КУМАРСКАЯ БИТВА

Военная летопись отечества

Шведов Вячеслав Геннадьевич — заведующий кафедрой географии Дальневосточной государственной социально-гуманитарной академии, доктор географических наук, доцент (г. Биробиджан. E-mail: i-svg@yandex.ru)

Махинов Алексей Николаевич — заместитель директора Института водных и экологических проблем Дальневосточного отделения РАН, старший научный сотрудник, доктор географических наук (г. Хабаровск. E-mail: ivep@ivep.as.khb.ru)

КУМАРСКАЯ БИТВА

Военно-политическая сторона российского землепроходческого движения до сих пор не имеет достойного, адекватного её значимости отражения. В большинстве случаев тот ратный труд, который был совершён ради включения зауральского пространства в состав нашего Отечества, изображается как серия разрозненных, хаотичных, мелких стычек, происходивших «по недоразумению» и неизвестно с кем1. Это обстоятельство влечёт за собой многие негативные моменты. В частности, современные россияне в основном не имеют представления о том, каких жертв и какой цены стоило России утверждение в Сибири и на Дальнем Востоке. Отсюда на уровне массового сознания — безразличие к судьбе огромных регионов, видение в них чего-то чужеродного, «не нашего». Кроме того, Интернет и печатные издания пестрят «трудами» зарубежных авторов на темы зверств землепроходцев над коренным населением Зауралья и исторической неправомерности обладания Россией составляющими её землями. Возмутительно, но такие опусы обрели в последнее время и российских подражателей2.

Не требуется сложных прогнозов для того, чтобы понять, к чему могут привести данные тенденции. И потому им необходимо противостоять всеми силами. Очевидно, что нужна научная популяризация эпопеи строительства государственной территории России на её восточном рубеже и имён претворявших её в жизнь людей. При этом следует помнить, что некоторые из тех сражений, которые вели отряды землепроходцев, представляли собой настоящие шедевры военного искусства. Одним из таковых являлась некогда знаменитая, а ныне почти забытая Кумарская битва.

В конце лета — начале осени 1653 года военно-политическая обстановка в Приамурье была крайне сложной. За четыре предыдущих года Ерофею Хабарову удалось привести в российское подданство практически все проживавшие в долине Амура племена. Этот факт позволял России считать данный регион своей территорией. Но часть его коренного населения по разным причинам выжидала момент для нового вооружённого выступления. Кроме того, здесь у России обнаружился серьёзный противник — маньчжурская империя Цин.

В это время маньчжуры осуществляли вторжение в Китай. Однако появление на Амуре русских расценивалось ими как угроза их коренным владениям в верховьях Сунгари3. Следствием этого стали быстрота и агрессивный характер реакции. Первое столкновение с отрядом Хабарова произошло в марте 1652 года на Нижнем Амуре за возведённый здесь казаками Ачанский городок4. Из понесённого тогда поражения маньчжуры сделали вывод: действовать против русских следует крупными, оснащёнными современным вооружением силами.

Империя Цин готовилась к новой схватке. И словно способствуя реализации её планов, прибывший на Амур в сентябре 1653 года правительственный инспектор Д. Зиновьев арестовал Хабарова. В условиях роста маньчжурской угрозы смещение этого талантливого и опытного командира было грубейшей ошибкой. Однако её компенсировало назначение на должность «государева приказного человека новой Даурской земли» Онуфрия Степанова.

Степанов представляет собой загадочную личность. Сведения о его биографии отсутствуют. Достоверным фактом является лишь то, что он, будучи относительно молодым человеком (примерно 30—35 лет от роду), находился в подкреплении, которое Хабаров привёл на Амур в октябре 1650 года. Известно, что он обладал выдающимися качествами рукопашного бойца, глубокими знаниями в артиллерии и фортификации5. Его действия в качестве самостоятельного командира отличались ясным стратегическим мышлением и тактическим мастерством6. Нелишне упомянуть, что он состоял в личной переписке с царём Алексеем Михайловичем. Но где и каким образом Степанов приобрёл перечисленные навыки, из какого сословия происходил — неизвестно.

По свидетельствам очевидцев, Степанов был дружен с Хабаровым и потому занял его место «с неохотой». Однако обстановка требовала незамедлительных и безошибочных действий: известие об удалении грозного «Хабара» подтолкнуло ряд приамурских племён к мятежу, с юга надвигались маньчжурские войска. А весь вооружённый российский контингент в регионе был в это время ограничен одним лишь хабаровским казачьим отрядом численностью около 500 человек.

С сентября по ноябрь 1653 года Степанов находился в походе против дючеров — оседлого тунгусоязычного племени (территория современной ЕАО), имевшего тесные отношения с родственными ему маньчжурами. Детали этой кампании неизвестны, но в «Отписках» Степанова сообщалось, что с «дючерскими мужиками… драки стоят частые»7. В июне 1654 года, выйдя в низовья Сунгари, он, имея под командованием около 250 человек, атаковал в районе современного города Тунцзян маньчжурский военный лагерь, в котором находились около 3000 солдат. Это нападение было столь неожиданным, что более многочисленный неприятель поспешил укрыться за земляным валом лагеря. Как позже сообщил Степанов, «тех богдойских ратных людей из стругов на берег выбили»8. Пристань и стоявшие возле неё суда были сожжены, захвачены пленники и много трофейного оружия. Взять лагерь, однако, не удалось — маньчжуры вели из-за вала беспорядочный, но плотный огонь. Поэтому казаки в порядке отошли к берегу и, без помех погрузившись на дощаники*, двинулись вниз по Сунгари. Как только они исчезли из вида, неприятель покинул своё укрепление и спешно отступил на юг.

Несмотря на тактический отход, победа осталась за Степановым: он нанёс противнику большой урон, заставил его бросить позиции, а сам не понёс ощутимых потерь. Вместе с тем ему стало очевидно, что в Приамурье маньчжуры перешли к действиям крупными воинскими силами и были прекрасно оснащены огнестрельным оружием. Это заставило задуматься о дальнейшем характере ведения операций против них. <…>

Полный вариант статьи читайте в бумажной версии «Военно-исторического журнала» и на сайте Научной электронной библиотеки http:www.elibrary.ru

___________________

ПРИМЕЧАНИЯ

1 Александров В.А. Россия на дальневосточных рубежах (вторая половина XVII века). Хабаровск: ХКИ, 1984; Беспрозванных Е.Л. Приамурье в системе русско-китайских отношений в XVII — середине XIX веков. Хабаровск: ХКИ, 1986; Васильев А.П. Забайкальские казаки. Т. I. Благовещенск: Амурская ярмарка, 2007; Краткая история Амурского казачьего войска / Сост. В.В. Крюков. Хабаровск: РИОТИП, 2009; Крюков В.В. Амурское казачество вчера и сегодня. Хабаровск: РИОТИП, 2008; Русская тихоокеанская эпопея. Хабаровск: ХКИ, 1979.

2 Бычков А.А. «Исконно русская» земля Сибирь. М.: Астрель, 2006; Дайчiн-баатар. Интернет-ресурс http://www.gerodot.ru.

3 Мелихов Г.В. Маньчжуры на Северо-Востоке (XVII век). М.: Наука, 1974. С. 17; Маньчжуры — народ, родственный автохтонным сибирским (эвенки) и приамурским (нанайцы, удэге) этносам. К китайцам не имел ни языкового, ни традиционно-культурного отношения.

4 Махинов А.Н. Ачанский городок Е.П. Хабарова на реке Амур (1651—1652 гг.) // География и экология в школе ХХI века. 2009. № 1. С. 33—39; он же. О местонахождении Ачанского городка Е.П. Хабарова в нижнем течении реки Амур (1651—1652 гг.) // Шестые Гродековские чтения. Материалы межрегиональной научно-практической конференции. Хабаровск: Изд. ДВНГБ, 2009. Т. I. С. 5—12. Понятие «городок» в данном случае обозначает не маленький город, а небольшой укреплённый пункт, в отличие от более крупного — острога.

5 Онуфрий Степанов. Интернет-ресурс http://dv-people.ru; Онуфрий Степанов (Кузнец). Интернет-ресурс http://ostrog.ucoz.ru.

6 Шведов В.Г. Белый тигр // География в школе. 2005. № 5. С. 31—36. Попытки «приписать» Степанова к выходцам из простонародья, основываясь лишь на его отрядном прозвище «Кузнец», несостоятельны, т.к. оно указывало не на его профессиональную принадлежность, а на умение наносить молниеносные сокрушительные удары.

7 Отписка О. Степанова якутскому воеводе М. Лодыженскому от 2—31 августа 1654 г. Интернет-ресурс http://www.vostlit.info.

8 Там же. «богдойцами» русские тогда называли маньчжуров.

* Речные гребные суда ладейного типа.

О ЧЁМ РАССКАЗАЛИ НАХОДКИ

ВОЕННАЯ ЛЕТОПИСЬ ОТЕЧЕСТВА

Бабичев Алексей Петрович — командир казачьего поискового отряда «Стальное пламя» Волгоградской региональной молодёжной общественной организации «Поиск» (404321, Волгоградская обл., р.п. Октябрьский, ул. Агрохимическая, д. 1)

О чём рассказали находки

Гибель штаба 126-й стрелковой дивизии и тяжёлая судьба комдива В.Е. Сорокина

В июне 2005 года в Волгоградской области поисковиками казачьего поискового отряда «Стальное пламя» Волгоградской региональной молодёжной общественной организации «Поиск» были сделаны сенсационные находки: в районе станции Абганерово Светлоярского района Волгоградской области в балке Дубовой1, что в 8 км северо-западнее станции, было обнаружено более 20 разрушенных блиндажей с останками погибших. Первый ряд блиндажей расположен в северном отвесном склоне балки, второй — на её дне. За две недели поисковых работ удалось найти останки 40 человек, и только один солдатский медальон, с помощью которого выяснилось, что здесь погиб лейтенант Георгий Александрович Рылов 1920 года рождения, уроженец г. Кировограда. Но кто его товарищи, что за воинская часть здесь сражалась — этого поисковики установить тогда не смогли. Ясно было только одно: здесь шёл ожесточённый бой, в ходе которого активно применялись гранаты. Судя по всему, в блиндажах имелись боеприпасы и бутылки с горючей смесью, ибо огонь уничтожил всё, что могло гореть: деревянные перекрытия, обмундирование, личные вещи и документы погибших. И всё же кое-что уцелело. Это части от телефонных аппаратов, керосиновых ламп, иных предметов, а также воинские знаки различия (кубари и шпалы) и оружие. А такие артефакты, как остатки от портфелей, говорили о том, что погибшие являлись работниками какого-то штаба. Но какого?

Ответить на этот вопрос помогла неожиданная находка. В одном из блиндажей, расположенных на дне балки, где, по нашим предположениям, размещался старший командный состав, были найдены останки сотрудника НКВД, если судить по железной петлице со щитом и перекрещёнными мечами, и чудом не сгоревший портфель с хорошо сохранившимися семью резиновыми печатями и штампами Ворошиловской стрелковой дивизии — в/ч 4882.

Волгоградские поисковики — народ знающий. Многие из них чуть ли не наизусть помнят номера и названия воинских частей, причём как советских, так и немецких, участвовавших в великом сражении, но о существовании Ворошиловской стрелковой дивизии даже не слышали. Пришлось обращаться в Центральный архив Министерства обороны. Из ответа выяснилось, что дивизия формировалась в сентябре 1941 года на Дальнем Востоке в районе населённого пункта Ворошилов, в ноябре ей был присвоен номер 126, и она стала именоваться 126-й стрелковой дивизией (второго формирования). В 1942 году 126-я стрелковая дивизия входила в состав Сталинградского фронта и принимала участие в обороне города. Что касалось сведений о Георгие Александровиче Рылове, то он оказался командиром радиовзвода батальона связи и считался пропавшим без вести2.

Теперь многое прояснилось. Мы знали, что 126-я стрелковая дивизия, входившая в августе 1942 года в состав 64-й армии, прикрывала её отход, при этом погибли почти все работники штаба дивизии, а её командир полковник В.Е. Сорокин раненым и попал в плен3. В районном историко-краеведческом музее п. Октябрьский Волгоградской области и в музее школы им. М.С. Шумилова п. Привольный Светлоярского района имеются экспозиции, посвящённые 126-й дивизии. Наши находки пополнили их.

Завязалась переписка с ветеранами дивизии, родственниками погибших, началось изучение архивных материалов. Всё это помогло выяснить, как погибли члены штаба дивизии и что стало с её командиром полковником В.Е. Сорокиным. <…>

Полный вариант статьи читайте в бумажной версии «Военно-исторического журнала» и на сайте Научной электронной библиотеки http:www.elibrary.ru

___________________

ПРИМЕЧАНИЯ

1 Во время Великой Отечественной войны балка Дубовая именовалась Тебектенеровская, название произошло от посёлка Тебектенерово, что неподалёку от Абганерово.

2 Письмо из Центрального архива Министерства обороны Российской Федерации (ЦАМО РФ). № 1/2834. 12.09.2005.

3 Героическая шестьдесят четвёртая / Авт.-сост. В.В. Гриневский, А.Д. Овсянников, И.М. Рыжов, А.Н. Янчинский. Волгоград, 1981. С. 149—154. С 3 сентября 1942 г. 126-й дивизией командовал полковник П.С. Куропатенко, с 5 декабря 1942 г. полковник В.С. Романов. 126 сд принимала участие в Сталинградской битве с 28 июля по 31 декабря 1942 г.

КРЫМСКАЯ ВОЙНА И БАТАЛЬНЫЕ ПОЛОТНА ФЕЛЬДМАРШАЛЬСКОГО ЗАЛА

ВОЕННАЯ ЛЕТОПИСЬ ОТЕЧЕСТВА

Болтунова Екатерина Михайловна — доцент Института «Русская антропологическая школа» Российского государственного гуманитарного университета, кандидат исторических наук (Москва. E-mail: boltounovaek@gmail.com)

Крымская война и батальные полотна Фельдмаршальского зала

Из истории Зимнего дворца времён Николая I

Одно из произведений императрицы Екатерины II — «Чесменский дворец» — представляет собой, образно говоря, удивительный разговор между ожившими портретами, развешанными в зале одноименного дворца1. Изображённые на полотнах русские и европейские монархи спорят здесь о той роли, которую каждый из них сыграл в истории. Так, не без доли иронии, императрица смогла высказать мнение о своих монарших предшественниках.

Как ни парадоксально, форма, которую Екатерина II избрала для выражения собственной позиции — своеобразный «портретный» диалог, — указывала и на определённую традицию. В дворцовом интерьере «разговоры» между картинами случались: полотна могли композиционно взаимодействовать друг с другом и сообщать участнику того или иного дворцового события или же просто зрителю некоторую информацию. Последняя же иногда становилась программным заявлением, особенно если речь шла о пространстве императорского дворца.

Показательной в этом отношении является эпоха Николая I, в период правления которого художественное произведение могло успешно превратиться в политическую декларацию2. В предлагаемой статье речь пойдёт о выражении определённой политической позиции в контексте организации одного из значимых помещений Зимнего дворца — Фельдмаршальского зала.

Этот зал появился в главной императорской резиденции России в 1833—1834 гг. Его проект был разработан архитектором О. Монферраном. Здесь важно отметить, что Монферрану было поручено создать на месте трёх небольших помещений (зала у Главной лестницы, Казачьего зала и Арабесковой комнаты3) два смежных зала – Фельдмаршальский и Петровский. Учитывая, что последний из них должен был выполнять функцию Малого тронного, архитектор фактически получил заказ на оформление особого пространства, напрямую связанного с комплексом представлений об образе верховной власти и традиционно состоявшего из самого тронного зала и помещения, которое предшествовало ему в дворцовом интерьере, т.е. аванзала.

Надо отметить, что в России установилась своего рода традиция декора этой зоны дворца в том смысле, что аванзалы, открывавшие путь к главным представительским помещениям, были часто оформлены с привлечением военной символики (например, Георгиевский тронный зал и Военная галерея 1812 г. в Зимнем дворце, Чесменский и Тронный залы Петергофского дворца4).

Можно предположить, что эта традиция брала своё начало ещё со времён, предшествовавших появлению Российской империи, а именно с Грановитой палаты Московского Кремля — главного тронного зала Московского царства.

Вход в палату лежал через Святые сени, росписи которых были посвящены теме войны. Одним из самых масштабных изображений здесь стало «Видение царя Константина о кресте». Сюжет, описанный ещё епископом Евсевием Кесарийским и хорошо известный на Руси, повествует о том, что первый христианский император Константин перед огромной битвой с жестоким и сильным противником среди бела дня увидел на небе изображённый звездами огромный сияющий крест и надпись «Сим знаменем победишь!». Константиновский крест, традиционно изображавшийся с расширяющимися концами, был неотъемлемой частью русской военной символики, по крайней мере с XVII века5. Победа и служение были главными коннотациями, связанными с этим символом. Изображение Константина в Святых сенях, располагавшееся напротив дверей с Красного крыльца, первым попадало в поле зрения всех, направлявшихся на аудиенцию к Московскому царю. Символический акцент здесь очевиден. По точному определению историка И.Е. Забелина, «вся историческая стенопись стен (Святых сеней. — Е.Б.) обнаруживала помыслы о всемогуществе Божием и победах над врагами царя православного в назидание приходившим послам и иноземцам, особенно иноверным»6. Историк также указывал, что в 1678 году «Видение царя Константина о кресте» в Святых сенях было заново написано на том же месте специально для встречи очередного польского посольства7.

Столь зримая и мощная традиция, как кажется, сохранилась до XIX века. В полном соответствии с этим своего рода каноном Фельдмаршальский зал Зимнего дворца, открывавший вход в Малый тронный, был посвящён славе русского оружия. В рамках концепции созданного зала здесь появились портреты шести фельдмаршалов Российской империи — П.А. Румянцева-Задунайского (худ. Ф. Рисе), Г.А. Потёмкина-Таврического (худ. А. Виги), А.В. Суворова-Рымникского (худ. Н.-С. Фросте), М.И. Кутузова-Смоленского (худ. П. Басин), И.И. Дибича-Забалканского (худ. П. Басин), И.Ф. Паскевича-Эриванского (худ. Ф. Крюгер). Портреты фельдмаршалов появились в зале в 1834 году, то есть сразу по окончании работ по созданию помещения и, судя по картине С.К. Зорянко «Интерьеры Зимнего дворца. Фельдмаршальский зал» (1836 г.), располагались по обеим стенам. <…>

Полный вариант статьи читайте в бумажной версии «Военно-исторического журнала» и на сайте Научной электронной библиотеки http:www.elibrary.ru

___________________

ПРИМЕЧАНИЯ

1 Екатерина II. Чесменский дворец // Императрица Екатерина II. О величии России. М., 2003. С. 464—476.

2 Одним из наиболее очевидных примеров в данном случае могло бы стать распространённое в течение долгого времени представление о том, что после восстания декабристов по приказу Николая I из галереи 1812 г. были вынесены портреты декабристов — участников Наполеоновских походов. Сейчас, однако, достоверность этих данных подвергается сомнению. Об этом см. подробнее: Подмазо А.А. Декабристы и Военная галерея // Эпоха 1812 года. Исследования. Источники. Историография. VI. Сборник материалов. К 200-летию Отечественной войны 1812 года. М., 2007. Вып. 166. С. 203—215.

3 Пилявский В.И. Новые интерьеры в стиле классицизма // Эрмитаж. История и архитектура зданий / Под ред. В.И. Пилявского, В.Ф. Левинсона-Лессинга. Л., 1974. С. 89.

4 Об этом см. подробнее: Болтунова Е.М. Тема войны в декоре российских императорских дворцов XVIII — первой половины XIX в. // Воен.-истор. журнал. 2010. № 12. С. 44—49.

5 Вилинбахов Г.В. Легенда о «Знамении Константину» в символике русских знамён XVII—XVIII вв. // Труды Государственного Эрмитажа. XXIII. Л., 1983. С. 26—41.

6 Забелин И.Е. Домашний быт русских царей в XVI и XVII столетиях. Кн. 1. Государев двор или дворец. М., 1990. С. 216, 217.

7 Там же. С. 217.