ОТЕЧЕСТВЕННОЕ САМОЛЁТОСТРОЕНИЕ И РАЗВИТИЕ ИСТРЕБИТЕЛЬНОЙ АВИАЦИИ СССР В 1946 — НАЧАЛЕ 1950-Х ГОДОВ

Из истории вооружения и техники

Подрепный Евгений Ильич — доцент кафедры современной отечественной истории Нижегородского государственного университета имени Н.И. Лобачевского, кандидат исторических наук

(г. Нижний Новгород. E-mail: 2505575@mail.ru)

Отечественное самолётостроение и развитие истребительной авиации СССР в 1946 — начале 1950-х годов

После окончания Второй Мировой войны и нарастания конфронтации между СССР и бывшими союзниками по антигитлеровской коалиции перед командованием советских ВВС встал вопрос: какие истребители можно реально противопоставить США и их союзникам, нацелившим на СССР мощные группировки тяжёлых бомбардировщиков, истребителей-штурмовиков дальнего действия и десантной авиации1. По мнению многих историков авиапарк советской истребительной авиации в этот период уже не отвечал требованиям времени2. В литературе достаточно широко освещается процесс создания первых реактивных истребителей в нашей стране3. Однако для запуска перспективных образцов в массовое производство, восстановления паритета в области авиационного вооружения потребовались гигантские усилия всего отечественного самолётостроения, героический труд десятков тысяч конструкторов, испытателей, инженеров, техников и рабочих.

Состояние материальной части истребительной авиации СССР после войны нельзя назвать удовлетворительным. Так, в конце 1945 года участились поломки Як-3, особенно часто выходили из строя самолёты тбилисской сборки. В них постоянно выявляли брак, плох был и клей ВИАМ-Б3. Постановлением Совета Министров СССР № 918-382 от 22 апреля 1946 года утилизировалось 290 самолётов, большинство из которых были именно Як-3 выпуска завода № 31. Попыткой исправить положение стал приказ по Министерству авиационной промышленности (МАП) № 330 от 31 мая 1946 года, предусматривавший доработку Як-3 непосредственно в частях силами бригад заводов № 31 (Тбилиси), № 135 (Харьков) и № 292 (Саратов) по бюллетеню ОКБ-115. Но его выполнение «забуксовало».

По состоянию дел на 1 сентября 1946 года в истребительной авиации ВВС было 11 909 самолётов, в том числе 3242 Ла-7, 3698 Як-9 смешанной конструкции и 2069 Як-3. К середине следующего года из них было решено списать 579 Ла-7, 297 Як-9 и 526 Як-34.

В войсках ПВО страны к концу войны имелось 3424 самолёта-истребителя, на 1 октября 1946 года их число равнялось 3435. К концу 1946 года в истребительной авиации (ИА) войск ПВО образовался значительный некомплект самолётного парка, который по боевым самолётам насчитывал 28,5 проц., а по учебно-боевым — 54,8 проц.

На вооружении состояло большое количество самолётов иностранного производства, до 60 проц. истребителей находилось в эксплуатации более двух лет, были крайне изношены, требовали частого ремонта. Своей ремонтной базы войска ПВО не имели, ремонт самолётов производился ремонтными органами ВВС и в ряде случаев задерживался. Большинство самолётов-истребителей ПВО не имело необходимого навигационного оборудования для действий ночью и в сложных метеоусловиях5. По решению Совета Министров СССР от 22 марта 1946 года были приняты меры по обновлению самолётного парка ИА. Иностранные самолёты, которые составляли около 50 проц. парка, заменялись самолётами отечественного производства6.

1946 год для страны начался с реформ. Наркоматы стали называться министерствами, к руководству ими пришли новые люди.

16 января 1946 года командующий ВВС Красной армии главный маршал авиации А.А. Новиков направил наркому обороны генералиссимусу И.В. Сталину служебную записку. В этом документе содержались предложения по послевоенному развитию отечественной авиации, где были рассмотрены вопросы не только создания новой техники, но и строительства ВВС7. Ровно через три месяца в соответствии с постановлениями Совета Министров СССР № 604 и № 605 Новиков сдал дела новому Главкому ВВС К.А. Вершинину. Одной из причин отстранения Новикова и последовавшими за этим репрессиями его подчинённых стало «поступление в войска недоброкачественных самолётов и моторов, поставляемых промышленностью», приведшее к росту аварийности. Среди перечисленных боевых машин были истребители Як-9У с двигателями ВК-107А, не выдержавшие в своё время государственных испытаний. К тому времени из боевого состава ВВС были выведены 2267 Як-9У с ВК-107А по причине производственно-конструктивных дефектов. В марте 1946 года завод № 166 в Омске сдал заказчику последние 28 Як-9У, и только с началом работы правительственной комиссии приёмку прекратили.

Следует отметить, что менее чем за месяц до этого вышло постановление правительства о списании 4812 самолётов-истребителей деревянной и смешанной конструкции. Если к этому числу прибавить бракованные Як-9У, то получалось, что к лету 1946 года деятельность истребительной авиации должна была быть парализована. Реальными кандидатами для обновления парка истребительной авиации были лишь Ла-9, но их следовало ещё запустить в серийное производство. Видимо, исходя из этого, работу по Як-9У продолжили.

Всё возраставшие требования заказчика к промышленности привели к замене крыла смешанной конструкции на Як-9У цельнометаллическим. Новая модификация Як-9П стала промежуточной на пути к полностью металлической конструкции. После войны в стране наладилось производство высокопрочных алюминиевых сплавов, использование которых в авиастроении упростило эксплуатацию самолётов и увеличило срок их службы8. В сентябре 1946 года завод № 153 построил войсковую серию из 30 машин Як-9П. В начале октября 1946 года 29 Як-9П передали на войсковые испытания в 246-ю истребительную авиационную дивизию (иад)9.

К 1947 году в распоряжении МАП осталось всего 4 серийных завода, занимающихся производством истребителей, вместо 9 заводов, работавших во время войны10.

Одним из самых известных авиазаводов «истребительного» профиля во время войны был завод № 153 в Новосибирске, который дал фронту свыше 15 тыс. боевых самолётов11. После окончания войны в связи с сокращением выпуска самолётов Наркомат авиационной промышленности (НКАП) предложил заводу № 153 организовать производство велосипедов, что потребовало серьёзной перестройки производства, и в то же время не давало полной загрузки завода. В сентябре 1945 года завод приступил к созданию велосипедного цеха и начал освоение трёхскоростного велосипеда. В 1945-м завод выпустил 21 велосипед при задании 5100 штук. В декабре 1945 года завод получил задание НКАП о перестройке и полной реорганизации под крупносерийный выпуск зерновых комбайнов. В 1946 году предприятие, готовясь к организации производства комбайнов, свёртывало выпуск учебно-боевых самолётов Як-9В. И только после того, как стало известно, что завод № 153 не будет производить комбайны и останется самолётостроительным заводом, он вновь приступил к выпуску Як-9В. <…>

Полный вариант статьи читайте в бумажной версии «Военно-исторического журнала» и на сайте Научной электронной библиотеки http:www.elibrary.ru

___________________

ПРИМЕЧАНИЯ

1 См.: Мороз С. Линия судьбы // Авиация и время. 2009. № 6. С. 5.

2 См., например: Противовоздушная оборона страны (1914—1995 гг.). Военно-исторический труд. М., 1998. С. 248—295; Якубович Н.В. Боевые самолёты Микояна. М., Яуза; Эксмо, 2009. С. 47—280; Он же. Истребители Лавочкина. Сломавшие хребет Люфтваффе. М.: Яуза; Эксмо, 2008. С. 179—327; Он же. Самолёты С.А. Лавочкина. М.: «Русское авиационное общество» (РУСАВИА), 2002. С. 78—138; Он же. Истребители Яковлева. М.: Яуза; Эксмо, 2008. С. 273—352; Подрепный Е.И. Реактивный прорыв Сталина. М.: Яуза; Эксмо, 2008. С. 24—80.

3 См., например: Адлер Е.Г. Земля и небо. Воспоминания авиаконструктора. М.: «Русское авиационное общество» (РУСАВИА), 2004. С. 127—168; Кикнадзе Ш. Первые реактивные // Авиация и время. 2009. № 1. С. 25—27; Арсеньев Е. Истребитель МиГ-15 // Авиация и космонавтика вчера, сегодня, завтра. 2011. № 1. С. 13—23; № 2. С. 35—42.

4 Мороз С. Указ. соч. С. 19.

5 Противовоздушная оборона страны (1914—1995 гг.). С. 248.

6 Там же. С. 250.

7 См.: Неизвестные страницы истории ВВС // Вестник воздушного флота. 2002. Июль—август. С. 36—43.

8 Якубович Н.В. Истребители Яковлева. С. 239.

9 Там же. С. 240, 241.

10 Авиация и время. 2009. № 6. С. 20.

11 Российский государственный архив экономики (РГАЭ). Ф. 8044. Оп. 2. Д. 2886. Л. 90.

Производство прожекторного вооружения для Красной армии и Военно-Морского Флота в 1941—1945 гг.

Из истории вооружения и техники

СЕРАЗЕТДИНОВ Борис Уразбекович — доцент кафедры социально-гуманитарных наук Московского государственного университета технологий и управления, кандидат исторических наук

(Москва. E-mail: bserazetdinov@yandex.ru)

Производство прожекторного вооружения для Красной армии и Военно-Морского Флота в 1941—1945 гг.

История новосибирского прожекторного завода № 644 «Электроагрегат» тесно переплетена с историей Великой Отечественной войны: как многие западносибирские заводы, «Электроагрегат» родился в годы войны. Здесь, в заводских цехах, как и на тысячах других предприятий руками рабочих ковалось оружие победы.

В своей книге «Воспоминания и размышления» Маршал Советского Союза Г.К. Жуков писал: «Готовя операцию (Берлинскую), все мы думали над тем, что ещё предпринять, чтобы ошеломить и подавить противника. Так родилась идея ночной атаки с применением прожекторов. Решено было обрушить наш удар за два часа до рассвета. Сто сорок зенитных прожекторов должны были внезапно осветить противника и объекты атаки. Во время подготовки операции её участникам была показана эффективность действия прожекторов. Все единодушно высказались за их применение»1.

Свой вклад в эту операцию внес коллектив завода № 644, который в декабре 1941 года был эвакуирован из Москвы в Новосибирск.

В годы Великой Отечественной войны Новосибирская область являлась главным поставщиком прожекторного вооружения фронту. Завод № 644 был единственным в Союзе по производству зенитных, посадочных, морских, авиационных и других видов прожекторного вооружения и зарядно-электрических агрегатов2 для Красной армии и Военно-морского флота. Учитывая большое значение Московского прожекторного завода для обороны страны, по утверждению народного комиссара электропромышленности СССР И.Г. Кабанова, крайне необходимым являлось создание дублёров этого завода. В соответствии с распоряжением Совнаркома СССР за № 4710-рс от 6 августа 1941 года3 дублирующее производство зенитных прожекторных установок решили организовать в г. Новосибирске. По указанию правительства заводу передавались новое новосибирское трамвайное депо со всеми подсобными помещениями и учебные, подсобные и жилые здания техникума связи. Требовалось в двухмесячный срок организовать производство зенитных прожекторов4.

После эвакуации коллектив завода был вынужден не только конструктивно и технологически переработать большую часть выпускавшихся изделий, но и разработать ряд новых конструкций применительно к условиям войны. Первое время после восстановления на новом месте завод был ещё не в состоянии изготавливать ни зенитные прожекторы типа З-15-4, ни посадочные ПС-6, которые раньше являлись основными типами его изделий. С декабря 1941 года на смонтированных станках рабочие начали производить реактивные авиационные снаряды М-8 в соответствии с решением Новосибирского обкома ВКП(б)5, а с мая 1942 года после переоснастки оборудования они перешли на выпуск деталей № 7 снаряда М-8 по новому чертежу6.

Чтобы удовлетворить первоочередную потребность в зенитных прожекторах, инженерами и техниками завода в условиях отсутствия в литейной цветных металлов и нехватки площадей для ряда цехов в короткий срок был разработан простейший тип автомобильной прожекторной станции для противовоздушной обороны О-15-8. Этот прожектор отличался простотой конструкции, относительно малой трудоёмкостью и не требовал дефицитных материалов. Все оборудование станции было смонтировано на автомобиле ЗИС с приводом генератора от двигателя машины. Это позволило быстро освоить технологию производства открытых прожекторов и в марте 1942 года приступить к их серийному выпуску. Вслед за зенитным прожектором О-15-8 была разработана конструкция и освоено производство авиационной маячно-посадочной станции с прожектором диаметром 90 см7 типа ПМ-9 взамен ранее выпускавшейся станции ПС-6. Первая партия этих станций была изготовлена в августе 1942 года8.

Коллектив завода в трудных условиях военного времени, параллельно ведя большое строительство, сумел организовать на сибирской земле производство зенитных авиапосадочных и авиамаячных прожекторных станций, выпустив за два последних военных года 25 новых конструкций прожекторов и станций, которые полностью отвечали требованиям фронта. Причём решали эти задачи новосибирцы с минимальным расходом цветных металлов. Только по двум типам прожекторных станций среднегодовая экономия цветных металлов составляла 320 тонн9. В 1942 году были выпущены 185 мощных зенитных прожекторных станций10.

В течение следующего года завод № 644 значительно окреп и набрал темпы, позволявшие выполнять производственный план как по объёму, так и по номенклатуре. Удовлетворив первоочередную потребность в прожекторном вооружении, коллектив предприятия приступил к разработке зенитного прожектора закрытого типа, и с апреля 1943 года было начато производство прожекторных станций З-15-11. Инженерами-конструкторами и заводскими технологами была разработана конструкция основного типа зенитного прожектора без применения алюминиевого литья. Прожектор в целом был выполнен из чёрных металлов с широким применением электросварки и штампованных деталей, что дало экономию алюминия около 500 кг на одно изделие. Вслед за этим была проведена модернизация прожекторов и электрических станций путём уменьшения расхода цветных металлов, сокращения трудоёмкости, улучшения конструкции, а также применения стеклянных отражателей взамен металлических. Всё это позволило повысить качество прожекторов, и прежде всего морских сигнальных прожекторов СПТ-л25, СПТ-я35 диаметром 25 и 35 см для торпедных катеров и прожектора ПЗ-35/с заливающего света диаметром 35 см. <…>

Полный вариант статьи читайте в бумажной версии «Военно-исторического журнала» и на сайте Научной электронной библиотеки http:www.elibrary.ru

___________________

ПРИМЕЧАНИЯ

1 Жуков Г.К. Воспоминания и размышления. М.: Изд-во АПН, 1969. С. 628.

2 Государственный архив Российской Федерации (ГАРФ). Ф. Р-6822. Оп. 1. Д. 149. Л. 42.

3 Там же. Д. 150. Л. 5.

4 Там же. Д. 149. Л. 100; Д. 150. Л. 16.

5 Оборонная промышленность Новосибирской области в годы Великой Отечественной войны: Сборник документов / Отв. ред. И.М. Савицкий. Новосибирск, 2005. С. 207.

6 Там же. С. 320, 321.

7 Там же. С. 587.

8 Интернет-ресурс: http:war1945.ru; Государственный архив Новосибирской области (ГАНО). Ф. П-4. Оп. 34. Д. 160. Л. 5—12.

9 Там же. Оп. 6. Д. 473. Л. 157, 158,160—162.

10 Там же. Оп. 8. Д. 2. Л. 113.

СОВЕРШЕНСТВОВАНИЕ РУССКОЙ ПОЛЕВОЙ АРТИЛЛЕРИИ В КОНЦЕ XVIII — НАЧАЛЕ XIX ВЕКА

Из истории вооружения и техники

Юркевич Евгений Иванович — старший научный сотрудник Военно-исторического музея артиллерии, инженерных войск и войск связи, кандидат исторических наук

(Санкт-Петербург. E-mail: artillery@yandex.ru)

Совершенствование русской полевой артиллерии в конце XVIII — начале xix века

Преобразования, касающиеся русской артиллерии (в первую очередь в области материальной части и боеприпасов), происходившие на рубеже XVIII — XIX веков, приобрели особо важное значение в связи с ожидаемым вооружённым столкновением России с Францией.

Вступивший в 1796 году в царствование Павел I взял под личный контроль приведение артиллерийской матчасти в соответствие с теми требованиями, которые он предъявлял к ней ещё до восшествия на престол в созданных им в ту пору «гатчинских войсках».

Новые орудия полевой артиллерии были приняты на вооружение уже в феврале 1797-го. Если раньше их разновидность составляла 11 «нумераций по калибру», то теперь было оставлено только 4 (6- и 12-фунтовые пушки и ¼- и ½-дюймовые единороги)1.

Особое внимание уделялось орудийным лафетам, которые, по свидетельству одного из исследователей, «строились по указанию генерала Эйлера». От прежних они отличались тем, что имели «более сообразное распределение оковок, уменьшение их числа, меньший угол перелома лафета, расположение цапфенных гнёзд впереди оси для более лёгкого поднимания хобота»2. Кроме того, между станинами лафетов полевых орудий были устроены небольшие ящики для принадлежности, а также деревянные рычаги (гандшпуги), предназначенные для изменения угла горизонтальной наводки, которые подкладывались под хобот3. Более удобными стали правила, облегчившие горизонтальную наводку4. Вместе с тем подъёмный клин орудий образца 1797 года сохранил прежнюю конструкцию5.

Изменения в первую очередь коснулись пушечных лафетов6, однако манёвры 1798 года показали несовершенство этой важной составной части и у единорогов. По рекомендации генерал-лейтенанта А.О. Базина лафеты последних уступили место облегчённым конструкциям 12-фунтовых пушек средней пропорции»7.

При сравнении тактико-технических характеристик полевых орудий образца 1780—1790-х и 1797 годов видно, что «павловские» значительно легче, чем «екатерининские», и имеют меньшую длину стволов8; для них также были введены передки с дышлом и ящиком9; упряжь, как и в «гатчинских войсках», «оставалась шорная»10.

«Таким образом, — итожил исследователь, — наконец (1797) полевая артиллерия, получив более однообразную материальную часть, отделалась навсегда и от прежних тяжёлых орудий, большего калибра, чем 12 фн., слишком тяжёлых и непригодных для действия в поле, и от орудий слишком малого калибра, меньше 6 фн., слабо действовавших картечью — главным тогда снарядом»11.

Впрочем, «павловская матчасть» имела и недостатки. Так, двухколёсные зарядные ящики, введённые в русской артиллерии для уменьшения её обоза в походе ещё при Петре Великом, были заменены малоподвижными и неповоротливыми четырёхколёсными зарядными фурами. За пример было взято «транспортное средство», использовавшиеся во французских войсках, страдавшее малой мобильностью12. Весьма тяжёлыми, крупногабаритными и неповоротливыми были и походные кузницы13. И всё же в общем и целом орудия образца 1797 года можно признать гораздо совершеннее по сравнению с предшествующими14. <…>

Полный вариант статьи читайте в бумажной версии «Военно-исторического журнала» и на сайте Научной электронной библиотеки http:www.elibrary.ru

___________________

ПРИМЕЧАНИЯ

1 Более подробно см.: Публичные лекции, читанные при Гвардейской артиллерии полковником Ратчем в 1859 году // Артиллерийский журнал. 1860. № 5. С. 338, 339; История отечественной артиллерии: В 3 т. М.; Л., 1959—1970. Т. I. Кн. 2. С. 527; Кн. 3. С. 19.

2 Нилус А. История материальной части артиллерии. СПб., 1904. Т. I. С. 275.

3 См.: Краткие артиллерийские записки для наставления унтер-офицеров в новоучреждённых артиллерийских баталионах, сочинённые при Артиллерийском и Инженерном Шляхетном Кадетском Корпусе. СПб., 1789. С. 24; Начальные основания артиллерийского искусства, составленные Лейб-Гвардии 1-й артиллерийской бригады капитаном Весселем для руководства в юнкерских классах Артиллерийского Училища и служащие началом Записок, изданных для Офицерских классов означенного Училища. СПб., 1831. С. 574.

4 История отечественной артиллерии. Т. 1. Кн. 3. С. 18.

5 Архив Военно-исторического музея артиллерии, инженерных войск и войск связи (АВИМАИВиВС). Ф. 57. Оп. 1. Д. 17. Л. 2, 11; Отдел рукописей Российской национальной библиотеки (ОР РНБ). Ф. Эрм. № 139. Л. 36, 45, 62, 73, 82.

6 Публичные лекции, читанные при Гвардейской артиллерии полковником Ратчем в 1859 году… С. 342.

7 Там же. С. 343.

8 Краткие артиллерийские записки для наставления унтер-офицеров в новоучреждённых артиллерийских баталионах… С. 16—20 (л. А—Б); История отечественной артиллерии. Т. 1. Кн. 2. С. 465; Кн. 3. С. 30; ОР РНБ. Ф. Эрм. № 139. Л. 35, 44, 61, 72, 81.

9 Нилус А. Указ. соч. С. 275; История отечественной артиллерии. Т. 1. Кн. 3. С. 23, 24.

10 Там же. С. 275; Ратч В.Ф. Сведения об артиллерии Гатчинских войск. СПб., 1851. С. 39.

11 Нилус А. Указ. соч. С. 275.

12 Там же; История отечественной артиллерии. Т. 1. Кн. 3. С. 23, 24.

13 Краткое обозрение состояния артиллерии с 1798 по 1848 год // Артиллерийский журнал. 1852. № 5. С. 101, 102.

14 История отечественной артиллерии. Т. 1. Кн. 3. С. 27.