Десегрегация в вооружённых силах США (1945—1952 гг.)

B зарубежных армиях

Семенцов Николай Юрьевич — аспирант Волгоградского государственного университета (г. Волгоград. E-mail: sementsovnikolai@gmail.com)

Десегрегация в вооружённых силах сша (1945—1952 гг.)

Вторая мировая война 1939—1945 гг. стала самым крупным конфликтом в истории человечества не только по числу участников и жертв, но и по масштабу влияния на все сферы общественной жизни. Для вооружённых сил США она обозначила начало крупного исторического процесса — десегрегации, то есть перехода к совместной и равной военной службе граждан независимо от их расовых и каких-либо иных признаков.

В начале войны в американской армии насчитывалось 3640 солдат и 5 офицеров (в том числе 3 капеллана) «с тёмной кожей», что составляло всего 1 проц. её личного состава. Также 2800 афроамериканцев служили на флоте и в частях береговой охраны. Однако они использовались в качестве поваров, денщиков, официантов и на подсобных работах. В военно-воздушные силы, корпус морской пехоты, танковые, артиллерийские, инженерные войска их вообще не допускали1.

С 1940 года в США действовал закон о выборочной воинской повинности, включавший в себя запрещающие статьи о расовой дискриминации при наборе призывников и обучении солдат и офицеров. Он также имел ряд оговорок2, но при этом умалчивалось о главном — о недопущении сегрегации*. Суть же политики последней, практиковавшейся в вооружённых силах США, была изложена в одном из писем этого ведомства. Если официально и декларировалось стремление использовать афроамериканцев на общих условиях, то на самом деле закреплялось расовое разделение, предполагавшее создание отдельных негритянских подразделений и военной полиции во всех боевых и вспомогательных частях в местах их дислокации. Сегрегации следовало придерживаться и при перемещении военных.

«Чёрные» подразделения предписывалось отправлять за границу пропорционально их доле в вооружённых силах с признанием практики раздельной службы афроамериканцев и белых как хорошо себя зарекомендовавшей. Лишь тяжёлая ситуация на европейском фронте заставила американское командование временно забыть о расовой принадлежности солдат. В частности, контрнаступление немцев в Арденнах в декабре 1944 — январе 1945 гг. вынудило привлечь значительное число «сегрегационных» из вспомогательных частей для действий на передовой. Обстановка на фронте повлияла и на позицию военных в Вашингтоне. Ещё в сентябре 1944 года заместитель военного министра Дж. Мак Клой предложил высшему армейскому составу пересмотреть политику использования чернокожих военнослужащих. Хотя он предлагал это сделать немедленно, военный министр Г. Стимсон одобрил его проект только 10 января 1945-го. На то время, судя по зарубежным источникам, во всех родах вооружённых сил США насчитывалось 1 млн 30 тыс. 255 чёрных мужчин и женщин (более 700 тыс. в армейских частях и соединениях). Причём их доля в тыловых и вспомогательных формированиях достигала 75, а в боевых — 10 проц. личного состава; только 7 из 5220 полковников и 1 из 776 генералов были афроамериканцами3.

В первый послевоенный год (ноябрь 1946 г.) отдел персонала и администрирования опубликовал перечень из 64 военных должностей, которые могли занимать афроамериканцы (медицинские, финансовые, технические, административные), но в основном не требующие высокой квалификации. На предложения допустить их к обучению по всем специальностям военное руководство отвечало отказом, обосновывая это тем, что для чернокожих выпускников просто не найдётся свободных мест. Весной 1947-го, расширяя спектр задач, к которым можно было привлекать афроамериканцев, военное ведомство заменило 19 «белых» подразделений «чёрными» (парашютный, артиллерийский, танковый, медицинский и другие батальоны). В соответствии с изменившимися запросами необходимо было призвать в армию более 6000 афроамериканцев, а также пересмотреть квоты для них на профильных учебных курсах. Эта работа была поручена чернокожему майору Джеймсу Д. Фоулеру. Он предложил открыть для афроамериканцев ещё 39 направлений подготовки и выделить для них 172 места. Его предложение нашло поддержку.

Ещё одним шагом, принятым армейским командованием для сокращения пропасти между белыми и чёрными солдатами, явилось введение специальных правил набора на службу, которые действовали с октября 1946 по июль 1947 года. Призывники в соответствии с ними проходили определённый тест, но контрольный барьер при этом для афроамериканцев повышался с общих стандартных 70 до особых 100 баллов. Хотя эта мера по сути тоже являлась дискриминационной, она всё же позволила отобрать для военной службы наиболее способных «призывников-изгоев». С другой стороны, как заявил американский генерал О. Брэдли, вооружённые силы не могли отказаться от сегрегации до тех пор, пока она оставалась одной из основ существования всего американского общества4.

18 сентября 1948 года в соответствии с указом президента США Г. Трумэна был сформирован под председательством заместителя генерального прокурора Ч. Фэя консультативный комитет из семи членов, в который также вошли два афроамериканца — один из видных деятелей Национальной городской лиги5 Л. Грейнжер и известный публицист Д. Сенгстейк. Организация получила название «Президентский комитет», провозгласивший борьбу за равенство в обращении и возможностях в вооружённых силах. Она должна была проверить существующие в армии и на флоте правила и процедуры с выработкой конкретных «реформаторских» предложений.

Экстренные меры с решительным вмешательством в процесс реформирования вооружённых сил первого лица государства объяснялись рядом важных причин. Во-первых, стало очевидным, что США в дальнейшем придётся противостоять Советскому Союзу — мощной в военном отношении державе. В таких условиях было бы неразумно игнорировать значительный военный ресурс США, который представляли афроамериканцы (примерно 10 проц. населения страны). Во-вторых, негритянские общественные организации угрожали, что будут бойкотировать военную службу «соплеменников» при сохранении сегрегации. В-третьих, в условиях начавшейся «холодной войны» США стали придавать особое значение тому, как они выглядят в глазах мировой общественности. Сохранение же расистских пережитков, особенно после победы и суда над фашистами и нацистами, неминуемо оттолкнуло бы от Соединённых Штатов ряд стран третьего мира. Это было особенно актуально «под прицелом» активной советской пропаганды, поскольку штатовская сегрегация играла ей на пользу6. В своих мемуарах Г. Трумэн писал: «Мы не могли ожидать, что, одобряя “цветной барьер” у себя в стране, сможем в то же время оказывать влияние на огромные массы населения Азии и Африки»7. Кроме того, сторонники сегрегации мало что могли сделать в ответ президенту, поскольку на тот момент через Сенат уже прошёл билль о выборочной воинской обязанности, ставший важным шагом на пути к интеграции вооружённых сил8. <…>

Полный вариант статьи читайте в бумажной версии «Военно-исторического журнала» и на сайте Научной электронной библиотеки http:www.elibrary.ru

___________________

ПРИМЕЧАНИЯ

1 Нитобург Э.Л. Афроамериканцы США и Вторая мировая война // Новая и новейшая история. 2006. № 3. С. 35.

2 Там же.

3 Там же. С. 37.

4 Morris J. MacGregor, Jr. Integration of the armed forces 1940—1965 // Center of military history, United States Army, Washington, D.C. 1985.

5 Национальная городская лига — одна из старейших в США гражданских организаций, выступавшая за расовое равноправие.

6 Morris J. MacGregor, Jr. Op. cit.; Геевский И.А. США: негритянская проблема. Политика Вашингтона в негритянском вопросе (1945—1972). М., 1973. С. 76; Головина М.А. Администрация Трумэна и негритянская проблема // Межрасовые и межнациональные отношения в странах Европы и Америки. XIX—XX вв. М., 1996. С. 82—90.

7 Truman H. Years of Trial and Hope. New York, 1956. P. 183.

8 Morris J. MacGregor, Jr. Op. cit.

* Сегрегация (от позднелатинского «segregatio» — отделение) — вид расового ущемления прав, при котором «цветное» население изолировалось от «белого» в специально отведённых для него местах проживания.

СОЗДАНИЕ И РАЗВИТИЕ СИСТЕМЫ СВЯЗИ НАТО В 50—80-е ГОДЫ XX в.

В ЗАРУБЕЖНЫХ АРМИЯХ

Жарский Анатолий Петрович — старший научный сотрудник Научно-исследовательского института (военной истории) Военной академии Генерального штаба ВС РФ, полковник запаса, кандидат военных наук

ШЕПТУРА Владимир Николаевич — профессор Военной академии Генерального штаба ВС РФ, полковник, кандидат военных наук

Создание и развитие системы связи НАТО

в 50—80-е годы XX в.

Изучение ряда источников1 даёт основание полагать, что система связи НАТО (как организационно-техническое объединение средств связи, развёрнутых в соответствии с задачами, решаемыми альянсом, и принятой системой управления им) прошла в своём развитии две основные стадии.

На первой стадии (со дня образования блока, 4 апреля 1949 г., и до конца 50-х гг.) система связи НАТО опиралась на элементы (узлы связи, линейные сооружения) национальных министерств почт и телеграфа стран-участниц, которые соединялись между собой межконтинентальными кабельными и радиолиниями связи, принадлежавшими этим странам. До второй половины 50-х годов для полного удовлетворения системы в телефонных и телеграфных связях канальная ёмкость этих линий непрерывно наращивалась.

К концу 50-х годов США были связаны с Европой по 21 межконтинентальной кабельной линии, проложенной по дну Атлантического океана. В бассейне Средиземного моря насчитывалось 40 морских кабельных линий связи, из которых: 18 эксплуатировались Англией, 13 — Францией, 2 — Италией, а остальные использовались совместно. Следует отметить, что применявшиеся уже в то время технологии (кабель специальной конструкции, подводные усилители) позволяли строить достаточно надёжные линии связи, рассчитанные на безаварийную работу в течение 20 и более лет.

О размахе строительства межконтинентальных кабельных линий в этот период свидетельствует и тот факт, что Великобритания даже планировала строительство телефонной кабельной магистрали вокруг земного шара. Общая длина этой системы должна была составить свыше 50 тыс. км. В первой половине 50-х годов на Европейском ТВД получила широкое развитие и радиорелейная связь. В период с 1949 по 1956 г. здесь были введены в строй 30 радиорелейных линий общей протяжённостью около 15 тыс. км.

Вместе с тем, по мнению натовского руководства, существовавшая в тот период система связи, состоявшая из значительного количества разрозненных подсистем, принадлежавших национальным вооружённым силам и различным гражданским ведомствам, безусловно, не обладала достаточной живучестью и соответствующей скрытностью. При выходе из строя одного из основных её узлов установление связи с нужными абонентами становилось или чрезвычайно затруднительным, или практически невозможным. Специалистами также указывалось на отсутствие достаточного количества закрытых (т.е. засекреченных) каналов телефонной и телеграфной связи, что при проведении частых многосторонних консультаций могло создавать предпосылки для утечки важной секретной информации. Передача такого рода сведений с использованием сложных систем шифров значительно снижала оперативность управления структурами альянса.

Началом второй стадии развития системы связи НАТО можно считать 1957 год, когда штаб объединённых вооружённых сил (ОВС) блока принял долгосрочную программу (до 1985 г.) по созданию эффективной, не зависящей от национальных узлов и линий связи стран-участниц, объединённой автоматизированной системы связи (NIСS — NАТО Integrаted Соmmunication System). Эта система должна была обеспечить все звенья управления необходимыми данными для быстрого принятия решений по руководству силами и средствами блока в любых условиях международной обстановки.

Наряду с требованиями оперативного характера при построении этой системы связи важное место отводилось экономичности её эксплуатации и стандартизации ремонтных средств во всех государствах — участниках блока. Для централизации усилий и достижения единства требований была создана специальная организация — NICSO (NICS). В неё вошли представители всех стран альянса, кроме Франции. Однако последняя поддерживала контакты с NICSO и при необходимости могла сопрягать свои национальные системы связи с объединённой системой связи НАТО. По решению NICSO было создано агентство по руководству строительством объединённой системы связи НАТО — NICSMA (NICS Маnagement Agense), которое являлось исполнительным органом. Штаб агентства находился при штаб-квартире НАТО в Брюсселе (Бельгия). Во главе штаба стоял генеральный директор — гражданское лицо (представитель ФРГ), а его помощником назначался американский генерал. В составе агентства насчитывалось свыше 200 военных и гражданских специалистов.

В основу концепции построения NIСS был положен так называемый принцип сетки опорных узлов. При этом узлы связи пунктов управления частей, соединений и т.д. подсоединялись к системе в качестве отдельных элементов. В системе связи планировалось использовать не только стационарные, но и подвижные объекты связи, которые могли бы подключаться к ближайшему коммутационному центру. Большинство абонентов должны были осуществлять вызов путём набора требуемого номера. Однако для ограниченного числа высокопоставленных лиц (органов) планировалось предусмотреть и прямые связи с вызовом через поднятие телефонной трубки.

Такой принцип построения NIСS делал её не зависимой от национальных министерств почт и телеграфа стран-участниц и боевых порядков войск, повышая тем самым мобильность, живучесть и надёжность системы. В качестве линейной составляющей NIСS уже к 1970 году были развернуты системы тропосферной («Айс Хай») и спутниковой («Сатком») связи.

В соответствии с первым этапом строительства NICS (до 1980 г.) предусматривалось иметь следующие элементы:

— комплекты автоматического оборудования для ретрансляции телеграфной связи — TARE (Telegraph Automatic Relay Equipment), которые благодаря ЭВМ значительно увеличивали скорость прохождения информации. Это оборудование устанавливалось на 18 крупнейших центрах распределения потоков сообщений МDC (Меssage Distribution Centre), создававшихся в местах дислокации основных пунктов управления ОВС НАТО;

— оборудование основной коммутируемой телефонной сети — IVSN (Initial Voice Switch Network), состоявшей из 25 электронных коммутаторов (ЭК) со встроенными блоками памяти и логическими схемами приоритетности, позволявшими устанавливать мгновенную связь с любым звеном управления;

— устройства засекречивания телефонной и телеграфной связи, которыми оснащались основные пункты управления. По сообщениям иностранной печати, в 1977 году на пунктах управления имелись около 300 устройств засекречивания, а к 1980 году их планировалось довести до 400;

— тропосферные станции системы тропосферной связи «Айс Хай»;

— 24 наземные станции системы космической связи «Сатком», из которых 22 стационарные и две подвижные;

— комплекты оборудования автоматизированной системы обработки и распределения сообщений с помощью ЭВМ — САМРS (Соmputer Assiciated Меssage Processing System). Она предназначалась для сокращения времени, затрачиваемого в штабах и центрах связи на подготовку, учёт, распределение и доставку документированных сообщений. Считалось, что эта система должна устанавливаться в высших национальных и натовских штабах;

— сети радио и радиорелейной связи на сверхдлинных, длинных, коротких и ультракоротких волнах. <…>

Полный вариант статьи читайте в бумажной версии «Военно-исторического журнала» и на сайте Научной электронной библиотеки http:www.elibrary.ru

___________________

ПРИМЕЧАНИЯ

1 См. например: Зарубежное военное обозрение. 1976. № 2. С. 104—108; 1979. № 3. С. 32—36; Пересыпкин И.Т. Связь в начальный период войны. М.: Воениздат, 1960; НАТО. Справочник. Брюссель: Бюро информации и печати НАТО, 1995. С. 124; Чайка В. Автоматизация системы стратегической связи вооружённых сил США // Военный зарубежник. 1965. № 1. С. 76—84; он же. Стратегическая система связи вооружённых сил США // Военный зарубежник. 1969. № 2. С. 43—53; Семкнов В. Перспективные АСС // Вестник противовоздушной обороны. 1973. № 1. С. 77—79; Голицын В., Орлов В., Целенков В. Объединённая система связи вооружённых сил США // Военная мысль. 1964. № 10. С. 71—79; Романов В. Организация связи полевой армии США // Военная мысль. 1963. № 9.  С. 86—88; Организация связи в американской армии // Военный зарубежник. 1965. № 3. С. 44—66.

Связь в высших звеньях управления германской армии

В зарубежных армиях

ЖАРСКИЙ Анатолий Петрович — старший научный сотрудник Научно-исследовательского института (военной истории) Военной академии Генерального штаба ВС РФ, полковник запаса, кандидат военных наук (191180, Санкт-Петербург, Дворцовая пл., д. 10)

Связь в высших звеньях управления германской армии в годы Великой Отечественной мировой войны (1941—1945)

Начало Второй мировой войны показало, что успехи германской армии в Европе во многом обусловлены не только передовыми формами и способами ведения военных действий, но и более совершенными, чем у противника, принципами управления войсками, которые достигались применением современных (на то время) технологий обмена информацией и обеспечения связи.

Во второй половине 1943 года на советско-германском фронте немецкое командование окончательно потеряло стратегическую инициативу, и советские войска, нанося вермахту поражение за поражением, стали уверенно продвигаться к границам Германии. Однако, по свидетельству ряда источников1, система связи в высших звеньях управления германской армии продолжала функционировать относительно устойчиво вплоть до окончания войны. Почему? За счёт каких составляющих могла достигаться эта устойчивость?

Представляется, что в какой-то степени ответ на поставленный вопрос даст подробное рассмотрение принципов организации связи в германской армии, организационной структуры войск связи, их технической оснащённости и способов применения в ходе боевых действий.

Так, из ряда источников известно2, что в основу организации связи в немецкой армии были положены следующие принципы: «связь сверху вниз», «связь слева направо3» и «связь от пехоты (общевойсковых соединений) к родам войск»4.

Сущность этих принципов заключалась в следующем:

на высший штаб возлагалась ответственность за установление и поддержание связи с подчинёнными. Вместе с тем это не освобождало последних от организации связи своими средствами, если по каким-либо причинам вышестоящий штаб установить связь своевременно не мог;

связь взаимодействия по фронту организовывалась от левого соседа к правому. В случае же отсутствия её правый сосед обязан был установить связь своими средствами. При взаимодействии крупных пехотных, танковых формирований и артиллерии с авиацией ответственным за организацию связи являлся общевойсковой штаб, планировавший и проводивший операцию;

за установление связи с подчинённой артиллерией, инженерными частями ответственность возлагалась на командиров и штабы пехотных соединений.

Задачи по организации связи высшему командованию германских сухопутных сил были возложены на соответствующих начальников связи: главного командования сухопутных сил (OKХ), групп армий, армий, армейских, танковых и моторизованных корпусов, различных типов дивизий (пехотных, танковых и др.). При этом должности начальников связи корпусов и дивизий были совмещены с должностями командиров штатных корпусных и дивизионных частей связи соответственно.

Вопросами связи на театре военных действий (ТВД) ведал начальник связи главного командования сухопутных сил со своим штабом, который подчинялся 4-му оберквартирмейстеру генерального штаба. Начальник связи сухопутных сил являлся одновременно и начальником связи вермахта. Поэтому в его распоряжении находился и отдел связи верховного главнокомандования (OKВ), руководивший службой связи всех трёх видов вооружённых сил.

Примечателен тот факт, что начальники связи занимались исключительно вопросами организации связи и никакими другими задачами обременены не были. Так, за подготовку и комплектование войск связи специалистами отвечал штаб армии резерва, в котором имелась соответствующая структура, а именно — начальник отделения войск связи (отдела комплектования и устройства службы войск). Кроме того, в распоряжении командующего армией резерва находился генерал-инспектор войск связи со своим аппаратом. На него возлагались: «контроль за ходом боевой подготовки войск связи в соответствии с указаниями начальника генерального штаба сухопутных сил; изучение и обобщение боевого опыта действующей армии путём поездок на фронты…; руководство разработкой уставов и наставлений….»5. Задачи по снабжению имуществом и техникой связи решались тыловыми органами штабов. При этом склады средств связи имелись только в OKХ и армиях (танковых группах). Штабы групп армий вопросами снабжения войск имуществом связи не занимались, поскольку распоряжением начальника связи OKХ обеспечение их всем необходимым осуществлялось через штаб одной из подчинённых армий (танковых групп) или из центра.

Решение задач по обеспечению связи в высших звеньях управления возлагалось на боеготовые, полностью моторизованные, имеющие значительный боевой опыт войска связи. Они подразделялись на части и подразделения связи: верховного главнокомандования вермахта (ОКВ), резерва OKХ и штатные, принадлежавшие конкретным объединениям и соединениям (армейские, корпусные и дивизионные).

К началу войны с Советским Союзом (по состоянию на 1 июня 1941 г.) в распоряжении начальника связи сухопутных сил имелись: 5 полков связи особого назначения и 2 полка связи ОКВ; 12 полков и 10 батальонов связи, а также 48 телеграфных, телефонно-эксплуатационных, телефонно-строительных, радио и радио-телеграфных рот резерва OKH6; 10 рот подслушивания (позже разведывательные роты)7.

Эти части и подразделения связи предназначались для обеспечения управления в интересах главного командования сухопутных сил и штабов групп армий. При этом полки связи особого назначения и полки связи ОКВ применялись только в интересах главного командования. Общая численность войск связи согласно приложению к мобилизационному плану сухопутных сил на 1940 год составляла 97 029 человек8. Кроме того, для использования военным ведомством средств связи государственных почтовых учреждений на территории Германии были развёрнуты и функционировали 16 полевых комендатур связи вермахта.

Что касается армий, корпусов и дивизий, то в их составе имелись штатные части связи: армейский полк, корпусной и дивизионный батальоны связи. . <…>

Полный вариант статьи читайте в бумажной версии «Военно-исторического журнала» и на сайте Научной электронной библиотеки http:www.elibrary.ru

___________________

ПРИМЕЧАНИЯ

1 Например, см.: Шпеер А. Воспоминания. М.: Захаров, 2010. С. 322; Кейтель В. Размышления перед казнью / Пер. с нем. Г.Я. Рудого. Смоленск: «Русич», 2003. С. 414, 415.

2 Связь в немецко-фашистской армии (Краткие сведения). М.: Главное разведывательное управление (далее — ГРУ), 1944; Лесной Н., полковник. Некоторые выводы о службе связи в немецко-фашистской армии // Связь Красной Армии. 1943. № 11. С. 30, 31; Служба связи Красной Армии по опыту двух лет Отечественной войны (июнь 1941 — июнь 1943 г.). М.: Воениздат, 1943.

3 В РККА наоборот, действовал принцип «справа налево».

4 Служба связи Красной Армии по опыту двух лет Отечественной войны. С. 370.

5 Мюллер-Гиллебранд Б. Сухопутная армия Германии 1933—1945 гг. Т. I. М.: Изд-во иностр. литературы, 1956. С. 156.

6 По некоторым источникам эти части и подразделения связи проходят, как войска связи резерва верховного главного командования (РВГК).

7 Мюллер-Гиллебранд Б. Сухопутная армия Германии 1933-1945 гг. М.: Изографус; Эксмо, 2003. С. 605.

8 Там же. С. 706.