«ИЗВЕСТИЯ» НА ИНФОРМАЦИОННОМ И БОЕВОМ ФРОНТАХ

Галумов Эраст Александрович — главный редактор журнала «Мир и политика», доктор политических наук, профессор (E-mail: mir-politika@mail.ru)

«Известия» на информационном и боевом фронтах

Вероломное нападение фашистской Германии на Советский Союз в июне 1941 года стало для нашего народа временем суровых испытаний, боевой проверкой каждого гражданина, в том числе и представителей журналистского корпуса, на умение проявить в непростой обстановке человеческие качества и профессионализм. Описывая трудности той поры, автор данной статьи подробно исследует опыт работы редакционного коллектива газеты «Известия» по освещению военной тематики.

Уже на второй день войны в редакции состоялся митинг. В принятой на нём резолюции отмечалось: «Великая Отечественная война, которую ведёт наш народ, требует от каждого советского человека, на каком бы посту он ни стоял, исключительной организованности, дисциплины, сознательности, самоотверженности… Наш долг — сделать всё необходимое, чтобы обеспечить все нужды армии, флота, авиации, чтобы обеспечить полную победу над врагом»1.

И действительно, каждый сотрудник популярного печатного органа чувствовал себя мобилизованным, осознавал причастность к великому делу защиты Отечества. Дисциплина, организованность и вера в грядущую победу, какой бы ни была её цена, — эти качества в полной мере продемонстрировали известинцы: и те, кто отправился на передовую, и те, кто остался в родном здании на Пушкинской площади, и те, кто уехал создавать запасную известинскую базу в Куйбышеве. Всем была понятна главная задача — выпускать правительственную газету в срок, потому что в военной обстановке печатное слово превращается в духовную опору всего народа, цементируя волю и решимость людей преодолеть трагические обстоятельства.

Прежде всего, были приняты меры по противовоздушной обороне здания, организация которой проводилась в соответствии с примечательным документом — «Приказом № 2 по объекту МПВО комбината газеты “Известия Советов депутатов трудящихся СССР” от 23 июня 1941 года». Этим приказом, в частности, запрещалось во время воздушной и химической тревоги покидать цехи и отделы без разрешения соответствующих начальников2. Одновременно сотрудники редакции, комбината и типографии приняли решение работать столько, сколько потребуется, словом, за себя и за тех, кого призовут в Красную армию, Красную авиацию и Красный морской флот. «Мы все, как один, хотим быть на фронте, чтобы с винтовкой, с пулемётом защищать нашу священную Родину, — говорил на митинге известинец Беликов. — Но и здесь, в тылу, мы должны работать так, как никогда ещё не работали»3. Все сходились во мнении, что, кроме напряжённой производственной программы, необходимо немедленно приступить к всеобщему обучению военному делу, основам противопожарной и противохимической защиты, обращению со стрелковым оружием.

Сразу после начала войны подумали и о детях, находившихся под попечительством комбината. Воспитанников известинского детского сада сначала вывезли в Махру, а в октябре — в Иковку Челябинской области. Чуть позже туда же доставили детей школьного возраста из Куйбышева. Сотню известинских ребятишек материнской заботой окружили заведующая садиком В.К. Карасик, ведущие учителя-воспитатели О.С. Короткова и А.Н. Шехонина. В труднейших условиях эвакуации они делали всё возможное, чтобы сохранить здоровье своих воспитанников. В 1943 году ребята возвратились в Москву. <…>

Полный вариант статьи читайте в бумажной версии «Военно-исторического журнала» и на сайте Научной электронной библиотеки http:www.elibrary.ru

___________________

ПРИМЕЧАНИЯ

1 Известинец. 1941. № 12(103). 25 июня. С. 2.

2 Там же. С. 1.

3 Там же. С. 2.

АВТОМОБИЛЬНЫЕ ЧАСТИ РККА В СОВЕТСКО-ФИНЛЯНДСКОЙ ВОЙНЕ 1939—1940 гг.

ТУЛОВСКИЙ Виталий Валериевич — доцент кафедры тактики Военного университета МО РФ, подполковник (E-mail: tul904@yandex.ru)

Aвтомобильныe части РККА в советско-финляндской войне 1939—1940 гг.

Применение автомобильных частей РККА в Советско-финляндской войне — одна из самых ярких и динамичных страниц в истории развития автомобильных войск Вооружённых Сил РФ, наполненная интересными событиями и неординарными личностями. 13 марта 2010 года исполнилось 70 лет со дня окончания Советско-финляндской войны 1939—1940 гг. За это время вышло в свет, в особенности в последнее время, достаточное количество публикаций, рассматривающих различные аспекты событий данной войны. Вместе с тем проблемы использования автомобильных частей РККА и их роли в Советско-финляндской, или иначе называемой «Зимней войне», в научных исследованиях изучены ещё недостаточно. Опыт применения автомобильных войск для массовых перевозок личного состава и грузов в ходе военных действий, эксплуатации автотехники в экстремальных климатических и боевых условиях Советско-финляндской войны использовался для дорожного обеспечения в период Великой Отечественной войны, в Афганистане. Он является весьма актуальным и представляющим интерес не только для специалистов, но и для широкой общественности и в настоящее время.

К началу Советско-финляндской войны автомобильные формирования РККА претерпели очередную реорганизацию. К этому времени в Красной армии были сформированы автомобильные полки и отдельные автомобильные батальоны1.

В отдельном автомобильном батальоне штатом предусматривались 350 автомобилей. Автомобильный полк состоял из четырёх автомобильных батальонов (по 250 автомобилей в каждом), ремонтной роты (26 автомобилей), роты подвоза ГСМ (100 автомобилей-цистерн). Всего в полку штатом были предусмотрены 1030—1088 транспортных автомобилей с личным составом 3112 человек2.

Автомобильные полки, автотранспортные батальоны и автотранспортные роты РККА до 1942 года входили в состав Резерва Главного Командования и размещались по военным округам3.

Помимо этого автомобильные формирования имелись в составе автотранспортных батальонов танковых, моторизованных дивизий и бригад, автотранспортных полков сокращённого состава (автомобильные депо), учебных автомобильных батальонов, авторот подвоза стрелковых дивизий, автопарков моторизованных дивизий4.

В каждой стрелковой дивизии в военное время формировалась одна автомобильная рота подвоза в составе 30—50 автомобилей и 48 тракторов5.

В результате интенсивного обеспечения Красной армии военной автомобильной техникой в период 1937 — июнь 1941 года количество грузовых автомобилей в автотранспортных формированиях РККА возросло до 27,3 тыс. (10,6 проц.), остальные 230,5 тыс. находились в войсках6.

Боевые действия соединений и частей РККА в ходе Советско-финляндской войны обеспечивали 46 автотранспортных (атб) и автомобильных (аб) батальонов, 16 автотранспортных и 11 эвакотракторных рот7.

Армейский автотранспортный батальон РККА состоял из управления, взвода управления, основных подразделений, подразделений обслуживания8.

Основные подразделения состояли из 4 автотранспортных рот. Каждая рота состояла из 3 автомобильных взводов, при этом каждый взвод делился на 4 отделения. По штату в основных подразделениях состояли 440 водителей, в наличии же на 6 ноября 1939 года находились 287 (65 проц. укомплектованности)9.

На 6 декабря 1939 года в 220-м автотранспортном батальоне 7-й армии по штату числились 646 человек, по списку же находились 488, причём основной некомплект (153 человека) составляли водители автотранспортных рот10. Автомобильная техника батальона включала всего 271 автомобиль (7 легковых, 257 грузовых ГАЗ-АА, 7 грузовых ЗИС-5)11.

44-й отдельный автомобильный батальон 43-й стрелковой дивизии состоял из 3 автомобильных рот и парковой роты. В период обеспечения боевых действий в батальоне эксплуатировались 136—150 автомобилей (соотношение марочного состава было следующим: 44 проц. — грузовые автомобили НАТИ (полноприводный автомобиль Научного aвтотракторного института на шасси трёхосного ЗИС-6, задняя тележка которого была заменена одним червячным мостом ЗИС-6 при задней рессорной подвеске ЗИС-5), 29 проц. — ЗИС-5, 27 проц. — ГАЗ-АА)12.

Условия, в которых автомобильным частям пришлось обеспечивать боевые действия войск Красной армии во время Советско-финляндской войны, были очень жёсткими. Боевые действия велись в суровую зиму (морозы достигали 40—45 градусов), на местности с густыми лесами, многочисленными замёрзшими озерами и реками. В воспоминаниях участников войны отмечается, что моторное масло на морозе загустевало настолько, что заправить им двигатели не было никакой возможности. В сильные морозы водители снимали патрубок, соединявший радиатор и двигатель, и воду заливали прямо в блок цилиндров13. <…>

Полный вариант статьи читайте в бумажной версии «Военно-исторического журнала» и на сайте Научной электронной библиотеки http:www.elibrary.ru

___________________

ПРИМЕЧАНИЯ

1 Российский государственный военный архив (РГВА). Ф. 40442. Оп. 2а. Д. 125. Л. 23.

2 Огонь, броня, манёвр: Сб. науч. тр. / 21 НИИАТ и 38 НИИБТ / Отв. ред. С.Б. Рощин. М.: Воениздат, 1999. С. 123.

3 История Второй Мировой войны. Т. 3. М.: Воениздат, 1974. С. 428.

4 Огонь, броня, манёвр. С. 123, 124.

5 РГВА. Ф. 32254. Оп. 1. Д. 2. Л. 9, 45.

6 Огонь, броня, манёвр. С. 122.

7 РГВА. Ф. 34980. Оп. 15с. Д. 65. Л. 46—60; Д. 27. Л. 133—185; Д. 11. Л. 1—108; Оп. 14с. Д. 169. Л. 23—67; Оп. 13с. Д. 226. Л. 36, 37; Оп. 3с. Д. 528. Л. 3—49.

8 Там же. Оп. 2с. Д. 46. Л. 137—331.

9 Там же.

10 Там же. Л. 137—331.

11 Там же.

12 Там же. Д. 3. Л. 13—84.

13 Веденеев А.И., Зазулин Н.А. и др. Нам дороги эти позабыть нельзя. М.: Воениздат, 1995. С. 263.

БОРЬБА ЗА ГОСПОДСТВО В ВОЗДУХЕ В ГОДЫ ГРАЖДАНСКОЙ ВОЙНЫ (1918—1920 гг.)

ЛАШКОВ Алексей Юрьевич — ведущий научный сотрудник Института военной истории Военной академии Генерального штаба ВС РФ, кандидат исторических наук, полковник запаса (119330, г. Москва, Университетский пр-т, д. 14)

Борьба за господство в воздухе в годы Гражданской войны (1918—1920 гг.)

К весне 1918 года продолжавшая укрепляться организационно и материально молодая Рабоче-крестьянская Красная армия (РККА) располагала значительным количеством летательных и воздухоплавательных аппаратов. Доставшиеся ей от её предшественницы, расформированной русской армии, воздушные силы (ВС), сведённые в отдельные части и подразделения, всё ещё оставались боеспособными. Только в центральных областях Советской России были сосредоточены 7 авиадивизионов (ад) и 3 боевых авиагруппы (баг), 49 отрядов сухопутной, 1 бригада и 1 дивизион морской авиации, 4 гидроотряда Балтийского моря (без учёта управленческих структур, парков, баз, школ и т.д.)1. Им противостояла лишь малая часть авиационных частей и зенитных подразделений, отказавшихся признавать власть Советов, из которых создавались ВС так называемого Белого движения. Наиболее благоприятная обстановка для последних сложилась на Румынском фронте, где в январе—феврале 1918 года началось формирование первых добровольческих частей. В их состав были включены: 4-й авиационный дивизион2, 61-я и 82-я зенитные батареи, 20-й корпусной и 3-й армейский авиаотряды (АО)3. При совершении в последующем «Дроздовского похода Яссы — Дон»4 зенитные подразделения были переформированы в полевую артиллерию, а находившуюся в районе г. Яссы 2-ю отдельную бронированную батарею «для стрельбы по воздушному флоту»5 преобразовали в авто-бронеотряд (3 машины)6.

По ходу движения на Дон белые подразделения периодически подвергались воздушным налётам красной авиации. Особенно активно против них в причерноморском районе действовали Московский революционный летательный АО (бывший 9-й армейский авиаотряд) и 2-я воздушная эскадрилья7 «революционных войск Южного Гражданского фронта по борьбе с контрреволюцией»8. Бомбовые и штурмовые удары с воздуха наносились по узловым станциям и эшелонам с войсками и техникой. Для их защиты белая сторона задействовала артиллерийские расчёты и пулемётные команды, обеспечивавшие зенитное прикрытие оборонявшихся объектов. Острый дефицит технических средств исключал на первых порах возможность формирования в белых частях штатных подразделений ПВО.

Оставивший Румынский фронт отряд полковника М.Г. Дроздовского9 в конце мая 1918 года был официально включён в состав Добровольческой армии с преобразованием в бригаду10. Прибывали и другие, кто в составе групп, кто по-одиночке, антисоветски настроенные военные и штатские сторонники Белого движения.

Летом 1918 года в Поволжье вспыхнул мятеж Чехословацкого корпуса с образованием «Комитета членов Учредительного собрания» (Комуч), приступившего к созданию Народной армии (НА)11. Её командование, первоначально размещавшееся в Самаре, позднее с большей частью управлений и служб перебралось в Казань.

Рассматривая этот город как важный стратегический пункт Поволжья, руководство Красной армии приняло решение по скорейшему овладению им. Для воздушной поддержки наземных войск в предстоявшей наступательной операции в районе Свияжска была создана специальная «Казанская авиационная группа» (23 самолёта). С 16 августа её экипажи приступили к ежедневным налётам на Казань, вынудив командование НА серьёзно задуматься об организации противовоздушной обороны города. В интересах создававшейся системы ПВО выделенные зенитные средства передавались в подчинение заведовавшему формированием артиллерии армии. Помимо нештатных подразделений в состав Казанского армейского корпуса12 вошла также противоаэропланная батарея 2-орудийного состава13.

О боевых действиях авиации красных и ПВО белых в районе Казани свидетельствуют оперативные сводки, публиковавшиеся в местных печатных изданиях: «28 августа 1918 г. Самолёты красных продолжают налёты на город и сбрасывают бомбы»; «30 августа 1918 г. Продолжаются налёты вражеских аэропланов и сбрасывание бомб»; «8 сентября 1918 г. Около 19 часов над городом летал аэроплан красных. Огнём наших зенитных орудий был отогнан»; «В понедельник около 6 часов вечера над Казанью появилось 3 неприятельских аэроплана, сбросивших бомбы в разных частях города. Бомбы никаких серьёзных разрушений не произвели. Аэропланы были интенсивно обстреляны зенитными орудиями и преследуемы нашими истребителями. Один из них был подбит. После такой встречи аэропланы быстро скрылись»14. <…>

Полный вариант статьи читайте в бумажной версии «Военно-исторического журнала» и на сайте Научной электронной библиотеки http:www.elibrary.ru

___________________

ПРИМЕЧАНИЯ

1 Российский государственный военный архив (РГВА). Ф. 28. Оп. 1. Д. 15. Л. 399—403.

2 Приказ по войскам Румынского фронта от 27 января 1918 г. № 1367 / Российский государственный военно-исторический архив (РГВИА). Ф. 2085. Оп. 1. Д. 7. Л. 150.

3 Приказ по войскам Румынского фронта от 18 февраля 1918 г. № 1452.

4 Имеется в виду антисоветское выступление покинувшего боевые порядки Румынского фронта воинского отряда, возглавляемого полковником М.Г. Дроздовским, стремившегося соединиться с белой так называемой Добровольческой армией (март—май 1918 г.). После завершения похода отряд был преобразован в бригаду.

5 В соответствии с приложением к приказу верховного главнокомандующего Добровольческой армией (№ 634 от 15 июня 1917 г.) батарея была включена в список ударных частей («частей смерти»).

6 Нилов С. На броневике «Верный» / Воен.-истор. вестник. 1966. № 27. С. 21, 22.

7 РГВА. Ф. 14. Оп.1. Д. 52. Л. 1—10.

8 В организационном документе от 6 января 1918 г. это формирование также именовалось «Полевым штабом Южного революционного фронта по борьбе с контрреволюцией» / Директивы командования фронтов Красной Армии (1917—1922). М., 1971. Т. 1. С. 28.

9 Дроздовский Михаил Гордеевич (1881—1919) — участник Первой мировой войны, командир 14-й пехотной дивизии, генерал-майор (1918). В годы Гражданской войны командир 1-й отдельной бригады русских добровольцев, начальник 3-й дивизии Добровольческой армии.

10 РГВА. Ф. 39720. Оп. 1. Д. 38. Л. 4.

11 Народная армия создана в июне 1918 г. С её упразднением в декабре 1918 г. из её частей был сформирован 1-й Волжский армейский корпус.

12 Казанский армейский корпус создан 25 августа 1918 г. на базе частей «Народной армии г. Казани и губернии». В конце октября расформирован с передачей частей и управления Западному фронту и Тюменскому военному округу.

13 РГВА. Ф. 39611. Оп. 1. Д. 7. Л. 14 об.

14 Оперативная сводка по частям Народной армии на 26 августа 1918 г.