1

Кампания 1914 года на Русском фронте

A.V. OLEYNIKOV – The 1914 Campaign  in the Russian Front

Аннотация. В статье, посвящённой боевым операциям кампании 1914 года на Русском фронте во время Первой мировой войны, кратко охарактеризованы оперативно-стратегическое планирование и специфика стратегического развёртывания русской армии в контексте коалиционной войны.

Summary. This article on military operations of the 1914 campaign in the Russian Front during World War I briefly describes the operational-and- strategic planning and features of the strategic deployment of the Russian army in the context of coalition warfare.

ПЕРВАЯ МИРОВАЯ ВОЙНА

 

ОЛЕЙНИКОВ Алексей Владимирович доцент кафедры гражданско-правовых дисциплин Астраханского государственного технического университета, доктор исторических наук, кандидат юридических наук

(г. Астрахань. E-mail: stratig00@mail.ru)

 

КАМПАНИЯ 1914 ГОДА НА РУССКОМ ФРОНТЕ

Галицийская битва русского Юго-Западного фронта (5 августа — 8 сентября 1914 г.)

Стратегическая цель Галицийской битвы со стороны русских войск состояла в следующем: посредством разгрома и уничтожения ядра австро-венгерской армии вывести из войны одну из ключевых держав германского блока, со стороны противника — разгромить войска Юго-Западного фронта (командующий армиями Юго-Западного фронта генерал от артиллерии Н.И. Иванов), создав предпосылки для победы (австрийская армия — становой хребет Восточного фронта — своими активными действиями должна была способствовать выводу России из войны).

Русским армиям для осуществления поставленных верховным командованием оперативных задач требовалось ударами 3-й и 5-й армий из районов Холм и Дубно по сходящимся направлениям на Львов смять фланги неприятеля, отрезав вражеские силы от рек Сан и Днестр, и уничтожить, т.е. планировалась операция на окружение посредством концентрического наступления двух групп армий Юго-Западного фронта (правое крыло фронта — 4-я (командующие: с 19 июля по 12 августа — генерал от инфантерии барон А.Е. фон Зальца (отстранён 12 августа за бой под Красником, но официально освобождён от должности 22 августа; генерал от инфантерии А.Е. Эверт фактически принял армию 12 августа, а официально — с 22-го) и 5-я (генерал от кавалерии П.А. Плеве) армии, левое крыло — 3-я (генерал от инфантерии Н.В. Рузский) и 8-я (генерал от кавалерии А.А. Брусилов)). Главный удар должны были нанести внутренние 5-я и 3-я армии, а внешние 4-я и 8-я обеспечивали их наступление с Запада и Юга.

Русская пехота в Галиции Лето 1914 г.
Русская пехота в Галиции
Лето 1914 г.

Важно отметить, что замыслы русской Ставки основывались на полученных от её агентуры сведениях о плане развёртывания австро-венгерских войск в Галиции. Австрийцы вскрыли утечку информации, изменили свой план 1912 года и разместили армии на 100 км западнее рубежей оперативно-стратегического развёртывания по плану 1912 года, полученного русскими разведчиками через полковника А. Редля, тем самым охватив неприятеля на северном фланге, «нависая» над ним. Они планировали разгромить своими главными силами армии правого (северного) крыла Юго-Западного фронта, в том числе и посредством операции на окружение. До этого австрийцы рассчитывали продержаться на юге.

Соотношение сил к моменту начала боевых действий отражало специфику оперативного развёртывания противников. Правому крылу Юго-Западного фронта (4-я и 5-я армии — 16 пехотных дивизий, 337 тыс. человек) противостояли 1-я (генерал кавалерии В. Дакль) и 4-я (генерал пехоты М. Ауффенберг) австро-венгерские армии — 19,5 пехотных дивизий, армейская группа австрийского эрцгерцога генерала пехоты Иосифа-Фердинанда (3 пехотные дивизии и 1 кавалерийская), армейская группа генерала кавалерии Р.Г. фон Куммера (2,5 пехотных дивизий) и германский Силезский ландверный корпус (генерал пехоты Р. Фон Войрш; 2 пехотные дивизии) — 27 пехотных дивизий, или 590 тыс. человек; 1,75:1 в пользу австро-германцев, их превосходство в артиллерии — 1250 орудий против 1100 русских орудий. Равенство сил сохранялось только в кавалерии (по 5 дивизий к началу операции).

Несколько иная ситуация складывалась на юге. Левому крылу Юго-Западного фронта (3-я и 8-я армии — 22 пехотные дивизии, 354 тыс. человек) противостояли 3-я австро-венгерская армия (генерал кавалерии Р. фон Брудерман) и армейская группа генерала пехоты Г. Кёвеса фон Кевессгаза (всего 15 пехотных дивизий, свыше 200 тыс. человек), 1150 русским орудиям — 450 австрийских, семи русским кавалерийским дивизиям — шесть австрийских. Противник «проморгал» развёртывание целой армии русских (8-й), за что жестоко поплатился. Если против других трёх армий Юго-Западного фронта австрийцы имели также три армии, то войскам 8-й армии противостояла более слабая армейская группа (в соответствии с планом сдерживания располагавшая конницей (три дивизии) и артиллерией). Теоретически ситуацию могла выправить переброска  2-й австрийской армии с Сербского фронта (генерал кавалерии Э. фон Бем-Эрмолли, 158 тыс. человек, 480 орудий), но она перевозилась постепенно, вводилась в бой по частям и переломить ситуацию так и не смогла.

Специфика стратегического развёртывания состояла в том, что значительное количество войск (до 264 тыс. человек для австрийцев и до 198 тыс. человек для русских) прибывало уже в ходе Галицийской битвы. В большей мере её исход определили подход подкреплений, оперирование стратегическими резервами и умение ориентироваться в быстроменявшейся обстановке встречного сражения.

Всего же австрийцы на 310-км фронте (устье р. Сан-Ярослав — Перемышль — Львов — Станислав — Залещики) развернули три армии и три армейские группы численностью (вместе с германским ландверным корпусом) 800 тыс. человек, ожидая прибытия подкреплений. Почти 2/3 всех сил, собранных в Галиции, были сосредоточены на сравнительно узком фронте между устьем р. Сан и г. Перемышлем (120 км) против русских войск, находившихся между pеками Висла и Буг. Группировка австрийцев имела ценность лишь при условии совместного с германцами наступления для концентрического вторжения в Польшу. Но немцы всё своё внимание переключили на Восточную Пруссию, лишив австрийцев превосходства в силах и выгод охватывающего положения. Если на севере их превосходство над 4-й и 5-й русскими армиями было несомненным, то на южном крыле своего развёртывания австрийцы не имели достаточных сил для установления прочного заслона по обеспечению главной операции между Вислой и Бугом. Крайне неблагоприятным фактором являлось запаздывание сосредоточения 2-й армии1.

К началу битвы четыре армии Юго-Западного фронта развернулись на фронте Люблин — Холм — Ковель — Луцк — Кременец — Проскуров (свыше 400 км) и насчитывали 691 тыс. бойцов. Стратегических резервов фронт не имел, и их роль выполняли запаздывавшие дивизии (XVIII армейский и Гвардейский корпуса), перебрасываемые войска 9-й армии (генерал от инфантерии П.А. Лечицкий).

Естественно, что с учётом наибольшего приложения сил русскими и австрийцами на противоположных флангах их группировок сражение превратилось в своеобразное «соревнование» — чьё сильнейшее крыло раньше успеет разбить слабого противника. Соответственно и операции Северной (Люблин-Холмская, 10—21 августа) и Южной (Галич-Львовская, 5—21 августа) групп армий развивались автономно, будучи впоследствии связаны Городокским сражением (23—30 августа).

На северном фасе Галицийской битвы 1-я и 4-я австро-венгерские армии должны были наступать в общем направлении на Люблин, а 4-я и 5-я русские — на Перемышль и Львов. Люблин-Холмская операция правого крыла Юго-Западного фронта включала в себя два сражения — Красникское (10—12 августа) и Томашовское (13—18 августа). 4-я русская армия в боях с частями 1-й австрийской армии 10—12 августа потерпела тактическое поражение и отошла к Люблину, где закрепилась и 14—20 августа успешно отразила попытки дальнейшего наступления противника контрударами подошедших резервов.

5-я русская армия в Томашовском сражении попала в более тяжёлую ситуацию. После поражения 4-й армии под Красником командование Юго-Западного фронта приказало оказать помощь её левому флангу 5-й армии, сделав резкий поворот на запад. В результате последняя подошла к полю сражения растянутой по фронту в 100—110 км двумя группами корпусов (XXV с XIX и V с XVII), отделёнными друг от друга значительным интервалом. На 5-ю армию пришёлся фланговый удар наступавшей с юга 4-й австрийской армии. XXV армейский корпус потерпел поражение у Замостья, но блестящие действия XIX армейского корпуса во многом спасли положение: он одержал тактические победы в боях 13—15 августа (в том числе и у Тарноватки) и отвлёк на себя три корпуса противника.

Складывавшаяся ситуация напоминала начало «самсоновского» поражения — неудачи фланговых XXV и XVII армейских корпусов влекли угрозу окружения центральной боевой группы 5-й армии (уже с 12 августа австрийское командование решило сделать это путём охватывающего манёвра обоих её флангов). К вечеру 17 августа, несмотря на отдельные тактические успехи русских войск (например, знаменитая победа частей V армейского корпуса у г. Лащова), положение казалось безнадёжным. Но успешные действия русских дивизий и грамотный манёвр командования 5-й армии спасли ситуацию. Армия оторвалась от противника и благополучно отошла на север, выполнив перегруппировку своих корпусов, и этот отход «отнюдь не являлся вынужденным отступлением; это был отрыв от противника, возвращавший сохранившей свою полную боеспособность армии свободу манёвра»2.  <…>

Полный вариант статьи читайте в бумажной версии «Военно-исторического журнала» и на сайте Научной электронной библиотеки http:www.elibrary.ru

___________________

ПРИМЕЧАНИЯ

 

1 Подробнее см.: Белой А. Галицийская битва. М.; Л., 1929. С. 69, 70.

2 Головин Н.Н. Из истории кампании 1914 г. на Русском фронте. Галицийская битва. Первый период до 1 сентября нового стиля. Париж, 1930. С. 505.