1

Командир-подводник Российской империи капитан 1 ранга М.А. Китицын

И.Г. ГАЛУТВА — «Весь пропитан лучшими традициями флота…». Командир-подводник Российской империи капитан 1 ранга М.А. Китицын

I.G. GALUTVA — «He is wholly soaked with the best traditions of the Navy…». Submarine commander of the Russian Empire Captain 1st Rank M.A. Kititsyn

Аннотация. В статье на основе архивных источников исследуется биография одного из первых командиров российского Императорского подводного флота капитана 1 ранга Михаила Александровича Китицына.

Summary. The article based on archival sources examines the biography of one of the first commanders of the Russian Imperial submarine fleet Captain 1st Rank Mikhail Kititsyn.

ГАЛУТВА Игорь Григорьевич — ветеран-подводник, капитан 1 ранга в отставке

(г. Чернигов. E-mail: igorgalutva@mail.ru).

 

«ВЕСЬ ПРОПИТАН ЛУЧШИМИ ТРАДИЦИЯМИ ФЛОТА…»

Командир-подводник Российской империи капитан 1 ранга М.А. Китицын

 

Российский подводный флот отсчитывает свою историю с 19 марта 1906 года, когда с Высочайшего соизволения императора Николая II морским министром страны был подписан приказ о включении в классификацию корабельного состава первых десяти субмарин. В то время экипажи комплектовались исключительно на добровольных началах и сразу приобретали в военных кругах неофициальное клеймо «смертников». Морской министр адмирал А.А. Бирилёв в ответ на предложение о прибавке денежного содержания подводникам цинично заявлял: «Прибавить можно… Всё равно они все скоро перетонут или взорвутся…».

«Мало кто из офицеров флота мечтал о службе на подводных лодках, — признавался один из первых выпускников Отряда подводного плавания старший лейтенант В.А. Меркушов, — едва двигающихся, плохо погружающихся и таящих в технической неразработанности массу неприятностей».

В плеяде пионеров подводного флота особое место и роль принадлежат выдающемуся подводнику, одному из самых результативных командиров Императорского флота России Михаилу Александровичу Китицыну1.

М.А. Китицын родился 29(17) сентября 1885 года в Чернигове в семье потомственного дворянина, коллежского асессора, помощника прокурора окружного суда. Был крещён в Свято-Николаевской церкви2. В двенадцатилетнем возрасте он лишился отца, дальнейшим воспитанием сына занималась мать — Лидия Николаевна. Особого достатка семья не имела, приходилось сдавать комнаты в аренду, а с нерадивыми жильцами судиться3. В том же Чернигове прошли детские и юношеские годы Михаила, где он учился в местной гимназии, овладевая техническими и гуманитарными науками, особенно преуспев во французском языке.

В 17 лет юноша поступил в Морской кадетский корпус в Санкт-Петербурге. В 1905 году по окончании обучения был произведён в мичманы и натправлен для прохождения службы в Тихоокеанскую эскадру на должность вахтенного начальника крейсера «Олег», на котором участвовал в Цусимском сражении. После окончания Русско-японской войны мичман Китицын был переведён для дальнейшей службы на Балтику.

В 1906 году молодой моряк продолжил военную карьеру в должности вахтенного начальника сначала учебного судна «Крейсер», а затем минного крейсера «Финн». В 1908—1909 гг. служил на транспорте (патрульном судне) «Бакан», охранявшем северные территориальные воды России. Вернувшись на Балтику, он принимает решение посвятить свою дальнейшую жизнь зарождающемуся подводному флоту. После окончания офицерского класса в Учебном отряде подводного плавания лейтенант Китицын назначается на Черноморский флот помощником командира подводной лодки «Судак», а затем и её командиром (1910—1912).

В 1913—1914 гг., получив практический опыт управления субмариной, Михаил Александрович прошёл обучение в Николаевской морской академии, после окончания которой в 1915 году был назначен флагманским офицером бригады подводных лодок. К этому времени за достижения в морской службе он уже был удостоен орденов Св. Станислава III степени и Св. Анны III степени.

В начале Первой мировой войны подводные лодки Черноморского флота не принимали участия в боевых походах, и лишь с февраля 1915 года стали действовать на коммуникациях по срыву морских перевозок противника. Экипажи российских субмарин с этого времени начали приобретать бесценный практический опыт ведения боевых действий4.

В сентябре 1915 года старший лейтенант Китицын был назначен командиром подводной лодки «Тюлень», второй в серии из трёх кораблей типа «Морж», заложенных в 1911 году в Николаеве Балтийским заводом. Надводное водоизмещение субмарины составляло 630 т, подводное — 758 т. Подводная лодка имела на вооружении два носовых и два кормовых торпедных аппарата, восемь бортовых торпедных аппаратов системы Джевецкого, по одному 75-мм и 57-мм артиллерийскому орудию. Два электродвигателя позволяли развивать скорость под водой до 7,8 узла. Надводную скорость в 11 узлов обеспечивали два дизеля мощностью по 250 л.с.

С каждым выходом в море росла боевая результативность действий «Тюленя». Только за осень и зиму 1915 года были потоплены пять парусников противника. Командование отметило грамотные и решительные действия командира лодки — Китицын был награждён орденом Св. Анны IV степени «За храбрость», мечами и бантом к ордену Св. Анны III степени, орденом Св. Станислава с мечами и бантом.

В дальнейшем, учитывая несовершенство торпедного оружия того времени и его ограниченное количество, один из лучших командиров подводного флота разработал собственную тактику комбинированных торпедных и артиллерийских атак на вражеские суда. Согласно журналу боевых действий в середине марта 1916 года «Тюлень» торпедировал транспорт «Дубровник». В том же походе он уничтожил 11 шхун с грузом. В апреле лодка торпедировала пароход и артиллерийским огнём уничтожила бригантину. Мечтой командира было привести в базу приз с ценным грузом (призом в то время называли захваченное судно противника). В майском походе эта мечта сбылась: около берегов Болгарии подводная лодка артиллерийским огнём уничтожила четыре шхуны, а турецкий двухмачтовый барк «Балджи» на буксире привела в Севастополь. Из июльского похода лодка вновь вернулась к родным берегам не с пустыми руками.

При этом субмарина Китицына успешно осуществляла и разведывательные действия. В июле 1916 года, пройдя между береговой линией и минными полями, разведав северный и южный фарватеры, она вошла в бухту Варна и составила подробную схему вражеской гавани, зарисовав местоположение основных сооружений и береговых батарей. Это был очень сложный и опасный поход: кроме возможности подрыва на минах, угрозы обнаружения противником, экипажу пришлось столкнуться с множеством технических и эксплуатационных проблем. Впоследствии Михаил Александрович писал в своих мемуарах: «На наших подводных лодках никаких средств для очищения воздуха не существовало, и мы семнадцать часов дышали тем же воздухом, с которым закупорились. Это был рекорд для наших лодок. От ненормального избытка углекислоты всех нас мучила страшная головная боль…»5. На основании полученных разведданных отряд кораблей и самолётов Черноморского флота впоследствии нанёс успешный артиллерийский и бомбовый удар по транспортам и береговым объектам противника в бухте Варна. За выполнение рискованного задания весь экипаж «Тюленя» был награждён орденами и медалями. Командир получил орден Св. Георгия IV степени.  <…>

Полный вариант статьи читайте в бумажной версии «Военно-исторического журнала» и на сайте Научной электронной библиотеки http:www.elibrary.ru

 

ПРИМЕЧАНИЯ

1 Основной источник биографической информации — Полный послужной список М.А. Китицына, составленный 25 февраля 1919 г. // Государственный архив Российской Федерации. Ф. Р-5903. Оп. 1. Д. 618.

2 Государственный архив Черниговской области. Ф. 679. Оп. 10. Д. 505, Л. 124 об., 125.

3 Там же. Ф.127. Оп. 243а. Д. 39.

4 Золотарёв В.А. Действия русского флота в Первой мировой войне // Воен.-истор. журнал. 2002. № 1.

5 Китицын М.А. Разведка из-под воды // Из бездны вод. Летопись отечественного флота в мемуарах подводников / Сост. Н.А. Черкашин. М.: Современник. 1990. С. 76—84.