1

Духовно-санитарные отряды в Первой мировой войне

ДОКУМЕНТЫ И МАТЕРИАЛЫ

КОТКОВ Вячеслав Михайлович — профессор Военной академии связи имени С.М. Будённого, доктор педагогических наук

Духовно-санитарные отряды в Первой мировой войне

Боевые действия в ходе Первой мировой войны (1914—1918 гг.), втянувшей в свою орбиту 38 государств с населением свыше 1,5 млрд человек, развернулись на обширных сухопутных и водных пространствах. 10 млн убитых (больше, чем погибло во всех европейских войнах за предыдущее тысячелетие) и более 20 млн раненых — таков кровавый итог этого противостояния1.

Не избежала огромных потерь и русская армия, которая вела активные боевые действия, не раз спасая собственной жертвенностью войска союзников от разгрома. По подсчётам одного из исследователей, только число убитых составило 908 тыс.2

В связи со значительным числом нуждавшихся в незамедлительной помощи, оставшихся на полях сражений, и выносом большого количества погибавших стали создаваться так называемые духовно-санитарные отряды. Формировались они из монахов-добровольцев епархиальных монастырей. Именно на столь мало освещённой в исследовательских работах теме и сосредоточил своё внимание автор данной статьи. Она подготовлена на основе архивных документов Полевой канцелярии протопресвитера военного и морского духовенства при штабе Верховного главнокомандующего русской армии3.

3 сентября 1916 года заведующий канцелярией императрицы Александры Фёдоровны граф Я.Н. Ростовцев обратился с письмом к протопресвитеру армии и флота Г.И. Шавельскому. «Состоящая при Кавказской туземной конной дивизии княгиня Е.П. Багратион на основании личного опыта глубоко удручённая тем, что после боёв на поле сражения остаются много непогребённых трупов воинов, а также раненых, коим необходима скорая помощь, — уведомлял он, — пришла к мысли, что хорошо было бы организовать летучие отряды из нескольких монахов, верхом, которые имели бы при себе лопатки и всё необходимое для погребения и отпевания, а также сумки с перевязочным материалом для оказания первой помощи не подобранным раненым».

По соображениям княгини Багратион, такие отряды, действовавшие бы самостоятельно, независимо от санитарных, следовало придавать по одному-два к каждой кавалерийской и по несколько к каждой пехотной дивизии. «Осведомившись о приведённой мысли княгини Багратион и в принципе одобрив оную», императрица повелела графу Ростовцеву запросить отзыв протопресвитера «по существу сего дела»4. Последний, реагируя на это послание, обратился 7 сентября к обер-прокурору Священного синода Н.П. Раеву с соответствующим уведомлением. Считая идею вполне приемлемой, поскольку в «горячую пору боя, когда для воинской части дорог каждый лишний боец»5, когда «оперирует много передовых санитарных отрядов от разных земских и других организаций, не имеющих своих священников», каждый лишний священнослужитель, а также послушник найдут «огромный простор для приложения своих сил, для пастырского труда». Словом, «монахи или послушники, приняв на себя обязанность санитаров, сослужили бы драгоценнейшую службу для воинских частей». Вместе с тем протопресвитер уточнил, что пока синод не вынесет своего решения о формировании духовно-санитарного отряда, он считает «преждевременным входить в обсуждение вопросов: куда именно направить этот отряд, от кого он будет получать директивы и т.п.». Но все эти вопросы, конечно же, немедленно будут разрешены, как только станет формироваться отряд начальником штаба Верховного главнокомандующего при участии протопресвитера. Заканчивая письмо обер-прокурору, Г.И. Шавельский снова напомнил, что «если Св. Синод повелит быть сему, то будет составлен он [отряд] из лучших людей».

Судя по архивным документам, «качественный состав» духовных формирований особенно волновал Г.И. Шавельского6. «Пусть монастыри вышлют лучших своих представителей, — настаивал он. — В особенности должны быть избраны по возможности просвещённые, безукоризненные по поведению, благоговейные и мужественные»7.

О своих сношениях с высшей духовной инстанцией протопресвитер уведомил графа Ростовцева, сопроводив это уведомление копией письма к обер-прокурору «от 7-го сего сент[ября] за № 3510»8.

17 сентября вышел царский указ, направленный в Московскую, Владимирскую, Тульскую, Калужскую и Тамбовскую епархии, повелевавший «назначить… монашествующих лиц, по возможности просвещённых, безукоризненных по поведению, благоговейных, мужественных и добровольно желающих отправиться на служение в действующую армию, для образования из сих монашествующих лиц особого духовно-санитарного отряда для уборки на полях сражений раненых и убитых и погребения последних по христианскому обряду». При этом предписывалось «сделать распоряжение об отчислении из доходов наиболее богатых монастырей епархии потребной суммы на содержание означенного санитарного отряда»9. В начале следующего месяца (4 октября) вышел второй указ, учитывавший доклад протопресвитера «о желательности, чтобы в образовании и содержании духовно-санитарного отряда, учреждённого по определению Святейшего синода от 12—16 сентября сего года за № 6567», приняли участие, кроме Московской, Владимирской, Калужской, Тульской и Тамбовской, также епархии: Вологодская, Воронежская, Вятская, Екатеринбургская, Иркутская, Казанская, Кишинёвская, Киевская, Костромская, Курская, Нижегородская, Орловская, Петроградская, Подольская, Симбирская, Таврическая, Тверская, Харьковская и Ярославская10.

После этого в Полевую канцелярию протопресвитера стали поступать многочисленные рапорты от монахов о желании войти в состав будущих духовно-санитарных отрядов, а также списки кандидатов из монастырей на вступление в отряды. В одном из рапортов, к примеру, можно прочитать следующее:

«Желая приложить свои слабые силы на помощь Родине в тяжёлую годину, покорнейше прошу, Ваше Высокопреподобие, назначить меня в санитарный отряд. Имею от роду 42 года.

Ваш смиренный послушник иеродиакон Никон. 1916 года Ноября 9-го дня»11.

Таких обращений и ответов на них в деле хранятся десятки (см. табл.). <…>

Полный вариант статьи читайте в бумажной версии «Военно-исторического журнала» и на сайте Научной электронной библиотеки http:www.elibrary.ru

___________________

ПРИМЕЧАНИЯ

1 Золотарёв В.А., Саксонов О.В., Тюшкевич С.А. Военная история России. Жуковский; М.: Кучково поле, 2002. С. 490.

2 См.: Урланис Б.Ц. История военных потерь. СПб.: Полигон, 1994. С. 146.

3 Российский государственный исторический архив (РГИА). Ф. 806. Оп. 5. Д. 10009. Л. 1—149.

4 Там же. Л. 2, 2 об.

5 При больших потерях бывает чрезвычайно трудно выделить достаточное число нижних чинов для уборки и погребения всех трупов.

6 Особенное внимание, по мнению протопресвитера, должно было быть обращено на выбор иеромонахов, о чём он напоминал в очередном послании к обер-прокурору Синода 7 декабря 1916 г.

7 РГИА. Ф. 806. Оп. 5. Д. 10009. Л. 1.

8 Там же. Л. 3, 3 об.

9 Там же. Л. 5, 5 об.

10 Там же. Л. 6, 6 об.

11 Там же. Л. 9.