1

Материал представляет исключительную ценность для нас и для промышленности…

Аннотация. В статье на основе документов ряда российских архивов и публикаций некоторых отечественных исследователей анализируются ранее малоизвестные факты использования во второй половине 1930-х годов в советском авиационном самолётостроении добытых разведкой Наркомата обороны СССР сведений и материалов по авиационному оборудованию ведущих зарубежных стран.

Summary. The article based on documents of some Russian archives and publications of some domestic researchers analyses previously little-known facts of usage in the second half of 1930-ies in the Soviet aviation industry of the data obtained by the USSR People’s Defence Commissariat’s intelligence on information and materials touching aviation equipment of the leading foreign countries.

ИСТОРИЯ ВОЕННОЙ РАЗВЕДКИ

 

ВАСИЛЬЕВ Владимир Васильевич — кандидат исторических наук, доцент

(Москва. E-mail: vasilev.vl@list.ru).

 

«МАТЕРИАЛ ПРЕДСТАВЛЯЕТ ИСКЛЮЧИТЕЛЬНУЮ ЦЕННОСТЬ ДЛЯ НАС И ДЛЯ ПРОМЫШЛЕННОСТИ…»

 

В предыдущей статье автора* были рассмотрены факты использования в советском авиамоторостроении сведений и материалов, добытых разведкой Наркомата обороны СССР в конце 1930-х — начале 1941 года. В предлагаемой статье рассказывается о том, что в предвоенные годы советская авиационная промышленность получала от военной разведки и другие зарубежные авиационно-технические новинки, главным образом американские, французские, английские, германские и итальянские, на основе которых, с учётом собственного конструкторско-технического опыта и ресурсов, создавались новейшие отечественные образцы авиационного оборудования и вооружения.

Приоритетное внимание уделялось авиационно-техническим секретам ведущих американских и европейских фирм. В 1936—1938 гг. Разведывательное управление (РУ) РККА направило в Военно-техническое бюро (ВТБ) при Комиссии (с 1937 г. — Комитет) обороны Совета народных комиссаров (СНК) СССР, Управление Военно-воздушных сил (УВВС) РККА следующие материалы: технические описания башенной установки бомбардировщиков ДБ-3, ДБ-4 и ДБ-5 фирмы «Дуглас» (Douglas) и турели типа АВ-5 под 20-мм авиационную пушку; описание 37-мм авиационной пушки на турельной установке фирмы American Armament Corporation (AAC); описание и конструктивные чертежи 37-мм авиационной пушки «Дриггс» и снарядов к этой пушке1.

Добытые материалы по башенной установке бомбардировщиков ДБ-3, ДБ-4 и ДБ-5, а также турели типа АВ-5 под авиационную 20-мм пушку были подробно изучены в соответствующих главных управлениях Наркомата оборонной промышленности (НКОП) СССР. Судя по всему, они представляли немалый интерес для специалистов, поскольку вскоре из НКОП в ВТБ поступила просьба предоставить дополнительные материалы, о чём в сентябре 1938 года был уведомлён заместитель начальника РУ РККА старший майор госбезопасности С.Г. Гендин. Что же касается практического использования данных материалов, то обнаруженные в российских архивах документы позволяют говорить лишь о турели типа АВ-5, с которой были ознакомлены специалисты опытного отдела московского завода № 32. В официальном отчёте НКОП СССР по этому вопросу отмечалось, что она представляет безусловный интерес, поскольку «для управления авиационной 20-мм пушкой используются гидравлические и электронные механизмы, регулирующие скорость её вращения и темп стрельбы»2.

В марте 1937 года от РУ РККА в ВТБ поступила информация об имеющейся возможности купить у фирмы American Armament Corporation 37-мм авиационную пушку, стоимость которой вместе с комплектом чертежей составляла 36 тыс. американских долларов. Это была вполне современная пушка (модификация Т-9), которая стреляла через втулку воздушного винта и предназначалась для вооружения новейшего истребителя Bell Р-39, выпускавшегося американской фирмой Bell Aircraft Corporation. Инициатива закупить чертежи пушки принадлежала Разведывательному управлению, однако опытные образцы аналогичных советских пушек, как потом выяснилось, имели лучшие показатели, поэтому предложение о закупке было отклонено. Материалы, в которых содержались описание и конструктивные чертежи американской 37-мм авиационной пушки «Дриггс», 31 августа 1936 года были направлены заместителю наркома тяжёлой промышленности М.Л. Рухимовичу для изучения и подготовки заключения для ВТБ и РУ РККА и практического использования в авиационной промышленности3.

В предвоенные годы советская военная разведка добыла ценные сведения о некоторых новейших образцах американского авиационного оборудования и вооружения. В их число вошли: автопилот «Сперри» 311-А2; радиокомпасы SCR-186 и SCR-242; наставление к радиокомпасу SCR-242-А; радиостанции типов SPR-183, SCR AF-183 и SCR 183-AN; радиопередатчик BS-191-A, применявшийся как в самолётных, так и в наземных радиостанциях; протоколы испытаний авиационного радиокомпаса фирмы «Лира»; аппаратура посадки самолетов «вслепую» системы «Бюро Стандартов» (Bureau of Standards); доклад о системах «слепой» посадки, в том числе системе, разработанной фирмой Radio Receptor, применявшихся на аэродромах США; наставление и описание системы внутрисамолётной телефонной связи типов RC-15 и RC-15А; описание и технические характеристики авиационного эхолота; сведения о системе электрооборудования переменного тока для тяжёлых американских самолётов; 12,7-мм пулемёт «Кольт-Браунинг»4.

Особое внимание специалистов 3-го (военно-технического) отдела РУ РККА привлекли радиокомпасы SCR-186 и SCR-242, сведения о которых содержались в 276 фотоматериалах, 36 листах технического текста и 86 чертежах. Они являлись новейшими разработками американской фирмы «РСА» (Radio Corporation of America) и предназначались для обеспечения воздушного корпуса США. Совершенно секретные материалы, содержавшие подробное описание, технические условия и методику испытания радиокомпасов, в декабре 1937 года были направлены в ВТБ и УВВС РККА.

Направляя материалы перечисленным заказчикам, заместитель начальника РУ РККА С.Г. Гендин подчёркивал: «Заказ должен быть сдан фирмой в начале 1938 года. Материал содержит основные спецификации и чертежи со всеми последними поправками, датированными 4 сентября 1937 года. Этот материал даёт полное представление о новейшей модели радиокомпаса и может оказать большую помощь при разработке наших советских радиокомпасов»5. О практической значимости представленных материалов свидетельствует заключение, которое было дано представителями УВВС РККА: «…Материал представляет исключительную ценность для нас и для промышленности. Его целесообразно размножить и разослать на завод № 203, ИРПА6 и НИИ № 11»7.

В Институте радиовещательного приёма и акустики имени А.С. Попова, в котором в то время по контракту работал американский инженер-конструктор Крузи, специалист по радиокомпасам и системам «слепой» посадки и вооружения самолётов, была создана специальная группа, которую курировал представитель НИИ ВВС РККА военинженер 2 ранга Курбанский. Решение о приглашении в СССР американского гражданина было принято 27 января 1937 года на заседании Политбюро ЦК ВКП(б). Для изготовления радиокомпасов и обучения советских лётчиков «слепой» посадке из резервного фонда СНК СССР для НКО в 1937 году было выделено 15 тыс. американских долларов8.

Первая небольшая партия радиокомпасов была готова уже летом 1938 года. Кроме того, в первой половине того же года аналогичные работы проводились на Московском радиотехническом заводе № 203 имени Серго Орджоникидзе, куда поступили материалы по радиокомпасу SCR-2429.

В марте 1938 года С.Г. Гендин доложил наркому обороны СССР К.Е. Ворошилову о стоявших на вооружении в американских ВВС новейших радиокомпасах SCR-186 и SCR-242 и принятых мерах по внедрению американских новинок в советское авиационное приборостроение. Однако работа по производству советских радиокомпасов разворачивалась медленно. В связи с этим весной 1938 года Правительством СССР было принято решение о закупке 300 приборов (типа SCR) у американских фирм «Бендикс», «РСА», «Лира» и «Саймон». Судя по некоторым архивным источникам, американские радиокомпасы стоили немалых денег. Например, радиокомпасы фирмы «Бендикс» обошлись советской стороне в 61 174 рубля10. Приобретённые приборы были установлены на советские самолёты-разведчики Р-1, бомбардировщики СБ, ДБ-3, ТБ-7, а также штурмовики Vultee V-11GB одноимённой американской фирмы, строившиеся по лицензии на заводе № 1 в Москве под маркой БШ-111.

Вскоре военной разведкой были добыты новые материалы по американскому радиокомпасу SCR-242-А. Ими оказались принципиальная схема, чертежи и фото общего вида, а также описание конструкции, методика испытания и проверки радиокомпаса. Следует подчеркнуть, что эта модель входила в перечень конфиденциальных материалов, которые РУ РККА надлежало добыть в соответствии с распоряжением председателя СНК и председателя ВТБ при Комитете обороны В.М. Молотова, подписанным 10 июня 1938 года. Насколько ценными оказались данные материалы, сказать сложно, поскольку результаты их изучения, проведённые в ведомстве М.М. Кагановича, в архивных документах обнаружить не удалось12.

В отношении авиационного радиокомпаса фирмы «Лира» из УВВС РККА в Разведуправление сообщили: «Материал представляет интерес как информация о методике и объёме приёмочных испытаний радиовооружения. Материал будет учтён, и возможно, что наша методика будет соответственно дополнена и изменена»13.

Оказались техническими новинками и радиостанции типа SCR-183, SCR 183-АF и SCR 183-АN, которые стояли на вооружении частей и соединений ВВС Соединённых Штатов. Добытые материалы содержали полное описание, конструктивные характеристики, схемы и технические требования по использованию радиостанций. Специалисты УВВС РККА, ознакомившись с материалами военной разведки, дали заключение: «Материал для ВВС представляет большой практический интерес. Он даёт возможность подробно ознакомиться с конструкциями, схемами и техническими требованиями авиационной аппаратуры США»14.

Были востребованы сведения и об авиационном эхолоте, являвшемся в то время новой авиационно-технической разработкой. Они включали в себя полное теоретическое обоснование использования прибора, его описание и отчёт об опыте эксплуатации. В документах ГА РФ обнаружены результаты изучения специалистами НКОП американского эхолота, однако учитывая, что в течение августа—декабря 1937 года нарком оборонной промышленности СССР М.Л. Рухимович, а затем сменивший его М.М. Каганович дважды представляли в ВТБ свои оценки, причём совершенно противоположные, можно предположить, что сведения об этом приборе наряду с военной разведкой добывала разведка Наркомата внутренних дел СССР. В отношении материала, полученного от РУ РККА, было сделано следующее заключение: «Материал представляет интерес и передан НИИ Телемеханики и Связи для проектирования и изучения эхолота»15. <…>

Полный вариант статьи читайте в бумажной версии «Военно-исторического журнала» и на сайте Научной электронной библиотеки http:www.elibrary.ru

 

ПРИМЕЧАНИЯ

1 Государственный архив Российской Федерации (ГА РФ). Ф. 8433. Оп. 5. Д. 196. Л. 8, 9, 15—17, 20, 21; Д. 199. Л. 5, 7, 9—11.

2 Там же. Оп. 3. Д. 1. Л. 22.

3 Там же. Оп. 1. Д. 42. Л. 4.

4 Российский государственный военный архив (РГВА). Ф. 4. Оп. 14. Д. 1911. Л. 41, 44; ГА РФ. Ф. 8433. Оп. 3. Д. 31. Л. 6; Оп. 5. Д. 196. Л. 16, 17, 46, 49; Д. 199. Л. 31—35, 40, 52; Оп. 6. Д. 89. Л. 2, 70, 86.

5 Там же. Оп. 5. Д. 199. Л. 34.

6 ИРПА — Институт радиовещательного приёма и акустики имени А.С. Попова.

7 ГА РФ. Ф. 8433. Оп. 5. Д. 199. Л. 34.

8 Российский государственный архив социально-политической истории (РГАСПИ). Ф. 17. Оп. 162. Д. 20. Л. 171.

9 ГА РФ. Ф. 8433. Оп. 3. Д. 31. Л. 6.

10 РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 162. Д. 24. Л. 44.

11 РГВА. Ф. 4. Оп. 14. Д. 1911. Л. 41, 48, 53; Исаев А.В. Антисуворов. М.: Яуза; Эксмо, 2004. С. 194, 195; Соболев Д.А, Хазанов Д.Б. Немецкий след в истории отечественной авиации. М.: РУСАВИА, 2000. С. 143.

12 ГА РФ. Ф. 8433. Оп. 3. Д. 1. Л. 8.

13 Там же. Оп. 5. Д. 196. Л. 46.

14 Там же. Д. 199. Л. 2—53.

15 Там же. Оп. 3. Д. 31. Л. 104.