Действия авиации и зенитной артиллерии в ходе Брусиловского прорыва летом 1916 года

АВЕРЧЕНКО Сергей Викторович — заместитель главного редактора «Военно-исторического журнала», подполковник запаса, кандидат исторических наук (Москва. E-mail: Mil_hist_magazin@mail.ru)

Лашков Алексей Юрьевич — ведущий научный сотрудник Научно-исследовательского института (военной истории) Военной академии Генерального штаба ВС РФ, полковник запаса, кандидат исторических наук (119330, Москва, Университетский пр-т, д. 14)

Действия авиации и зенитной артиллерии в ходе Брусиловского прорыва летом 1916 года

К исходу второго года Первой мировой войны (весна 1916 г.) в Ставке Верховного главнокомандования (ВГК) русской армии был рассмотрен проект наступления на участке Юго-Западного фронта (ЮЗФ). Для проведения крупномасштабной разведки будущего театра операции были привлечены до 100 разнотипных самолётов, что позволило провести полную рекогносцировку вражеских позиций1.

Для выяснения дислокации неприятельских войск, как правило, использовалась фронтальная съёмка. Но всё активнее применялось фотографирование, как говорили тогда, «с облической стороны», дававшие возможность вскрывать при дешифровке аэрофотоснимков важные элементы обороны войск противника, обычно пренебрегавших маскировкой объектов со стороны своего тыла. Систематически производилось повторное фотографирование, способствовавшее поэтапному слежению за развитием системы обороны. Именно так действовала авиационная разведка 8-й армии ЮЗФ перед началом наступательной операции, когда германские позиции фотографировались по 6—8 раз. Дешифрованные аэрофотоснимки с нанесёнными линиями обороны и огневыми точками доводились до младшего офицерского состава вплоть до командиров рот и батарей включительно.

До 13 июня* 1916 года авиация фронта совершила 798 самолётовылетов, решая различные задачи, в том числе перехват самолётов противника. Вследствие большой изношенности воздушные аппараты теряли способность летать. Позднее за время наступательной операции русской стороной было их утрачено (с учётом временно выходивших из строя и впоследствии отремонтированных) 97 единиц. Это соответствовало почти всему самолётному парку фронта перед началом наступления2.

Несмотря на численное превосходство противника в живой силе (5 армий против 4 русских) и тройное превосходство в тяжёлой артиллерии, войска Юго-Западного фронта 22 мая начали наступление, в ходе которого был нанесён ряд одновременных ударов в полосе наступления фронта. Главный удар на участке шириной 20 км наносила 8-я армия в общем направлении на г. Луцк. Другие объединения и входившие в них корпуса наносили вспомогательные удары на своих участках. Всего, таким образом, определились 11 участков прорыва обороны противника: 4 армейских и 7 корпусных3.

Особое внимание обращалось воздушной разведке и противовоздушной защите наступавших войск. По данным на 22 мая 1916 года в составе армий фронта имелись: управления четырёх авиационных дивизионов; 18 авиаотрядов (13 корпусных — ближней разведки; 4 армейских — дальней разведки и 1 истребительный); 1-й боевой отряд Эскадры воздушных кораблей (ЭВК) «Илья Муромец» (2 аппарата: II и XIII); 6 воздухоплавательных рот и 1 отдельная станция; 6 зенитных взводов (на штатной основе). Распределение авиаотрядов по армиям фронта видно из представленной таблицы.

Таблица

Распределение авиационных отрядов по армиям ЮЗФ

22 мая 1916 г.

Армии

Авиационные отряды

7

3, 32 и 35-й корпусные

3-й армейский

7-й истребительный

1-й боевой отряд ЭВК

8

5, 8, 12 и 18-й корпусные

8-й армейский

9

14, 16, 26 и 30-й корпусные

9-й армейский

11

7 и 2-й Сибирский корпусные

6-й армейский

Составлено по: РГВИА. Ф. 6053. Оп. 1. Д. 2. Л. 26; Боевое расписание армий Юго-Западного фронта к 22 мая (4 июня) 1916 г. См.: Сборник документов мировой империалистической войны на русском фронте (1914—1917 гг.). Наступление Юго-Западного фронта в мае—июне 1916 г. М., 1941; Ветошников В.Л. Брусиловский прорыв. Оперативно-стратегический очерк. М., 1940. С. 168—178; Хайрулин М.А. «Илья Муромец». Гордость русской авиации. М.: Коллекция; Яуза; ЭКСМО, 2010. С. 98, 99; Ткачёв В.М. Крылья России. Воспоминания о прошлом русской военной авиации. 1910—1917 гг. СПб.: ГИЦ «Новое культурное пространство», 2007. С. 451—458.

Прим. авт. — 7-й истребительный авиационный отряд, входивший в состав 7-й армии, не учтён в Боевом расписании армий ЮЗФ на 22 мая 1916 г., но он ещё 15 апреля расположился на аэродроме у дер. Яблонов и на следующий день приступил к боевым полётам, что подтверждается документами РГВИА. Также в Боевом расписании армий ЮЗФ не учтён 1-й боевой отряд ЭВК, так как он не входил в состав войск фронта, а подчинялся начальнику штаба ВГК.

Все штатные зенитные средства были включены в состав корпусов 11-й армии. В их задачу входило прикрытие наиболее важных объектов ближнего тыла от возможных налётов со стороны австро-венгерской авиации, превосходившей по своей численности авиацию Юго-Западного фронта. Например, в полосе действий русской 9-й армии соотношение воздушных сил составляло примерно 1 : 1,1—1,4 в пользу противника5, сосредоточившего основные воздушные силы на южном участке нашего фронта.

Главными задачами русской авиации в процессе подготовки и проведения прорыва являлись воздушная разведка и корректировка артиллерийского огня. Первая выполнялась посредством визуального наблюдения и фотографирования объектов: ближнего (до 16 км от линии фронта) и глубокого (до 20—45 км) тыла противника. Для этого (преимущественно для действий в глубоком тылу) чаще всего использовались самолёты типа Фарман, прикрывавшиеся двумя аппаратами истребительного типа (по опыту французского воздушного флота)5 «с целью взаимной поддержки в случае воздушного боя»6. По завершению наступательной операции это правило было распространено на все авиационные подразделения действующей армии.

Одновременно авиации ставились задачи и по бомбометанию. Но поскольку незначительная бомбовая нагрузка самолётов (до 40—45 кг) и отсутствие на них специальных прицельных приспособлений не обеспечивали достаточную эффективность, было принято решение объединить разведывательные и бомбардировочные полёты. Иногда бомбовая нагрузка увеличивалась за счёт высадки наблюдателя7, что применялось и противником. По словам германского лётчика М. фон Рихтхофена8, при совершении боевых вылетов в наш тыл он брал на борт до 150 кг бомб за счёт полной загрузки аппарата9. Общая же бомбовая нагрузка немецкого самолёта типа Альбатрос Ц.I (Albatros С.I), широко использовавшегося на русско-германском фронте в 1916 году, не превышала 90 кг10.

Заметную роль в ослаблении ближнего тыла германских и австро-венгерских войск сыграл 1-й боевой отряд ЭВК, располагавшийся в населённом пункте Колодзиевке. Накануне наступления наши самолёты совершили удачные налёты на стратегически важные пункты противника, в том числе крупные транспортные узлы Бучач и Язловец, забитые железнодорожными составами и военной техникой. Под ударами наших тяжёлых бомбардировщиков оказались и объекты германской 89-й дивизии в районе Борзино, на которые было сброшено свыше 1,6 т авиабомб11. В ответ противник неоднократно совершал воздушные налёты на аэродром боевого отряда, пытаясь уничтожить «Муромцы» на земле. Для их защиты помимо пулемётного прикрытия лётного поля и ангаров была развёрнута зенитная артиллерийская батарея. <…>

Полный вариант статьи читайте в бумажной версии «Военно-исторического журнала» и на сайте Научной электронной библиотеки http:www.elibrary.ru

___________________

ПРИМЕЧАНИЯ

1 См.: Сборник документов мировой империалистической войны на русском фронте (1914—1917 гг.). Наступление Юго-Западного фронта в мае—июне 1916 г. М., 1941. С. 97.

2 История создания и развития отечественных Военно-воздушных сил. Монино, 1998. С. 220.

3 Зарецкий В.М. Применение авиации в операциях Первой мировой войны. Учебное пособие. Монино, 1996. С. 43.

4 Назин И., Барков И., Латышев А. Авиация в Брусиловском прорыве / Воен.-истор. журнал. 1940. № 12. С. 111.

5 Там же. С. 113, 114.

6 Российский государственный военно-исторический архив (РГВИА). Ф. 2008. Оп. 1. Д. 2. Л. 218.

7 Назин И., Барков И., Латышев А. Указ. соч. С. 114.

8 Рихтхофен Манфред Фрайхерр фон (1892—1918) — немецкий лётчик-истребитель, капитан, командир авиационной эскадрильи, названной его именем (80 сбитых самолётов). На военной службе с 1909 г. Окончил кадетскую школу, институт в Лихтерфельде. В годы Первой мировой войны служил сначала в кавалерии, а с мая 1915 г. в сухопутной авиации. Погиб в воздушном бою в 1918 г.

9 Рихтхофен Манфред фон. Красный истребитель. Воспоминания немецкого аса Первой мировой войны / Пер. с нем. М.: ЗАО «Центрполиграф», 2004. С. 65.

10 Обухович В.А., Никифоров А.Ф. Самолёты первой мировой войны. Минск: Харвест, 2003. С. 124.

11 Финне К.Н. Воздушные богатыри И.И. Сикорского. Мн.; М.: АСТ, 2005. С. 126—128.

* Все даты приводятся по старому стилю.

Артиллерийское обеспечение осады Риги русскими войсками в 1709—1710 гг.

ИСТОРИЯ ВОЙН

Манойленко Юрий Евгеньевич — аспирант кафедры русской истории Российского государственного педагогического университета имени А.И.Герцена, магистр социально-экономического образования

Артиллерийское обеспечение осады Риги русскими войсками в 17091710 гг.

В этому году исполняется 300лет со дня взятия русскими войсками Риги — одной из важнейших шведских крепостей в Лифляндии. Овладение крепостью имело ключевое значение для закрепления и расширения успехов России в Прибалтике, достигнутых в начальный период Северной войны.

Существенную роль в этой операции сыграла русская артиллерия, реформированная ПетромI после Нарвского поражения 1700года и ставшая к этому моменту одним из основных родов войск регулярной армии. В осадах шведских крепостей и в полевых сражениях Северной войны артиллеристами был накоплен немалый боевой опыт. В то же время в ходе войны Рижская операция стала для русской артиллерии первым опытом, когда ей пришлось участвовать в длительной 8-месячной блокаде укреплённого пункта.

Рига располагалась на берегу Западной Двины и представляла собой город-крепость с замком и цитаделью. Наружная ограда крепости имела 5 бастионов, 2 равелина и 2шанца. Перед крепостью располагался форштадт, частично укреплённый земляным валом и палисадами, представлявшими собой передовую оборонительную ограду. На противоположном берегу реки перед крепостью находился отдельный форт Кобершанец, служивший предмостным укреплением. Форт, окружённый глубоким водяным рвом, был усилен четырьмя бастионами и одним полубастионом. Гарнизон крепости составлял более 12тыс. человек.

Для обеспечения блокады Риги было принято решение задействовать полевую артиллерию. 15июля* 1709года из местечка Решетиловка, где после Полтавского сражения располагалась русская армия, с дивизией генерал-майора А.И.Репнина к Риге было отправлено 32орудия, в том числе 28пушек (14 3-фунтовых, 12 8-фунтовых, 2 12-фунтовых), 1 1-пудовая гаубица и 3 мортиры (1 Ѕ-пудовая и 2 1-пудовых)1. Командование полевой артиллерией осуществлял генерал-майор И.Я.Гинтер.

В конце июля А.И.Репнин получил приказ командующего русскими войсками в Лифляндии генерал-фельдмаршала Б.П.Шереметева изменить маршрут следования своей дивизии и двигаться к Дисне для погрузки на суда и последующей переброски к Риге по воде, при этом полевой артиллерии было приказано двигаться прежним путём, через Минск. Для прикрытия артиллерии выделили 2 пехотных полка (Нарвский и Каргопольский) из состава дивизии А.И.Репнина и драгунский Новотроицкий полк — из дивизии генерал-лейтенанта Л.Н.фонАлларта2.

Артиллерия для действий под Ригой также готовилась в Смоленске под руководством капитан-поручика Г.Г.Скорнякова-Писарева. 12июля ПётрI распорядился «пушки 18 12-фунтовыя и к ним порох, ядры и протчее взять из Смоленска и нагрузить в суды. Також 8 мартиров и к ним бомбы и аммуниция, сколко потребна»3. Эти орудия и боеприпасы предполагалось отправить под Ригу водным путём по Западной Двине.

7сентября Г.Г.Скорняков-Писарев сообщал А.Д.Меншикову из Поречья о завершении погрузки артиллерии на суда4. В конце сентября артиллерия была доставлена в Полоцк5, в начале октября — в Дисну6, а в ноябре суда с орудиями прибыли к Риге.

В конце октября русские войска блокировали основные пути подвоза боеприпасов и провианта в Ригу. К этому времени к армии присоединилась полевая артиллерия. Местом её расположения было выбрано селение Кирхгольм, примерно в 16км от Риги, а для охраны придан отряд полковника И.Л.Воейкова7.

29октября русские войска приблизились к укреплению Кобершанец на левом берегу Западной Двины напротив Риги. По решению рижского генерал-губернатора Н.Штремберга Кобершанец был частично разрушен и без боя оставлен шведами. После этого укрепление заняли войска Б.П.Шереметева, приступившие к его восстановлению. <…>

Полный вариант статьи читайте в бумажной версии «Военно-исторического журнала» и на сайте Научной электронной библиотеки http:www.elibrary.ru

ПРИМЕЧАНИЯ

1 Архив Военно-исторического музея артиллерии, инженерных войск и войск связи (Архив ВИМАИВ и ВС). Ф. 2. Оп. 1. Д. 40. Л. 385, 385 об.

2 Письма и бумаги императора Петра Великого. Т.9. Вып.2. Примечания к №2954—3550, напечатанным в первом выпуске IXтома. М., 1952. С. 1141, 1204, 1205.

3 Письма и бумаги императора Петра Великого. Т.9. Вып.1 (январь-декабрь 1709 года). М.; Л., 1950. С. 286.

4 Архив Санкт-Петербургского института истории Российской Академии наук (Архив СПбИИ РАН). Ф. 83. Оп. 1. Д. 3357. Л. 1.

5 Российский государственный архив Военно-морского флота. Ф. 234. Оп. 1. Д. 23. Л. 315.

6 Архив СПбИИ РАН. Ф. 83. Оп. 1. Д. 3439. Л. 1.

7 Отдел рукописей Российской национальной библиотеки (ОР РНБ). Ф. 885 (Эрмитажное собрание). Д. 505. Л. 56.

* Здесь и далее все даты даны по старому стилю.

Обеспечить… судьбу Кавказа и разрушить надежды турок

ГЕРАСИМОВА Юлия Николаевна — доцент кафедры историографии и источниковедения Тверского государственного университета, кандидат исторических наук

«Обеспечить… судьбу Кавказа и разрушить надежды турок»

В ходе Русско-турецких войн XIXвека город-крепость Карс, находящийся на северо-востоке Турции близ армяно-турецкой границы, неизменно являлся одним из основных объектов борьбы. Русские войска штурмовали Карс в 1807, 1828, 1855 и 1877годах и трижды овладевали этим мощным опорным пунктом турок — последний раз в ходе Русско-турецкой войны 1877—1878гг. К началу боевых действий турки реконструировали крепость, вокруг опоясывавшей город каменной стены были возведены мощные форты, построена цитадель. 25-тысячный гарнизон крепости имел 303орудия.

Командующий Действующим Кавказским корпусом генерал от кавалерии М.Т.Лорис-Меликов, вынужденный в июне 1877года снять осаду Карса, с подходом подкреплений возобновил активные боевые действия. Их наиболее весомым итогом стал разгром турецкой Анатолийской армии в ходе Авлияр-Аладжинского сражения 20сентября (2октября) — 3(15)октября1, что имело крупное значение в стратегическом отношении, а также открывало путь к Карсу2.

Русские войска насчитывали около 35тыс. человек, 209орудий. Непосредственно в штурме, которому предшествовала бомбардировка крепости, продолжавшаяся с перерывами 8дней, участвовало 14,5тыс. человек, 40орудий. Атака началась вечером 5(17)ноября 1877года одновременно пятью колоннами, которые атаковали Карс с севера, северо-запада и юго-запада. Конница, действуя тремя группами, перекрыла пути подхода подкреплений противника. Утром следующего дня крепость пала. Была захвачена вся артиллерия и более 17тыс. пленных. Потери русских войск составили: 488человек убитыми и 1785ранеными, по другим данным, были убиты 1генерал, 18офицеров и 453 нижних чина; ранены и контужены 58офицеров и 1655 нижних чинов, пропали без вести 88 нижних чинов.

По Сан-Стефанскому мирному договору Карс вошёл в состав России. С выходом России из Первой мировой войны город был в мае 1918года оккупирован турецкими войсками. После поражения Турции в войне Карс захватили армянские дашнакские отряды, которых поддерживали английские экспедиционные войска. По Карсскому договору 1921года город-крепость снова вошёл в состав Турции.

Блокада, штурм и взятие Карса — центральное событие военной карьеры М.Т.Лорис-Меликова на Кавказском ТВД в ходе Русско-турецкой войны 1877—1878гг.

Овладение считавшейся неприступной крепостью в результате ночного штурма является одной из славных страниц русского военного искусства. Операция была отлично подготовлена и блестяще проведена, причём практически при полном отсутствии жертв среди мирного населения.

Хотя штурм Карса, вернее, его основных укреплений, был осуществлён под командованием генерал-лейтенанта И.Д.Лазарева, большинство исследователей, справедливо считая Лорис-Меликова фактическим руководителем всех военных действий на Кавказе в 1877—1878гг., связывает взятие крепости только с его именем.

Так, военный историк С.О.Кишмишев называет командующего корпусом организатором блокадных действий, при этом отмечая, что Лорис-Меликов все решения принимал с учётом опыта, полученного им ещё во время «обложения» и штурма Карса в 1855году генералом от инфантерии Н.Н.Муравьёвым3. Что же касается успеха ночного штурма, то это решение было принято великим князем Михаилом Николаевичем, главнокомандующим Кавказской армией, после неоднократных обсуждений с начальниками колонн и отдельных отрядов. Составители сборника документов «Материалы для описания Русско-турецкой войны 1877—1878гг. на Кавказско-Малоазиатском театре» отмечают, что решение о штурме Карса окончательно созрело после взятия в ночь на 24октября укрепления Хафиз силами 158-го пехотного Кутаисского полка под командованием полковника С.А.Фадеева4. Таким образом, разработка плана штурма крепости и само руководство штурмом представляется как коллективное творчество. Во многих источниках руководителем взятия крепости указывается генерал-лейтенант И.Д.Лазарев, хотя он командовал лишь одним Карсским отрядом5.

П.К.Фортунатов в своём исследовании автором плана штурма крепости называет генерал-лейтенанта Н.Н.Обручева — главного исполнителя стратегического плана войны с Турцией, одного из ближайших помощников Д.А.Милютина в подготовке и проведении военных реформ, фактически выполнявшего обязанности начальника штаба корпуса.

Не будем вдаваться в полемику, а попытаемся лишь на основе новых и малоизвестных источников рассмотреть деятельность командующего Действующим корпусом по организации блокады и его роль в овладении первоклассной турецкой крепостью.

Обратимся прежде всего к документам, подписанным Лорис-Меликовым, к его диспозициям и переписке по данному вопросу6. <…>

Полный вариант статьи читайте в бумажной версии «Военно-исторического журнала» и на сайте Научной электронной библиотеки http:www.elibrary.ru

ПРИМЕЧАНИЯ

1 Далее все даты приводятся по старому стилю.

2 Главнокомандующий Кавказской армией великий князь Михаил Николаевич за эту победу был награждён орденом Святого Георгия 1-й степени (9октября 1877г.), а М.Т.Лорис-Меликов — 2-й степени (27октября 1877г.). Ещё ранее, 14мая 1877г. Святого Георгия 3-й степени Лорис-Меликов получил за взятие 5мая 1877г. Ардагана. Георгия 3-й степени за бои на Аладжинских высотах получили также генерал-лейтенанты И.Д.Лазарев и Н.Н.Обручев.

3 Кишмишев С.О. Война в Турецкой Армении. СПб., 1884. С.428, 436, 437.

4 За взятие Карса С.А.Фадеев был награждён орденом Святого Георгия 3-й степени (19декабря 1877г.) со следующей формулировкой: «При взятии штурмом крепости Карс в ночь с 5 на 6ноября 1877года воспользовался быстро оценённым положением дел в самом разгаре боя, атаковал и занял с незначительной частью войск главнейшее неприятельское укрепление Карадаг, с падением которого решалась участь всей крепости» (см.: Военный орден Святого Великомученика и Победоносца Георгия. Именные списки 1769—1920. Биобиблиографический справочник. М., 2004. С. 161).

5 За взятие Карса И.Д.Лазарев был награждён орденом Святого Георгия 2-й степени (19декабря 1877г.) с формулировкой: «За отличие при взятии штурмом крепости Карс в ночь с 5 на 6ноября 1877года, где лично распоряжался ходом штурма юго-восточных укреплений» (см.: Военный орден Святого Великомученика и Победоносца Георгия. Именные списки 1769—1920. Биобиблиографический справочник. С. 122).

6 Костанян Ю.Л. Граф Михаил Тариелович Лорис-Меликов. СПб., 2004. С. 50; Итенберг Б.С. Военачальник и администратор на Кавказе // Отечественная история. 2004. №1. С.50—52; Итенберг Б.С., Твардовская В.А. Граф М.Т. Лорис-Меликов. М., 2004. С. 37—44; Кузьминов П.А. М.Т. Лорис-Меликов на Кавказе // Кавказский сборник. М., 2005. Т.2(34). С. 126 и др.