Генерал от инфантерии А.А. Поливанов: девять месяцев во главе военного министерства

image_pdfimage_print

 Аннотация. В статье освещается роль военного министра А.А. Поливанова в преодолении кризиса снабжения русской армии в разгар Первой мировой войны. Раскрываются основные направления его деятельности.

Summary. The article highlights the role of the Military Minister A.A. Polivanov in overcoming the crisis of supply of the Russian army in the midst of the First World War. The author reveals the main directions of his activities.

ПОЛКОВОДЦЫ И ВОЕНАЧАЛЬНИКИ

 

БЕЙ Евгений Васильевич — заместитель начальника отдела Научно-исследовательского института (военной истории) Военной академии Генерального штаба Вооружённых сил Российской Федерации, майор, кандидат исторических наук

(119330, Москва, Университетский проспект, д. 14);

СНЕГОВА Юлия Викторовна — научный сотрудник Научно-исследовательского института (военной истории) Военной академии Генерального штаба Вооружённых сил Российской Федерации

(119330, Москва, Университетский проспект, д. 14).

 

ГЕНЕРАЛ ОТ ИНФАНТЕРИИ А.А. ПОЛИВАНОВ: ДЕВЯТЬ МЕСЯЦЕВ ВО ГЛАВЕ ВОЕННОГО МИНИСТЕРСТВА

 

Алексей Андреевич Поливанов — известная фигура в отечественной историографии Первой мировой войны (1914—1918 гг.). К личности этого военного и государственного деятеля последнего десятилетия монархии историки в общем относятся благожелательно, характеризуя генерала как принципиального, ответственного сторонника реформ и блестящего администратора. Принято считать, что за недолгое время управления Поливановым Военным министерством (с июня 1915 по март 1916 г.) острый кризис в снабжении армии был в целом преодолён. В данной статье мы постараемся выяснить, насколько верны данные утверждения.

Будущий военный министр родился 4 марта 1855 года в семье потомственных дворян Костромской губернии1. Получил прекрасное образование, окончив Николаевское инженерное училище в 1874 году, Николаевскую инженерную академию в 1880 году (по 1-му разряду) и Николаевскую академию Генерального штаба в 1888 году (первым в своём классе). Участвуя в Русско-турецкой войне (1877—1878 гг.), был тяжело ранен пулей навылет в правую сторону груди в бою под Горным Дубняком2. Последствием ранения оказалась утрата подвижности в плече и шее, «лицо Алексея Андреевича было свёрнуто несколько набок, его часто всего передёргивало»3.

Однако, несмотря на физический недостаток, Поливанов уверенно поднимался по ступеням военной иерархии и с успехом служил сначала в Киевском военном округе, а потом в Главном штабе, где был редактором официальных ведомственных изданий: журнала «Военный сборник» и газеты «Русский инвалид». Как видно, до пятидесятилетнего возраста карьера Поливанова ничем особенным не отличалась от карьеры заурядного офицера Генерального штаба того времени.

Русско-японская война (1904—1905 гг.) отвлекла существенную часть офицеров Генерального штаба на фронт, и этот фактор в том числе повлиял на стремительный карьерный рост генерал-майора (произведён за отличие в 1899 г.)4, достигшего всего за полтора года поста помощника (товарища) военного министра империи. В этой должности Поливанову приходилось обычно выступать представителем Военного министерства в законодательных учреждениях. Начиная с 1906 года генерал сблизился с членами комиссии Государственной думы по обороне, особенно с А.И. Гучковым — одним из основателей и председателем либерально-консервативной партии «Союз 17 октября». Ум, высокая работоспособность, а также блестящие административные навыки способствовали популярности помощника военного министра в среде представителей Думы и общественности. В свою очередь, такое положение значительно облегчило проведение законопроектов, однако в придворных кругах вызвало обвинения Поливанова в «левизне».

Чем ближе он становился к А.И. Гучкову, тем дальше отстранял его на задний план военный министр В.А. Сухомлинов. В конце концов, в 1912 года товарищ военного министра был отстранён от занимаемой должности с оставлением должности члена Государственного совета. Основной причиной послужил скандал, раздутый Гучковым при содействии Поливанова вокруг жандармского подполковника С.Н. Мясоедова с целью пропаганды «заслуг» октябристов в деле государственной обороны, дискредитации военного министра и последующей его замены генералом Поливановым. В 1912 году эта интрига провалилась, но во время войны у её авторов появился шанс добиться реванша5.

В 1915 году выявившийся острый недостаток боевого снабжения и другие недочеты Военного министерства стали предметом усиленной критики думских либералов, упрекавших военные и государственные структуры в коррупции и неспособности наладить дело. Персональная же ответственность возлагалась на военного министра В.А. Сухомлинова. В начале мая председателю Государственной думы М.В. Родзянко удалось добиться от Николая II осуществления предложения торгово-промышленных кругов по созданию Особого совещания по обороне под председательством военного министра6. Эта инициатива была немедленно поддержана Верховным главнокомандующим великим князем Николаем Николаевичем, так как задуманное совещание должно было стать связующим центром между общественными организациями, военной промышленностью и фронтом (то есть Главковерхом).

Ближайший советник председателя Госдумы Я.В. Глинка в своём дневнике отмечал, что «Сухомлинов сперва противодействовал утверждению этого Совещания, потом ухватился за него, думая таким образом упрочить… своё положение»7. 14 мая генерал Сухомлинов внёс в Совет министров проект Положения об Особом совещании8. При обсуждении в правительстве Совет министров первоначально не согласился с тем, что создаваемый институт будет подчиняться непосредственно верховной власти и что никакое лицо не может требовать от него отчётов и давать предписания. Защищая свой проект, военный министр в письме премьеру И.Л. Горемыкину подчеркнул, что «если права совещания подвергнутся ограничению и совещанию будет придан характер обыкновенной междуведомственной комиссии, то можно сказать с уверенностью, что члены законодательных палат не захотят оставаться в составе совещания, и, таким образом, совещание потеряет своё значение»9. Совет министров сохранил за совещанием значение высшего государственного установления, подчиняющегося только верховной власти, но вместе с тем предоставил все полномочия по принятию окончательных решений военному министру, признав за остальными членами лишь право совещательного голоса.

Создание Особого совещания по обороне, где председательствовал Сухомлинов, ещё более обострило давние противоречия между ним и Верховным главнокомандующим великим князем Николаем Николаевичем, поскольку последний стремился к тотальному подчинению себе тыла армии. Планы Ставки были решительными — там искали опору среди общественности, причём иногда этот поиск слабо маскировался соображениями тактического характера10. В итоге Верховный главнокомандующий сумел добиться отставки Сухомлинова11, скомпрометировав его «шпионским» мясоедовским «делом», которое было организовано при сильнейшем давлении на суд со стороны великого князя и генерала Поливанова. «Доверие к Сухомлинову окончательно подрывалось, говорили даже об измене. Непоколебимой оставалась только вера в Верховного главнокомандующего великого князя Николая Николаевича», — вспоминал М.В. Родзянко12.

При поддержке Верховного главнокомандующего Поливанов был назначен сначала управляющим Военным министерством, а с 10 сентября 1915 года военным министром, возглавив, таким образом, Особое совещание. «Назначение на пост военного министра генерала Поливанова, известного своей энергией и пользовавшегося полным доверием законодательных учреждений и общественных организаций, удовлетворило всех», — заключал генерал А.С. Лукомский, занявший с июня 1915 года должность помощника нового военного министра13.

В Ставке ликовали, там уже открыто обсуждались подробности нового политического курса «на общественность», принятого по настоянию Главковерха14. Думские друзья Поливанова рекламировали нового министра как безупречно честного и принципиального человека, приписывая ему всё положительное, что было сделано в армии в предвоенные годы. Министр иностранных дел Российской империи С.Д. Сазонов отмечал, что качества политика были в высшей степени присущи личности Поливанова: «Знающий себе цену и честолюбивый, он с нетерпением ожидал благоприятной минуты, чтобы выдвинуться на первый план и занять подобавшее ему место. По убеждениям своим он примыкал к либеральным партиям»15. Подобная замена была явной уступкой общественности, тем более что ожидалось скорое открытие четвертой сессии Государственной думы IV созыва, и было очевидно, что деятельность Сухомлинова — преданного монархиста и доверенного лица императора — была бы подвергнута в ней беспощадной критике.

Почти сразу же по вступлении в должность новый военный министр заявил французскому послу Ж.М. Палеологу о том, что русские смогут снова начать двигаться вперёд уже к «концу декабря»16. Поражения России в военной кампании 1915 года практически обескровили русскую армию. Поэтому для реализации таких громогласных заявлений требовалось привести в надлежащее состояние систему подготовки и пополнения личного состава. Чтобы обеспечить призывной контингент и действующую армию всем необходимым, следовало разрешить проблемы плохого материально-технического обеспечения войск, нехватки оружия и «снарядного голода».

Ответом Поливанова стало поднятие призывных квот и призыв групп запасников, прежде освобождённых от службы (единственных кормильцев, ратников II разряда и т.д.). В результате за сравнительно короткий срок русская армия получила дополнительно около двух миллионов человек17.  <…>

Полный вариант статьи читайте в бумажной версии «Военно-исторического журнала» и на сайте Научной электронной библиотеки http:www.elibrary.ru

 

ПРИМЕЧАНИЯ

 

1 Селиванов А.В. Род дворян Поливановых XIV—XX вв. Владимир-на-Клязьме, 1902. С. 44.

2 Столетие военного министерства 1802—1902. Военные министры и главноуправляющие военною частью в России с 1701 по 1910 год. Т. III. Отд. VI. СПб., 1911. С. 305, 306.

3 Наумов А.Н. Из уцелевших воспоминаний 1868—1917. Т. II. Нью-Йорк, 1955. С. 360.

4 Список генералам по старшинству. Составлен по 1 сентября 1901 г. СПб., 1901. С. 998.

5 Айрапетов О.Р. Участие Российской империи в Первой мировой войне (1914—1917): 1914. Начало. М., 2014. С. 143.

6 Российский государственный военно-исторический архив (РГВИА). Ф. 369. Оп. 1. Д. 1. Л. 1—3; Следует также отметить, что ещё в сентябре 1914 г., когда нехватка снарядов стала очевидной, военный министр В.А. Сухомлинов созвал совещание с участием представителей 16 крупнейших частных заводов, входивших в основном в группы Русско-Азиатского и Международного банков. Большинство из них и ранее привлекались к военным поставкам. Принятая совещанием программа предусматривала наращивание заводами производства снарядов, поставка которых к октябрю 1915 г. должна была составить около 1 млн штук в месяц. Однако дальнейшие заказы не предусматривались.

7 Глинка Я.В. Одиннадцать лет в Государственной думе. 1906—1917: Дневник и воспоминания. М., 2001. С. 138.

8 Под первоначальным названием «Особое совещание для объединения мероприятий по усилению снабжения действующей армии главнейшими видами довольствия» оно существовало до середины июня 1915 г. Затем новый военный министр генерал А.А. Поливанов внёс в Государственную думу законопроект, согласно которому уже учреждённое мероприятие стало именоваться «Особым совещанием для объединения мероприятий по обеспечению действующей армии предметами боевого и материального снабжения». В августе его сменило «Особое совещание для обсуждения и объединения мероприятий по обороне государства». См.: Журналы Особого совещания по обороне государства. Т. 1. М., 1975. С. 5, 561, 547.

9 РГВИА. Ф. 369. Оп. 1. Д. 1. Л. 73.

10 Спиридович А.И. Великая Война и Февральская Революция 1914—1917. Кн. 1. Нью-Йорк, 1960. С. 155; Айрапетов О.Р. Участие Российской империи в Первой мировой войне (1914—1917): 1915 год. Апогей. С. 269.

11 13 июня 1915 г. В.А. Сухомлинов уволен с поста военного министра, но оставлен членом Государственного совета и генерал-адъютантом.

12 Родзянко М.В. Крушение империи (Записки председателя Русской Государственной Думы) // Русский архив. М., 1993. Т. 17—18. С. 88, 89.

13 Лукомский А.С. Очерки моей жизни. Воспоминания. М., 2012. С. 279.

14 Айрапетов О.Р. Участие Российской империи в Первой мировой войне (1914—1917): 1915 г. Апогей. С. 282.

15 Сазонов С.Д. Воспоминания. М., 1991. С. 356.

16 Пуанкаре Р. На службе Франции. Воспоминания 1914—1918. Кн. 2. М., 1936. С. 20.

17 Маниковский А.А. Боевое снабжение русской армии в Мировую войну. М., 1937. С. 263.