по автомехтранспорту приступил к работе к 7 часам9.

Наряду с организационной деятельностью на призывных и сдаточных пунктах партийные, советские органы, органы военного управления активизировали работу, направленную на вселение в военнообязанных полной уверенности в могуществе Красной армии и разоблачение ложного представления о фашистской армии как непобедимой. В ходе бесед, собраний разъяснялись указы Президиума Верховного Совета, изданные в связи с мобилизацией, положения Закона СССР «О всеобщей воинской обязанности», Указа об уголовной ответственности за самовольные отлучки и дезертирство10. Регулярно проводились встречи с работниками областного суда и прокуратуры, которые давали консультации по юридическим вопросам. Также было организовано чтение всесоюзных и областных газет.

Большую мобилизующую роль сыграли подготовленные отделом политпропаганды военного комиссариата Кировской области тезисы на основе выступлений руководителей нашей страны, законодательных документов. Вот некоторые из них:

— народы СССР ведут отечественную войну против германских фашистов за нашу Родину, за честь и свободу;

— наше дело правое, враг будет разбит. Победа будет за нами;

— измена Родине — самое тягчайшее преступление;

— бегство с поля боя, сдача в плен есть предательство, измена Родине, карающаяся высшей мерой наказания.

Эти и другие тезисы постоянно озвучивались в выступлениях агитаторов, инструкторов и политбеседчиков. С ними военнообязанные могли познакомиться в оборудованных агитационных уголках. Здесь же были размещены плакаты Общества содействия обороне, авиационному и химическому строительству (Осоавиахим) и Российского общества Красного Креста (РОКК).

Кроме агитационных уголков, на сборно-сдаточных пунктах создавались передвижные библиотеки, фотовитрины, выпускались стенгазеты. В каждом призывном пункте имелись патефоны, гармони, шашки и домино. Работали буфеты и радиоточки.

На сборно-сдаточных пунктах согласно довоенному плану мобилизации военнообязанных формировались группы среднего, старшего начсостава запаса и рядового состава. Каждый гражданин определялся в эти группы под соответствующим номером команды с учётом его военно-учётной специальности. Затем отмобилизованный состав направлялся в воинские части. «Кроме команды № 944, которая уже отправлена, имеем ещё к отправке 10 команд В-72, В-77, В-1184, В-1164, В-938, ЦЗ-714, ЦЗ-1174, ЦЗ-1172, ЦЗ-1176, РВК-12 количеством 712 чел.»11, — докладывал в военный отдел Кировского обкома ВКП(б) о ходе запланированного призыва руководитель Шурминского райвоенкомата 25 июня 1941 года.

Сегодня согласно открывшимся архивным документам мы можем более определённо сказать, какого числа, в какие части, подразделения отправлялись граждане, подлежавшие призыву, из Шурминского, Малмыжского, Уржумского, Кильмезского, других районов Кировской области12. Например, 2 июля 1941 года команда № 892 была отправлена в 18-й запасной батальон связи, располагавшийся в г. Калуге. 5 июля команда № 1298 — в мотодивизию войск НКВД (г. Ярославль), 8 июля — в 14-й запасной стрелковый полк (г. Слободской Кировской обл.), 13 июля 1941 года команда № 1335 — в 718-й линейный батальон связи.

Архивные документы также свидетельствуют, что приказами облвоенкомата за номерами № 1172, 1396, 1420 от 23—26 июля 1941 года объявлялись призывы на сборы рядового и младшего начальствующего состава, приписанного к командам № 940, 1164, 1172, 1177, 2000, В-72, В-81, В-77, которые были отправлены в воинские части и подразделения, в т.ч. в только что вновь созданные и расположенные как в Кировской области, так и в других регионах Уральского военного округа (Свердловская, Молотовская, Челябинская обл.), где формировалась 22-я общевойсковая армия. Также облвоенком своими приказами объявил призыв военнообязанных медработников в команды № 050 и 07513.

Одновременно согласно МП-41 большая работа осуществлялась областным военным комиссариатом, его структурами по комплектованию военно-учебных заведений. Так, 30 июня 1941 года почти весь рядовой и младший начальствующий состав запаса был направлен в Кировское пехотное училище.

Основной контингент, предназначавшийся для отправки в военно-учебные заведения, составляла молодёжь 1922 года рождения. В Советском райвоенкомате по распоряжению облвоенкомата был проведён дополнительный призыв юношей, имевших неполное среднее и среднее образование, для комплектования пехотных училищ14. В короткие сроки молодые кировчане пополнили Свердловское, Камышловское, Уфимское, Сарапульское, Ульяновское пехотные училища, Златоустовское инженерное, Топографическое военное, Ленинградское военно-морское, Молотовское авиатехническое училища.

Мобилизованным вручались персональные повестки. Порядок на сборных пунктах устанавливался следующий: «Военнообязанные сначала поступали на стол предварительной явки, где с представителем сельсовета уточнялась полнота явки, после чего мобилизованные, заявившие себя больными, направлялись на медкомиссию, а здоровые в стол формирования»15. В дальнейшем призванные из запаса граждане подвергались санобработке, стриглись и мылись в бане. Для сопровождения скомплектованных команд до места погрузки выделялись ответственные члены райкома ВКП(б) и работник райвоенкомата. Проводы и посадку призванных в эшелоны на узловых станциях обеспечивали работники райисполкомов. Пополнение для Красной армии провожали родные, представители партийных, комсомольских, общественных организаций..

Уже в первые дни войны в Кировской области началась специальная партийная мобилизация в соответствии с «Решением Политбюро ЦК ВКП(б) от 27 июня 1941 г. “Об отборе коммунистов для усиления партийно-политического влияния в полках”»16. Кировский обком ВКП(б) должен был отобрать 500 коммунистов и комсомольцев для посылки их в РККА в качестве рядовых бойцов и младшего командно-политического состава17. Для этого создавались специальные комиссии. С 1 июля 1941 года они приступили к работе в районах области, представляя в отдел кадров обкома ВКП(б) списки комсомольцев, членов и кандидатов ВКП(б) в возрасте от 22 до 30 лет, имевших общее образование не ниже среднего. Весь отобранный личный состав по партийному призыву с 3 июля 1941 года направлялся в распоряжение Кировского пехотного училища.

Очередной экстренный отбор членов ВКП(б) и комсомольцев в действующую армию был объявлен на заседании бюро обкома 14 июля 1941 года. Соответствующее постановление обязывало горкомы и райкомы ВКП(б) области совместно с военкоматами в двухдневный срок мобилизовать коммунистов в возрасте до 40 лет из рядового и младшего начсостава запаса в количестве 524 человек. Для выявления кандидатов формировались специальные мандатные комиссии из представителей обкома партии, облвоенкомата, обкома ВЛКСМ с задачей «закончить работу по отбору коммунистов и комсомольцев в Красную армию к 18 июля с.г. и отобранных направить в Череповецкое пехотное училище»18.

Наряду с внеочередными призывами коммунистов в действующую армию в первые месяцы Великой Отечественной войны проводилась запланированная мобилизация на основании мобилизационного плана 1941 года по нарядам Уральского военного округа. Так, 27 июня были отобраны 5 коммунистов в Высшую школу Народного комиссариата государственной безопасности, 16 июля мандатной комиссией утверждены 18 кандидатов и членов ВКП(б) в межкраевую школу НКГБ, 17 июля из Кировской парторганизации в Особые отделы Красной армии призваны 13 коммунистов. Всего за период с 23 июня по 31 июля 1941 года из области в ряды РККА в качестве политбойцов были внепланово направлены 1055 человек (см. диаграмму 1).

В связи со стремительным наступлением немецких войск в первые месяцы войны и потерей значительных территорий с призывным контингентом Уральский военный округ стал выдавать наряды на мобилизацию военнообязанных сверх плана. Кроме этого, в середине июля 1941 года УрВО направил на места телеграммы с требованием призвать и направить в действующую армию свободные людские ресурсы. Так, например, «в соответствии с нарядом ОВК за № 1298 Богородский райвоенкомат 12.07.41 г. производил отбор и отправку военнообязанных из свободных ресурсов в количестве 256 человек со станции погрузки Зуевка в сжатые сроки»19. Вследствие непредвиденной ситуации доставка призывавшихся на сборные пункты райвоенкоматов из сельсоветов, находившихся на расстоянии от 25 до 45 км, производилась автотранспортом.

В целом за месяц войны мобилизационная работа показала, что сотрудники военных комиссариатов и подобранный состав сборно-сдаточных пунктов с возложенными задачами справлялись. Встречавшиеся затруднения в комплектовании команд зависели от дополнительных нарядов облвоенкомата без учёта свободных людских резервов. За период с 22 июня по 31 июля 1941 года из Кировской области в действующую армию призвано разных категорий граждан по военно-учётным специальностям: командного состава — 143 человек, политического — 299 человек, технического — 292 человек, медицинского — 206 человек, ветеринарного — 36 человек, административного — 146 человек, юридического — 29 человек, младшего начальствующего состава — 336 человек, рядовых — 27 061 человек20, что составило незначительный процент от общего мобилизационного потенциала области в людских ресурсах (см. диаграмму 2).

Важным направлением в деятельности партийных, советских органов, органов военного управления Кировской области стала работа с добровольцами. С первых дней войны граждане всех категорий от инженеров до колхозного крестьянства обращались с личными и коллективными заявлениями о зачислении в действующую армию. Взять, например, Немский район. Отсюда поступило 80 заявлений от добровольцев, в составе которых «врачей-женщин старшего начсостава — 2 чел., от военнообязанных рядового и МНС — 73, от среднего и старшего начсостава — 4, от инженера — 1»21.

Работа с добровольцами строилась в соответствии с решением ЦК ВКП(б) от 24 июня 1941 года. Постановление Кировского обкома ВКП(б) обязывало горкомы и райкомы в первую очередь подобрать состав истребительных отрядов по борьбе с парашютными десантами и диверсантами. Они должны были состоять из числа добровольцев партийного, комсомольского и трудящегося актива, способных владеть оружием. Областному управлению НКВД вменялось подыскать начальников отрядов из надежных оперативных работников милиции. Общее руководство ими возлагалось на начальника Управления Народного комиссариата внутренних дел по Кировской области.

Истребительные отряды формировались на крупных узловых железнодорожных станциях области с большим количеством населения: в городах Кирове — 200 человек, Вятских Полянах — 100, Слободском — 100; в районах Котельническом — 150, Омутнинском — 200; на ст. Зуевка — 100 человек22. Им поручалась охрана стратегически важных коммуникаций, железнодорожных и дорожных мостов, оборонных предприятий, электростанций, водокачек, а также противопожарная охрана населённых пунктов.

Добровольцами комплектовались и части народного ополчения. В связи с многочисленными заявлениями граждан о вступлении в ополчение в соответствии с постановлением военного совета Уральского военного округа от 4 июля 1941 года № 804 «Об организации и учёбе добровольных дружин народного ополчения»23 областным, городскими, районными военными комиссариатами Кировской области по согласованию с партийными и советскими органами было организовано военное обучение добровольцев без отрыва от производства. Занятия проводились по 4 часа в день, включая воскресенье.

На основании постановления военного совета УрВО бюро Кировского обкома 5 июля 1941 года определило при проведении данной работы руководствоваться следующим: «1. Запись трудящихся в народное ополчение проводят партийные органы по заявлениям добровольцев. 2. Для решения вопроса о зачислении при райкомах партии создаются комиссии в составе секретаря райкома ВКП(б) по кадрам, заведующего военным отделом и райвоенкома. 3. В народное ополчение зачислять мужчин в возрасте от 18 до 50 лет. 4. Списки зачисленных передаются райвоенкомам, которые должны свести ополченцев в взводы, роты, батальоны и приступить к военному обучению по 360-часовой программе. 5. К военному обучению народного ополчения приступить в г. Кирове с 15 июля, а в остальных городах, рабочих поселках и районах с 20 июля»24.

С самого начала военного обучения возникали трудности с формированием штата инструкторов, с обеспечением оружием, учебно-наглядными пособиями, боеприпасами, которые были отправлены в Красную армию. Однако эти трудности благодаря усилиям партийных, советских органов, военкоматов были постепенно преодолены. В результате народное ополчение Кировской области успешно выполнило важную задачу по охране объектов в тылу. Оно сыграло также положительную роль в подготовке людских резервов для фронта. Этот источник использовался советским командованием для формирования дополнительных воинских частей сверх плана мобилизационного развертывания Красной армии25. Всего на 5 июля 1941 года по Кировской области «подали заявления о добровольном вступлении в ряды армии 3244 человека, из них женщин 1115»26. Что, безусловно, говорит о высоком патриотизме населения региона.

Успешному проведению всеобщей мобилизации в рассматриваемый период (июнь—июль 1941 г.) способствовали разработка и практическая реализация мероприятий мобилизационного плана в предвоенный период. В условиях возраставшей военной угрозы необходимо было знать качественный и количественный состав людских резервов СССР. «В соответствии с Законом СССР от 1 сентября 1939 г. “О всеобщей военной обязанности” Постановлением СНК СССР № 1165-4530 от 4 июля 1940 г. и приказом НКО СССР № 196 с 1 августа по 1 сентября 1940 г.»27 военные комиссариаты Кировской области провели переучёт военнообязанных запаса от 19 до 50 лет, состоявших на общем, специальном и особом учёте, а также граждан, ранее снятых с военного учёта по возрасту.В результате проведённого переучёта военнообязанные запаса были распределены по двум категориям: обученные и малообученные; необученные. Всем были вручены новые военные билеты.

Кировскому областному военному комиссариату, его структурам удалось также навести порядок в деле регистрации военнообязанных запаса и поставить на учёт точное количество рядового, младшего, старшего начсостава запаса в регионе. Итог переучёта по рядовому и младшему начальствующему составу: «Подлежало явке на переучёт 242 702 чел., явилось 241 473 чел. Выявлено не состоявших на учёте 1637 чел., исключено с учёта негодных к службе 19 240 чел., увеличилось в/о рядового состава 14 973 чел., МНС запаса 3401 чел. Степень военной подготовки и годность: необученных до 40 лет 23 982 чел., свыше 40 лет 1546 чел., малообученных до 40 лет 9972 чел., свыше 40 лет 264 чел.»28. Выявленный начальствующий состав по области: «Явилось на переучёт 5205 чел. Освобождено от переучёта руководящих работников партийных комитетов 199 чел. Ресурсы начсостава запаса увеличились по сравнению с данными до переучёта: мужчин 687 чел., женщин 250 чел.»29. Таким образом, рост произошёл за счёт выявленных военнообязанных запаса, не состоявших на учёте и имевших неверно указанную военно-учётную специальность, что позволило военным комиссариатам приступить к их воинскому обучению и переподготовке по военным специальностям ещё в довоенное время.

Для выявления готовности военных комиссариатов к всеобщему призыву по мобилизационным планам накануне войны по областям и краям проводились поверочные сборы и мобилизационные игры. В Кировской области проверка готовности райвоенкоматов, партийных и советских органов, предприятий и организаций проходила с середины декабря 1940 по март 1941 года по всем разделам мобпланов. В их числе оповещение и явка военнообязанных, работа сборных и сдаточных пунктов, учёт и приписка призывников, практическая деятельность коллективов военкоматов, райкомов, сельсоветов. После проведения сборов и выявления всех недостатков в мобилизационной работе принимались решения по их устранению (см. диаграмму 3).

Большое внимание партийными, советскими и военными органами управления, общественными организациями Кировской области в соответствии с Законом СССР «О всеобщей воинской обязанности» уделялось усилению физкультурно-массовой, спортивной работы, физическому оздоровлению населения, в первую очередь молодёжи. Важную роль в этом плане сыграло постановление областного бюро ВКП(б) № 264 от 13 января 1941 года. В результате реализации этого документа в районах были организованы 800 физкультурных кружков. В них были вовлечены более 15 тыс. граждан, основную часть которых составляли старшеклассники, фабричная и колхозная молодёжь. Активно проводились военизированные лыжные и легкоатлетические кроссы, соревнования по футболу, волейболу, другим спортивным играм.

В соответствии с постановлением «О введении нового физкультурного комплекса “Готов к труду и обороне СССР”», принятым 26 ноября 1939 года Советом народных комиссаров, в работе по физическому совершенствованию граждан, подготовке молодёжи к службе в армии была усилена военно-прикладная направленность. Широкое распространение получило соревнование по сдаче норм ГТО. Его участникам приходилось пройти через самые серьёзные испытания. Это ходьба на значительные расстояния, походы, марши, бег на выносливость, прыжки, строевая, лыжная подготовка, военно-физкультурные игры. Также в программу подготовки граждан к военной службе входили и другие нормы: «Готов к санитарной обороне», «Готов к противовоздушной и химической обороне».

Одной из важных задач, стоявших перед государственными, партийными органами в ходе работы с призывной молодёжью в 1940—1941 гг., являлось воспитание любви к Родине, готовности встать на её защиту. Этому способствовали проводившиеся повсеместно в Домах культуры, на предприятиях, в сельсоветах районные конференции, лекции, беседы, доклады на военные и политические темы. Постоянно в центре внимания советских и партийных органов, военных комиссариатов были также вопросы ликвидации малограмотности и неграмотности населения, лечения призывной молодёжи и другие.

Таким образом, в результате спланированных и апробированных в предвоенный период мобилизационных мероприятий, агитационно-массовой, политико-воспитательной работы партийным, советским органам, органам военного управления Кировской области удалось в кратчайшее время обеспечить выполнение организационных мер по всеобщему призыву людских ресурсов, высокий патриотический подъём среди граждан в первые месяцы войны. Это позволило кировчанам внести достойный вклад в общенародную борьбу с врагом в самый трудный начальный период фашистской агрессии.

ПРИМЕЧАНИЯ

1 Сборник законов СССР и Указов Президиума Верховного Совета СССР 1938—1944 гг. М.: Издание «Ведомостей Верховного Совета СССР», 1945. С. 95—97.

2 Русский архив: Великая Отечественная: Приказы народного комиссара обороны СССР. Т. 13 (2-1). М.: ТЕРРА, 1994. С. 246.

3 Аравин И.Л. Мобилизация и призывы в армию на территории Новосибирской области в период Великой Отечественной войны (по материалам областной книги Памяти) // Вестник Томского государственного университета. 2007. № 304. С. 91.

4 Центральный государственный архив Кировской области (ЦГА КО) Ф. П-1290. Оп. 7. Д. 12. Л. 167—168.

5 Там же. Д. 45. Л. 59.

6 Там же. Ф. П-5971. Оп. 20. Д. 2. Л. 70.

7 Там же. Л. 244.

8 Там же. Л. 89.

9 Там же. Л. 375.

10 Там же. Л. 337.

11 Там же. Л. 378.

12 Там же. Д. 4. Л. 209.

13 Там же. Д. 2. Л. 344.

14 Там же. Л. 355.

15 Там же. Л. 332.

16 КПСС в резолюциях и решениях съездов, конференций и пленумов ЦК. Т. 6. М., 1971. С. 15, 16.

17 ЦГА КО. Ф. П-1291. Оп. 1. Д. 5. Л. 206.

18 Там же. Ф. П-1290. Оп. 115. Д. 5. Л. 58.

19 Там же. Ф. П-5971. Оп. 20. Д. 2. Л. 179.

20 Центральный архив Министерства обороны РФ. Ф. 135. Оп. 12462. Д. 181. Л. 1.

21 ЦГА КО. Ф. П-5971. Оп. 20. Д. 2. Л. 244.

22 Там же. Ф. П-1290. Оп. 115. Д. 5. Л. 28.

23 Там же. Оп. 7. Д. 37. Л. 126.

24 Там же. Ф. П-5971. Оп. 20. Д. 4. Л. 126.

25 Добров П.В., Колесник А.Д., Куманёв Г.А. Пашко Я.Е. Народное ополчение защищает Родину. М.: Наука, 1990. С. 321.

26 ЦГА КО. Ф. П-5971. Оп. 20. Д. 2. Л. 122.

27 Ростов Н.Д. Военно-мобилизационная деятельность военных комиссариатов Сибирского военного округа накануне Великой Отечественной войны // Грамота. 2016. № 9(71). C. 180.

28 ЦГА КО. Ф. П-1290. Оп. 7. Д. 37. Л. 37.

29 Там же. Л. 28.