Н. Чемберлен, премьер- министр Великобритании в 1937—1940 гг.

«Новая метла» в военном министерстве Великобритании в 1937—1938 гг.

Аннотация. Статья освещает перестановки в руководстве вооружённых сил Великобритании в 1937—1938 гг., в результате которых были отправлены в отставку генералы, выступавшие против реформирования сухопутных сил на основе политических и военно-стратегических взглядов премьер-министра Н. Чемберлена.

Summary. The article highlights the changes in the leadership of the United Kingdom’s Armed Forces in 1937-1938. As their results the generals, who opposed the reforms of the Army on the basis of political and military- strategic views of Prime Minister Neville Chamberlain, were dismissed.

Читать далее

Модернизация армии Великобритании во второй половине 1930-х годов

В зарубежных армиях

РАЖЕВ Александр Викторович — аспирант кафедры Всеобщей истории и археологии исторического факультета Челябинского государственного университета, преподаватель кафедры общегуманитарных, социально-экономических и психолого-педагогических дисциплин Южно-Уральского государственного института искусств имени П.И. Чайковского (г. Челябинск. E-mail: guibert@mail.ru)

Стратегия и ведомственные противоречия

Модернизация армии Великобритании во второй половине 1930-х годов

В третьем десятилетии прошлого века рост международной напряжённости из-за агрессивности Германии, Италии и Японии вынудил правительство Великобритании начиная с 1934—1935 гг. приступить к постепенному переоснащению своих вооружённых сил. В первую очередь оно затронуло авиацию и флот. Сухопутный компонент британских вооружённых сил (сухопутные войска — Land Forces, или Британская армия — British Army) в силу внутри- и внешнеполитических причин оставался на обочине этого процесса, программы его модернизации хронически недофинансировались и урезались. Консервативная армейская система тормозила ход преобразований в технической, оперативно-тактической и стратегической сферах. В результате с начала 1930-х годов нарастало несоответствие сухопутных сил изменениям геополитической обстановки и условиям ведения современной для того времени войны1.

В декабре 1936 года военный министр А. Дафф Купер поднял вопрос о состоянии сухопутных сил. На протяжении года он пытался привлечь внимание кабинета министров к проблемам армии, в частности к малому притоку добровольцев, вызванному неудовлетворительными условиями службы и быта военнослужащих, недостаточными возможностями профессионального обучения и т.п. В декабрьском меморандуме он отметил нехватку новых образцов вооружения и техники, а также слабость промышленности, которая не могла обеспечить потребности сухопутных сил2. По утверждению военного министра, в случае начала войны армия могла выставить лишь две дивизии с устаревшим вооружением, не готовые к современным для того времени боевым действиям3. Он указывал на необходимость ускорения механизации кавалерии, артиллерии и пехотных частей первой линии, перевооружения артиллерии, а также формирования новых танковых батальонов. К 1938 году, по мнению Дафф Купера, полевая армия должна была состоять из трёх дивизий. В целом процесс модернизации регулярной армии в соответствии со взглядами имперского комитета обороны и комитета начальников штабов планировалось завершить к 1939 году — ко времени возможного военного конфликта в Европе4. Предполагалось, что к тому моменту сухопутные силы «в основном будут реорганизованы, перевооружены и переоснащены, т.е. другими словами будут готовы к войне»5, хотя слабые места в частях противовоздушной обороны и полевой артиллерии были неизбежны. Полностью завершить обновление британской армии предполагалось не ранее 1942 года.

Особое внимание Дафф Купер уделил территориальной армии, которая в результате недостаточного финансирования оказалась в весьма тяжёлом положении. Эта значительная часть вооружённых сил, насчитывавшая 14 дивизий, выпадала из планов модернизации. Военный министр предложил реорганизовать эти войска для несения гарнизонной службы, освободив от неё регулярные войска. Он подготовил отдельный меморандум, посвящённый роли сухопутных войск в будущей войне6. Исходя из континентальных задач регулярной армии, военный министр просил кабинет одобрить переоснащение двенадцати дивизий территориальной армии современным оружием и техникой. Дафф Купер привёл мнение членов военного совета, считавших необходимым поддержать полевую армию силами территориальных частей в рамках их организации. Военный министр призвал к скорейшему решению этой проблемы, чтобы к 1939 году достичь положительного результата7. С такой постановкой вопроса согласились не все члены кабинета. Некоторые, в первую очередь канцлер казначейства Н. Чемберлен, выразили сомнение ввиду несоответствия задач регулярной армии и территориальных частей8. С аналогичным мнением выступил министр координации обороны Т. Инскип, заявивший в палате общин: «Территориальная армия не ответственна за заграничную службу и её максимальные обязанности могут заключаться лишь в отправке гарнизонов в колонии»9. Правда, при этом министр отметил, что с такими ограниченными целями войны не выиграть.

Н. Чемберлен выразил резкое несогласие с предложениями Дафф Купера в специальном меморандуме от 11 декабря 1936 года10. По его мнению, мощные военно-морские и особенно военно-воздушные силы полностью гарантировали безопасность островов, будучи более эффективным средством, чем армия, в поддержке союзников и сдерживании агрессора. Поэтому Чемберлен считал отправку войск на континент нецелесообразной. К тому же он отметил, что у страны нет ресурсов, чтобы полностью укомплектовать 17 дивизий для выполнения континентальных задач. Он предупредил кабинет об угрозе стабильности финансовой системы, которую рассматривал как одну из линий обороны страны, и не мог позволить пожертвовать ею, несмотря на значимость армии как весомого фактора внешней политики. Чемберлен также призвал учесть настроения в обществе, находившемся под впечатлением небывалых потерь в Первой мировой войне, антимилитаристской риторики лейбористов и таких пацифистских организаций, как «Союз друзей Лиги Наций».

Дафф Купер признал аргументы Чемберлена обоснованными, но указал на невозможность предугадать ход будущей войны, из которого не следовало исключать участия британской полевой армии. Он считал, что создание экспедиционного корпуса привело бы к улучшению отношений с потенциальной союзницей Францией, а также стимулировало бы оборонную промышленность, которой угрожало недопустимое отставание от основных конкурентов. Генеральный штаб главной задачей видел предотвращение захвата бельгийских и северофранцузских аэродромов германскими войсками, поэтому считал необходимым подготовить армию к войне, что подразумевало переоснащение дивизий территориальной армии.

На заседании кабинета 16 декабря 1936 года Дафф Купер заявил, что из-за нерешённости вопроса модернизации регулярных частей они могут оказаться не в состоянии выполнить свои задачи11. При этом он предлагал перевооружение не всей территориальной армии, а только четырёх дивизий, которые предполагалось использовать в первые четыре месяца войны. Данный пункт меморандума Дафф Купер обосновывал мнением начальника управления по производству боеприпасов, который считал, что такая трёхлетняя программа не должна вызвать больших финансовых затрат. В заключение он напомнил о событиях Первой мировой войны, указав: если бы в 1914 году британская армия не высадилась на континент, уже к октябрю союзники могли проиграть войну.

На заседании кабинета 16 декабря 1936 года в дискуссию включился министр координации обороны Т. Инскип. Вслед за военным министром он признал, что «в настоящий момент территориальная армия не в состоянии поддержать регулярную, что является следствием проблемы рекрутирования, а также технической отсталости. Если мы хотим изменить эту ситуацию через три года (речь идёт о сроке завершения модернизации — 1939 г. — Прим. авт.), то необходимо принять решение сейчас»12. Инскип также отметил, что Дафф Купер не призывал к немедленной отправке армии на континент в случае войны, а лишь стремился подготовить армию к такому возможному сценарию. Он предложил компромисс: переоснастить новым вооружением и техникой только первый контингент территориальной армии, отметив, что уровень его оснащения не должен совпадать с регулярными частями. На это Дафф Купер заметил: если не перевооружать армию, лучше её распустить13.

На стороне Дафф Купера и Инскипа выступили министр внутренних дел Дж. Саймон и министр иностранных дел Э. Иден, который опасался ослабления внешнеполитических позиций Великобритании14. Секретарь имперского комитета обороны М. Хэнки утверждал, что авиация не в состоянии полностью заменить полевую армию. С ним согласился министр труда лорд Стэнхоп, сославшись на опыт боевых действий в Китае, Абиссинии, Испании. Но казначейство отказалось менять свои взгляды и, формально соглашаясь с созданием небольших экспедиционных сил, отвергло необходимость перевооружения территориальной армии. Чемберлена возмущала не столько финансовая сторона вопроса, хотя он и отмечал неизбежное увеличение расходов с 45 млн фунтов стерлингов (ф.ст.) до недопустимых 135 млн ф.ст., сколько сама идея отправки войск во Францию. Он был склонен рассматривать создание сильной сухопутной армии в годы Первой мировой войны как ошибку тогдашнего правительства, считал необходимым пересмотреть концепцию континентальных задач армии15. В итоге кабинет под влиянием премьер-министра С. Болдуина отложил принятие решения и передал вопрос в комитет начальников штабов. <…>

Полный вариант статьи читайте в бумажной версии «Военно-исторического журнала» и на сайте Научной электронной библиотеки http:www.elibrary.ru

___________________

ПРИМЕЧАНИЯ

1 Donnelly T. No End of a Lesson // The National Interest. 1994. № 37.

2 Сказывались значительные трудности военной промышленности, начавшей восстанавливать свои производственные мощности в 1936 г. после почти семнадцатилетнего застоя.

3 Эти трудности были вызваны временной недееспособностью армейских частей в условиях реорганизации пехотных батальонов. В стороне от неё оставались лишь две дивизии, которые можно было использовать немедленно (Duff Cooper A. The Organization, Armament and Equipment of the Army. Memorandum by the Secretary of State for War, 4th of December 1936. C.P. 325(36). TNA: PRO. CAB. 24/265. Vol. 139. Ll. 220—222).

4 Post G. Dilemmas of Appeasement: British Deterrence and Defense, 1934—1937, Ithaca. N.Y.: Cornell University Press, 1993. P. 48—50, 105.

5 Duff Cooper A. The Organization, Armament and Equipment of the Army. Memorandum by the Secretary of State for War, 4th of December 1936. C.P. 325(36). TNA: PRO. CAB. 24/265. Vol. 139. L. 221 (vol.).

6 Duff Cooper A. The Role of the British Army. Memorandum by the Secretary of State for War, 3th of December 1936. C.P. 326(36). TNA: PRO. CAB. 24/265. Vol. 139. Ll. 223—228.

7 Ibid. L. 224.

8 Conclusions of a Meeting of the Cabinet, 16th December, 1936. C. 75(36)6. TNA: PRO. CAB. 23/86. Vol. 53. Ll. 249-257.

9 Hansard. Н. of С. Deb. 5s. vol. 317, col. 733.

10 Chamberlain N. The role of the British Army. Memorandum by the Chancellor of the Exchequer, 11th of December 1936. C.P. 334(36). TNA: PRO. CAB. 24/265. Vol. 139. Ll. 265, 266.

11 Ibid.

12 Ibid, L. 251, 252. Таким образом, Инскип, которого многие современники и историки рассматривали как ставленника Чемберлена, призванного пресекать рост финансовых требований военных, занял сторону Дафф Купера.

13 Ibid. L. 254.

14 В октябре 1936 г. Дафф Купер предупреждал, что тревожная ситуация в вооружённых силах может оказать негативное влияние на внешнеполитический престиж страны, особенно среди тех восточноевропейских стран, которые связывают свою безопасность с военными возможностями Великобритании (Duff Cooper A. Recruiting for the Army. Memorandum by the Secretary of State for War, 16th of October 1936. C.P. 322(36). TNA: PRO. CAB. 24/265, Vol. 139. Ll. 212—216).

15 Ibid. L. 255.

Десегрегация в вооружённых силах США (1945—1952 гг.)

B зарубежных армиях

Семенцов Николай Юрьевич — аспирант Волгоградского государственного университета (г. Волгоград. E-mail: sementsovnikolai@gmail.com)

Десегрегация в вооружённых силах сша (1945—1952 гг.)

Вторая мировая война 1939—1945 гг. стала самым крупным конфликтом в истории человечества не только по числу участников и жертв, но и по масштабу влияния на все сферы общественной жизни. Для вооружённых сил США она обозначила начало крупного исторического процесса — десегрегации, то есть перехода к совместной и равной военной службе граждан независимо от их расовых и каких-либо иных признаков.

В начале войны в американской армии насчитывалось 3640 солдат и 5 офицеров (в том числе 3 капеллана) «с тёмной кожей», что составляло всего 1 проц. её личного состава. Также 2800 афроамериканцев служили на флоте и в частях береговой охраны. Однако они использовались в качестве поваров, денщиков, официантов и на подсобных работах. В военно-воздушные силы, корпус морской пехоты, танковые, артиллерийские, инженерные войска их вообще не допускали1.

С 1940 года в США действовал закон о выборочной воинской повинности, включавший в себя запрещающие статьи о расовой дискриминации при наборе призывников и обучении солдат и офицеров. Он также имел ряд оговорок2, но при этом умалчивалось о главном — о недопущении сегрегации*. Суть же политики последней, практиковавшейся в вооружённых силах США, была изложена в одном из писем этого ведомства. Если официально и декларировалось стремление использовать афроамериканцев на общих условиях, то на самом деле закреплялось расовое разделение, предполагавшее создание отдельных негритянских подразделений и военной полиции во всех боевых и вспомогательных частях в местах их дислокации. Сегрегации следовало придерживаться и при перемещении военных.

«Чёрные» подразделения предписывалось отправлять за границу пропорционально их доле в вооружённых силах с признанием практики раздельной службы афроамериканцев и белых как хорошо себя зарекомендовавшей. Лишь тяжёлая ситуация на европейском фронте заставила американское командование временно забыть о расовой принадлежности солдат. В частности, контрнаступление немцев в Арденнах в декабре 1944 — январе 1945 гг. вынудило привлечь значительное число «сегрегационных» из вспомогательных частей для действий на передовой. Обстановка на фронте повлияла и на позицию военных в Вашингтоне. Ещё в сентябре 1944 года заместитель военного министра Дж. Мак Клой предложил высшему армейскому составу пересмотреть политику использования чернокожих военнослужащих. Хотя он предлагал это сделать немедленно, военный министр Г. Стимсон одобрил его проект только 10 января 1945-го. На то время, судя по зарубежным источникам, во всех родах вооружённых сил США насчитывалось 1 млн 30 тыс. 255 чёрных мужчин и женщин (более 700 тыс. в армейских частях и соединениях). Причём их доля в тыловых и вспомогательных формированиях достигала 75, а в боевых — 10 проц. личного состава; только 7 из 5220 полковников и 1 из 776 генералов были афроамериканцами3.

В первый послевоенный год (ноябрь 1946 г.) отдел персонала и администрирования опубликовал перечень из 64 военных должностей, которые могли занимать афроамериканцы (медицинские, финансовые, технические, административные), но в основном не требующие высокой квалификации. На предложения допустить их к обучению по всем специальностям военное руководство отвечало отказом, обосновывая это тем, что для чернокожих выпускников просто не найдётся свободных мест. Весной 1947-го, расширяя спектр задач, к которым можно было привлекать афроамериканцев, военное ведомство заменило 19 «белых» подразделений «чёрными» (парашютный, артиллерийский, танковый, медицинский и другие батальоны). В соответствии с изменившимися запросами необходимо было призвать в армию более 6000 афроамериканцев, а также пересмотреть квоты для них на профильных учебных курсах. Эта работа была поручена чернокожему майору Джеймсу Д. Фоулеру. Он предложил открыть для афроамериканцев ещё 39 направлений подготовки и выделить для них 172 места. Его предложение нашло поддержку.

Ещё одним шагом, принятым армейским командованием для сокращения пропасти между белыми и чёрными солдатами, явилось введение специальных правил набора на службу, которые действовали с октября 1946 по июль 1947 года. Призывники в соответствии с ними проходили определённый тест, но контрольный барьер при этом для афроамериканцев повышался с общих стандартных 70 до особых 100 баллов. Хотя эта мера по сути тоже являлась дискриминационной, она всё же позволила отобрать для военной службы наиболее способных «призывников-изгоев». С другой стороны, как заявил американский генерал О. Брэдли, вооружённые силы не могли отказаться от сегрегации до тех пор, пока она оставалась одной из основ существования всего американского общества4.

18 сентября 1948 года в соответствии с указом президента США Г. Трумэна был сформирован под председательством заместителя генерального прокурора Ч. Фэя консультативный комитет из семи членов, в который также вошли два афроамериканца — один из видных деятелей Национальной городской лиги5 Л. Грейнжер и известный публицист Д. Сенгстейк. Организация получила название «Президентский комитет», провозгласивший борьбу за равенство в обращении и возможностях в вооружённых силах. Она должна была проверить существующие в армии и на флоте правила и процедуры с выработкой конкретных «реформаторских» предложений.

Экстренные меры с решительным вмешательством в процесс реформирования вооружённых сил первого лица государства объяснялись рядом важных причин. Во-первых, стало очевидным, что США в дальнейшем придётся противостоять Советскому Союзу — мощной в военном отношении державе. В таких условиях было бы неразумно игнорировать значительный военный ресурс США, который представляли афроамериканцы (примерно 10 проц. населения страны). Во-вторых, негритянские общественные организации угрожали, что будут бойкотировать военную службу «соплеменников» при сохранении сегрегации. В-третьих, в условиях начавшейся «холодной войны» США стали придавать особое значение тому, как они выглядят в глазах мировой общественности. Сохранение же расистских пережитков, особенно после победы и суда над фашистами и нацистами, неминуемо оттолкнуло бы от Соединённых Штатов ряд стран третьего мира. Это было особенно актуально «под прицелом» активной советской пропаганды, поскольку штатовская сегрегация играла ей на пользу6. В своих мемуарах Г. Трумэн писал: «Мы не могли ожидать, что, одобряя “цветной барьер” у себя в стране, сможем в то же время оказывать влияние на огромные массы населения Азии и Африки»7. Кроме того, сторонники сегрегации мало что могли сделать в ответ президенту, поскольку на тот момент через Сенат уже прошёл билль о выборочной воинской обязанности, ставший важным шагом на пути к интеграции вооружённых сил8. <…>

Полный вариант статьи читайте в бумажной версии «Военно-исторического журнала» и на сайте Научной электронной библиотеки http:www.elibrary.ru

___________________

ПРИМЕЧАНИЯ

1 Нитобург Э.Л. Афроамериканцы США и Вторая мировая война // Новая и новейшая история. 2006. № 3. С. 35.

2 Там же.

3 Там же. С. 37.

4 Morris J. MacGregor, Jr. Integration of the armed forces 1940—1965 // Center of military history, United States Army, Washington, D.C. 1985.

5 Национальная городская лига — одна из старейших в США гражданских организаций, выступавшая за расовое равноправие.

6 Morris J. MacGregor, Jr. Op. cit.; Геевский И.А. США: негритянская проблема. Политика Вашингтона в негритянском вопросе (1945—1972). М., 1973. С. 76; Головина М.А. Администрация Трумэна и негритянская проблема // Межрасовые и межнациональные отношения в странах Европы и Америки. XIX—XX вв. М., 1996. С. 82—90.

7 Truman H. Years of Trial and Hope. New York, 1956. P. 183.

8 Morris J. MacGregor, Jr. Op. cit.

* Сегрегация (от позднелатинского «segregatio» — отделение) — вид расового ущемления прав, при котором «цветное» население изолировалось от «белого» в специально отведённых для него местах проживания.