1

Астраханские казачьи полки в горниле Первой мировой войны

Аннотация. Статья, основанная на архивных материалах (журналах военных действий казачьих частей), посвящена фронтовой службе боевых частей Астраханского казачьего войска, прежде всего 1-го и 2-го Астраханских казачьих полков на фронтах Первой мировой войны в 1914—1917 гг.

Summary. The article, based on archival materials (logs of military operations of Cossack units), is devoted to the front service of combat units of the Astrakhan Cossack Army, primarily the 1st and 2nd Astrakhan Cossack regiments at the First World War fronts in 1914-1917.

ПЕРВАЯ МИРОВАЯ ВОЙНА

 

ОЛЕЙНИКОВ Алексей Владимирович — профессор кафедры истории России Астраханского государственного университета, доктор исторических наук

(г. Астрахань. E-mail: stratig00@mail.ru).

 

АСТРАХАНСКИЕ КАЗАЧЬИ ПОЛКИ В ГОРНИЛЕ ПЕРВОЙ МИРОВОЙ ВОЙНЫ

 

Астраханское казачье войско — организованная военно-территориальная община поволжских казаков, одно из 11 казачьих войск Российской империи. Официально оно было создано в 1817 году из всех казаков Астраханской и Саратовской губерний. К 1914 году в административном отношении войско было разделено на два отдела: в 1-й входили станицы Астраханской губернии (в них проживало 2/3 казачьего населения; штаб-квартира в г. Енотаевск), во 2-й — Саратовской губернии (штаб-квартира в г. Камышин). Войско располагалось на территории Казанского военного округа (ВО) и в мирное время подчинялось главнокомандующему войсками этого округа. Возглавлял войско астраханский губернатор (наказной атаман).

Астраханское войско содержало на службе в мирное время один четырёхсотенный конный полк в составе 32 офицеров и 656 нижних чинов, в военное — три четырёхсотенных конных полка и одну запасную конную сотню. Общая численность этих частей составляла 2,2 тыс. сабель. Кроме того, с 27 мая 1906 года при создании лейб-гвардии Сводно-казачьего полка в составе его 3-й сводной сотни был сформирован Астраханский лейб-гвардии казачий взвод (два обер-офицера и 45 казаков). В 1910 году находившийся на действительной службе 1-й Астраханский казачий полк был прикомандирован к 5-й кавалерийской дивизии I армейского корпуса. Сотни расквартировали в Саратовской губернии, где они и оставались до 1914 года, а штаб полка перевели в Саратов. В городе также находились: один из полков дивизии — 5-й Донской казачий войскового атамана Власова, а также штаб 2-й бригады этого соединения.

В начале Первой мировой войны мобилизованное Астраханское казачье войско поэтапно выставило также 2-й и 3-й Астраханские казачьи полки, Особую сотню, Отдельную сотню и казачью батарею. Выступил на фронт в составе лейб-гвардии Сводно-казачьего полка и Астраханский лейб-гвардии казачий взвод. Всего в астраханских казачьих частях числились 2,6 тыс. казаков и офицеров. Но основная боевая нагрузка пришлась на 1-й и 2-й астраханские казачьи полки, которые оказались на фронте в первые дни войны.

18—19 июля 1-й Астраханский казачий полк успешно осуществил мобилизацию1 и под командованием полковника графа А.А. Келлера (брат прославленного генерала-кавалериста Ф.А. Келлера) в составе 16 офицеров и 576 казаков по железной дороге отбыл на Северо-Западный фронт. 21 июля его эшелоны прибыли в Тамбов, 24 — в Брянск, а 26 — в Вильно (ныне Вильнюс), где и осуществлялась выгрузка части. Затем полк двинулся в местечко (мест.) Кроны.

Этой части предстояло исполнять функции корпусной конницы Гвардейского корпуса (войсковой конницы — конных подразделений и частей, состоявших при армейских корпусах и пехотных (стрелковых) дивизиях). Основной задачей конных частей такого уровня являлось обеспечение деятельности общевойсковых соединений и объединений (охрана тылов, штабов, осуществление связи между частями и пр.). Но главное, войсковая конница – это «глаза и уши» соединений и объединений. По словам исследователей, «разведка… есть основная задача конницы… не иметь разведки, значит идти вслепую. Бернгарди перед последней войной (1914—1918 гг. — Прим. авт.) выразился так: “Война в будущем начнётся со столкновения разведывающих конниц”, а Раух говорит, что: “Разведывать — значит драться”»2.

Непосредственной задачей конницы являлась разведка — только с её помощью можно было узнать, что делает противник, как он готовится к бою и когда начнёт движение. В 1914 году потенциалы агентурной разведки и авиаразведки были достаточно ограничены (кроме того, их специфика накладывала отпечаток на достоверность сведений и сроки их доставки). Соответственно, главным «поставщиком» разведывательной информации оставалась войсковая разведка, прежде всего конная. Конные части могли также пробивать завесу противника и своевременно реагировать на изменение обстановки, т.е. войсковая конница являлась ценным инструментом в руках дивизионного и корпусного командования.

Тактической формой решения многих задач (и прежде всего разведывательных) в руках казачьих командиров был казачий разъезд (дозор) — подразделение (группа) различной численности (от нескольких до нескольких десятков человек), высылавшееся («выбрасываемое») в нужном направлении и с соответствующими задачами от казачьей конной части.

Выполняя задачи корпусной конницы, 1-й Астраханский казачий полк провёл первые разведывательные действия. Вышестоящее командование поставило перед ним задачу: к 6 ч утра 29 июля провести разведку на фронте Мариамполь — Кальвария3. На её выполнение отправили три разъезда (по семь коней в каждом) под командованием хорунжего Канова, подхорунжего Чередникова, старшего урядника 1-й сотни Д. Волкова, которые задействовали на значительном фронте: 55, 72 и 85 вёрст соответственно4.

Успешно осуществив разведку и собрав разъезды, полк выступил сначала на Кошеуры, а 1 августа по железной дороге выдвинулся на Белосток. Гвардейский корпус в состав Северо-Западного фронта не попал, и астраханским казакам не пришлось участвовать в Восточно-Прусской операции (4(17) августа — 2(15) сентября 1914 г.).

В соответствии с замыслом русского верховного командования ряд частей и соединений сосредоточились в Польше, впоследствии войдя в состав 9-й армии. В частности, полагая, что предназначенных против Восточной Пруссии сил хватит с избытком, и стремясь развернуть операции на левом берегу Вислы, Ставка Верховного главнокомандующего направила гвардию и I армейский корпус к Варшаве. Главной задачей 1-го Астраханского казачьего полка стало прикрытие развёртывания на левом берегу Вислы перебрасывавшихся туда частей.

Полк прибыл в Варшаву, где должен был присоединиться к 1-й бригаде 2-й гвардейской пехотной дивизии (г. Новогеоргиевск), а одна сотня получила приказ остаться в распоряжении 2-й бригады 2-й гвардейской пехотной дивизии генерал-майора К.Г. Некрасова. Для этого оставили 3-ю сотню полка под командованием есаула И.Я. Коваленкова в составе двух обер-офицеров, 16 урядников и 115 казаков5. Главные же силы полка выступили походным порядком, и 4 августа пришли в мест. Лончно. Показательно, что польское население благожелательно отнеслось как к астраханским казакам, так и к русской армии в целом. В журнале военных действий полка зафиксировано: «Люди радушны, выходят к казакам с квасом и водой»6. В тот период помимо разведки подразделения полка выполняли и другие задачи: например, хорунжего Сережникова с отрядом направили конвоировать транспорт в 1,5 тыс. повозок из Варшавы в Новогеоргиевск.

Полк помимо ведения дальней разведки в интересах частей Гвардейского корпуса (вместе с прикомандированной 5-й сотней лейб-гвардии Атаманского полка действовал на фронте Плоцк — Кутно, в районе Тополево — шоссе Осмолин (10 августа) — Кутно) охранял и его тыл. В частности, астраханские казаки захватили шпиона — «старика-нищего», который высматривал расположение русских войск и притворялся, что не знает языка. В палке-посохе шпиона нашли лоскутки материи для сигнализации, а также ремонтную книжку нижнего чина германской армии. Показательно, что этого «старика» органы военной контрразведки искали давно, но «вычислили» и захватили его астраханцы.

Боевое крещение 1-й Астраханский казачий полк принял в бою 14 августа 1914 года у г. Нешава. Тактически это была конная атака с последующим охватом города. К северу от него 1-я сотня атаковала германскую пехоту, загнала её остатки в населённый пункт и уничтожила. В отчётном документе читаем: «Противник был скрыт за деревьями и окраинами домов, но под нашим огнём стал отступать в город, куда последовали и казаки, задержавшиеся некоторое время у ограды сада, выходившего на шоссе с одной стороны и на берег Вислы — с другой, когда огонь пулемётов противника стал особенно сильным… Видя, что противник может уйти на Цеючинку, командир полка распорядился выслать ещё полусотню 3-й сотни под командой есаула Коваленкова в обход уходящему противнику»7.

В этом бою сотник Догадин с частью казаков 1-й сотни и охотниками (добровольцами) других сотен полка атаковал пулемёты, которые и достались астраханцам. Противник направился в лес, но был атакован полусотнями под командованием есаула Коваленкова и подъесаула Свешникова. Интересно, что полусотни применяли комбинированный боевой порядок, двигаясь в конном и пешем строю. В итоге из состава вражеской пехотной части удалось уйти лишь трём—четырём бойцам, 66 немецких пехотинцев были уничтожены. Этот бой примечателен первыми подвигами астраханцев и проявлением их воинского героизма. В частности, есаул Коваленков рубился в пешем строю (выделено мной. — Прим. авт.) вместе с рядовыми казаками, а казак Василий Тайсаков спас вахмистра 1-й сотни Кропотова — убил готовившегося выстрелить в него германца ударом шашки. Однако астраханцы понесли и первые боевые потери: в лесу германским офицером был смертельно ранен старший урядник Я. Калуженин, погибли казаки Сиволобов, Куранов, ранены младший урядник Козлов и казак Лебедев.

Трофеями полка стали два пулемёта (№ 2143, 2141), 20 винтовок8 и много снаряжения и вооружения (в их числе 2482 патрона). В плен попали ранеными офицер (прапорщик) и шесть нижних чинов из состава 17, 21 и 49-го пехотных полков гарнизона Торна. Полк после боя вернулся во Влоцлавск.

15 августа казачий разъезд доставил из Нешавы ещё трёх пленных солдат (из них одного раненого), массу оружия и амуниции. Вскоре для ведения войсковой разведки полк вновь выслал разъезды и начал выводить из строя коммуникации (к примеру, отрезок железнодорожного полотна, когда два немецких бронепоезда дошли до ст. Любане).

Таким образом, в августе 1914 года в Польше главными стоявшими перед 1-м Астраханским казачьим полком задачами стали манёвренные действия по прикрытию сосредоточения русских войск и разведка, в необходимых случаях — боем. Так, 22 августа в результате боя астраханского казачьего разъезда с германским (до 40 человек) погибли хорунжий Голубев и казак Ф. Поляков.

24 августа в ходе стычки разъездов у ф. Фаминево были убиты девять немцев, пленены четыре человека и 13 лошадей с прицепленным орудием 12-го драгунского полка. В этом бою получили ранения казак Плотников (смертельное) и урядник Т. Тарасьев9.

27 августа полк выслал разъезды вдоль р. Вислы. Без огневых контактов казачьих и германских разъездов не проходило ни дня. Именно добытая астраханскими казаками информация помогла русскому командованию сделать правильный вывод о второстепенном значении района Нешавы.

Как и август, сентябрь в боевом отношении оказался для астраханцев жарким. Так, у Кружина отряд подъесаула Свешникова встретился с полуэскадроном противника. Когда на помощь коннице германцев подошла пехота, казаки были вынуждены отойти, потеряв шесть человек убитыми и ранеными. Но 18 сентября они взяли реванш — засада урядника Яненкова подкараулила разъезд 12-го драгунского полка немцев10. В завязавшейся схватке шестерых германцев убили.

До 19 сентября части полка действовали на фронте Нешава — Влоцлавск — Кутно, затем был получен приказ прибыть 21-го в г. Лович для сведения разведки на фронте Плоцк — Кутно и взаимодействия с другими частями. 23 сентября на этом участке фронта астраханцы провели разведку на Гловно — Стрыков (тогда впервые в документах периода Первой мировой войны появился столь известный впоследствии термин «Ловичский отряд»), а также разведку боем у Борженина Дужий.

Русский план Варшавско-Ивангородской операции (15 сентября — 26 октября 1914 г.) заключался в перенесении центра тяжести действий войск на левый берег Вислы — планировался удар на Силезию с последующим наступлением к Верхнему Одеру и далее на Берлин. Верховный главнокомандующий русскими армиями великий князь Николай Николаевич осуществил (пользуясь польской сетью железных дорог) блестящий железнодорожный манёвр, сравнимый лишь с германскими перевозками в рамках шлиффеновского плана. <…>

Полный вариант статьи читайте в бумажной версии «Военно-исторического журнала» и на сайте Научной электронной библиотеки http:www.elibrary.ru

 

ПРИМЕЧАНИЯ

1 Российский государственный военно-исторический архив (РГВИА). Ф. 5264. Оп. 1. Д. 3. Л. 1—2.

2 Баторский М. Служба конницы. М., 1925. С. 92.

3 РГВИА. Ф. 5264. Оп. 1. Д. 3. Л. 8.

4 Там же. Л. 9.

5 Там же. Л. 13.

6 Там же. Л. 14.

7 Там же. Л. 30.

8 Там же. Л. 34

9 Там же. Л. 48.

10 Там же. Л. 73.

(Окончание следует)