До последнего снаряда

image_pdfimage_print

Да, жизнь и судьбы людей, как говорится, словно книги. Судьба и жизнь ветерана войны и труда, полковника в отставке Аманши Мендыгалиева напоминают роман со множеством глав, достойных особого разговора с нынешней молодежью. Он один из тех, кто внес свой посильный вклад в достижение победы, пройдя боевой путь от Москвы до Берлина.   Аманша Жумашевич родился 15 августа 1918 года в с.Сайхин, Урдинского района Западно-Казахстанской области. Аманша Жумашевич начал свою трудовую деятельность в довольно юном возрасте. Однако тяжелый и однообразный труд на соляных разработках не сломил тягу молодого человека к знаниям. Он поступил в сельскохозяйственный техникум в г.Чимкент, ныне город  (Шымкент). Работал агрономом. Позже, после окончания педагогических курсов работал учителем. Накануне войны женился. В 1940 году родилась дочь. В июне 1941 года был призван в Красную Армию – в 1077 полк 316-й стрелковой дивизии.

Формирование дивизии под командованием генерал-майора И.В.Панфилова проходило в июле-августе 1941 года в г.Алма-Ата, ныне Алматы. Дивизия была включена в состав 52-й армии и во второй половине августа 1941 года была доставлена на Северо-Западный фронт и заняла позиции в районе г.Калинин.

 По сравнению с другими бойцами Аманша Жумашевич был  старше по возрасту и выделялся среди них своей образованностью. Он был назначен командиром отделения с присвоением воинского звания «сержант». Обучал подчиненных военному делу, в том числе, обращению со штатным оружием и вооружением. Сослуживцы избрали Аманша Жумашевича комсоргом — заместителем политрука 1-й минометной роты 1-го батальона 1077-го полка. В боевых условиях в 1942 году он вступил в  партию. Аманша Жумашевич под руководством политрука Василия Максимовича Малкина участвовал в боевых действиях и в коротких «передышках» между боями проводил с бойцами политико-воспитательную работу. В послевоенные годы Аманша Жумашевич поддерживал контакты с генерал-майором В.Малкиным, вел переписку и изредка встречался с ним на общественных мероприятиях, когда тот председательствовал в Совете ветеранов-панфиловцев в г.Москва.

В связи с тяжелой оперативной обстановкой на фронте, связанной с угрозой прорыва немецко-фашистскими войсками обороны, дивизия была переброшена под Москву. Казахстанская дивизия героически сражалась на порученных рубежах обороны и внесла достойный вклад в защиту столицы Советской Родины. Командир дивизии — генерал-майор Иван Панфилов при исполнении воинского долга погиб в бою. В память о нем соединение было переименовано в 8-ю гвардейскую дивизию имени генерал-майора И.В.Панфилова. Аманша Жумашевич за мужество и стойкость в оборонительных боях под столицей был награжден медалью «За оборону Москвы».

В боях под г.Старая Русса осенью 1942 года Аманша Жумашевич был ранен. Продолжительное время проходил курс лечения и реабилитации в военном госпитале в г.Калинин (ныне г.Тверь). Следует сказать и о том, что много лет спустя (с 1984 по 1988 г.г.) в г.Калинин обучался в Военной академии его сын Асылбек]. Летом 1943 года Аманша Жумашевич был направлен для обучения на курсы Политсостава Калининского фронта, который не успел закончить в связи с упразднением института военных комиссаров в Красной Армии.

 Осенью 1943 года Мендыгалиев был направлен на обучение в Чкаловское танковое училище, которое окончил в самом начале 1944 года в звании «младший лейтенант». Получил назначение на должность командира взвода 362-го гвардейского самоходного артиллерийского Черновицкого ордена Кутузова полка 11-го гвардейского танкового корпуса 1-й гвардейской танковой Армии.    

«…Не ворвется враг в мою позицию»

Мне не раз приходилсь встречаться с бывшим командиром батареи, кавалером двух орденов Красного Знамени, Красной Звезды, Отечественной войны первой степени, ордена «Знак Почета», казахстанского высшего ордена «Отан», Аманшой Мендыгалиевичем Мендыгалиевым, который проживал в городе Сарыагаш Южно-Казахстанской области.

Беседуя   ветераном-артиллеристом  старался уловить  в нем что-нибудь особенное, богатырское. Увы! Оказался он обыкновенным человеком.  Фронтовик был удивительно скромным,  выдержаным,    спокойным, внимательным,  рассудительным человеком. О себе бывший заслуженный педагог говорил скромно, а больше вспоминал боевых командиров, друзей-товарищей.

Рассказывая о них участник войны, гордился ими, прежде всего человеческими качествами конечно же,  решительными действиями в бою, храбростью, отвагой.

Память моего собеседника,  была цепкая, каждого офицера, сержанта, бойца  помнил по имени и отчеству.

— Так хочется поведать обо всех моих дорогих однополчанах, — говорил бывший артиллерист. Каждый из них заслужил добрых слов.  Например, наш   362-й гвардейский самоходно-артиллерийский Черновицкий орденов Суворова, Кутузова полк возглавлял гвардии майор Иван Курлыков.  Иван Михайлович был не только уважаемым командиром,  образцом отваги, но и умел убеждать.  Как  умел он вселять надежду в людей! Помню его  слова до сих пор: «Война каждого из нас испытывает на прочность. Врага может победить только убежденный человек». Еще отличался командир безграничной любовью к артиллерии и артиллеристам. А  командиром нашей батареи был  капитан Константин  Щукин, я у него в парвые дни войны был взводным. Константин Иванович был роста среднего, крепко сбитый. Весельчак, балагур, оптимист.  В минуты затишья читал свои стихи. Вот некоторые строки:

Я клянусь, не ворвется

Враг в  позицию мою.

А погибнуть придется,

Так погибну в бою…

 С каждым из подчиненных умел находить общий язык. Скажем,  провинится кто из бойцов, не мечет «гром и молнию», как иные командиры, а посмотрит неодобрительным взглядом, и произнесет коротко — мол, что ж, ты натворил, земляк. И это его слово «земляк» было хуже всякого наказания. Но какой же это был  орел в бою – наш командир! В самых отчаянных ситуациях, когда, казалось, и деваться уже некуда от вражеского наступления, раздавлась спокойная, но уверенная команда бати: «Огонь!» Уважительно между собой мы называли Константина Ивановича батей. Не стану описывать все тяжкие месяцы войны. Скажу лишь одно, что наш артполк  внес свою лепту в достижение долгожданной победы.

«Бог войны» бил прямой наводкой…

Воевать пришлось на самоходных артиллерийских установках СУ-76 на 1-м Украинском и 1-м Белорусском фронтах. Самоходка предназначалась для огневой поддержки пехоты, имела орудие калибра 76,2-мм и могла успешно бороться со всеми типами легких и средних танков Вермахта, а также равноценными самоходками противника.

Бой начался ранним утром. Как всегда, в бою Мендыгалиева охватило волнение. Оно заставляло его быть решительным, сосредоточенным.

Огонь! – командовал он. – Так фрицев! Молодцы, парни!

Ствол пушки, точно выверенный по цели, вздрагивал. Снаряды ложились точно. Фашисты отстреливлись все реже и реже. С каждым выстрелом командир взвода все больше ощущал себя победителем. Заканчивлся еще один бой. Но Аманша Мендыгалиевич, хотя чувствовал бывалым командиром, но  не был доволен собою. Ему всегда казалось, что он в силах сделать что-то большее.  Это чувство неудовлетворенности росло по мере того, как город за городом, деревню за деревней артиллеристы освобождали от гитлеровцев. То, что он видел, освобождая города, населенные пункты, звало к отмщению. 

— Мне особенно запомнились бои в раннюю весну 45-го года, плацдарм на польской земле, — вспоминал ветеран. – К тому времени у меня имелся солидный боевой опыт. Зацепились мы за восточную окраину одной из деревень, оттуда из-за укрытия я обеспечивал огнем САУ фланги обороны наших подразделений. Фашисты не дали нам толком закрепиться. Нанесли сокрушительный удар, протаранили оборону танками. Но бойцы не растерялись. Хорошо, что воевали у нас опытные бойцы, участвовавшие в освобождении городов,  сел, деревень России, Украины, Белоруссии. Им там, на Днепре, Днестре, приходилось держать крохотные плацдармы, как тогда говорили: «Тело на берегу, а сапоги – в Днепре». И все же выстояли. Приказ был один: «Во что бы то ни стало удержать плацдарм». Тяжелый, кровавый бой. Творилось что-то странное. Был тяжело ранен командир батареи Константин Щукин, ему осколком снаряда оторвало руку. Мне пришлось заменить комбата. Гитлеровцы обрушили на позиции град снарядов и мин. Гарь и чад стелились по земле. И тогда казалось, что нет уже сил, никаких человеческих возможностей противостоять атаке врага – на нас один за другим шли танки, а за ними – солдаты. К тому же шел мокрый снег и таял, скатываясь каплями по лицу.  Было зябко в шинели. Насквозь пропитанные грязью, они липли к обуви.  Изнемогая от усталости, я молил лишь об одном: «Хоть бы пришло подкрепление, подвезли снаряды».  И Аллах внял моим молитвам. А когда подвезли снаряды, «бог войны» ударил по наступающему противнику. Били мы прямой наводкой, разрушая переднюю линию вражеских траншей.  Артиллерия запела, завыла, как говорится, это была  грозная музыка. Еще один удар артиллеристов, уже точно по площади  — и загорелись вражеские танки, бросилась опрометью фашистская пехота. Вот это был бой! Умирать буду – забыть невозможно. А какие парни! Механик-водитель «САУ-76» Михаил Солоухин, наводчик орудия Сергей Моргунов, заряжающий Иван Иванов. Уложили чуть ли не по десятку гитлеровцев. И другие расчеты действовали  также.  Главное – мои парни в тяжелые минуты не оставили орудия, наоборот, заставили врага бежать. Словом, артиллеристы до последнег стояли. Врага везде, где бы ни было, огнем встречали.

Командир 11-го гвардейского танкового корпуса, Герой Советского Союза, полковник, впоследствии Главный маршал бронетанковых войск Амазасп Бабаджанян, следивший за действиями артиллеристов, был доволен тем, что  удержали плацдарм. Полковник, улыбаясь, пожал всем руки и, обращаясь к командиру полка, сказал:

— Представьте к наградам командиров и бойцов. а командира батареи к званию Героя Советского Союза. 

 Строки представления к званию героя

Мендыгалиев был представлен к званию героя за бои на немецкой земле. Представление было подписано 30 апреля 1945 года командиром 362-го самоходно-артиллерийского полка гвардии майором Иваном Курлыковым. В этом историческом документе есть следующие строки: «В боях за дер. Янсфельде 18.04.45 г. мл. лейтенант Мендыгалиев на своей самоходке первым ворвался в нее с разведгруппой. На одной из улиц он встретил бронетранспортер противника и взвод автоматчиков.  Обойдя с фланга, т. Мендыгалиев уничтожил бронетранспортер, взял в плен 8 солдат и привез командованию достоверные сведения.

В бою на подступах к Мюнхенберг 19.04.45 г. командир батареи был ранен, мл. л-т Мендыгалиев принял командование батареей на себя. Когда противник предпринял крупную контратаку на высоте 80.1, батарея т. Мендыгалиева, стоя на засаде, не пропустил танки противника. В неравном бою было уничтожено 2 самоходки противника, 4 противотанковые пушки, один бронетранспортер и свыше взвода пехоты. Контратака противника была успешно отбита.

Восточную окраину Берлина фашисты превратили в мощный узел сопротивления с большим количеством огневых средств. Продвижение наших войск было приостановлено. Разведав цели противника, т. Мендыгалиев  открыл батареей огонь  по узлу сопротивления, отвлекая внимание противника на себя. Сам т. Мендыгалиев, сев на самоходку и взяв с собой еще две, с фланга врезался на врага.

Противник в панике отступил, оставив 6 орудий. Когда 2 самоходки противника пытались уйти, т. Мендыгалиев уничтожил их. В этом бою мл. лейтенант  Мендыгалиев был ранен, но он не покинул поле боя и продолжал командовать батареей до входа наших частей на восточную окраину города Берлин…»

— Читаю пожелтевшие листы представления, — вспоминал ветеран, беседуя со мной, а перед глазами – бой, как на черно-белой киноленте. Чем-то далеким, волнующим веет от чеканных строк документа.

Разумеется, по сей день подвиг героя  вызывает слова восхищения, несмотря на то, что герой данного звания не был удостоин. Справедливость восторжествовала спустя много лет, лишь с получением Казахстаном  Независимости – на груди  Мендыгалиева засиял орден «Отан». А свой первый боевой орден Красного Знамени фронтовик  получил за свой героизм, проявленный при освобождении Украины от фашистов. И вручил ему награду командир танкового корпуса Амазасп Хачатурович Бабаджанян.

На како-то мгоновенье, мой собеседник замолчал, задумался о чем-то, я не стал расспрашивать. 

— Безумно тяжелые, волнующие воспоминания, особенно бои на немецкой земле, — сказал фронтовик, — при прорыве обороны гитлеровцев восточнее  города Штаргард и овладение городами Мюнхенберг, Бервальде, Темпельбург, Фалькелбург, Драмбург, Вангерин, Лаберис и др.  Что и говорить, штурм Берлина был самым кровавым, засевшие головорезы — эсэовцы оборонялись отчаянно, закреплялись за каждый рубеж. Каждый метр приходилось брать ценой усилий. На том тяжелом пути,  мы потеряли многих. Погибли мои боевые друзья, бесстрашные офицеры, сержанты, рядовые. И те, кто прошел этот долгий путь до конца, и те, кто геройски погиб, не дойдя до победного дня, сделали все, что могли, приближая день и час, когда завершатся боевые действия второй мировой и прогремит последний орудийный выстрел.    Он прогремел в мае 1945 года в Берлине.              Думаю, что мы благодаря патриотизму, любви к своей Отчизне, отстояли свою Родину и с фронта вернулись победителями.  Отвага и мужество наших воинов было сильнее всего, несмотря на то, что было пролито столько крови.                                                                                                                                                                                              Именно о тех, кто храбро сражался с врагами, кто положил свои жизни на алтарь Отечества, нынешние молодые люди должны знать, ибо парни, защищавшие пядь родной земли,  были такими же молодыми, как они сами.  Память не должна знать  перерывов.

Уж сколько времени прошло,  Мендыгалиев никак не мог забыть каждый бой, боевых товарищей, которые остались на поле боя. «Я уж давно не в строю, — говорил ветеран. А сны нередко снятся одни и те же: «Орудия, к бою! И доходят в тяжелых снах голоса тех, кто просит поддержать огнем артиллерии».

       И в труде фронтовик был среди первых

После окончания войны Аманша Жумашевич продолжал службу в армии, командуя батареей самоходных артиллерийских установок СУ-76, а в 1946 году вернулся к гражданской жизни. Он являлся ветераном-панфиловцем, ветераном 1-й гвардейской танковой армии, а также ветераном 11-го и 16-го гвардейских танковых корпусов.  В честь 40-летия Победы в Великой Отечественной войне в 1985 году был награжден орденом «Отечественной войны I степени».                                       

Все боевые награды Мендыгалиева  подтверждаются документами из Центрального архива Министерства обороны Российской Федерации.

В суровые послевоенные годы  занимался восстановлением народного хозяйства. Стремление к овладению знаниями уже в условиях гражданской жизни позволило Мендыгалиеву  получить несколько высших образований. Он добросовестно и честно проработал на различных ответственных и руководящих должностях. При этом трудовые заслуги не уступали боевым наградам. Награжден был орденом «Знак Почета», медалями «За освоение целинных и залежных земель», «За трудовую доблесть». При жизни был удостоен звания: «Почетного гражданина Сарыагашского района Южно-Казахстанской области». Также ветеран был награжден  медалями стран СНГ — Украины и Беларуси.

Важно подчеркнуть и о том, что Герой Советского Союза, Халық КаҺарманы, первый министр обороны Казахстана, генерал армии Сагадат Кожахметович Нурмагамбетов, в свое время дал следующую характеристику боевым заслугам Мендыгалиева: «Из тех фронтовиков, кого я знаю сегодня, настоящим Героем является Аманша Жумашевич. Он заслуживает высокого звания Халык КаҺарманы (Народный герой)».

На заслуженный отдых Аманша Жумашевич вышел в качестве пенсионера республиканского значения. Его приглашали на встречи со студентами и школьниками на местах былых сражений под Москвой – в г.Зеленоград, деревне Крюково и Дубосеково, где казахстанская 8-я гвардейская Панфиловская дивизия в дни тяжелых испытаний приняла героическое участие в защите столицы Советской Родины — город Москву.

 Аманша Жумашевич с супругой Турсынай Аленовной, а она была работником «Тылового фронта» и является «Заслуженным работником печати», прожили счастливую жизнь, воспитали 7 детей, имеют много внуков и правнуков.

 Следуя принципу преемственности поколений один из сыновей, внук и племянник пошли по «стопам» отца и деда, они стали военнослужащими — офицерами: Асылбек – полковник, Ергали – капитан, Қыран – майор. Асылбек Аманшаевич, прослужил в зенитных ракетных войсках ПВО Советской Армии и Вооруженных силах Республики Казахстан в общей сложности более сорока лет. Возглавлял Военное атташе Казахстана в США.

Время бежит неумолимо быстро. Конечно, оно берет свое, не так давно ушел из жизни  мой знакомый ветеран, активный участник Великой Отественной войны  Аманша Мендыгалиев. Уходят, увы, и герои войны, прославленные и безвестные.

При встрече со мной,  сын заслуженного фронтовика полковник в отставке Асылбек Аманшаевич Мендыгалиев был откровенен:

— Пройдут годы, — сказал он, расскажу своим подрастающим внукам, правнукам, каким отважным был их дед. Что касается наград, документов отца, то их передал в государственный музей Республики Казахстан, пусть молодежь знает своих героев и воспитывется на  примерах тех, кто принес им это благо, счастье и чистое небо над головой.

Сапаргали Жагипаров, полковник в отставке, военный журналист 

На снимках: ветеран войны и труда Аманша Мендығалиевич; документы к наградам; ордена. Фото из архива автора.

г.Нур-Султан