«АВИАЦИЯ ПЕРЕЖИВАЕТ КРИТИЧЕСКИЙ ПЕРИОД…»

Военное строительство

Елисеев Сергей Павлович — доцент Военно-воздушной академии имени Н.Е. Жуковского и Ю.А. Гагарина, полковник запаса, кандидат исторических наук (Москва. E-mail: vvia@inbox.ru)

Нечаев Владимир Николаевич — начальник кафедры Военно-воздушной академии имени Н.Е. Жуковского и Ю.А. Гагарина, полковник, кандидат исторических наук (Москва. E-mail: vvia@inbox.ru)

Ефремов Роман Вячеславович — доцент Военно-воздушная академия имени Н.Е. Жуковского и Ю.А. Гагарина, подполковник (Москва. E-mail: vvia@inbox.ru)

«Авиация переживает критический период…»

Всероссийская Коллегия по управлению Воздушным флотом Российской Республики как первый орган управления советскими Военно-воздушными силами (20 декабря 1917 г. — 19 февраля 1918 г.)

После Октябрьской революции во всех важных государственных учреждениях, в том числе и военном ведомстве, управление в свои руки стали брать советские комиссары — представители новой власти. Военкомы приняли активнейшее участие и в работе по налаживанию системы управления советской военной авиацией. Наш журнал уже обращался к теме создания первых органов управления советских ВВС после Октябрьской революции 1917 года (см.: Колесниченко И. Создание органов управления советских Военно-воздушных сил (1917—1918 гг.) // Воен.-истор. журнал. 1976. № 2. С. 88—93). Но за прошедшие 35 лет исследователи смогли изучить большой массив архивных документов и более глубоко разобраться в данном вопросе. Сегодня мы представляем вниманию читателей детальное исследование истории создания и становления органов управления Военно-воздушными силами России в первые месяцы советской власти, выполненное группой историков из Военно-воздушной академии имени Н.Е. Жуковского и Ю.А. Гагарина.

В организационном отношении дореволюционный Военный воздушный флот (ВВФ) подразделялся на авиацию действующей армии и авиацию тыла. Воздухоплавательные части тоже состояли в ВВФ. Морская авиация (МА) возглавлялась Управлением морской авиации (УМА), во всех отношениях подчинённым Морскому министерству.

Авиация действующей армии входила в состав сухопутных войск, в которых она использовалась в основном для ведения воздушной разведки. Управление ею осуществлялось на театре военных действий (ТВД) Полевым управлением авиации и воздухоплавания («Авиационной канцелярией» — Авиканцем, или ПУАВ), находившемся с мая 1917 года при начальнике штаба Верховного главнокомандующего (НШ ВГК) в Могилёве.

Управление Военного воздушного флота (УВВФ, или Увофлот), управлявшее тылом авиации, возглавлял профессор полковник Д.В. Яковлев (с 24 августа 1917 г.1 — генерал-майор).

Начальник ПУАВ полковник С.А. Ульянин в соответствии с его просьбой 9 июня 1917 года был назначен помощником начальника Увофлота.

В должность начальника ПУАВ с 30 июня 1917 года вступил военный летчик подполковник В.М. Ткачёв (с 25 августа 1917 г. — полковник)2.

Поскольку Увофлот находился в Петрограде, то после Октябрьской революции в столице преобразование российского ВВФ в Красный воздушный флот началось именно с УВВФ. Управление ВВФ, входившее в состав Военного министерства, ведало авиацией и воздухоплаванием военных округов, авиационными учебными заведениями, авиационно-техническим снабжением, авиационными заказами и поставками (см. схему 1).

В течение 1917 года организационно-штатная структура Увофлота постоянно изменялась. Например, вместо двух помощников начальника управления были введены четыре таких должности. В августе—сентябре 1917 года Управление ВВФ пыталось увеличить свои штаты и получить официальный статус Главного управления. Наблюдался парадокс: авиация — в критическом состоянии, в авиационной промышленности — спад, а Увофлот заботится об увеличении своего штата3. Совещание Временного правительства, проведённое 1 сентября 1917 года, в том числе и по этому вопросу, рекомендовало УВВФ доработать предложения о Главном управлении в плане подчинения Увофлоту ещё и гидроавиации. Вскоре начальник Увофлота направил Временному правительству новый доклад о Главном управлении ВВФ, однако он был рассмотрен только после Октябрьской революции.

В ноябре 1917 года Увофлот как тыловой орган авиации стал выполнять поручения Советской власти4, однако авиаторы-большевики распространили в это время воззвание, подготовлявшее решительную реорганизацию всех органов управления авиацией, включая Увофлот. В этом воззвании говорилось: «Союзники прекращают снабжение аппаратами, свои заводы изготовляют не то, что нужно. Нужда фронта в аппаратах лишь в малой степени может быть удовлетворена. А органы управления авиацией искусственно разрослись до размеров, значительно превосходящих то, что требуется современным положением авиации»5.

В 1917 году, накануне Октябрьской революции свыше 300 авиационных и воздухоплавательных частей, учреждений и учебных заведений насчитывали в своем составе 35 тыс. солдат и офицеров, что составляло 0,5 проц. от численности сухопутной армии (7518 тыс. человек)6. На наземные службы в ВВФ приходилось 95 проц. личного состава. Насчитывалось 295 лётчиков-солдат — примерно 15 проц. от 2000 лётчиков и лётчиков-наблюдателей (без лётно-подъёмного состава авиашкол). Авиатехника была представлена около 1,5 тыс. самолётов (более 30 различных типов), однако многие из них были неисправны.

На 1 октября 1917 года в подчинении ПУАВ имелся 91 авиаотряд7. Эскадра воздушных кораблей, оперативно подчинённая НШ ВГК, состояла из 5 авиаотрядов (всего 30 экипажей). Воздухоплавательная служба включала 87 отрядов8.

Для получения общего представления о социально-профессиональном составе дореволюционной авиации обратимся к свидетельству известного авиационного начальника периода 1918—1921 гг. А.В. Сергеева. В своей книге, изданной в 1926 году, он привёл таблицу, в которой дал приблизительное распределение личного состава по категориям в основной боевой и административно-хозяйственной единице русской авиации — авиаотряде (6—8 самолётов). <…>

Полный вариант статьи читайте в бумажной версии «Военно-исторического журнала» и на сайте Научной электронной библиотеки http:www.elibrary.ru

___________________

ПРИМЕЧАНИЯ

1 Все даты в статье до 14(1) февраля 1918 года приводятся по старому стилю.

2 Ульянин Ю.А. Пионер русской авиации. Книга о трудах и днях аэронавта, змеенавта, лётчика и изобретателя Сергея Алексеевича Ульянина. М.: Независимое издательство «Пик», 2001. С. 250—253; Бычков В.Н. Летопись авиации и воздухоплавания. М.: Академия, 2006. С. 438.

3 Российский государственный военный архив (РГВА). Ф. 2008. Оп. 1. Д. 103. Л. 83.

4 Чредин. Несколько слов из истории создания Красного Военного Воздушного Флота // Военное дело. 1920. № 6. С. 183.

5 РГВА. Ф. 46. Оп. 4. Д. 504. Л. 139.

6 Гаврилов Л.М. Численность русской армии в период Февральской революции // История СССР. 1972. № 3. С. 201.

7 Бычков В.Н. Указ. соч. С. 441, 808.

8 Там же.

ПРИМЕНЕНИЕ АВИАЦИИ В ХОДЕ ПОДАВЛЕНИЯ КРОНШТАДТСКОГО МЯТЕЖА (1921 г.)

ВОЕННОЕ ИСКУССТВО

ЛАШКОВ Алексей Юрьевич — ведущий научный сотрудник Научно-исследовательского института (военной истории) Военной академии Генерального штаба ВС РФ, полковник запаса, кандидат исторических наук (119330, г. Москва, Университетский пр-т, д. 14)

ПРИМЕНЕНИЕ АВИАЦИИ В ХОДЕ ПОДАВЛЕНИЯ КРОНШТАДТСКОГО МЯТЕЖА (1921 г.)

К началу 1921 года изнурённая Гражданской войной и иностранной интервенцией Республика Советов переживала большие трудности. Этим не замедлили воспользоваться контрреволюционные силы, склонившие отдельные части Петроградского военного округа и экипажи нескольких кораблей Балтийского флота (БФ) к вооружённому выступлению. Подготовка к мятежу проходила под лозунгом «Спасение завоеваний революции». Особую активность организаторы путча проявляли в Кронштадте, где стихийно упразднялись органы советского управления, взамен которых создавались так называемые ревкомы, проходили выборы нового военного командного состава. Вскоре (в конце февраля) власть в Кронштадтском гарнизоне полностью перешла в руки эсеро-анархо-меньшевистского военно-революционного комитета (ВРК).

Вместе с тем отсутствие широкой поддержки со стороны войск Петроградского гарнизона заставило путчистов принять срочные меры по усилению обороны морской крепости и её фортов, используя имевшиеся в их распоряжении линкоры «Петропавловск», «Севастополь» и «Андрей Первозванный», минный заградитель «Нарова», тральщик «Ловать», несколько малых кораблей, береговые части морской базы, артиллерийские, стрелковые и инженерные части; вооружение — 134 тяжёлых и 62 лёгких орудия, 126 пулемётов, численность сил — 17 960 человек1.

В то же время Совет труда и обороны Российской Советской Федеративной Социалистической Республики (РСФСР), заняв непримиримую позицию к восставшим и объявив их вне закона, ввёл в Петрограде и Петроградской губернии осадное положение2. Одновременно составлялся план операции по подавлению мятежа и овладению Кронштадтской крепостью. Справиться со столь сложной задачей предстояло до начала весенней оттепели. Важная роль при этом отводилась Военно-воздушным силам (ВВС), объединённым в две эскадрильи: «сухопутную», состоявшую из окружных подразделений Воздушного флота во главе с военлётом Е.С. Студзинским3, и «морскую», представлявшую собой авиацию Балтийского моря, начальник — морлёт А.В. Корольков4.

В первой эскадрилье значились 10 самолётов и 5 (по другим данным 4) аэростатов, во второй — 27 летательных аппаратов. В связи с тем, что этих сил для успешного проведения предстоящей операции было явно недостаточно, с Западного фронта в Петроград перебросили 1, 17 и 40-й авиаотряды (18 самолётов), усиленные экипажами (9 самолётов) Московского военного округа. На их основе была сформирована 3-я воздушная эскадрилья5, начальник — С.Я. Корф6.

5 марта для подавления путча воссоздаётся 7-я армия во главе с М.Н. Тухачевским с непосредственным подчинением Главному командованию Российской Республики7, а также формируются северный и южный боевые участки (БУ) в районе Сестрорецка и Ораниенбаума8. В тот же день все авиационные силы и средства, «сосредотачиваемые в 7-й армии, — как значилось в приказе (№ 153) председателя Реввоенсовета Республики (РВСР), — подчиняются непосредственно главначвоздухфлоту [авиадарму] Сергееву9, который в этом отношении подчинялся командарму 7», с целью «оказать полное содействие в воздушной части проводимой операции»10. По её окончанию командование Красного ВФ должно было «произвести обследование… для получения выводов о работе авиации, как опыта борьбы Воздушного флота с крепостью»11.

Для решения поставленных задач одновременно задействовались наземные и морские типы летательных аппаратов: самолёты-разведчики («Фарман-30», «Сопвич»), истребители («Ньюпор-17», «Ньюпор-23», «Ньюпор-24», «Спад-7», «Сопвич-Камал»), гидропланы (М-9, М-15, М-20; трофейные «Шорт-184» и «Фэйри-IIIВ»). При этом первый тип (диапазон скоростей 110—180 км/ч) не предусматривался для группового использования, что заметно снижало эффективность воздушных налётов на выбранные объекты. Наиболее приемлемыми признавались тихоходные гидропланы (90—140 км/ч), находившиеся на вооружении авиации Балтийского моря. Однако изношенная до крайности материальная часть, особенно моторы, не позволяла лётчикам брать на борт большое количество боезапаса, а полное отсутствие бомбовых прицелов уменьшало точность бомбардировки. <…>

Полный вариант статьи читайте в бумажной версии «Военно-исторического журнала» и на сайте Научной электронной библиотеки http:www.elibrary.ru

___________________

ПРИМЕЧАНИЯ

1 Российский государственный военный архив (РГВА). Ф. 33987. Оп. 2. Д. 118. Л. 259.

2 Приказ военного совета (комитета обороны) по Петроградскому укреплённому району от 2 марта 1921 г. за № 74 (См.: Петроградская правда. 1921. 3 марта).

3 Студзинский Елисей Северинович (1889—1938) — советский военачальник, военный лётчик. На военной службе с 1908 г. Окончил Одесское военное училище (1909). Участник Первой мировой войны, капитан. С 1920 г. — начальник ВФ Петроградского военного округа; позднее — преподаватель Института инженеров Гражданского воздушного флота. Необоснованно репрессирован (1938).

4 Корольков Алексей Владимирович (?—1924) — советский военачальник, морской лётчик. Окончил Одесскую авиационную школу (1917). Участник Первой мировой и Гражданской войн. В период подавления Кронштадтского мятежа — начальник авиации Балтийского моря. Погиб в авиационной катастрофе (1924).

5 РГВА. Ф. 7. Оп. 2. Д. 530. Л. 209, 210; Ф. 33988. Оп. 2. Д. 368. Л. 507, 508.

6 Корф Семён Яковлевич (1891—1970) — советский военачальник, военный лётчик. Окончил Севастопольскую военную школу лётчиков, ускоренный курс Киевской школы лётчиков-наблюдателей (1917). В Гражданскую войну — в составе ВФ белых армий, позднее — в РККА. Занимал должности командира авиаэскадрильи (1920—1921), особой авиагруппы (1921), начальника ВВС Московского военного округа, начальника Высшей школы стрельбы и бомбометания, главного инспектора строевой и технической инспекции РККА. С 1926 г. в составе «Добролёта», позднее — Гражданского ВФ. Подвергся необоснованному аресту (1939), полностью реабилитирован (1955).

7 Приказ по Петроградскому военному округу от 5 марта 1921 г. № 016.

8 РГВА. Ф. 789. Оп. 1. Д. 515. Л. 1.

9 Сергеев Андрей Васильевич (1893—1933) — советский военачальник. Окончил теоретические курсы лётчиков (1915), Севастопольскую авиационную школу (1916). В Гражданскую войну — начальник Полевого управления авиации и воздухоплавания действующей армии (авиадарм). Трагически погиб в авиакатастрофе.

10 РГВА. Ф. 7. Оп. 2. Д. 530. Л. 129.

11 Там же. Ф. 30. Оп. 2. Д. 146. Л. 20.

БОРЬБА ЗА ГОСПОДСТВО В ВОЗДУХЕ В ГОДЫ ГРАЖДАНСКОЙ ВОЙНЫ (1918—1920 гг.)

ВОЕННОЕ ИСКУССТВО

ЛАШКОВ Алексей Юрьевич — ведущий научный сотрудник Института военной истории Военной академии Генерального штаба ВС РФ, полковник запаса, кандидат исторических наук (119330, г. Москва, Университетский пр-т, д. 14)

БОРЬБА ЗА ГОСПОДСТВО В ВОЗДУХЕ В ГОДЫ ГРАЖДАНСКОЙ ВОЙНЫ (1918—1920 гг.)

Осенью 1918 года руководство Белым движением, анализируя опыт проведения военных операций в ходе Гражданской войны, пришло к выводу о необходимости создания новой организационной структуры, так называемых Вооружённых сил Юга России (ВСЮР). В соответствии с приказом главнокомандующего Добровольческой армии1 (от 30 ноября 1918 г. № 213) при военном и морском отделе Военного управления была образована организационная комиссия, главным результатом работы которой стал доклад «О новой нормальной организации армии» (январь 1919 г.). В частности, предлагалось каждому армейскому корпусу, выступавшему по существу стратегической единицей ВСЮР, способному выполнять на театре военных действий самостоятельные операции и объединявшему в своём составе все рода войск, придать отдельную зенитную батарею (4 орудия). То же самое предусматривалось и для бригад армейского подчинения. Вновь озвучивалась идея, признававшая необходимость включения в структуру корпусов штатных зенитных подразделений.

В Красной армии подобные взгляды нашли своё отражение в приказе Реввоенсовета республики (РВСР) от 26 апреля 1918 года за № 308, объявлявшего о вводе в состав пехотной дивизии (общевойскового тактического соединения) двух позиционных зенитных батарей (8 орудий). Следующий приказ РВСР (от 13 ноября 1918 г. № 220) потребовал иметь в каждой пехотной дивизии уже зенитный позиционный дивизион 4-батарейного состава. Таким образом, общая численность зенитных батарей должна была возрасти до 240 подразделений. Реально же в действующей армии РККА на 1 марта 1920 года имелось не более 14—16 штатных противосамолётных батарей2 (без учёта ПВО Петроградского и Тульского укрепрайонов, Кронштадтского района и крепости Шлиссельбург).

В отличие от Красной армии новая организационная структура ВСЮР не была утверждена, исключив тем самым создание зенитной артиллерии на штатной основе. Лучше дело обстояло с истребительной авиацией (ИА). Согласно предложениям организационной комиссии в составе армейского корпуса рассматривалось иметь авиационный дивизион 3-отрядного состава, включая отряд истребителей (9 самолётов), решавший задачи воздушной охраны разведывательной и артиллерийской авиации, отдельных участков фронта, а также наиболее важных объектов (пунктов). В составе армии предполагалось создание армейской боевой авиагруппы (БАГ), состоявшей из 4 отрядов истребителей (24 аппарата) и непосредственно подчинённой инспектору авиации. Также один истребительный авиаотряд (ИАО, 6 самолётов) придавался артиллерийскому самолётному дивизиону3. Реально в годы Гражданской войны в белых армиях формирование истребительной авиации не получило окончательного завершения (за исключением отдельных отрядов в составе ВСЮР и в Северной области). Её роль выполняли экипажи самолётов истребительного типа, способные одновременно решать разведывательно-бомбардировочные и охранные функции.

Несмотря на значительное количество авиационных средств у противоборствующих сторон, всего в период Гражданской войны было официально зафиксировано 169 воздушных боёв, включая и Советско-польскую войну 1919—1921 гг.4 Потери авиации красных составили 9 аппаратов, белых — 3 самолёта и 2 аэростата. К общим данным следует прибавить также потери интервентов (англичан) — 2 самолёта и 3 аэростата5.

Помимо группировок войск, защиту которых осуществляла войсковая ПВО (разнородные силы и средства), объектами воздушного нападения выступали также важные железнодорожные узлы, штабы дивизий, корпусов и армий, крупные военные склады, мосты и т.п., находившиеся в прифронтовой полосе на глубине до 60—80 км от передовых позиций. Для защиты тыловых объектов по линии железных дорог иногда привлекались бронепоезда, имевшие на вооружении зенитные орудия, но поскольку таковых было мало, то это исключало их широкое применение против авиации противника6. Ощущался острый дефицит противосамолётных пушек и в войсковой ПВО, восполняемый преимущественно за счёт военных трофеев на фронте. К примеру, утром 12 июня 1919 года в районе Харькова передовыми белыми частями был захвачен 5-тонный автомобиль «Уайт» с поставленной на тумбе 3-дюймовой зенитной пушкой системы капитана В.В. Тарновского7 и инженера Ф.Ф. Лендера8, включённый (предположительно) в состав 3-го броневого автомобильного отряда полковника С.Р. Нилова9. 14 октября того же года частями 7-й советской армии и Балтийского флота при оставлении противнику дер. Липово были уничтожены (взорваны) 8 лёгких орудий и зенитная батарея10. Почти одновременно в составе Северо-Западной армии (СЗА)11 генерала Н.Н. Юденича12 появились две автомобильные установки «Уайт» с зенитными орудиями образца 1914 года. Позднее с разоружением остатков СЗА на территории Эстонии противосамолётная батарея (2 орудия) вошла в состав эстонской армии.

Основу полевой зенитной артиллерии белых войск на фронте составляли разнокалиберные орудия, приспособленные для стрельбы по летательным аппаратам. Предпочтение отдавалось 76,2-мм лёгким позиционным пушкам образца 1900 и 1902 годов, а также 76,2-мм горным орудиям системы Шнайдера образца 1909 года, которые использовались в первой линии обороны (на глубину 2—3 км). При организации зенитной стрельбы командиры батарей преимущественно руководствовались документами периода Первой мировой войны, в том числе «Наставлением для стрельбы по воздушному флоту батарей 3-дм скоростных пушек» (1916 г.) и «Инструкцией командиру полевой батареи для стрельбы по самолётам» (1917 г.). <…>

Полный вариант статьи читайте в бумажной версии «Военно-исторического журнала» и на сайте Научной электронной библиотеки http:www.elibrary.ru

___________________

ПРИМЕЧАНИЯ

1 Добровольческая армия начала формироваться в ноябре 1917 г. на основе «Алексеевской организации»; официально о её создании объявлено 9 января 1918 г. В январе 1919 г. она вошла в состав ВСЮР.

2 Российский государственный военный архив (РГВА). Ф. 6. Оп.6. Д. 435. Л. 70.

3 Государственный архив Российской Федерации (ГАРФ). Ф. 439. Оп.1. Д. 103. Л. 91—101.

4 Хайрулин М., Кондратьев В. Авиация в Гражданской войне. М., 2000. (Приложения).

5 Хайрулин М., Кондратьев В. Военлёты погибшей империи // Авиация в Гражданской войне. М., 2008. С. 398.

6 См. более подробно: Белые бронепоезда в Гражданской войне: Сборник / Ред.-сост. Г. Пернавский. М., 2007. С. 199, 200, 280; Хайрулин М., Кондратьев В. Военлёты погибшей империи. С. 374, 375.

7 Тарновский Василий Васильевич (1880—1936) — российский артиллерист, полковник (1917). Участник Русско-японской (1904—1905) и Первой мировой (1914—1918) войн. Один из создателей первого отечественного зенитного орудия образца 1914/1915 г. Командир отдельной автомобильной зенитной батареи (1915—1917), начальник противовоздушной обороны 5А (1917), начальник Курсов стрельбы по ВФ Северного фронта (1917), начальник Офицерской школы стрельбы по ВФ (1917). В 1918—1919 гг. в Киевском артиллерийском управлении. С 1919 г. (по другим данным — с ноября 1920 г.) в эмиграции.

8 Чичерюкин-Мейнгард В.Г. Русский офицер Ипполит Александрович Кудряшов // Новый часовой. 2004. № 15—16. С. 334.

9 Нилов Сергей Родионович (?—1976) — русский артиллерист, полковник. Участник Первой мировой войны. В годы Гражданской войны командир 1-го бронеотряда (1918—1920), 7-й батареи Дроздовской артиллерийской бригады (1920).

10 Балтийский флот в Октябрьской революции и Гражданской войне. М.; Л., 1932. С. 247.

11 Северо-Западная армия сформирована 19 июня 1919 г. как Северная армия (1 июля переименована в Северо-Западную) на базе Псковского добровольческого корпуса и других частей. В начале 1920 г. армия расформирована.

12 Юденич Николай Николаевич (1862—1933) — генерал от инфантерии (1915). Участник Русско-японской (1904—1905) и Первой мировой войн (1914—1918). С началом последней — начальник штаба Кавказской армии, затем её командующий; с марта 1917 г. — главнокомандующий войсками Кавказского фронта. С марта 1917 г. в отставке. В годы Гражданской войны главнокомандующий белыми сухопутными и морскими вооружёнными силами Северо-Западного фронта (1919 — начало 1920).