1

Гербы адмиралов Российской империи

Аннотация. Статья посвящена рассмотрению дворянских гербов адмиралов Российского Императорского флота. Автором проанализированы сочетания «профессиональных» геральдических фигур в сюжетах таких дворянских эмблем, разработана классификация гербов русских адмиралов. Делается вывод о том, что гербы адмиралов представляют собой особый феномен отечественной геральдики.

Summary. The paper focuses on studying aristocratic coats of arms that belonged to admirals of the Russian Imperial Navy. The author analyzed the combinations of as it were professional heraldic figures in the imagery of these emblems, and worked out a classification of Russian admirals’ coats of arms. He concludes that the admirals’ coats of arms constitute a singular phenomenon of domestic heraldry.

АФОНАСЕНКО Игорь Михайлович — магистр исторических наук, учитель истории и мировой художественной культуры Православной гимназии

ГЕРБЫ АДМИРАЛОВ РОССИЙСКОЙ ИМПЕРИИ

Высочайше утверждённые дворянские гербы российских адмиралов представляют собой довольно интересный и самобытный феномен. Военно-морская символика являлась главным мотивом таких аристократических эмблем, чем заметно выделяла адмиральские гербы из общей массы дворянской геральдики Российской империи.

Морская атрибутика в адмиральской геральдике была представлена довольно разнообразно. Так, например, на гербе контр-адмирала Всеволода Фёдоровича Руднева, командира героического крейсера «Варяг», в червлёном щите был изображён «выходящий из серебряной волнообразной оконечности золотой морской лев, с червлеными глазами и языком, держащий в правой лапе серебряный с золотою рукоятью меч, а в серебряной главе щита лазуревый Андреевский крест»1. Очевидно, что золотой морской лев с мечом символизирует самого Всеволода Фёдоровича, принявшего неравный бой у Чемульпо во главе своего крейсера, а Андреевский крест во главе щита указывает на принадлежность гербовладельца к Российскому Императорскому флоту.

Очень символичен герб контр-адмирала Степана Осиповича Макарова,океанографа, полярного исследователя, кораблестроителя, погибшего во время Русско-японской войны, — «В серебряном щите накрест два лазуревых трезубца зубьями вверх. По четырем сторонам по черной горящей гранате с червленым пламенем»2. Трезубцы Посейдона означают его значительный вклад в развитие русской океанографии, в том числе и аппаратных исследований Мирового океана, а изображение горящих гранат говорит нам о том, что Макаров участвовал в разработке новых бронебойных снарядов, а также был изобретателем минного транспорта.

Не менее интересен герб вице-адмирала Александра Павловича Авинова — «Щит разделен горизонтально на две части, в первой пространной в золотом поле сгорающий Феникс, в нижней разделенной перпендикулярно надвое в правой, в красном поле Вице-Адмиральский флаг, а в левой в голубом поле морская пушка, вправо обращенная»3. Геральдический сюжет указывает на участие Авинова в Трафальгарском и Наваринском сражениях, а также на занимавшиеся им должности начальника штаба Черноморского флота и командира Севастопольского порта. Прямое указание на основной вид деятельности содержится и в гербе контр-адмирала Александра Ивановича Берлинского, участника Русско-японской войны, командира вспомогательного крейсера «Лена» и помощника вице-адмирала К.П. Иессена по охране Владивостокского рейда — «Щит рассечен. В правой, лазуревой, части серебряный дельфин. В левой, золотой, части два черных скрещенных меча. Девиз: “Правда и мужество”, серебряными буквами на лазуревой ленте»4. В материалах Гербового отделения Департамента герольдии сохранилась чёткая формулировка значения этих геральдических фигур: «Дельфин и два скрещенных меча в гербе Берлинских указывают на морскую службу родоначальника, контр-адмирала в отставке Александра Берлинского»5. Примечательно, что родной брат Александра Ивановича, капитан 2 ранга Владимир Иванович Берлинский, также отдал всю свою жизнь служению Российскому императорскому флоту и героически погиб во время боя в Корейском проливе на крейсере «Россия».

Более опосредованно военно-морская тематика проявилась в гербе адмирала Константина Ивановича Истомина, героя Наваринского сражения, начальника эскадры Средиземного моря, главного командира Архангельского порта и военного губернатора Архангельска — «В лазуревом щите золотой, с червлеными глазами, журавль, держащий в правой лапе серебряный камень; в золотой главе щита три лазуревые шестиугольные звезды. Щит увенчан дворянскими шлемом и короною. Нашлемник: три страусовых пера, среднее лазуревое, боковые золотые между двумя серебряными с лазуревым Андреевским крестом и на золотых древках флагами. Намет лазуревый с золотом. Девиз: “Не оставлю пути чести и долга”, золотыми буквами на лазуревой ленте»6. Дело в том, что Гербовое отделение Департамента герольдии начало разработку этого герба ещё в 1860-е годы, в бытность Константина Ивановича в чине вице-адмирала, и два Андреевских флага, с одной стороны, обобщённо указывают на его службу в военно-морском флоте (два флага расположены для симметрии), а с другой — символизируют чин вице-адмирала. Однако завершение проекта герба и его высочайшее утверждение произошли в 1870 году, когда Истомин уже был адмиралом, поэтому в почётной золотой главе щита изображены аллегорические три звезды.

Детальное изучение дворянских гербов контр-адмиралов, вице-адмиралов и адмиралов Российской империи позволяет выделить их классификацию по основным «профессиональным» фигурам в сюжете.

Логично, что наиболее распространённой фигурой в гербах российских адмиралов был корабль. К таковым геральдическим эмблемам можно отнести дворянские гербы адмирала Александра Даниловича Меншикова — «Щит разделенный на четыре части… В третьей части, в синем поле златый оснащенный корабль»7, генерал-адмирала Фёдора Матвеевича Апраксина8 — «В щите, разделенном на четыре части… Во второй части в голубом поле корабль золотом означенный с парусами»9, адмирала Василия Яковлевича Чичагова — «Щит разделен на четыре равные части крестообразно и составляет четыре поля… верхнее левое голубое с вооруженным Адмиральским кораблем»10, контр-адмирала Михаила Генриховича Невинского — «В серебряной подошве щита, черная с золотыми украшениями и таковыми же веслами галера»11, контр-адмирала Николая Андреевича Аркаса — «В лазуревом щите золотой трехмачтовый корабль, с таковыми же парусами, вымпелами и флагами»12, адмирала Романа (Роберта) Романовича Галла — «В серебряном поле изображены фрегат и корвет, взятые у неприятеля»13, контр-адмирала Михаила Николаева Кумани — «В лазуревом щите серебряный двухмачтовый русский военный корабль»14, вице-адмирала Евфимия Васильевича Путятина — «Щит пересеченный полурассеченный… в третьей лазуревой части золотой фрегат с серебряным флагом, на флаге синий Андреевский крест»15 и др.

Интересно, что даже изображения кораблей отличались вариативностью. В частности, в гербе контр-адмирала Павла Николаевича Вульфа расположено «серебряное взрываемое военное судно»16, которое объято пламенем и полуразрушено. В основе изображения было реальное событие — бой в Хиосской бухте, точнее, его кульминация: загоревшийся русский флагман взрывается, уничтожая вместе с собой флагман турок. Тогда, 5 июля 1770 года, на борту взорвавшегося корабля «Евстафий Плакида» погиб офицер Карл Вульф — прадед Павла Николаевича. В гербе контр-адмирала Владимира Петровича Шмидта центрально место занимает «червленый корабль с двумя червлеными мачтами, парусами и вымпелами»17, что недвусмысленно указывает на его славный боевой путь и пролитую в боях кровь, начиная с Крымской войны 1853—1856 гг. и заканчивая Русско-турецкой войной 1877—1878 гг.

Элементы оснастки корабля (такелаж), флаги и вооружение изображались в гербах российских адмиралов также довольно часто. Причём флаги, якоря и корабельные пушки могли изображаться как в самом щите герба, так и во внещитовых элементах (в основном в нашлемнике). Это гербы адмирала Николая Семёновича Мордвинова — «Щит полурассечен-пересечен… Во второй, лазуревой части, четыре на крест положенные серебряные флага, первый с двумя лазуревыми якорями на крест, прочие с такими же Андреевскими крестами, все с золотыми древками… Третий нашлемник — серебряный с лазуревым Андреевским крестом флаг, с золотым древком»18, адмирала Фёдора Петровича (Фридриха-Вениамина) Литке — «Щит пересечен с малым щитком в середине… во второй лазуревой же половине золотая армиллярная сфера, за которою два накрест положенные Андреевские серебряные флага. В золотой оконечности вертикально черный якорь с анкерштоком и кольцом»19, контр-адмирала Кирилла Григорьевича Михаловского — «Щит рассечен… В левой лазуревой части накрест якорь с анкерштоком и серебряная шпага с золотой рукояткой острием вверх»20, вице-адмирала Петра Гавриловича Кашкина — «Щит голубой накось справа налево перерезанный серебряной перевязью… в нижней части щита поставлен золотой двуконечный якорь»21, адмирала Геннадия Ивановича Невельского и генерал-майора флотской службы Александра Матвеевича Невельского — «В червленом щите три косвенно отрезанные серебряные пояса… все сопровождаемо по бокам двумя серебряными флагами, на коих изображены лазуревые Андреевские кресты, древки золотые»22, контр-адмирала Лазаря Марковича Серебрякова — «Щит пересечен и полурассечен. Вверху в лазуревом поле парящий черный одноглавый орел, держащий в лапах белый с синим крестом (Андреевский) флаг»23 и др.

Особо необходимо выделить дворянский герб адмирала Романа Васильевича Крона. Геральдическая эмблема этого прославленного адмирала русского флота шотландского происхождения полностью состоит из «профессиональных» элементов и указывает как на его службу, так и на его происхождение — «Щит пересечен. В верхнем лазуревом поле изображен серебряный Андреевский адмиральский флаг и под ним крестообразно положены золотые рупор и подзорная труба. В нижнем серебряном поле изображено морское сражение. Щит увенчан дворянским коронованным шлемом. На короне стоит шотландец, в его правой руке поднятый серебряный меч, а в левой — золотой щит с российским орлом. По сторонам шлема по флагу: правый — с синим крестом адмиральский, левый — с эмблемой Шотландии. Намет: лазуревый, подложен золотом и серебром»24. Сюжет нижнего серебряного поля отсылает одновременно к нескольким реальным событиям в карьере адмирала — захват катером «Меркурий» шведского фрегата «Венус» 21 мая 1789 года, захват фрегатом «Венус» шведского линейного корабля «Ретвизан» 23 июня 1790 года, а также участие в Голландской экспедиции, где он отличился при захвате франко-голландского флота у мыса Гельдер.

В качестве обратного примера можно привести герб известного контр-адмирала Льва Павловича Свешникова. Всю свою жизнь и карьеру он посвятил военно-морской службе, однако это никоим образом не отразилось в его гербе — «В серебряном щите лазуревая перевязь, обремененная тремя золотыми о шести лучах звездами»25.

Кроме того, нельзя забывать, что якорь как геральдическая фигура был довольно распространённым элементом сюжета не только адмиральских гербов. Это заметно отличает его от Андреевского флага, который чётко указывает на принадлежность гербовладельца к военно-морской службе. В частности, якорь является основной фигурой в гербе члена совета министра земледелия и государственных имуществ, этнографа статского советника Владимира Александровича Иславина, родного дяди Софьи Андреевны Толстой (Берс) (жены великого русского писателя Льва Николаевича Толстого) — «В червленом поле серебряный якорь с золотым кольцом и анкерштоком»26, также якорь присутствует в гербе протоиерея Доримедонта Твёрдого — «Щит четверочастный… Во второй и третьей черных частях, золотой якорь с таковыми же анкерштоком и кольцом»27 и гербе надворного советника Григория Ильича Ильина — «В лазуревом щите золотой якорь»28 и др.

Корабль же как элемент сюжета нередко встречался и в гербах купцов, возведённых в дворянское достоинство. В качестве примера можно привести герб воронежского купца 1-й гильдии Николая Нечаева — «Щит полурассечен-пересечен. В первой, лазуревой части, золотая пчела. Во второй, золотой части, червленое с пламенем сердце. В третьей, серебряной части, на лазуревой воде черный двухмачтовый корабль»29. Однако на изображениях таких кораблей всегда отсутствовали Андреевский флаг и вооружение, что принципиально.

Таким образом, гербы адмиралов Российского Императорского флота можно выделить в особую категорию русской аристократической геральдики. Большинство таких дворянских эмблем содержали определённый набор «профессиональных» фигур — корабль, Андреевский флаг, якорь, корабельная пушка и т.д. Специалисты Гербового отделения Департамента герольдии при создании герба в обязательном порядке изучали биографию и послужной список будущего гербовладельца, что позволяло им с профессиональной точностью отразить в геральдическом сюжете принадлежность дворянина к особой военно-морской корпорации. Героизм русских моряков и талант отечественных адмиралов в полной мере нашли отражение в российской геральдике.

ПРИМЕЧАНИЯ

1 Российский государственный исторический архив (РГИА). Ф. 1411. Оп. 1. Д. 109. Л. 18.

2 Там же. Ф. 1411. Оп. 1. Д. 106. Л. 75.

3 Там же. Д. 108. Л. 33.

4 Там же. Д. 110. Л. 114.

5 Там же. Ф. 986. Оп. 1. Ед. хр. 57.

6 Там же. Ф. 1411. Оп. 1. Д. 71. Л. 267.

7 Диплом на княжеское достоинство, данный князю Меншикову Петром Великим, 1707 года // Русский вестник. 1841. Т. 2, отд. 2. С. 690—693.

8 Афонасенко И.М. «…Жалуем ему нижеследующий дворянский герб» // Военно-исторический журнал. 2021. № 4. С. 74—76.

9 Российская государственная библиотека. Научно-исследовательский отдел рукописей (Музейное собрание). Ф. 178 (Русская часть). Ед. хр. 5068/1.

10 Государственный исторический музей. Отдел письменных источников. Ф. 389. Ед. хр. 100.

11 РГИА. Ф. 1411. Оп. 1. Д. 108. Л. 57.

12 Там же. Д. 66. № 49.

13 Там же. Д. 69. № 8.

14 Там же. Д. 105. Л. 84.

15 Там же. Д. 102. Л. 16.

16 Там же. Д. 108. Л. 45.

17 Там же. Д. 104. Л. 69.

18 Российский государственный архив древних актов (РГАДА). Ф. 154. Оп. 3. Д. 160. Л. 8.

19 РГИА. Ф. 1411. Оп. 1. Д. 102. Л. 27.

20 Там же. Д. 83. № 46.

21 РГАДА. Ф. 154. Оп. 2. Д. 2; Центральный исторический архив Москвы. Ф. 4. Оп. 14. Д. 895.

22 РГИА. Ф. 1411. Оп. 1. Д. 75. Л. 43.

23 Там же. Д. 78. № 34.

24 Там же. Д. 106. Л. 37.

25 Там же. Д. 103. Л. 113.

26 Там же. Д. 71. Л. 256.

27 Там же. Д. 107. Л. 125.

28 Там же. Д. 105. Л. 133.

29 Там же. Д. 101. Л. 68.