1

«Боями этих дней мы совершенно расстроили наступление противника».

Аннотация. В статье представлен анализ боевых действий оперативной группы 28-й армии под командованием генерал-лейтенанта В.Я. Качалова в Смоленском сражении 1941 года, которая сумела оттянуть на себя, сковать силы противника и нанести ему ощутимые потери.

Summary. The paper offers analysis of combat by the operational group of the 28th Army under the command of Lieutenant General V. Ya. Kachalov in the 1941 Battle of Smolensk, which contrived to draw off and pin down the enemy forces inflicting tangible losses on the latter.

ВЕЛИКАЯ ОТЕЧЕСТВЕННАЯ ВОЙНА 1941—1945 гг.

СТРЕЛЕЦ Роман Васильевич — доцент кафедры тактики и оперативного искусства Военной академии войсковой противовоздушной обороны Вооружённых сил РФ имени Маршала Советского Союза А.М. Василевского, полковник, кандидат исторических наук, доцент

(г. Смоленск. E-mail: Romanstrel@mail.ru).

«БОЯМИ ЭТИХ ДНЕЙ МЫ СОВЕРШЕННО РАССТРОИЛИ НАСТУПЛЕНИЕ ПРОТИВНИКА»

Особенности наступления оперативной группы генерал-лейтенанта В.Я. Качалова на Смоленск в июле 1941 года

За 80 лет, прошедших после Смоленского сражения1 (10 июля — 10 сентября 1941 г.), исследователи объёмно отразили его в историографии. Но участие в сражении каждой из армейских оперативных групп освещено недостаточно, в т.ч. противоречивы оценки боевых действий группы 28-й армии под командованием генерал-лейтенанта В.Я. Качалова, наступавшей из района Рославля на Смоленск. Её роль связана со значимостью рославльского направления в планах немецко-фашистского командования. 12 июля начальник гитлеровского генштаба сухопутных войск генерал-полковник Ф. Гальдер записал в своём военном дневнике: «Осуществление… охвата и уничтожения противника в районе южнее линии Орша, Смоленск следует обеспечить наступлением 2-й танковой группы (северной группой на Ельню, южной — на Рославль)»2. С 22 июня Рославль, Ельня и Смоленск стали первой оперативной целью 2-й танковой группы3 (2 Тгр). генерал-полковника Г. Гудериана. Его план заключался в наступлении «на Москву посредством нанесения основного удара из Рославля на Вязьму». За наступление на нашу столицу единодушно высказались генералы группы армий «Центр» на совещании в её штабе с участием А. Гитлера4.

Начало созданию 28-й армии (28 А) было положено 27 июня 1941 года директивой Ставки ГК5 № 00436 командующему войсками Архангельского военного округа (АрхВО) о её формировании и задачах. 28 июня Ставка ГК директивой № 00817 поставила 28 А задачу к исходу 5 июля занять и прочно оборонять рубеж во втором эшелоне Западного фронта (ЗапФ). Времени на обучение и боевое слаживание полков и дивизий не было. Значительная часть начсостава была призвана из запаса8. Штаб 28 А, образованный на базе штаба АрхВО, начал изучать личный состав соединений и частей, прибывших из разных районов страны, в ходе их приёма.

Обстановка, в которой пришлось действовать группе Качалова, сложилась под влиянием крайне невыгодных для ЗапФ условий. К 10 июля 1941 года соотношение сил, непосредственно вступавших в сражение, было в пользу врага: в людях — в 1,5 раза, артиллерии — в 1,7, самолётах — в 3,9, танках — в 7 раз9. На его первом этапе (с 10 по 20 июля) противник прорвал оборону на правом крыле и в центре ЗапФ, продвинулся до 200 км, окружил Могилёв и захватил Оршу, левобережную часть Смоленска, Ельню, Кричев. Советские 19, 16 и 20-я армии, охваченные с трёх сторон в районе Смоленска, оказались в оперативном окружении. 20-я армия и части 19-й вынуждены были отойти к северо-западу от Смоленска. Войска 16-й армии с 15 июля вели бои за Смоленск. 13-ю армию взяла в «клещи» 2 Тгр. На левом крыле ЗапФ 16 июля враг остановил продвижение 63-го стрелкового корпуса 21 А10.

«Полагая, что силы Красной Армии уже достаточно ослаблены и не смогут оказать серьёзного сопротивления на московском стратегическом направлении, гитлеровское командование решило одним ударом преодолеть здесь последнюю преграду, — вспоминал участник Смоленского сражения Маршал Советского Союза К.К. Рокоссовский. — 2-я и 3-я танковые группы противника, не дожидаясь подхода 9-й и 2-й полевых армий, должны были рассечь на нескольких направлениях войска нашего Западного фронта, окружить и уничтожить их главные силы в районе Смоленска и открыть себе дорогу на Москву»11.

В.Я. Качалов
В.Я. Качалов

На втором этапе сражения (21 июля — 7 августа) советское командование решило организовать контрнаступление пятью оперативными группами: 29, 30, 28, 24-й армий и группой генерал-майора К.К. Рокоссовского из районов Белого, Ярцева и Рославля по сходящимся направлениям на Смоленск с задачей во взаимодействии с 16-й и 20-й армиями разгромить группировку врага севернее и южнее города, в рейд по его тылам в полосе 21-й армии направить кавалерийскую группу12.

14 июля 1941 года Ставка ВК приказом № 0033413 о создании Фронта резервных армий подчинила ему 28 А и 19 июля директивой № 00421 поставила задачу командующему войсками этого фронта14 подготовить операцию на окружение врага в районе Смоленска. Из состава 28 А было приказано сосредоточить для наступления две стрелковые (сд) и одну танковую (тд) дивизии, основные силы армии оставить в обороне.

20 июля 1941 года Ставка ВК директивой командующему войсками Фронта резервных армий15 предписала создать для операции по разгрому смоленской группировки противника оперативные группы войск во главе с командующими армиями:   24-й — генерал-лейтенант С.А. Калинин, 28-й — генерал-лейтенант В.Я. Качалов, 29-й — генерал-лейтенант И.И. Масленников, 30-й — генерал-майор В.А. Хоменко (в боевых документах группы называли по фамилиям командующих). Все группы перешли в подчинение главнокомандующему войсками Западного направления Маршала Советского Союза С.К. Тимошенко. В переговорах с ним по прямому проводу (телеграфу) начальник Генерального штаба генерал армии Г.К. Жуков указал: «Удар группы Хоменко изменить по кратчайшему направлению… основной задачей этой ударной группы является разгром противника в районе Смоленска… Качаловская группа может начать действия с рассвета двадцать второго, чем и оттянет на себя противника. Группа Хоменко может начать 23—24»16. То есть, группа Качалова должна была сыграть роль «громоотвода», заставить врага бросить на рославльское направление часть своих сил и связать их боями.

В полосе наступления группы 28 А между Рославлем и Починком находился пехотный полк (пп) «Великая Германия», который Гудериан решил сменить 18 тд. На аэродроме у деревни Шаталово — бомбардировщики авиагруппы 2 Тгр. Южнее и севернее Починка — 4-я, 12-я моторизованные (мд) дивизии и дивизия СС17. Южнее Смоленска — 17 тд, юго-западнее — командный пункт 2 Тгр, в 45 км юго-восточнее — штаб 46 тк. В областном центре — 29 мд, затем продвинувшаяся южнее, и другие силы врага18. На марше — 9-й армейский корпус (9 ак — 137, 263, 292 пд)19. Наша авиация обнаружила «усиленное движение танков и машин противника… с запада на Починок, Ельня, прикрываемых самолётами»20. Разведка ЗапФ сообщила: противник «в районе Ельня, Казанка, Починок частями 17 и 18 тд перешёл к частичной обороне с целью обеспечить сосредоточение имперской дивизии СС для последующего перехода в наступление на Смоленск, Дорогобуж… Действия группы Гудериана поддерживаются первым авиационным корпусом»21. По оценке врага «правый фланг танковой группы Гудериана, по-видимому, обеспечил себе полную свободу манёвра в направлении Рославля»22.

21 июля 1941 года главком войсками Западного направления боевым приказом № 007623 поставил задачи группам: Хоменко, Рокоссовского и Качалова концентрическим ударом в общем направлении на Смоленск окружить и уничтожить противника к востоку от него; Масленникова — обеспечивать торопецкое направление; кавалерийской — уничтожать немецкие тылы, штабы, связь и не допустить удара противника со стороны Велижа по основным силам, действовавшим в южном направлении. Группе Качалова — из района Рославля «22.7 наступать вдоль шоссе на Смоленск и, уничтожая противостоящие части противника, 23.7 выйти на рубеж ст. Энгельгартовская, Починок, Хиславичи; в дальнейшем наступать в направлении Смоленск, обеспечивая себя с запада»24. Выход в район Смоленска намечался к 25 июля25.

В группу 28 А вошли 145 и 149 сд, усиленные артиллерией, 104 тд, мотострелковый полк26 и 10-я смешанная авиадивизия (сад)27. Получив приказ № 007628 22 июля, командующий армией боевым приказом № 035 поставил войскам группы задачи: нанести удар по тылам ельнинской группировки врага, к исходу 23 июля выйти на рубеж Стригино, Починок, Трутнево, в дальнейшем наступать на Смоленск29.

104 тд 21—22 июля участвовала в боях за Ельню, по приказу командования ЗапФ вышла из боя и не успела подойти к началу наступления группы30. 145 и 149 сд к исходу 22 июля вышли в 30 км северо-западнее Рославля31 и 23 июля атаковали врага. Под непрерывным воздействием его авиации32, сильным артиллерийским и пулемётным огнём группа «отбросила передовые части противника за реки Беличек и Стометь». 149 сд 568-м стрелковым полком (сп) вышла на рубеж Гута, северный берег реки Беличек, Ворошилово, правым флангом 479 сп — на северный берег реки Стометь юго-западнее Ворошилова, нанесла врагу большие потери, пленила около 600 его солдат и офицеров. По указанию командарма один из полков 145 сд с артдивизионом, совершив обходный манёвр, атаковал противника во фланг и тыл, продвинулся на 3—4 км, но враг подтянул резервы и превосходящими силами потеснил полк33.

Штаб 28-й армии в боевом распоряжении № 037 от 23 июля отметил, что войска не выполнили задачу на день, оценил темп продвижения 145 и 149 сд как «совершенно недостаточный»34. Но враг, по воспоминаниям командовавшего немецким 9 ак генерала пехоты Г. Гейера, счёл группу Качалова большой угрозой и экстренно направил против неё дополнительные силы: «24 июля пришли ошеломляющие известия: мы будем подчинены 2-й танковой группе. Она находится в очень опасном положении, и мы должны немедленно ей помочь»35. Дивизии 9 ак ускоренным маршем бросились туда, где, по неполным данным, обнародованным Гудерианом, Гейером36 и другими, группе Качалова противостояли 18 тд, полк «Великая Германия»37 и батальон мотопехоты.

26 июля 1941 года, по данным штаба ЗапФ, наступлению группы Качалова противодействовали силы 17 и 18 тд, 29 мд 2 Тгр, 263 и 292 пд 9 ак38. Но столь значительное превосходство не смогло устранить угрозу, созданную группой 28 А. Гудериан констатировал, что «в последние дни в районе Рославля создалась критическая обстановка и были понесены большие потери»39.

С превосходящими силами врага ожесточённые бои вели 145 и 149 сд. 403-й стрелковый полк 145 сд не выдержал внезапного удара подкреплений врага и позволил ему спасти часть своих сил от окружения и уничтожения. Командование 145 сд оценило бой без скидок на превосходство сил и манёвренных возможностей врага, неопытность командиров и бойцов: «Позорный факт произошёл в 403 сп в наступательном бою 26.7 в критический момент, когда группа противника была в полуокружении 340, 729, 599 стрелковых полков, а 403 сп отрезал ей отход и подход подкрепления с района Алексино; командир 403 сп не обеспечил себе левый фланг, в результате чего подошедшие свежие силы противника нанесли удар… произошла паника и бегство с поля боя сначала 403 сп, а после и 599 сп... Часть комсостава проявили трусость, оставили свои подразделения и уходили с поля боя»40, — указал в приказе № 8 от 27 июля 1941 года начальник штаба 145 сд и перечислил недостатки. На марше в частях не организовали противотанковую и противовоздушную оборону, отсутствовала маскировка, поэтому 599 и 403 сп понесли потери. Самоокапывание было неудовлетворительным. Наступательные задачи выполняли «непродуманно и не организованно», без систематической разведки, поиска флангов и других слабых мест боевого порядка противника «методами лобовых атак». Начштаба приказал привести части в полную боеготовность, боевые действия планировать тщательно, распространителей панических слухов карать на месте вплоть до расстрела41. Военный трибунал приговорил командира, комиссара 403 сп и командира 364-го корпусного артполка (кап), не сумевшего предотвратить панику и оставление врагу матчасти двух дивизионов, к расстрелу. Но отсрочкой приведения приговора в исполнение им дали возможность искупить вину в боях42.

П.Г. Егоров
П.Г. Егоров

В следующие дни 403 сп действовал увереннее. Блестяще выполнил приказ на захват деревни Михайловка после ночного марша атакой на рассвете 30 июля. Уничтожил около 600 гитлеровцев43. Остальные бежали, бросив оружие, автомобили, гужевой транспорт и артдивизион. Но через несколько часов враг подтянул резервы пехоты с танками и контратаковал при поддержке авиации и артиллерии. 403 сп понёс потери и вынужден был отойти на прежние позиции. Удар 729 сп с другого направления, которым он должен был, выдвинувшись ночью, поддержать 403 сп, запоздал44. Очевидно, на исход боя повлияло превосходство сил и манёвренных возможностей врага.

Военный совет войск Западного направления 27 июля в докладе Ставке ВК обратил внимание на усиление группировки врага против войск Качалова: «Под Ельней атаки 24 армии ещё не дали желательных результатов, что позволяет немцам бросить силы и против Качалова. Его группа, не доходя 20 км до Починок, охватывая своим левым крылом противника, теперь вынуждена приостановить своё наступление и откинуть свой левый фланг назад, так как на этот фланг со стороны Монастырщины выходит свежая пехотная дивизия противника. Таким образом, наступлению группы Качалова будет мешать захват и удержание немцами Ельня… нами было приказано командующему 13 армии удержать Могилёв… как ему, так и комфронта Центрального т. Кузнецову перейти в наступление на Могилёв, имея в дальнейшем обеспечение левого фланга Качалова и выхода на Днепр. Однако командарм 13 не только не подстегнул колебавшегося командира 61 корпуса Бакунина, но пропустил момент, когда тот самовольно покинул Могилёв, начал отход на восток…»45. Разведка группы Качалова установила, что враг «подводит резервы из районов Орши и Смоленска, сосредоточивая механизированные части в районе Шумаево, Докудово, Иванино»46, способные нанести удар по войскам группы.

Таким образом, причиной приостановки наступления группы Качалова стали неудачи других советских войск. Но она продолжала выполнять наступательные задачи, и командарм преподнёс врагу сюрприз. Приказал: «Выявить охотников (добровольцев. — Прим. авт.) и отдельными хорошо вооружёнными группами выбросить в тыл обороны противника»47. Результат гитлеровцы отразили в «Описании кампании IX армейского корпуса»: никто из них «не заметил, что между передовыми линиями 485-го пехотного полка и артиллерии находятся сотни русских, которые… ранним утром 27 июля неожиданно напали на штаб артиллерии… в трёх километрах за надёжно укреплённой линией обороны. В тот же момент передовые части пехоты были атакованы сразу со всех сторон»48.

149 сд 27 июля вышла на фланги упорно оборонявшегося противника и решительной атакой обратила его в паническое бегство. Свыше 100 немцев сдались в плен. Враг бросил на поле боя много раненых и убитых, а также, по неполным данным, 4 орудия, 14 пулемётов, 5 автомашин, 26 лошадей и др.49

В том же «Описании…» враг сетовал: «Следующие дни, вплоть до 1 августа, были не легче… Нам противостояли по меньшей мере три (на самом деле две стрелковые. — Прим. авт.) вражеских дивизии вместе с танковой дивизией, артиллерией, тяжёлыми пехотными орудиями и т.д. Они сражались ожесточённо и упорно»50.

Как видим, войска Качалова высокой боевой активностью и упорством заставили врага преувеличить их силы, вызвали большую тревогу Гудериана. Считая обстановку на рославльском направлении критической, он был убеждён, что «для 2-й танковой группы было необходимо прежде всего окончательно ликвидировать опасность, которая угрожала её правому флангу». И 27 июля «доложил командующему группой армий о своём решении наступать на Рославль… и просил его выделить… необходимые для проведения этой операции силы». Оно было одобрено, 2 Тгр подчинены: для наступления на Рославль — 7 ак (7, 23, 78, 197 пд) и 9 ак (263, 292, 137 пд); для смены танковых дивизий в районе ельнинской дуги — 20 ак (15, 268 пд). 2 Тгр с увеличенным в 2 раза (с 3 до 6) числом корпусов была выделена из состава 4-й армии и получила наименование — «армейская группа Гудериана». Он решил бросить против оборонявшей Рославль 222 сд и поредевших в боях трёх дивизий группы Качалова 10 немецких дивизий (2 танковые, 7 пехотных и моторизованную). К двум корпусам, полученным для наступления на Рославль, добавил 24 тк (3, 4 тд, 10 мд) и усиление 9 ак частями 47 тк, назначив его начало: 24 тк и 7 ак — на 1 августа, 9 ак — на 2-е51.

Несмотря на это превосходство, генерал пехоты Г. Гейер был уверен, что угроза прорыва обороны его 9 ак «сохранялась. Кризисов невозможно избежать… Между Могилёвым, Рославлем и Десной не было других соединений врага, кроме так называемой «Мачулы-группы» (группы Качалова. — Прим авт.), которая включала в себя не менее 3 дивизий. Мы полагали, что на самом деле нам предстоит столкнуться с 4—5 дивизиями, — но возможно, враг был ещё сильнее»52. То есть переоценка врагом сил группы Качалова выросла примерно до полутора-двукратной, хотя она понесла потери. К исходу 27 июля с начала боёв три дивизии группы потеряли убитыми и ранеными 3157 человек (104 тд — 150, 149 сд — 966, 145 сд — 2041), 37 танков, включая подбитые под Ельней, 45 орудий, 29 тракторов и 56 машин артполков53. В понёсшей наибольшие потери 145 сд к 31 июля осталось 65,3 проц. штатной численности личного состава (8779 из 13 445), 46 проц. орудий и миномётов, 44,1 проц. пулемётов54.

А.А. Вольхин
А.А. Вольхин

Главнокомандующий войсками Западного направления 1 августа приказал группе Качалова: «Решительно продолжать наступление с ближайшей задачей овладеть районом Починок»55. И группа выполняла приказ56. Но одновременно в связи сильным ударом врага на Рославль Качалов в тот день отдал боевой приказ № 9 на подготовку к отражению его наступления57. 2 августа приказом № 10, отметив, что «противник пытается вклиниться между укреплённым рубежом по р. Десна и правым флангом армии», командарм поставил войскам задачи на удержание рубежа реки Стометь, района Рославля «и нанесение удара в общем направлении Егоровка, Хмара, Починок в тыл ельнинской группировки противника»58. «Этот приказ, — по оценке Маршала Советского Союза А.И. Ерёменко, в те дни заместителя командующего войсками Западного фронта59, — отвечал обстановке, правильно нацеливал войска группы и был увязан с действиями соседей». Командование Центрального фронта 3 августа поставило 13-й армии задачу нанести поражение прорвавшейся к Рославлю группировке противника. Но её «войска 13-й армии получили лишь к вечеру 3 августа и начали осуществлять на следующий день… враг успел закрепиться на достигнутых рубежах и фактически осуществил оперативное окружение группы Качалова… если бы эти действия были осуществлены хотя бы на сутки раньше, обстановка на этом участке сложилась бы более благоприятно для нас, и группа Качалова в полном составе вырвалась бы из кольца». Противник в ночь на 3 августа «пытался справа и слева прорваться в тыл группы Качалова и окружить её и фактически добился этой цели. Командарм перегруппировал части так, чтобы два стрелковых полка могли контратаковать из Стодолища в направлении Рославля и уничтожить противостоящие силы совместно с 222-й стрелковой дивизией и очистить город от проникших туда гитлеровцев. Однако события приобретали всё более драматический характер. Угроза полного окружения и уничтожения нависла и над штабом группы»60.

На исходе 4 августа начальник штаба 28-й армии генерал-майор П.Г. Егоров доложил в штаб Западного направления: «28-я армия ведёт бой с превосходящими силами в окружении… Войска пробиваются в юго-восточном направлении… имеют потери массового характера, боеспособны. Прошу помочь авиацией, главным образом истребителями»61. Многие части группы ценой больших потерь вырвались из окружения62.

Особенности действий группы Качалова

Характер боевой задачи. На то, какую цель Ставка ВК определила её приоритетом: пробиться к Смоленску или оттянуть на себя силы врага, указывают дата начала наступления группы 28 А — раньше других групп и то, что с его переносом на сутки был отсрочен переход в наступление остальных63, различия задач фронтовой авиации на прикрытие групп (Рокоссовского и Хоменко — «в течение всей операции»64, Качалова — только с запада) и составов войск — участников наступления на Смоленск. Группа Качалова — две сд и одна тд. Рокоссовского — две тд и три сд плюс получившая приказ наступать во взаимодействии с ней группа Калинина — три сд, каждая усиленная танковым батальоном (тб). Группа Хоменко — четыре сд, каждая с тб, и две кавалерийские дивизии кавгруппы.

Цель группы Качалова по замыслу Ставки ВК подсказывают срок выполнения и глубина боевой задачи — чуть больше 100 км65, ближайшей66 — свыше 50 км. Для её выполнения требовался среднесуточный темп наступления по кратчайшему пути от Рославля до Смоленска с 22 июля до 25 июля67 — 36—37 км. Для выполнения ближайшей задачи (до Починка68) — 29—33 км. Но стрелковые дивизии не могли наступать в столь высоком темпе. Реально достижимый темп указал командующий войсками Киевского особого военного округа генерал армии Г.К. Жуков в докладе на совещании высшего руководящего состава РККА с участием наркома обороны Маршала Советского Союза С.К. Тимошенко в декабре 1940 года: «Судя по опыту последних войн… за день… средний темп продвижения операций на всю глубину не будет превышать 10—15 км»69. Очевидно, начальник Генштаба Жуков подписанной им директивой Ставки ВК и главком войск Западного направления Тимошенко приказом № 007670 поставили задачу, требовавшую темпа наступления в 2,4—3,7 раза больше возможного, потому, что по замыслу Ставки истинная роль группы Качалова была иной. Её указал Жуков в упомянутых ранее телеграфных переговорах с Тимошенко71: Качаловской — с 22-го оттянуть на себя силы врага, ударной — начать наступление 23—24 июля и разгромить врага в районе Смоленска.

Различия ролей групп Ставка и главком не отразили в боевых документах по очевидной причине. Чтобы убедить врага, что она наносит главный удар, и заставить немцев перебросить силы с других направлений, группа Качалова должна была действовать как ударная. Поэтому её задачу сформулировали так, чтобы войска Качалова по максимуму возможного выполняли замысел Ставки.

Он отвечал взглядам того времени, отражённым в Полевом уставе РККА (ПУ-39), согласно которому боевой порядок в наступлении наряду с ударной группой на главном направлении и резервом включал сковывающую группу «на второстепенном направлении. Она должна активными действиями сковать противника… обеспечивая успех наступления ударной группы»72. А «если противник перейдёт к активным действиям против сковывающей группы (таким, как против группы Качалова. — Прим. авт.), она должна упорным сопротивлением сдерживать натиск». И когда «боевой порядок противника дрогнет от главного удара, атака сковывающей группы должна слиться с общим решительным наступлением». Но удары других групп не принесли желаемого результата. А согласно ПУ-39, пока враг не дрогнул, сковывающая группа должна «активными действиями сковать противника путём частных атак и не позволить ему сосредоточить все усилия против ударной группы»73. Эту задачу группа Качалова выполнила.

Думается, замысел Ставки по характеру боевой задачи поняли обладавшие фронтовым опытом Первой мировой и Гражданской войн командарм В.Я. Качалов и начштаба армии П.Г. Егоров, командиры 145 и 149 сд генерал-майоры А.А. Вольхин и Ф.Д. Захаров, участник Гражданской командир 104 тд полковник В.Г. Бурков, возможно, и командиры полков. Командарм объяснял подчинённым необходимость продолжать наступление при больших потерях и превосходстве врага обстановкой под Смоленском и Ельней74. И группа Качалова заставила врага переоценить её силы, признать рославльское направление наиболее опасным, положение немецких войск там критическим и бросить на Рославль 10 немецких дивизий. Поэтому высокую боевую активность группы Качалова следует признать одной из важнейших характеристик её действий.

Состав сил группы не соответствовал задаче прорыва к Смоленску, но оказался достаточным для активных отвлекающих и сковывающих действий. Её увеличение привело бы к ещё большему ослаблению «пунктирной» из-за нехватки войск обороны 28 А, чреватому быстрым прорывом и продвижением врага в глубь страны.

Ф.Д. Захаров
Ф.Д. Захаров

На характер и результаты боёв повлияло отсутствие времени на подготовку к ним. Боевой приказ № 007675, подписанный 21 июля 1941 года, войска получили 22-го, в тот день, когда он требовал начать наступление группы Качалова76. В предшествовавших ему директивах Ставки ВК от 19 и 20 июля упомянуто лишь общее направление наступления. Не было информации, необходимой для определения конкретных боевых задач войскам группы и организации подготовки к их выполнению, времени на организацию разведки. Она стала слабым звеном обеспечения боевых действий. С первого дня наступления командарм и штаб 28-й армии требовали активного ведения разведки. 30 июля 1941 года военный совет 28 А в приказе № 059/оп указал: «Высланные органы войсковой разведки… по суткам не дают данных не только о противнике, но и о своём пункте нахождения, и штабы не принимают мер к своевременному получению сведений о противнике… командиры частей, соединений не знают группировку противника на своих участках, а отсюда, как бедствие, действие войск вслепую и топтание на месте». Военный совет 28 А потребовал «от командиров частей и соединений личной постановки задач разведывательным группам и отрядам и строгого контроля за выполнением ими боевых задач»77.

Просчёты командиров и бойцов группы в боях объясняются отсутствием у многих из них боевого опыта и времени на боевое слаживание, обучение, в котором особенно нуждались мобилизованные из запаса78. Им пришлось осваивать навыки организации боевых действий, взаимодействия, управления огнём, подразделениями и проводить боевое слаживание подразделений и частей в ожесточённых боях против вышколенных и обладавших боевым опытом гитлеровцев. Но враг не смог сдержать первый же натиск группы Качалова, хотя она начала наступление двумя стрелковыми дивизиями без танков не успевшей подойти из района Ельни 104 тд. Тот день стал боевым крещением многих подчинённых Качалова. Поэтому не удивительно, что некоторые бойцы в первом в их жизни бою стушевались под интенсивным артиллерийским, пулемётным огнём и авиаударами врага. Но не остановились и отбросили его, хотя, как саркастически отметил штаб армии в боевом распоряжении по итогам дня, «вместо усиления натиска и ускорения продвижения» преследовали отходившего противника «зачастую ползком»79. Хотя один из полков 145 сд предпринял обход, штаб 28 А указал, что «преобладает стремление к лобовому наступлению. Не используются кустарники и лес для частных охватов флангов противника», не полностью использовалась мощь пехотного огня, плохо организовывалось наблюдение за полем боя. Качалов приказал устранить недостатки и перечислил необходимые для этого меры. Строгие требования предъявил после второго дня боёв. И с третьего, судя по боевым распоряжениям штаба 28 А, войска в основном добились выполнения требований командарма. В них недостатки первых двух дней не упомянуты.

«Боевые возможности дивизии заметно снижались из-за больших потерь в личном составе, — свидетельствовал командовавший 145 сд генерал-майор А.А. Вольхин. — …Противник имел почти четырёхкратное превосходство»80. Но войска группы продолжали наступательные действия. «Проявляя громадную волю и командирскую настойчивость, В.Я. Качалов сумел в этих тяжелейших условиях многократного превосходства противника обеспечить продвижение своих сил, хотя и медленное, но настойчивое, угрожавшее флангам гитлеровских войск, наступавших на главном направлении»81, — вспоминал Маршал Советского Союза А.И. Ерёменко.

Танки группы Качалова. Характер действий группы отразили документы 28-й армии, Западного фронта82 и свидетельства врага. Генерал пехоты Г. Гейер отмечал: войска Качалова наносили удары по флангам и стыкам частей 9 ак83, «танки прорывались повсюду, где это было возможно», пехота, «несмотря на большие потери, атаковала снова и снова». «Важнейшей задачей корпуса было урегулирование ситуации на стыках, где всегда завязывалась ожесточённая борьба».

Гейер утверждал, что его войска уничтожали прорвавшиеся танки84, но потери 104 тд показывают, что врагу далеко не всегда удавалось справляться с танками группы Качалова, особенно с тяжёлыми КВ-1 и средними Т-34. К 28 июля 1941 года 104 тд потеряла 150 человек, 1 КВ, 3 Т-34 и 33 других танка вместе с подбитыми ранее под Ельней85. А при формировании 104 тд согласно директиве Генерального штаба № Орг/524661 от 8 июля 1941 года86 из 9 тд, в ней насчитывалось 208 танков (50 БТ-7М, 19 БТ-5, 3 БТ-2, 136 Т-26), 51 бронеавтомобиль, 50 тракторов, 1205 автомобилей. Войдя в состав 28 А, 104 тд получила 30 Т-34 и 12 КВ87.

В другой обстановке перспективным местом 104 тд в боевом порядке группы мог бы стать его центр для удара вдоль автомобильной и железной дорог Рославль — Смоленск. Если бы фланги группы были надёжно прикрыты и 104 тд перешла в наступление вместе с другими войсками. Но группа начала наступать без танков с открытыми флангами. Подошедшую позже 104 тд командарм использовал на правом фланге группы из-за угрозы удара моторизованных и танковых войск врага из района Ельни. Чтобы отразить его и обеспечить продвижение стрелковых дивизий, требовались мобильные и огневые возможности танков. Поэтому место 104 тд в боевом порядке группы отвечало обстановке.

Боевое применение 104 тд соответствовало требованиям ПУ-39, определявшему основной задачей танков непосредственную поддержку пехоты и прокладывание «ей пути при наступлении»88, а также приказа наркома обороны об усилении оперативных групп танками, переданного 21 июля 1941 года директивой Ставки ВК № 00455: «Танковую дивизию и танковые батальоны использовать в бою в тесном взаимодействии с пехотой, артиллерией и авиацией, не допуская отрыва танков от пехоты, и ни в коем случае не бросать танки на организованную оборону противника»89.

«Для поддержки 145-й и 149-й стрелковых дивизий по приказу генерал-лейтенанта Р.Я. Качалова туда были направлены танковые батальоны, — вспоминал полковник, а в те дни комиссар 104 тд батальонный комиссар А.С. Давиденко. — …104-й мотострелковый полк мы с В.Г. Бурковым оставили себе. Поэтому наши части и подразделения… дрались на всех участках боевых действий»90 группы. Но танкисты не сразу смогли усилить пехоту. 104 тд после боя под Ельней и стокилометрового марша потребовалось время на обслуживание матчасти. Командарм на исходе второго дня боёв группы приказал придать 149 сд пять Т-34, остальные силы 104 тд «привести в боевую готовность для возможных действий»91. В ночь на 26 июля поставил боевую задачу отряду из пяти Т-34, пяти БТ-7 и батальона мотострелков92, а всей 104 тд на наступление — на исходе того же дня93. Она вела тяжёлые бои. 4 августа получила приказ командарма на выход из окружения и выполнила его94.

Артиллерийская поддержка. В артиллерию группы Качалова к началу наступления входили 7 артполков (из них 4 штатных) и 9 дивизионов (в том числе 4 штатных). В 104 тд — 104 ап; 145 сд — 516 гаубичный артполк (гап), 255-й отдельный дивизион противотанковой обороны (ПТО) и 327-й отдельный зенитный артдивизион (озадн). Ей были приданы 643, 364 кап и три дивизиона (3/649 кап и 3/489 гап, 4/753 ап ПТО). 149 сд (штатные 426 гап, 314 ап, 271-й отдельный дивизион ПТО и 172 озадн) усилили 320-й пушечный артполк и 1-й дивизион 488 кап95. В противовоздушной обороне войск группы участвовал 64 озадн96. 28 июля командарм поставил задачу бронепоезду на поддержку 145 сд97. Кроме того, стрелковые полки применяли штатные пушки и миномёты. Словом, состав артиллерии группы был значительным.

В конце первого дня наступления штаб 28 А отметил, что «артиллерия опаздывает в выполнении поставленных задач вследствие отставания артиллерийских наблюдателей от пехоты»98. На второй — «действовала на предельных дистанциях без взаимодействия с пехотой». 24 июля 1941 года командарм приказал добиться полного взаимодействия, «своевременно подтягивать артиллерию, не допуская отставания от пехоты. Артиллерию обязательно эшелонировать. При всякой задержке пехоты огнём артиллерии прокладывать ей дорогу, наблюдателей и командиров батарей держать неотступно у пехотных начальников (командиров взводов, рот). Полковую артиллерию, как правило, выдвигать вперёд в пехотные боевые порядки»99. Выполняя этот приказ, артиллеристы не раз вступали в бой с противником, прорывавшимся к их позициям. 25 июля 64 озадн дважды отбил атаки вражеской пехоты. Вечером огнём пулемётов и орудий прямой наводкой остановил 200 гитлеровцев, уничтожил часть из них и контратакой обратил в бегство оставшихся. В бою погибли 5 зенитчиков и 20 были ранены.

В условиях интенсивного применения противником авиации основной боевой работой зенитчиков была ПВО войск группы. В первые дни наступления группы Качалова в налётах на 145 сд участвовали до 40 немецких самолётов. 64 озадн сбил 22 их них, потеряв 7 человек, одно орудие и пулемётную установку100.

1 августа с началом наступления немцев командарм выдвинул на танкоопасные направления противотанковые орудия и приказал эшелонировать их в глубину, у каждого разместить «истребительные группы танков с бутылками горючей смеси. Полевую артиллерию также использовать для целей ПТО. Орудия ПТО прикрыть пулемётами против воздушного и наземного противника и тщательно замаскировать… выставить от линии боевого охранения до линии вторых эшелонов включительно и на флангах посты противотанкового наблюдения и оповещения… Всей артиллерии… кроме основных позиций, подготовить огневые открытые позиции в двух-трёх направлениях для отражения танков»101.

В начале августа в группе Качалова остались 316 орудий. В том числе 45-мм — 29, 76-мм — 35, 122-мм — 75 (53 образца 1910/30 гг., 22 образца 1931 г.), 152-мм — 62 (14 образца 1909/30 гг., 48 образца 1937 г.) и 115 зенитных (37-мм — 23, 76-мм — 20, 85 мм — 72)102. Их подвижность резко снизили потери тяги — тракторов, автомобилей и лошадей103, нараставшие в ходе боёв в окружении. Из-за них и нехватки горючего выросли потери орудий104.

Авиационная поддержка. Боевые действия группы сильно затрудняло превосходство врага в воздухе. Штаб ЗапФ констатировал: войска Качалова «на всём фронте беспрерывно штурмуются и бомбардируются авиацией противника, что замедляет наступление»105.

Ставка ВК 20 июля 1941 года директивой о создании оперативных групп войск предписала включить в группу Качалова 209-й штурмовой (шап) и 239-й истребительный (иап) авиаполки. Но по распоряжению военного совета ВВС Красной армии 21 июля в группу вошла 10-я смешанная авиадивизия (сад) — её управление и штаб, 239 иап (17 ЛаГГ-3), эскадрилья 190 шап (10 Ил-2) и эскадрилья 411-го скоростного бомбардировочного авиаполка (10 Пе-2)106. Они прикрывали войска группы, уничтожали живую силу и технику врага на поле боя и в колоннах, самолёты в воздухе и на аэродромах у деревень Шаталово, Боровское, вели разведку, сбрасывали листовки.

23—31 июля лётчики 10 сад уничтожили 62 самолёта врага (27 в воздушных боях и 35 на земле). Из них 50 (80,6 проц.) в первые три дня. В том числе в первый — 33 (53,2 проц.), а также 5 зенитных орудий, 4 танка и несколько автомашин, потеряли 11 (27 проц.) своих боевых самолётов (3 Ил-2 и 8 Пе-2)107. 24 июля уничтожили 7 самолётов врага на аэродромах, 2 в воздухе и более 50 автомашин, потеряв последние 2 Пе-2 и один ЛаГГ-3108. За третий день увеличили свой боевой счёт на 8 сбитых «мессершмиттов». На следующий уничтожили в воздушных боях 5 самолётов врага. На свой аэродром не вернулись последние 2 Ил-2 и один ЛаГГ-3.

27 июля 6 истребителей совершили 10 самолётовылетов. 3 из них были потеряны109. Когда с увеличением сил врага выросла потребность войск группы Качалова в поддержке с воздуха, в 10 сад не осталось исправных бомбардировщиков и штурмовиков, к исходу 28 июля было лишь 2 исправных истребителя. С 4 по 8 августа, когда прорывавшиеся из окружения войска группы крайне нуждались в поддержке авиации, формирования 10 сад «из-за отсутствия матчасти самолётов боевой работы не выполняли»110.

Словом, сил 10 сад оказалось недостаточно для эффективной поддержки стрелковых и танковой дивизий группы Качалова. Но лётчики, не щадя себя, сражались с превосходившими силами люфтваффе. Так, группа Ил-2 капитана В.С. Сушинина 23 июля уничтожила 12 самолётов врага, 4 из них — командир группы. На следующий день при штурмовке аэродрома снаряды зениток изрешетили его Ил-2111. С множественными ранениями обеих ног, рук и лица (в госпитале из ран извлекли 34 осколка) от разрыва снаряда в кабине Сушинин пролетел 40 км до наших войск и сумел посадить штурмовик на поле боя112.

Группа Ил-2 во главе с командиром эскадрильи старшим лейтенантом Н.М. Райтером в первый день наступления войск Качалова уничтожила 10 вражеских самолётов и 5 орудий. За 3 дня комэск в воздушном бою сбил «мессершмитт», уничтожил 7 самолётов врага на аэродроме, 6 зенитных орудий и свыше 100 гитлеровцев. 26 июля при штурмовке колонны врага Ил-2 Райтера был подбит. Тяжело раненный, лишившийся левого глаза комэск посадил штурмовик на переднем крае наших войск113.

2 августа 1941 года заместитель командира эскадрильи 239 иап политрук Р.И. Абросимов в одиночку вступил в схватку с пятью «мессершмиттами» и пал смертью храбрых114.

В.Г. Бурков
В.Г. Бурков

Сила духа, массовые героизм и самопожертвование бойцов и командиров стали важнейшими слагаемыми боевого потенциала войск Качалова. Лейтенант С.П. Агафонов и четыре бойца, окружённые в тылу врага, уничтожили группу гитлеровцев, пленили семерых и вернулись в расположение части. Лейтенант В.И. Клейструб со своим взводом дерзкой атакой на батарею врага отбил орудия и огнём из них нанёс убегавшим фашистам большой урон. Младший сержант А.М. Стрепанков с телефонным аппаратом пробрался в тыл противника и передавал сведения о нём, корректировал огонь нашей артиллерии. Личными примерами мужества и отваги в боях воодушевляли бойцов майор Т.Е. Чурикин, политрук А.И. Кулькин, военврач В.С. Сильченко115, батальонный комиссар Царков, старший политрук Украинцев (в архивных документах не указаны инициалы и звания некоторых военнослужащих) и многие другие. Уполномоченный особого отдела лейтенант Маслаков, раненный автоматчиками врага, продолжал участвовать в бою до их уничтожения116.

При отражении атаки гитлеровцев, вклинившихся мелкими группами пехоты с танками в боевой порядок 729 сп 145 сд, командир батареи сорокапяток лейтенант Жариков подбил 4 немецких танка. Проскочившие танки врага красноармейцы Иванов и Макеев пропустили над собой и огнём из станкового пулемёта отсекли от них вражескую пехоту, уничтожили около взвода фашистов. Неравный бой с превосходившими силами врага вели пулемётная рота младшего лейтенанта Г.П. Бляхерова и батарея капитана И.Г. Кулагина. После нескольких отбитых атак единственный оставшийся в живых командир роты Бляхеров огнём из станкового пулемёта заставил фашистов отойти. Тяжелораненый комбат капитан В.С. Воронов отказался покинуть поле боя. Отмахивались от санитаров и другие раненые. Подразделения тыла уничтожали прорвавшиеся танки бутылками с горючей смесью. Упорным сопротивлением и контратаками полк отбросил врага. Подступы к его рубежу были завалены разбитой техникой и трупами гитлеровцев117.

В наступательном бою батальон старшего лейтенанта П.И. Агафонова под интенсивными авиаударами и артобстрелом отразил контратаку и захватил в плен около взвода фашистов. Раненый пропагандист полка капитан Петренко увлёк за собой бойцов в атаку, а командир взвода младший лейтенант Лапин гранатами уничтожил пулемёт врага, обеспечив продвижение роты. Красноармейцы Марьин, Якушев и Мишин прорвались в тыл противника, забросали гранатами огневую точку и взяли в плен немецкого офицера118.

Пробиваясь из окружения, воины 149 сд во главе с комдивом генерал-майором Ф.Д. Захаровым выдержали тяжёлый бой, смелым манёвром вышли в тыл врага и несколько дней сопротивлялись его превосходившим силам. Войска группы упорно прорывались сквозь боевые порядки фашистов, теряя бойцов и командиров. Погибли генералы В.Я. Качалов119, П.Г. Егоров120 и многие другие. Тяжелораненый командир 104 тд полковник В.Г. Бурков руководил ею до выхода соединения к своим войскам, выведя вместе со своими частями штаб 28-й армии, большое количество воинов и техники стрелковых дивизий. Затем 104 тд заняла оборону по Десне121.

Таким образом, оперативная группа генерал-лейтенанта В.Я. Качалова сумела оттянуть на себя, сковать силы противника и нанести им немалые потери. Хотя она и другие группы оказались недостаточно мощными и не достигли цели, поставленной Ставкой ВК, активными наступательными действиями лишили вражеские войска свободы манёвра, помогли 20-й и 16-й армиям избежать окружения и отойти главными силами за Днепр, способствовали стабилизации положения в полосах 22-й армии и Центрального фронта122. По оценке главнокомандующего войсками Западного направления Маршала Советского Союза С.К. Тимошенко «боями этих дней мы совершенно расстроили наступление противника. Семь-восемь действующих против нас танковых и мотодивизий и две-три пехотные с огромными потерями лишены наступательной возможности на целые десятки дней»123. Советские войска, нанеся врагу большие потери, подорвали ударную мощь группы армий «Центр», заставили врага перейти к обороне на главном — западном стратегическом направлении и сорвали его замысел использовать танковые войска для помощи группам армий «Юг» и «Север», а пехотным вести наступление на Москву124. Германское руководство решило отложить его до ликвидации угрозы флангам группы армий Центр» со стороны советских войск125.

ПРИМЕЧАНИЯ

1 См.: Смоленское сражение 1941 // Военная энциклопедия (ВЭ) в 8 т. Т. 7. М.: Воениздат, 2003. С. 530.

2 Гальдер Ф. Военный дневник: ежедневные записи начальника Генерального штаба Сухопутных войск 1939—1942 гг. в 3 т. Т. 3. М.: Воениздат, 1971. С. 124.

3 В состав 2 Тгр входили 3 танковых корпуса, включавшие 5 танковых, 3 моторизованные и кавалерийскую (кд) дивизии, пехотный полк (пп) «Великая Германия» (24 тк — 3, 4 тд, 10 мд, 1 кд; 46 тк — 10 тд, мд СС «Рейх», пп «Великая Германия»; 47 тк — 17, 18 тд, 29 мпд), армейские части, авиагруппы бомбардировщиков, разведывательной авиации и зенитный артполк. При нападении на СССР 2 Тгр насчитывала 182 тыс. человек и около 1000 танков. См.: Танковая группа // ВЭ. Т. 8. М.: Воениздат, 2003. С. 33; Гудериан Г. Воспоминания солдата. Смоленск: Русич, 1999. С. 196, 197; Исаев А. Главные мифы о Второй Мировой. М.: Яуза, 2017. С. 45; Panzergruppe 2. Armeegruppe Guderian. 2. Panzerarmee // Интернет-ресурс: http://www.lexikon-der-wehrmacht.de.

4 Гудериан Г. Указ. соч. С. 197, 255, 262.

5 Ставка, с 23 июня 1941 г. — Главного Командования, с 10 июля — Верховного Командования — ВК, с 8 августа — Верховного Главнокомандования — ВГК. См.: Ставка Верховного Главнокомандования // ВЭ. Т. 7. С. 534.

6 Директива Ставки ГК № 0043 командующему войсками Архангельского военного округа о формировании и задачах армии. 27 июня 1941 г. // Центральный архив Министерства обороны РФ (ЦАМО РФ). Ф. 48а. Оп. 3408. Д. 14. Л. 520. Цит. по: Русский архив: Великая Отечественная: Ставка ВГК. Документы и материалы. 1941 год. Т. 16 (5—1). (Русский архив. Т. 16). М.: ТЕРРА, 1996. С. 25.

7 Директива Ставки ГК № 0081 военному совету 28-й армии о занятии оборонительного рубежа. 28 июня 1941 г. // ЦАМО РФ. Ф. 96а. Оп. 1711. Д. 1. Л. 16, 17. Цит. по: Русский архив. Т. 16. С. 28.

8 Ерёменко А.И. В начале войны. М.: Наука, 1965. С. 252.

9 Смоленское сражение 1941.

10 История Второй мировой войны 1939—1945 гг. в 12 т. Т. 4. М.: Воениздат, 1974. С. 73; Смоленское сражение 1941.

11 Рокоссовский К.К. Солдатский долг. М.: Воениздат, 1988. C. 24.

12 Смоленское сражение 1941.

13 Приказ Ставки ВК № 00334 о создании фронта резервных армий. 14 июля 1941 г. // ЦАМО РФ. Ф. 219. Оп. 37549. Д. 1. Л. 23—25. Цит. по: Русский архив. Т. 16. С. 70.

14 Директива Ставки ВК № 00421 командующему войсками Фронта резервных армий о подготовке операции на окружение противника в районе Смоленска. 19 июля 1941 г. // ЦАМО РФ. Ф. 48а. Оп. 3408. Д. 4. Л. 53, 54. Цит. по: Русский архив. Т. 16. С. 81.

15 Директива Ставки ВК командующему войсками Фронта резервных армий о создании оперативных групп войск, их развёртывании для операции по разгрому смоленской группировки противника. 20 июля 1941 г. // ЦАМО РФ. Ф. 48а. Оп. 3804. Д. 4. Л. 60, 61. Цит. по: Русский архив. Т. 16. С. 85.

16 Запись переговоров по прямому проводу И.В. Сталина и Г.К. Жукова с главнокомандующим войсками Западного направления // ЦАМО РФ. Ф. 96а. Оп. 2011. Д. 5. Л. 7, 8. Цит. по: Русский архив. Т. 16. С. 84.

17 См.: Карта положения войск. 22 июля 1941 г. Западный фронт // ЦАМО РФ. Ф. 208. Оп. 2511. Д. 466. Л. 1. Портал «Память народа»: https://pamyat-naroda.ru.

18 Гудериан Г. Указ. соч. С. 240—244.

19 См.: Гейер Г. IX армейский корпус в Восточном походе 1941 года // От Буга до Кавказа. М.: АСТ; Транзиткнига, 2004. С. 84—97.

20 Доклад Военного совета Западного направления от 22 июля 1941 г. Ставке Верховного Командования о боевых действиях войск Западного фронта в районе Смоленск, Ельня, Ярцево // ЦАМО РФ. Ф. 208. Оп. 2454сс. Д. 31. Л. 139 —141. Цит. по: Сборник боевых документов Великой Отечественной войны в 43 т. Т. 37. (Сборник) М.: Воениздат, 1959. С. 48.

21 Разведывательная сводка штаба Западного фронта № 53 к 20 часам 23 июля 1941 г. о боевых действиях противника // ЦАМО РФ. Ф. 208. Оп. 3038сс. Д. 5. Л. 516—518. Цит. по: Сборник. С. 105.

22 Гальдер Ф. Указ. соч. С. 147.

23 Боевой приказ главнокомандующего войсками Западного направления № 0076 на уничтожение противника в районе гор. Смоленск. 21 июля 1941 г. // ЦАМО РФ. Ф. 208. Оп. 10169сс. Д. 4. Л. 336—338. Цит. по: Сборник. С. 42, 43.

24 Там же. С. 43.

25 Ерёменко А.И. Указ. соч. С. 257.

26 Боевой приказ командующего войсками 28-й армии № 035 на наступление группой войск армии в направлении Смоленск. 22 июля 1941 г. // ЦАМО РФ. Ф. 382. Оп. 8439. Д. 3. Л. 83, 84. Цит. по: Сборник. С. 348.

27 Журнал боевых действий 10 сад с 21 июня по 27 сентября 1941 г. (ЖБД 10 сад) // ЦАМО РФ. Ф. 20050. Оп. 1. Д. 1. Л. 9 об., 10. Память народа.

28 Журнал боевых действий войск Западного фронта (ЖБД ЗапФ). С 22 по 27 июля 1941 г. // ЦАМО РФ. Ф. 208. Оп. 2511. Д. 209. Л. 3. Память народа.

29 Боевой приказ командующего войсками 28-й армии № 035.

30 Ерёменко А.И. Указ. соч. С. 257.

31 ЖБД ЗапФ. С 1 по 31 июля 1941 г. // ЦАМО РФ. Ф. 208. Оп. 2511. Д. 208. Л. 94. Память народа.

32 Там же. Л. 99.

33 Ерёменко А.И. Указ. соч. С. 259.

34 Боевое распоряжение штаба 28-й армии № 037. 23 июля 1941 г. // ЦАМО РФ. Ф. 382. Оп. 8439. Д. 3. Л. 85, 86. Цит. по: Сборник. С. 349.

35 Гейер Г. Указ. соч. С. 102, 103.

36 См.: Гудериан Г. Указ. соч. С. 224; Гейер Г. Указ. соч. С. 103.

37 ЦАМО РФ. Ф. 500. Оп. 12462. Д. 154. Л. 105. Цит. по: Исаев А.В. Неизвестный 1941. Остановленный блицкриг. М.: Яуза, 2012. С. 280.

38 В оперсводке ЗапФ от 27 июля 1941 г. наряду с 17 тд, 29 мд и 263 пд указана «18 пд с танками», но, по немецким данным, с ними действовала 18-я танковая дивизия и 292 пд. См.: Оперативная сводка штаба ЗапФ. 27 июля 1941 г. // ЦАМО РФ. Ф. 376. Оп. 10803. Д. 37. Л. 184, 185. Память народа; Гейер Г. Указ. соч. С. 103, 104.

39 Гудериан Г. Указ. соч. С. 246.

40 Приказ частям 145 сд № 8 от 27 июля 1941 г. // ЦАМО РФ. Ф. 1371. Оп. 1. Д. 4. Л. 26. Память народа.

41 Там же.

42 Политдонесение политотдела 28-й армии. 27 июля 1941 г. // ЦАМО РФ. Ф. 219. Оп. 679. Д. 7. Л. 37, 38. Память народа.

43 Татарчевский Петр Михайлович. Наградной документ // ЦАМО РФ. Ф. 33. Оп. 682526. Д. 1321. Л. 6. Память народа.

44 Ерёменко А.И. Указ. соч. С. 262, 263.

45 Доклад Военного совета Западного направления Ставке Верховного Командования об обстановке на Западном и Центральном фронтах. 27 июля 1941 г. // ЦАМО РФ. Ф. 246. Оп. 12928сс. Д. 2. Л. 86—89. Цит. по: Сборник. С. 54.

46 Ерёменко А.И. Указ. соч. С. 262.

47 Боевое распоряжение штаба 28-й армии № 042. 24 июля 1941 г. // ЦАМО РФ. Ф. 382. Оп. 8439. Д. 3. Л. 104, 105. Цит. по: Сборник. С. 350.

48 Гейер Г. Указ. соч. С. 104, 105.

49 Приказ войскам 28 А. 29 июля 1941 г. // ЦАМО РФ. Ф. 1371. Оп. 1. Д. 4. Л. 71. Память народа.

50 Гейер Г. Указ. соч. С. 104, 105.

51 Гудериан Г. Указ. соч.С. 247, 248; Ерёменко А.И. Указ. соч. С. 279, 280.

52 Гейер Г. Указ. соч. С. 107—110.

53 ЖБД ЗапФ. С 1 по 31 июля 1941 г.

54 Подсчитано по: Донесение о численном и боевом составе 145-й стрелковой дивизии по состоянию на 31 июля 1941 г. // ЦАМО РФ. Ф. 1371. Оп. 1. Д. 4. Л. 96. Память народа.

55 Частный боевой приказ главнокомандующего войсками Западного направления группе тов. Качалова. 1 августа 1941 г. // ЦАМО РФ. Ф. 208. Оп. 2454сс. Д. 33. Л. 283. Цит. по: Сборник. С. 62.

56 Оперативная сводка штаба ЗапФ. 1 августа 1941 г. // ЦАМО РФ. Ф. 226. Оп. 648. Д. 16. Л. 37, 38. Память народа.

57 Боевой приказ командующего войсками 28-й армии № 9. 1 августа 1941 г. // ЦАМО РФ. Ф. 382. Оп. 8439. Д. 3. Л. 127, 128. Сборник. С. 355.

58 Боевой приказ командующего войсками 28-й армии № 10. 2 августа 1941 г. // ЦАМО РФ. Ф. 382. Оп. 8439. Д. 3. Л. 135, 136. Сборник. С. 356.

59 А.И. Ерёменко 30 июня — 2 июля и 19—29 июля — командующий, 2—18 и с 30 июля до 14 августа 1941 г. — заместитель командующего войсками Западного фронта. См.: Указатель имён // Русский архив. Т. 16. С. 425.

60 Ерёменко А.И. Указ. соч. С. 265, 266.

61 Там же. 274.

62 Подробнее см.: Ерёменко А.И. Указ. соч. С. 268, 274, 275.

63 Доклад Военного совета Западного направления Ставке Верховного Командования об обстановке на Западном фронте. 24 июля 1941 г. // ЦАМО РФ. Ф. 246. Оп. 12928сс. Д. 2. Л. 38—41. Цит. по: Сборник. С. 50.

64 Боевой приказ главнокомандующего войсками Западного направления № 0076.

65 До Смоленска от назначенного директивой Ставки ВК от 20 июля 1941 г. района сосредоточения: Крапивенский — 115 км, Вежники — 103 км, Рославль — 108 км, по шоссе — 111 км.

66 Энгельгартовская, Починок, Хиславичи. См.: Боевой приказ главнокомандующего войсками Западного направления № 0076.

67 Ерёменко А.И. Указ. соч. С. 257.

68 По прямой 58 км, по шоссе 66 км.

69 Материалы совещания высшего руководящего состава РККА 23—31 декабря 1940 г. // Русский архив: Великая Отечественная. Т. 12 (1—2). М.: ТЕРРА, 1993. С. 136.

70 Боевой приказ главнокомандующего войсками Западного направления № 0076.

71 Запись переговоров по прямому проводу И.В. Сталина и Г.К. Жукова с главнокомандующим войсками Западного направления // ЦАМО РФ. Ф. 96а. Оп. 2011. Д. 5. Л. 7, 8. Цит. по: Русский архив. Т. 16. С. 84.

72 Полевой устав РККА (ПУ-39). Проект. М.: Госвоениздат НКО, 1939. Ст. 97, 100. Интернет-ресурс: http://www.rkka.ru.

73 Там же.

74 Ерёменко А.И. Указ. соч. С. 259.

75 Боевой приказ главнокомандующего войсками Западного направления № 0076.

76 ЖБД ЗапФ. С 22 по 27 июля 1941 г.

77 Приказ Военного совета 28-й армии № 059/оп. 30 июля 1941 г. // ЦАМО РФ. Ф. 382. Оп. 8439. Д. 3. Л. 13, 134. Цит. по: Сборник. С. 354.

78 Ерёменко А.И. Указ. соч. С. 252.

79 Боевое распоряжение штаба 28-й армии № 037.

80 Ерёменко А.И. Указ. соч. С. 259.

81 Там же. С. 260.

82 См., например: Отчётная карта боевых действий 28 А с 26 по 29 июля 1941 г. // ЦАМО РФ. Ф. 382. Оп. 8439. Д. 13. Память народа.

83 Гейер Г. Указ. соч. С. 107—110.

84 Там же. С. 104, 105.

85 ЖБД ЗапФ. С 1 по 31 июля 1941 г.

86 Приказ НКО о сформировании танковых дивизий № 0058. 19 июля 1941 г. // Русский архив: Великая Отечественная: Приказы народного комиссара обороны СССР 22 июня 1941 г. — 1942 г. Т. 13 (2—2). (Русский архив. Т. 13) М.: ТЕРРА, 1997. С. 28.

87 Дриг Е. Механизированные корпуса РККА в бою: история автобронетанковых войск Красной Армии в 1940—1941 гг. М.: ACT; Транзиткнига, 2005. С. 638.

88 См.: ПУ-39. Ст. 27, 106; Кузнецов Т.П. Тактика танковых войск. М.: Воениздат НКО СССР, 1940. С. 80, 81, 99.

89 Директива Ставки ВК № 00455 командующим войсками Фронта резервных армий, 30, 24, 28-й армиями об усилении оперативных групп танками // ЦАМО РФ. Ф. 48а. Оп. 3408. Д. 9. Л. 262 // Цит. по: Русский архив. Т. 16. С. 87; ПУ-39. Ст. 27, 106; Кузнецов Т.П. Указ. соч.

90 Сидорова Т. 104-я танковая дивизия // Рославльский историко-художественный музей. Интернет-ресурс: http://www.roslavl.ru.

91 Боевое распоряжение штаба 28-й армии № 042.

92 Боевое распоряжение штаба 28-й армии № 046 от 26 июля 1941 г. // ЦАМО РФ. Ф. 382. Оп. 8439. Д. 3. Л. 106. Сборник. С. 351.

93 Там же; Боевые распоряжения штаба 28-й армии № 047/оп от 26 июля 1941 г., № 052/оп от 27 июля 1941 г.; Боевой приказ командующего войсками 28-й армии № 058/оп от 28 июля 1941 г. // ЦАМО РФ. Ф. 382. Оn. 8439. Д. 3. Л. 107, 109, 111, 112. Сборник. С. 351—354.

94 Сидорова Т. Указ. соч.

95 Боевой приказ командующего войсками 28-й армии № 035.

96 Краткое описание боевых действий 64 озадн с 22 июня по 1 декабря 1941 г. С. 4—11 // ЦАМО РФ. Ф. 398. Оп. 0009312. Д. 0030. Л. 365—372. Память народа.

97 Боевой приказ командующего войсками 28-й армии № 058/оп.

98 Боевое распоряжение штаба 28-й армии № 037.

99 Боевое распоряжение штаба 28-й армии № 042.

100 Краткое описание боевых действий 64 озадн. С. 4—11.

101 Боевой приказ командующего войсками 28-й армии № 9.

102 Оперативная сводка штаба артиллерии ЗапФ. 4 августа 1941 г. // ЦАМО РФ. Ф. 219. Оп. 0000699. Д. 0008. Л. 42. Память народа.

103 Краткое описание боевых действий 64 озадн. С. 5.

104 Там же. С. 5—15.

105 Оперативная сводка штаба ЗапФ. 30 июля 1941 г. // ЦАМО РФ. Ф. 376. Оп. 10803. Д. 37. Л. 217. Память народа.

106. ЖБД 10 сад. В приложении к директиве Генерального штаба Вооружённых сил СССР от 18 января 1960 г. № 170023 — 411 пикирующий бомбардировочный авиационный полк особого назначения (он же 411 ббап). См.: Перечень № 12 авиационных полков Военно-Воздушных Сил Красной Армии, входивших в состав действующей армии в годы Великой Отечественной войны 1941—1945 гг. // Интернет-ресурс: http://www.teatrskazka.com.

107 ЖБД 10 сад. Л. 10.

108 Там же. Л. 10—12 об.

109 Там же. Л. 11 об.

110 Там же. Л. 9—13.

111 Наградной лист на капитана В.С. Сушинина. 31 августа 1942 года // ЦАМО РФ. Ф. 33. Оп. 682525. Д. 159. Л. 172. Память народа.

112 Там же.

113 ЖБД 10 сад. Л. 11; Райтер Нахим Менделевич. Наградной лист. 10 марта 1942 г. // ЦАМО РФ. Ф. 33. Оп. 682524. Д. 191. Л. 455; Райтер Нахим Менделевич // Интернет-ресурс: http://allaces.ru.

114 См.: Абросимов Роман Иванович // ЦАМО РФ. Ф. 33. Оп. 563784. Д. 9. Л. 159; Оп. 594259. Д. 14. Л. 76; Оп. 682523. Д. 38. Л. 79; Ф. 20205. Оп. 2. Д. 1. Л. 5. Память народа.

115 Приказ войскам 28 А. 29 июля 1941 г. // ЦАМО РФ. Ф. 1371. Оп. 1. Д. 4. Л. 71. Память народа.

116 Политдонесение начальника политотдела 28-й армии. 27 июля 1941 г. // ЦАМО РФ. Ф. 219. Оп. 679. Д. 7. Л. 37. Память народа.

117 Дрёмов И.Ф. Наступала грозная броня. Киев: Политиздат Украины, 1981. Интернет-ресурс: http://www.ta-1g.narod.ru.

118 Там же.

119 См.: Ерёменко А.И. Указ. соч. С. 265—274.

120 Сидорова Т.А. Страна помнит о своих героях // Интернет-ресурс: https://roslavl.ru.

121 Сидорова Т. 104-я танковая дивизия.

122 См.: Смоленское сражение 1941.

123 ЦАМО РФ. Ф. 246. Оп. 1525. Д. 1. Л. 183. Цит. по: Шевчук В. Действия оперативных групп войск в Смоленском сражении (10 июля — 10 сентября 1941 г.) // Воен.-истор. журнал. 1979. С. 13, 14.

124 История Второй мировой войны 1939—1945 гг. Т. 4. С. 75, 76.

125 См.: Смоленское сражение 1941.

Фото из музеев Крапивенской, Стодолищенской средних школ Смоленской области и с сайтов: ksovd.ru; uhlib.ru; waralbum.ru/53265; citysee.ru. Схемы из книги: Ерёменко А.И. В начале войны. М.: Наука, 1965; портала Память народа (pamyatnaroda.ru)