ПРИБАЛТИЙСКИЕ ДИВИЗИИ КРАСНОЙ АРМИИ В ВЕЛИКОЙ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЕ

КРИТИКА И БИБЛИОГРАФИЯ

ЕМЕЛЬЯНОВ Юрий Васильевич — кандидат исторических наук (E-mail: mil_hist_magazin@mail.ru)

ПРИБАЛТИЙСКИЕ ДИВИЗИИ КРАСНОЙ АРМИИ В ВЕЛИКОЙ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЕ

В издательстве «Вече» вышла книга* А.И. Петренко о боевом пути пяти прибалтийских дивизий Рабоче-крестьянской Красной армии (РККА) в годы Великой Отечественной войны. Это национальные 201, 7, 249, 16-я и 308-я стрелковые дивизии, 130-й и 8-й стрелковые корпуса, авиационные, танковые и артиллерийские полки, в которых с 1941 по 1945 год воевали латыши, литовцы и эстонцы. Они отличались решительностью в наступлении и стойкостью в обороне. В книге, основанной на фактической информации, в том числе опиравшейся на свидетельства самих участников этих боёв — ветеранов прибалтийских дивизий, разворачивается документально обоснованное повествование, дающее возможность увидеть реальную картину воинской доблести, офицерского тактического искусства и вместе с тем трудностей, с которыми сталкивались эти соединения, как и вся армия, особенно в обстановке 1941/42 года.

Большое внимание уделено в книге разбору первых шагов вновь сформированной 201-й Латышской дивизии в боях под Боровском в декабре 1941 года, 16-й Литовской дивизии при неудачном наступлении под Алексеевкой в феврале—марте 1943 года, 7-й и 249-й Эстонских дивизий при ликвидации немецкого гарнизона в Великих Луках в декабре 1942 — январе 1943 года. Как правило, бои разворачивались в сложных условиях погоды и местности, бойцы совершали длительные и трудные переходы к линии фронта, им приходилось часто наступать при недостаточной артиллерийской, танковой и авиационной поддержке. Этим объяснялся высокий уровень потерь, в первую очередь среди командно-политического состава. Продолжали сказываться упущения в подготовке командиров и обучении красноармейцев.

И в то же время уже на данном этапе боевого пути прибалтийских соединений все отчёты о сражениях изобилуют примерами стойкости и доблести их воинов. Это подробно показывается в описаниях боёв Латышской дивизии под Демянском. Тогда она стала гвардейской, первой из прибалтийских соединений. Позже 43-я гвардейская Латышская дивизия образовала прочное ядро 130-го Латышского стрелкового корпуса.

Все прибалтийские дивизии после первых боёв проходили переподготовку, значительно пополнялись, перевооружались, получали на усиление танковые, артиллерийские, инженерные и другие части. Когда при планировании операции «Багратион» (23 июня — 29 августа 1944 г.) на повестке дня стояла задача скорейшего освобождения Советской Прибалтики, к её решению привлекли все прибалтийские соединения РККА.

Тогда в общем ряду неудержимо наступавших на запад советских войск на землю Советской Прибалтики вступили её граждане — советские воины-освободители. В книге описываются исторические для каждого национального прибалтийского соединения дни их прихода на родину. Для 43-й гвардейской дивизии таким днём стало 18 июля 1844 года, когда она у местечка Латышонки вступила на землю Латвии — первой во всём 2-м Прибалтийском фронте. В Литву 16-я Литовская дивизия вошла 12 июля. Уже в марте—апреле 1944 года артиллерийские полки Эстонского корпуса приняли участие в трудных боях за Нарву. А 17 сентября основные силы корпуса форсированием реки Эмайыги начали успешные бои за освобождение Южной Эстонии.

Активное участие всех советских прибалтийских дивизий и корпусов в очищении своих республик от гитлеровцев отмечено в их боевой истории заслуженным присвоением им почётных наименований. Так появились названия 43-й Латышской Рижской стрелковой дивизии, 16-й Литовской Клайпедской стрелковой дивизии, 8-го Эстонского Таллинского стрелкового корпуса, 7-й Эстонской Таллинской стрелковой дивизии.

Каждое из национальных прибалтийских соединений действовало на территории своей республики. А после их освобождения все пять дивизий в конце 1944 года были собраны воедино в рамках операции по блокированию остатков немецкой группы армий «Север», позже переименованной в «Курляндию», на латвийском полуострове Курземе. На этих боевых рубежах они и встретили Победу, приняв капитуляцию гитлеровских войск.

В книге уделено значительное внимание особому характеру этих соединений Красной армии, формировавшихся по национальному признаку и в интересах своих национальных республик. Это подчёркивалось постоянными тесными контактами командования соединений с партийно-советским руководством республик. И тем, что в корпусах и дивизиях совершенно неукоснительно соблюдался принцип комплектования командно-политического состава исключительно прибалтийскими офицерами и генералами.

Важным фактором стало и то, что каждое соединение на время войны составляло материальное выражение деятельности партийных, советских, социальных, культурных, научных организаций прибалтийских республик, пока их территории оставались оккупированными гитлеровцами. В советском тылу с опорой на прибалтийские дивизии и корпуса работали школы и детские дома, интернаты, инвалидные дома, разнообразные курсы, ансамбли песни и пляски, объединения писателей и художников. Это были центры объединения латышей, литовцев и эстонцев, эвакуировавшихся в 1941 году при вынужденном отступлении советских войск и теперь живших, работавших и учившихся в ожидании часа освобождения своей земли. В этом состояла ещё одна миссия прибалтийских дивизий, в роковые годы войны сыгравших историческую роль в сбережении своих народов.

В книге на обширном фактологическом материале показывается вся сложность обстоятельств, которыми сопровождались формирование и бои прибалтийских соединений РККА. Они заняли достойное место в строю победителей, воюя в рядах армий антигитлеровской коалиции, что принесло заслуженную славу воинам и честь — их народам.

* Петренко А.И. Прибалтийские дивизии Сталина. М.: Вече, 2010. 368 с., ил.

НОВЫЕ СТРАНИЦЫ ИСТОРИИ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ СВЯЗИ

КУМАНЁВ Георгий Александрович — руководитель Центра военной истории России Института истории России РАН, доктор исторических наук (117036, Москва, ул. Дм. Ульянова, 19)

НОВЫЕ СТРАНИЦЫ ИСТОРИИ отечественной связи

2010 год отмечен знаменательным юбилеем — 65-й годовщиной Победы советского народа в Великой Отечественной войне, определённый вклад в которую внесли и связисты во главе с маршалом войск связи Иваном Терентьевичем Пересыпкиным.

Многие славные страницы истории отечественной связи отражены в художественной литературе и историко-мемуарных трудах, но, к сожалению, в самом общем виде или ограничены упоминаниями о том, где в той или иной военной операции располагались пункты управления связи, как была организована связь с войсками, а также о том, что её отсутствие явилось одной из основных причин поражений Красной армии. В этих работах нет подробного анализа состояния связи в предвоенный, военный и послевоенный периоды. При этом авторы рассматривали, как правило, организацию связи Ставки Верховного Главнокомандования (ВГК) и её рабочего органа по стратегическому планированию и руководству Вооружёнными Силами (ВС) на фронтах — Генерального штаба. За редким исключением, лишь в некоторых трудах показаны место и роль Главного управления связи Красной армии, Наркомата связи СССР и их начальника — маршала войск связи И.Т. Пересыпкина в деле обеспечения связью армии и флота, советских, партийных органов и населения Советского Союза. Читая подобные работы, нельзя не задаться вопросом: как же тогда обеспечивалось управление страной и её ВС без связи?

Больше всех о деятельности связистов рассказал сам И.Т. Пересыпкин, перу которого принадлежат двенадцать книг-воспоминаний и 33 статьи в газетах и журналах. В послевоенные годы он много раз выступал с воспоминаниями-рассказами в различных регионах страны. Однако о его деятельности на должностях наркома связи СССР (1939—1944), заместителя наркома обороны СССР (1941—1943), начальника Главного управления связи КА (1941—1946), начальника войск связи Сухопутных войск ВС СССР (1946—1957) написаны лишь короткие воспоминания, приуроченные, как правило, к юбилеям маршала.

Вышедшая в канун празднования 65-летия Великой Победы книга* В.С. Хохлова «От шахтёра до наркома и маршала» существенно обогатила историографию отечественной связи. В ней на базе огромного числа архивных источников, хранящихся в Государственном архиве Российской Федерации, Российском государственном архиве социально-политической истории, Российском государственном военном архиве, Центральном архиве Министерства обороны Российской Федерации, Российском государственном архиве экономики, Военно-историческом музее артиллерии, инженерных войск и войск связи**, Управлении начальника связи ВС РФ, Узле связи Генерального штаба ВС РФ, Военной академии связи, музее ОАО «Центральный телеграф» (г. Москва), показаны истинная роль и место главного связиста страны на самом драматическом и героическом этапе её истории, рассказано о его жизни и деятельности, руководимых им органах и войсках связи, многочисленных учениках и общественной работе маршала.

Читателя не может не порадовать выполненное на высоком профессиональном уровне оформление книги. Тексты сопровождаются примечаниями, ссылками на первоисточники и публикации. В книгу включены фотоиллюстрации, часть которых взята из уже вышедших в свет изданий, но большинство публикуются впервые. Читатель также может ознакомиться с такими ранее ему не доступными документами, как «Докладная записка военкома УСКА полковника И.Т. Пересыпкина начальнику Политуправления РККА армейскому комиссару I ранга Л.З. Мехлису от 4 марта 1939 года», «Положение о взаимоотношениях Наркомата связи и Наркомата обороны в мирное и военное время по вопросам подготовки связи к войне», приказ наркома обороны СССР № 0251 «О реорганизации Управления связи Красной Армии в Главное Управление связи Красной Армии», докладная записка И.Т. Пересыпкина министру Вооружённых Сил СССР Маршалу Советского Союза А.М. Василевскому от 16 февраля 1950 года.

Книга открывается обращениями к читателям министра связи РФ И.О. Щёголева, начальника связи ВС РФ Е.Р. Мейчика, председателя Совета Общероссийской общественной организации ветеранов ВС РФ, бывшего начальника Генерального штаба ВС СССР — первого заместителя министра обороны СССР (1988—1991) генерала армии М.А. Моисеева, участника Великой Отечественной войны, бывшего первого заместителя начальника Управления и войск правительственной связи — начальника штаба войск правительственной связи КГБ СССР (1961—1972) генерал-лейтенанта в отставке Н.А. Брусницына.

Работа состоит из пятнадцати глав. В первой из них рассматривается история создания запасного узла связи Ставки ВГК «Виктория» (г. Арзамас Горьковской (Нижегородской) области) в октябре 1941 года. Он был сооружён за пять суток вместо положенных пятнадцати-двадцати, что говорит об организаторских способностях, силе воли и настойчивости И.Т. Пересыпкина в достижении поставленной задачи.

Вторая глава посвящена детским и юношеским годам героя книги, его участию в Гражданской войне, службе в 1-й Запорожской кавалерийской дивизии Червонного казачества, учёбе в Военно-электротехнической академии РККА.

В третьей и четвёртой главах труда представлен подробный анализ службы и работы И.Т. Пересыпкина на должностях военного комиссара Научно-исследовательского института связи РККА и Управления связи КА, работы народным комиссаром связи СССР.

При рассмотрении в пятой и шестой главах вопросов состояния связи в предвоенное время и его влияния на ход боевых действий в начальный период Великой Отечественной автор пишет не только о И.Т. Пересыпкине, но и о событиях той эпохи. Отметим, что впервые в историографии Великой Отечественной войны организация связи анализируется как система органов, пунктов и средств управления. Анализ показал, что недостатки в работе связи как средства управления, имевшие место в начальный период войны, являлись следствием недоработки органов управления государством, его Вооружёнными Силами и фронтами.

Автор, досконально исследовав вопросы организации управления и связи на начальном этапе войны, особенно на Западном фронте, убедительно разоблачил миф о том, что потеря связи стала одной из основных причин поражения Красной армии в этот период.

Значительное место в книге уделено деятельности в годы войны самого Пересыпкина, а также Наркомата связи и Главного управления связи КА по обеспечению связи в интересах ВГК, штабов фронтов, партийных, советских организаций, народного хозяйства и населения страны, последовательного улучшения подготовки кадров, организационной структуры и технического оснащения органов и войск связи.

Впервые в исторической литературе показаны роль и место связи в периоды эвакуации промышленности и населения в восточные районы СССР, восстановления производственных мощностей эвакуированных предприятий различных отраслей народного хозяйства. По справедливому утверждению автора книги, это позволило обеспечить постоянный контакт между фронтом и тылом, превратить страну в единый боевой лагерь. Кроме того, проанализированы выполнение И.Т. Пересыпкиным отдельных заданий Ставки ВГК, а также его встречи с И.В. Сталиным.

Нельзя не согласиться с В.С. Хохловым, что деятельная работа Ивана Терентьевича в качестве наркома связи и начальника Главного управления связи КА была возможна только при опоре на созданный им коллектив единомышленников. Этому посвящена десятая глава книги под названием «Команда маршала Пересыпкина».

Большой интерес вызывает и глава о партийно-политической работе, проводившейся в войсках связи, воодушевлявшей их личный состав на самоотверженный труд и ратные подвиги. Характерно, что автор, повествуя о мужестве и героизме связистов, не уходит и от негативных явлений.

Далее идёт подробный рассказ о службе И.Т. Пересыпкина в послевоенный период на должности начальника войск связи Сухопутных войск, разнообразной общественно-политической деятельности. В.С. Хохлов ввёл в научный оборот массив ранее не известных документов и материалов, раскрывающих этот этап жизни героя книги.

Воспоминания начальников и фронтовых друзей, бывших подчинённых, родных и близких Ивана Терентьевича придают особую ценность рецензируемому труду. Они передают дух времени, объясняют побудительные мотивы действий, показывают их результаты, значительно дополняя картину его многогранной деятельности.

Зимой и весной 1978 года я неоднократно встречался с маршалом Пересыпкиным. Он выступал на заседании учёного совета Института истории СССР Академии наук СССР, где я работал. Это произошло в канун 60-летия Советских Вооружённых Сил, а через месяц он встречался с сотрудниками сектора истории СССР периода Великой Отечественной войны нашего института. Иван Терентьевич оказался весьма эрудированным и интересным собеседником. Он сразу расположил к себе простотой и скромностью в обращении, откровенностью в оценках ряда лиц и даже некоторых острых проблем, а также каким-то особым мягким юмором. 11 апреля 1978 года Иван Терентьевич дал мне интервью, вскоре опубликованное в моей книге «Говорят сталинские наркомы».

В рецензируемом труде дан глубокий анализ изданных и неопубликованных работ маршала Пересыпкина, приведён полный их библиографический указатель, свидетельствующий о его богатом военно-теоретическом наследии. Не случайно автор в заключительной главе книги отвёл особое место значению этого наследия. Оно требует тщательного изучения и обобщения с целью возможности его использования при разработке вопросов организации связи в современных операциях с применением новых средств вооружённой борьбы, в практике подготовки войск и театров военных действий в отношении связи.

Обращение к опыту прошлого, опора на него позволяют находить верные решения, гарантирующие национальную безопасность Российской Федерации. Президент России Д.А. Медведев в Послании Федеральному собранию РФ поставил задачу обеспечить Вооружённые Силы нашей страны автоматизированными пунктами управления и информационными комплексами. Это говорит о том, что военно-политическое руководство России помнит трагические уроки, за которые заплатил СССР, пренебрегая вопросами развития связи. Об этом напоминал и маршал войск связи И.Т. Пересыпкин, человек государственных наклонностей и державного образа мыслей. Во все свои действия он всегда вкладывал именно этот смысл.

Без сомнения, настоящая монография обогатит представления читательской аудитории об отечественной связи, роли и месте в её развитии И.Т. Пересыпкина, а исследователи получат в своё распоряжение ценный, во многом уникальный материал для дальнейших научных изысканий. Этот труд будет также интересен специалистам управления и связи, полезен студентам, курсантам и слушателям учебных заведений связи и послужит делу военно-патриотического воспитания граждан нашей Великой России.

* Хохлов В.С. От шахтёра до наркома и маршала. М.: ООО «РИА ВивидАрт», 2010. 1072 с.

** В нём находится личный архив маршала войск связи И.Т. Пересыпкина.

КОМПЛЕКСНОЕ ИССЛЕДОВАНИЕ ВОЕННОГО СТРОИТЕЛЬСТВА

Герман Аркадий Адольфович — заведующий кафедрой отечественной истории в Новейшее время Института истории и международных отношений Саратовского государственного университета имени Н.Г. Чернышевского, полковник в отставке, доктор исторических наук, профессор (г. Саратов. e-mail: a.a.german@mail.ru)

Комплексное исследование военного строительства

Очередную монографию доктора исторических наук, профессора В.В. Пенского, достаточно хорошо известного в среде отечественных военных историков интересными и оригинальными работами, освещающими те или иные аспекты становления и развития русской армии в допетровский период, с полным основанием можно назвать комплексным исследованием военного строительства в Российском государстве*.

Научный труд на актуальную тему добротно, можно сказать, структурирован в соответствии с логикой изложения тщательно подобранного и осмысленного материала. Он состоит из введения, четырёх глав, заключения, списка использованных архивных источников и различных публикаций, снабжён обширным научно-справочным дополнением.

Во введении проведён скрупулёзный анализ историографии проблемы, сделаны общие выводы о её состоянии, позволяющие чётко сформулировать цель исследования. Для понимания как универсальности, так и индивидуальности процессов развития военного дела в Русском государстве, их взаимозависимости и взаимодействия автор прибегает к концепции военной революции, обстоятельно вникая в суть дискуссии вокруг этой категории.

В первой главе делается исторический экскурс в предыдущие века, анализируется уровень развития военного дела Северо-Восточной Руси перед началом «пороховой революции», что позволяет создать информационную базу для основной части работы. В.В. Пенской вполне справедливо увязывает революцию в военном деле с политическими причинами: возвышением и укреплением Москвы, объединением вокруг неё русских княжеств, усилением централизованной власти, что обусловило изменение общей политики Русского государства в отношении амбициозных соседей — Литвы и Орды, то есть переход от обороны к наступлению. Изменение политики вызвало в свою очередь изменение военной стратегии и тактики.

И всё же, несмотря на собственный опыт Руси, достижения Западной Европы также были востребованы, особенно в части огнестрельного оружия. Например, к концу первой четверти XVI века неотъемлемой частью боевых порядков русской армии стала артиллерия. В главе прослеживаются зарождение и развитие применения ручного огнестрельного оружия, укрепление военной централизации, становление штабной службы, совершенствование фортификационного дела.

Вторая глава монографии посвящена военным реформам 1550-х годов и завершению формирования «классической, — по определению автора, — московской военной машины». Рассматривая все основные составляющие очередных преобразований, автор в качестве ключевой и наиболее значимой выделяет создание стрелецкого войска, ставшего прообразом будущей постоянной армии, единообразно вооружённого и обученного, находившегося на полном содержании государства.

В третьей главе исследуются кризисные явления, Смоленская война и формирование армии «новой модели» в 30—40 годах XVII века. Рассматривая развитие военного дела в первой половине нового столетия в сложнейших условиях смуты и интервенции, В.В. Пенской делает вывод о постепенной «ползучей» «вестернизации» русской армии. Речь идёт о заимствовании передовых европейских достижений в военном деле, в частности «голландской системы», которая, по мнению автора, принесла быстрые и позитивные результаты. Характерной особенностью этого периода («вестернизации») стал рост удельного веса пехоты и сокращение конницы.

В результате реформ, судя по данной научной работе, основу новой русской армии составили 4 «немецких» и 8 русских солдатских полков общей численностью примерно 18 500 солдат и командиров, а также около 3000 драгун и рейтар. Для этих воинских частей характерны все основные черты регулярной армии Нового времени: полное государственное обеспечение всем необходимым, от жалования и «корма» до оружия и амуниции; более или менее регулярное обучение тактическим приёмам иностранными инструкторами с использованием протестантского опыта; относительно единообразные стандартизированные вооружение, амуниция и доспехи; чёткая организационная структура, в корне отличавшаяся от той, которую имели прежние русские войска. Усиливалась артиллерия, началось систематическое обучение войск (боевая подготовка). И хотя в дальнейшем военные неудачи и дороговизна содержания привели к ликвидации полков «нового строя», однако, по мнению автора, нельзя считать военную реформу проваленной.

В четвёртой главе рассматриваются процессы модернизации русской армии во времена правления царя Алексея Михайловича. Оспаривая устоявшиеся стереотипы в историографии, В.В. Пенской доказывает, что именно в это время контуры военной революции в России приобрели практически завершённый вид. Приняв на вооружение «протестантскую» модель военного строительства со всеми присущими ей характерными чертами, в Москве занялись её совершенствованием и адаптацией применительно к специфическим условиям Восточно-Европейского ТВД и к особенностям Российского государства и общества. В результате Россия прошла 2-й этап военной революции и вступила в её 3-ю, завершающую стадию. Столь смелое утверждение автор обосновывает широкой доказательной источниковой базой, многочисленными конкретными фактами и примерами.

Обоснованным представляется и вывод о проявлении во времена Алексея Михайловича (отец Петра I) особого внимания к военной теории и её развитию, к изданию первого русского военного устава, к переводу на русский язык целого ряда зарубежных книг по военному искусству. Таким образом, невольно проникаешься намерением автора исследования пересмотреть устоявшиеся представления о Петре I как основоположнике русской военной теории. Более того, продолжавшийся им до самого конца его правления поиск наилучшей формы организации вооружённых сил позволяет утверждать, что тот и сам был не до конца удовлетворен итогами своих преобразований.

Новая научная работа В.В. Пенского безупречна, на наш взгляд, с точки зрения стиля, языка изложения, доступности осмысления подаваемого научного материала. Её содержание вызывает большой научный интерес, привлекает внимание и стимулирует дискуссию по важнейшим аспектам развития военного дела в России в XV—XVII вв.

* Пенской В.В. От лука к мушкету: Вооружённые силы Российского государства во 2-й половине ХV—XVII вв.: проблемы развития. Белгород: ИПЦ «ПОЛИТЕРРА», 2008. 256 с.