«Военно-исторический журнал» — № 12 — 2009 г.

"Военно-исторический журнал" - № 12 - 2009 г.

Скачать в pdf

СОДЕРЖАНИЕ

 ВОЕННОЕ СТРОИТЕЛЬСТВО

А.А. КОРЯКОВЦЕВ — «Русский медведь быстро научился плавать и теперь подчиняет себе моря и океаны». Зарождение и утверждение боевой службы ВМФ СССР

A.A. KORYAKOVTSEV — «The Russian bear quickly learned to swim and now harnesses seas and oceans». Birth and settlement of the combat service of the Soviet Navy

Аннотация. В статье исследуются проблемы зарождения и утверждения боевой службы ВМФ СССР.

Ключевые слова: мировой океан; глобальное противостояние; скрытая форма противоборства; Военно-морской флот СССР.

The summary. This article investigates the problem of the origin and the strengthening of combat service of the Soviet Navy.

Keywords: the World ocean; global confrontation, latent form of confrontation, the Navy of the USSR.

ВЕЛИКАЯ ОТЕЧЕСТВЕННАЯ ВОЙНА 1941—1945 гг.

В.Н. ШЕПТУРА — Организация связи Ставки Верховного Главнокомандования и Генерального штаба с войсками в первом периоде Великой Отечественной войны (22 июня 1941 г. — 18 ноября 1942 г.)

V.N. SHEPTURA — Organization of communications of the General Supreme Headquarters and the General Staff with troops in the first period of the Great Patriotic War (June 22, 1941 — November 18, 1942)

Аннотация. Неудачное развитие военных действий для Красной армии в начальный период войны и поражения в первых операциях показали, что одной из причин неустойчивого управления войсками была принятая в довоенное время организация связи в интересах Ставки Верховного Главнокомандования (ВГК), Генерального штаба и штабов фронтов, которая не отвечала требованиям военного времени. В статье рассматривается организация связи Ставки Верховного Главнокомандования и Генерального штаба с войсками в первом периоде Великой Отечественной войны (22 июня 1941 г. — 18 ноября 1942 г.).

Ключевые слова: связь; Генеральный штаб; Ставка ВГК; Великая Отечественная война.

The summary. The failure development of military operations for the Red Army in the initial period of war and defeat in the first operations showed that one of the causes of unsustainable control of troops had been the organisation adopted in pre-war of communications in the interests of the Supreme General Headquarters (SGH), the General Staff and the Staffs of the Fronts, which did not meet the requirements of wartime. The article deals with the organisation of communications of the Supreme General Headquarters and the General Staff with troops in the first period of the Great Patriotic War (June 22, 1941 — November 18, 1942).

Keywords: communications; the General Staff; the Supreme General Headquarters (SGH); the Great Patriotic War.

Д.Б. ХАЗАНОВ — Сталинград: 23 августа 1942 года

D.B. KHAZANOV — Stalingrad: August 23, 1942

Аннотация. В статье рассказывается о варварской бомбардировке Сталинграда 23 августа 1942 года силами 4-го воздушного флота Германии, в результате которой город был практически полностью разрушен, анализируются причины, из-за которых противовоздушная оборона Сталинграда не смогла предотвратить массированный налёт самолётов противника.

Ключевые слова: Великая Отечественная война; Сталинград; август 1942 года; противовоздушная оборона; пожар; Сталинградский корпусный район ПВО.

The summary. The article tells about the barbaric bombing of Stalingrad on August 23, 1942 by the 4-th Air Fleet of Germany, which resulted in the city was almost completely destroyed, and analyzes the causes, due to which the air defence of Stalingrad was unable to prevent massive raid of enemy aircraft.

Keywords: the Great Patriotic War, Stalingrad, August 1942, air defence, fire, the Stalingrad Corps Area of air defence.

И.Г. Чернях — «Букринский батальон»

I.G. Chernyak — «Bukrinsky battalion»

Аннотация. В статье рассказывается о судьбе уроженцев Драбовского района Черкасской области (Украина), призванных в Красную армию осенью 1943 года и участвовавших в жестоких боях на Букринском плацдарме и в других операциях Великой Отечественной войны. По архивным документам, из 780 призванных в армию 754 человека погибли или пропали без вести.

Ключевые слова: Днепр; Левобережная Украина; Букринский плацдарм; 27-я армия Воронежского фронта.

The summary. The article tells about the fate of the natives of the Drabovo district of the Cherkassy Region (Ukraine), conscriptioned to the Red Army in the autumn of 1943 and participated in fierce battles in the Bukrynsky place of arms and other operations of the Great Patriotic War. According to archive documents 754 people were killed or missing of the 780 enrolled.

Keywords: Dnieper; Left-bank Ukraine; Bukrinsky place of arms; the 27th Army of the Voronezh Front.

А.Ш. КАБИРОВА — «Буду работать… по-стахановски»

A.Sh. KABIROVA — «Will work… as stakhanovec»

Аннотация. В статье показано участие населения Татарской АССР (ныне Татарстан) в производстве для нужд фронта техники, вооружения, продовольствия, одежды и обуви в годы Великой Отечественной войны, раскрывается деятельность казанского городского комитета обороны по мобилизации рабочей силы и быстрейшему внедрению в строй эвакуированных предприятий.

Ключевые слова: татарский народ; Казань; госпиталь; авиационный завод № 22 им. С.П. Горбунова; движение двухсотников; Великая Отечественная война.

The summary. The article shows the popular participation of the Tatar Autonomous Soviet Socialist Republic (now Tatarstan) in production of equipment, weapons, food, clothing and footwear for the needs of the front during the Great Patriotic War, reveals the activities of the Kazan Municipal Committee of Defence on mobilisation of labour and rapid introduction into service of evacuated enterprises.

Keywords: Tatar people, Kazan; hospital; the Aviation Plant № 22 named after S. P. Gorbunov; the movement of 200’s participants; the Great Patriotic War.

Армия и общество

В.Г. ДАЦЫШЕН — Конфликт на КВЖД 1929 года. Материалы сибирских региональных архивов о ситуации в воинских частях и взаимодействии с местным населением

V.G. DATSYSHEN — The conflict in the CER (China-Eastern Railway) in 1929. Proceedings of the Siberian regional archives on the situation in the military units and interaction with local population

Аннотация. В статье на основе материалов сибирских региональных архивов рассматривается ситуация в частях Красной армии накануне и в ходе конфликта на Китайско-Восточной железной дороге (КВЖД), деятельность командования и местных органов власти по укреплению единства армии и народа, обеспечению высокого боевого духа войск и широкой общественной поддержки воюющей армии.

Ключевые слова: Китайско-Восточная железная дорога; вооружённый конфликт; Красная армия; Особая Дальневосточная армия; Маньчжурия.

The summary. The article on the basis of the Siberian regional archives addresses the situation in the Red Army before and during the conflict in the China-Eastern Railway (CER), the activity of command and local authorities to strengthen the unity between the army and people, to ensure the high morale of the troops and the general public support to the warring army.

Keywords: China-Eastern Railway; armed conflict, the Red Army, the Special Far Eastern Army, Manchuria.

О.В. Чистяков — Российское общество Красного Креста во время Первой мировой войны

O.V. Chistyakov — Russia’s Red Cross Society during the First World War

Аннотация. Российское общество Красного Креста (РОКК) было одной из самых мощных общественных организаций Российской империи. Оно, так или иначе, приняло участие практически во всех военных конфликтах последней трети ХIХ — начале ХХ в. Особенно возрос масштаб его деятельности в годы Первой мировой войны. РОКК сыграло одну из самых главных ролей в деле помощи больным, раненым, беженцам и военнопленным. Не менее половины медицинских учреждений, организованных в Российской империи во время Первой мировой войны принадлежало РОКК. Всю войну деятельность общества пользовалась широчайшей поддержкой населения России. Исследование дореволюционной деятельности РОКК имеет не только большое этическое, но и практическое значение, помогает возродить славные традиции и вернуть к жизни забытые ценности гуманизма и милосердия.

Ключевые слова: Российское общество Красного Креста, Первая мировая война, благотворительность, госпиталь, лазарет, военная медицина, Женевская конвенция, военнопленные.

The summary. Russia’s Red Cross Society (RRCS) was one of the most powerful social organisations of the Russian Empire. It, one way or another, participated in almost all the military conflicts of the last third of XIX century — beginning of the XX century. The scale of its activities during World War II increased particularly. RRCS played one of the most important roles in helping the sick, wounded, refugees and prisoners of war. During the First World War at least half of health facilities, organised in the Russian Empire, belonged to RRCS. Throughout the war activities of the society enjoyed the broadest support among the population of Russia. Investigation of pre-revolutionary activities of the RRCS has not only more ethical but also practical significance, helping to revive the glorious traditions and to revive the forgotten values of humanism and mercy.

Keywords: The Russian society of the Red Cross; the First World War; charity; hospital; infirmary; military medicine; the Geneva convention; prisoners of war.

ЛОКАЛЬНЫЕ ВОЙНЫ И ВООРУЖЁННЫЕ КОНФЛИКТЫ XX—XXI вв.

С.А. БЕЗУГЛОВ — Военно-воздушные силы Красной армии на Карельском перешейке в 1939—1940 гг.

S.A. BEZUGLOV —- Air Force of the Red Army in the Karelian Isthmus in 1939-1940

Аннотация. В статье на основе архивных источников подробно описываются ход, особенности, результаты боевых действий Военно-воздушных сил Красной армии на главном участке советско-финляндского фронта во время войны между СССР и Финляндией 1939—1940 гг.

Ключевые слова: бомбардировочная авиация; оборонительные рубежи противника; авиационная группа; Карельский перешеек; истребители.

The summary. The article based on archival sources details the course, features, results of combat activities of the Air Force of the Red Army in the main section of the Soviet-Finnish front during the war between the USSR and Finland in 1939-1940.

Keywords: bombers, the enemy’s defensive lines, air group, the Karelian Isthmus; fighters.

С.А. КОЛОМНИН — Победа при Кифангондо была добыта советским оружием

S.A. KOLOMNIN — Victory at Kifangondo was produced by the Soviet weapons

Аннотация. В статье описывается сражение при Кифангондо в 1975 г., в котором войска Народного движения за освобождение Анголы (МПЛА) совместно с кубинскими воинами-интернационалистами благодаря применению поставленного Советским Союзом оружия, прежде всего реактивным системам «Град», полностью разгромили противостоящие силы ФНЛА и УНИТА, что дало возможность лидеру МПЛА А. Нето провозгласить 11ноября 1975 г. независимость Анголы.

Ключевые слова: Ангола; Народное движение за освобождение Анголы (МПЛА); военно-транспортная авиация ВВС СССР; реактивная система залпового огня БМ-21 «Град»; Кифангондо.

The summary. This article describes the battle at Kifangondo in 1975, in which troops of the Popular Movement for Liberation of Angola (MPLA), in conjunction with the Cuban internationalist soldiers through the application of weapons supplied by the Soviet Union, especially rocket systems «Grad», completely routed the opposing forces of UNITA and FNLA that enabled the leader of the MPLA A. Neto to proclaim on November 11, 1975 the independence of Angola.

Keywords: Angola, the Popular Movement for Liberation of Angola (MPLA), the military transport aviation of the Soviet Air Force, multiple rocket launcher BM-21 “Grad”; Kifangondo.

О.А. ГОКОВ — Ввод советских войск в Афганистан в 1979 году

O.A. GOKOV — The Soviet invasion into Afghanistan in 1979

Аннотация. В статье исследуются причины ввода советских войск в Афганистан в 1979 году.

Ключевые слова: локальные войны; Афганистан; международные проблемы 1970-х годов.

The summary. This article investigates the causes of the Soviet invasion of Afghanistan in 1979.

Keywords: local wars, Afghanistan, international issues of 1970s.

ВОИНСКОЕ ОБУЧЕНИЕ И ВОСПИТАНИЕ

А.А. МИНКИНА — Культурно-массовая работа в ркка и РККФ в 1921—1940гг.

A.A. MINKINA — Cultural-mass work in the Red Army and the WPRF (Workers-and-Peasants’ Red Fleet) in 1921-1940

Аннотация. В статье кратко охарактеризован процесс реформирования политико-просветительной, агитационно-пропагандистской и воспитательной работы, проводившейся среди рядового и командного состава в РККА в период с 1921 по 1940 год.

Ключевые слова: культурно-массовая работа; просвещение; воспитание; политуправление.

The summary. The article briefly describes the process of reforming the political-and-educational, advocacy and educational work carried out among the chiefs and soldiers of the Red Army in the period from 1921 to 1940.

Keywords: cultural-mass work, education, the Political Administration.

ЗАБЫТОЕ ИМЯ

О.А. ГРАЧЁВА — Пензенский губернатор

O.A. GRACHYOVA — The Penza Governor

ПОЛКОВОДЦЫ И ВОЕНАЧАЛЬНИКИ

В.В. ВЯТКИН — Военная карьера великого князя

V.V. VYATKIN — Military career of the Grand Duke

Аннотация. Неотъемлемой частью воспитания мужской половины Дома Романовых была военная подготовка. В статье рассказывается о военной подготовке сына императора Александра II великого князя Сергея Александровича.

Ключевые слова: великий князь Сергей Александрович; лейб-гвардия Преображенского полка; Рущукский отряд.

The summary. Military training was an integral part of education of a male half of the Romanovs dynasty. The article describes the military training of Grand Duke Sergei Aleksandrovich, a son of Emperor Aleksandr II.

Keywords: Grand Duke Sergei Aleksandrovich, the Life Guards of the Preobrazhensky regiment; Rushchuksky detachment.

Маршал И.С. Конев на Нижегородской земле. Неизвестные страницы из биографии полководца

(Публикация Г.В. НАБАТОВА, В.П. САПОНА)

Marshal I.S. Konev in the Nizhny Novgorod land (Unknown pages from the biography of the military leader)

(Publication by G.V. NABATOV, V.P. Sapon)

Аннотация. В материале приводится биография маршала И.С. Конева, написанная им собственноручно 4 марта 1925 года во время его службы в качестве военного комиссара — начальника политотдела 17-й стрелковой Нижегородской дивизии. Вступительная статья Г.В. Набатова и В.П.Сапона.

Ключевые слова: Иван Степанович Конев; Восточный фронт; мятеж левых эсеров; колчаковщина.

The summary. The article provides the biography of Marshal I. S. Konev, written by his own on March 4, 1925 during his service as the Military Commissar — Chief of Political Department of the 17th Nizhny Novgorod Infantry Division. Introductory article by G. V. Nabatov and V. P. Sapon.

Keywords: Ivan Konev, the Eastern Front, left socialist revolutionaries’ uprising; Kolchak’s supporters.

ИЗ ИСТОРИИ ВОЕННО-ПОЛИТИЧЕСКИХ ОТНОШЕНИЙ

П.В. ПЕТРОВ — Проблема Прибалтийских государств для советского руководства в 1939—1940 годах

P.V. PETROV — The problem of the Baltic states to the Soviet leadership in 1939-1940

Аннотация. В статье освещаются особенности оперативного планирования действий Военно-морского флота СССР на Балтике в предвидении нападения на Советский Союз фашистской Германии.

Ключевые слова: ВМФ СССР; Балтийский флот; вероятный противник в 1940 году; антисоветская коалиция.

The summary. The article highlights the features of the operational planning of the Navy of the USSR in the Baltic Sea in anticipation of an attack of Nazi Germany against the Soviet Union.

Keywords: the Soviet Navy, the Baltic Fleet, the likely opponent in 1940, anti-Soviet coalition.

А.А. ОРЕХОВ — Экспедиция особого назначения

A.A. OREKHOV — The special expedition

Аннотация. В статье освещается боевая работа советских военных моряков по подъёму затонувших судов и тралению мин в Народной Республике Бангладеш.

Ключевые слова: ЭОН-12; Бангладеш; Читтагонг.

The summary. The article highlights the work of fighting of the Soviet sailors on lifting sunken ships and minesweeping operations in the People’s Republic of Bangladesh.

Keywords: EON-12; Bangladesh, Chittagong.

Документы и материалы

«Целью войны коалиции будет разгром пролетарского государства». Окончание записки А.А. Свечина, адресованной К.Е.Ворошилову, «Будущая война и наши военные задачи»

(Публикация В.А. АРЦЫБАШЕВА)

«Defeat of the proletarian state will be a war purpose of the coalition». Continuation of the notes by A. A. Svechin addressed to K.Ye. Voroshilov, «The future war and our military objectives»

(Publication by V.A. Artsybashev)

Аннотация. Продолжение публикации, начатой в № 11 за 2009 год «Военно-исторического журнала». Публикуется окончание записки А.А. Свечина на имя К.Е. Ворошилова «Будущая война и наши военные задачи», где рассматриваются возможные сценарии начала и развития войны западных стран против СССР с участием Польши и Румынии.

Ключевые слова: силы коалиции; польская армия; румынская армия; румынско-польская операция; наступление; Полевой устав; маневренная война.

The summary. Continuation of the publication begun in the «Military History Journal», number 11, 2009. The ending notes by A. A. Svechin addressed to K. E. Voroshilov «Future war and our military objectives», which deals with possible scenarios for the start of war and development of the Western countries against the USSR with participation of Poland and Romania, are published.

Keywords: coalition forces, the Polish Army, the Romanian Army, the Romanian-Polish operation, offensive; the Field Manual; manoeuvre war.

v1_2009_12

v2_2009_12

v3_2009_12


ВОЕННОЕ СТРОИТЕЛЬСТВО

КОРЯКОВЦЕВ Алексей Анатольевич —

старший преподаватель кафедры оперативного искусства ВМФ Военной академии Генерального штаба ВС РФ, капитан 1 ранга (тел. 8-495-438-91-62)

«РУССКИЙ МЕДВЕДЬ БЫСТРО НАУЧИЛСЯ ПЛАВАТЬ И ТЕПЕРЬ ПОДЧИНЯЕТ СЕБЕ МОРЯ И ОКЕАНЫ»

Зарождение и утверждение боевой службы ВМФ СССР

В настоящей статье исследуется опыт боевой службы Военно-морского флота СССР в эпоху глобального противостояния в Мировом океане. Эта тема не теряет научно-познавательного и научно-практического значения и в наши дни, когда противоборство во многом носит скрытую форму.

Поскольку эта сторона деятельности отечественного ВМФ изучена не достаточно, то к публикациям такого рода проявляют повышенный интерес не только научная общественность вооружённых сил, но и широкий круг читателей нашего журнала, о чём можно судить по редакционной почте.

Недавние походы кораблей Военно-морского флота в Карибское море, совместные учения с военно-морскими силами Венесуэлы, выполнение задач по борьбе с пиратством у побережья Сомали, длительный поход атомного ракетного крейсера «Пётр Великий» в Индийский океан напомнили мировому сообществу о России, как о морской державе. Эти походы, с одной стороны, дали возможность корабельным экипажам поддержать свои навыки, а с другой — стали подтверждением того, что Россия, как правопреемница СССР, не отказалась от отстаивания своих интересов в Мировом океане. В этой связи интерес представляют события, происходившие в отечественном Военно-морском флоте немногим более четырёх десятилетий назад.

В середине 1960-х годов советский ВМФ начал нести боевую службу в районах Мирового океана, где затрагивались интересы СССР. О том, в каких условиях зарождалась эта служба, какие факторы легли в основу появления столь важного вида воинской деятельности, а также о тех, кто стоял у её истоков, и пойдёт речь в статье.

Если историю военного и военно-морского искусства исследовать на основе знаний законов диалектики, то можно сделать вполне логический вывод: боевая служба, как вид практической деятельности ВМФ СССР, стала очевидной неизбежностью. Обусловлена же такая необходимость была несколькими обстоятельствами, в первую очередь военно-политическим фактором. Его значимость во многом предопределило глобальное распространение влияния США практически на все стратегически важные регионы Земли, сопровождавшееся размещением военных баз на территории других государств1. Это обеспечивало присутствие там Соединённых Штатов и их непосредственный контроль за создавшейся в этих районах военно-политической обстановкой.

С созданием в 1949году под эгидой США Организации Североантлантического договора (НАТО) и принятием доктрины «меча» и «щита», в которой роль первого отводилась американским ядерному оружию и авиации, а второго — сухопутным войскам европейских стран — участниц антисоветского военного блока, разрабатывались и утверждались различные планы по использованию результатов ядерных ударов для последующего вторжения на территорию стран социалистического содружества. Так, в начале 1950-х годов была принята доктрина «массированного возмездия», предусматривающая внезапное ядерное нападение на «идеологического противника», то есть развязывание ядерной войны мирового масштаба. В связи с ростом ядерной мощи Советского Союза США приняли военную доктрину под названием «Стратегия гибкого реагирования», навязанную затем европейским государствам и принятую в 1967году Советом НАТО в качестве официальной.

В этих условиях Советский Союз, имея возможность распространять своё влияние только на страны Восточной Европы, где были развёрнуты его мощные сухопутные группировки, не мог помешать нарушению заключённых после Второй мировой войны соответствующих стабилизирующих международную обстановку договорённостей, а также очередному перекраиванию политической карты мира.

Большое значение имел военно-стратегический фактор, предполагавший перевес одной из сторон в набиравшей силу гонке вооружения.

В середине 1960-х годов в американском флоте при решении предполагаемых задач по нанесению ракетно-ядерных ударов началась переориентация на подводные лодки (ПЛ) с ракетами «Поларис». При этом авианосные ударные соединения (группы) намечалось использовать в качестве универсальной силы, способной к массированному применению как ядерного, так и обычного оружия2. Было введено боевое патрулирование надводных кораблей (НК) и ПЛ, базировавшихся на территории европейских стран (Холи-Лох в Шотландии, Рота в Испании)3 в различных районах Мирового океана, непосредственно расположенных вблизи СССР. Постоянно на боевом патрулировании на всех театрах одновременно находилось до 19—20подводных лодок. Таким образом, имея развёрнутыми в океане, в районах, близких к стартовым позициям, 320—368ракет, вероятный противник мог в кратчайший срок поразить свыше 200 крупных объектов (городов-целей) на территории Советского Союза и стран социалистического содружества, что создавало постоянную угрозу внезапного развязывания ядерной войны. При этом группировки ракетных ПЛ могли быть усилены развёртыванием 12—15 ударных авианосцев с ядерным боезапасом на борту (свыше 1300единиц).

Поскольку военно-административные центры Советского Союза оказались уязвимыми с морских направлений, то сложилась такая обстановка, при которой в случае нанесения противостоящей стороной внезапных ракетно-ядерных ударов СССР не имел возможности дать достойный ответ, что неминуемо вело к поражению в возможной войне.

Нужно было учитывать и военно-теоретический фактор.<…>

Полный вариант статьи читайте в бумажной версии «Военно-исторического журнала» и на сайте Научной электронной библиотеки http:www.elibrary.ru

ПРИМЕЧАНИЯ

1 Число военных баз США к концу 1960-х годов достигло 3400. (см.: Горшков С.Г. Морская мощь государства. М.: Воениздат, 1976. С.262).

2 См.: Вьюненко Н.П. Военно-морское искусство 1945—1970гг. М.: Воениздат, 1975. С.202.

3 Как создавалась военно-морская мощь Советского Союза: В 2кн. / В.А.Золотарёв, В.С. Шломин. М.: Полигон, 2004. Кн.2. С.479.


ВЕЛИКАЯ ОТЕЧЕСТВЕННАЯ ВОЙНА 1941—1945 гг.

ШЕПТУРА Владимир Николаевич —

заместитель начальника кафедры связи и информатизации Военной академии Генерального штаба ВС РФ, полковник, кандидат военных наук (тел. 8-495-438-99-45)

Организация связи Ставки Верховного Главнокомандования и Генерального штаба с войсками в первом периоде Великой Отечественной войны (22 июня 1941 г. — 18 ноября 1942 г.)

С первых дней Великой Отечественной войны руководство страны испытывало трудности в управлении войсками в стратегическом и оперативно-стратегическом звеньях. Неудачное развитие военных действий для Красной армии в начальный период войны и поражения в первых операциях показали, что одной из причин неустойчивого управления войсками была принятая в довоенное время организация связи в интересах Ставки Верховного Главнокомандования (ВГК), Генерального штаба и штабов фронтов, которая не отвечала требованиям военного времени.

С точки зрения организации связи Ставка ВГК и Генеральный штаб с началом войны представляли единое целое: Ставка не имела своего собственного узла связи для управления фронтами и армиями и использовала узел связи Генерального штаба. Общими у них были и проблемы.

Генерал армии С.М. Штеменко, возглавлявший тогда Оперативное управление Генерального штаба, впоследствии вспоминал о первых днях войны: «Одним из узких мест оказалась связь с фронтами, в первую очередь с Западным. Она была очень неустойчивой. Из-за частых нарушений связи мы не всегда знали обстановку с необходимыми подробностями. На неудовлетворительное состояние связи со своими войсками сетовали и штабы фронтов. Поэтому, если нам и удавалось связываться с ними, мы все равно не получали достаточно полной информации о положении войск»1.

Никаких официальных документов и руководств по организации связи в звеньях Ставка (Генеральный штаб) — фронт, фронт — армия, армия — корпус (дивизия) не существовало. Книга В. Цейтлина «Вопросы связи в стратегических операциях», изданная в 1926 году и обобщавшая опыт войск по обеспечению связи в стратегическом звене управления в Первую мировую и Гражданскую войны, уже устарела. Других теоретических трудов и исследований по организации связи, учитывающих новые направления в развитии военного искусства, не издавалось2.

К началу войны Генеральный штаб не имел даже плана организации и обеспечения управления войсками при выходе из строя в результате воздушных налётов противника здания Генштаба. Такой план был утверждён только на 16-й день войны и предусматривал использование в качестве запасных узлов связи штабов Военно-воздушных сил, Войск противовоздушной обороны страны и Военно-морского флота3.

Основным средством управления считалась проводная связь. Связь Ставки ВГК (Генерального штаба) с фронтами и военными округами, которую предполагалось осуществлять главным образом по постоянным воздушным линиям и через узлы связи Наркомата связи, только телеграфную Бодо и СТ-35, не могла в полной мере обеспечить потребности управления войсками, так как была малоприспособленной на случай войны и почти незащищённой от воздействия вражеской авиации (на глубину до 400 км и более) и диверсионных групп врага.

С некоторыми корпусами и дивизиями телеграфная связь осуществлялась только аппаратами Морзе. Вся телеграфная аппаратура в основном была гражданских образцов, конструкция которых рассчитывалась на эксплуатацию в стационарных условиях. Непосредственная телефонная связь Ставки ВГК и Генерального штаба с фронтами, округами и резервами отсутствовала, а осуществлялась только через междугородные станции узлов связи Наркомата связи и военно-оперативных узлов связи. При этом многие предприятия Наркомата связи оказались недостаточно подготовленными для обеспечения связи Ставке ВГК (Генеральному штабу) и штабам фронтов в сложных условиях военного времени.

Перебои в работе проводной связи Ставки ВГК (Генерального штаба) в первый период Великой Отечественной войны в значительной мере объяснялись и тем, что её устойчивость в высших звеньях управления целиком зависела от состояния работы органов общегосударственной связи. А они с большим трудом справлялись со столь сложной задачей, главным образом из-за острого недостатка технического персонала и линейных рабочих для обслуживания линий, использовавшихся Генеральным штабом. Строительство, восстановление и эксплуатационное обслуживание этих линий планировалось осуществлять силами местных линейно-технических узлов, а также частей связи, которые должен был сформировать Наркомат связи после объявления мобилизации или по особому указанию правительства. <…>

Полный вариант статьи читайте в бумажной версии «Военно-исторического журнала» и на сайте Научной электронной библиотеки http:www.elibrary.ru

ПРИМЕЧАНИЯ

1 Штеменко С.М. Генеральный штаб в годы войны. М.: Воениздат, 1989. С. 19.

2 Связь в Великой Отечественной войне Советского Союза 1941—1945 гг. Ставка — фронт. Л.: Воен. академия связи, 1961. С. 48.

3 Центральный архив Министерства обороны (ЦАМО) РФ. Ф. 71. Оп. 296521. Д. 4. Л. 109.

ХАЗАНОВ Дмитрий Борисович —

главный специалист Специализированного научно-исследовательского института приборостроения «Росатома», кандидат технических наук (123060, гМосква, ул. Расплетина, д. 1, кв. 13)

Сталинград: 23 августа 1942 года

23августа 1942года огромный город на Волге, где проживали или нашли временное убежище примерно 700тыс. человек, подвергся варварской бомбардировке, приведшей к гибели десятков тысяч мирных граждан и причинившей городу огромные разрушения.

Идея основательно разбомбить город, носивший имя И.В.Сталина, принадлежала Адольфу Гитлеру. В директиве №41 от 4апреля 1942года, когда определялись контуры будущей летней операции на южном фланге советско-германского фронта, он наметил «достигнуть Сталинграда или по крайней мере подвергнуть его воздействию нашего тяжёлого оружия с тем, чтобы он потерял своё значение как центр военной промышленности и узел коммуникаций»1. Когда с Восточного фронта стали поступать победные реляции, фюрер высказался ещё более определённо: необходимо заблаговременно, т.е. до начала штурма города на Волге сухопутными войсками, разрушить его воздушными налётами.

Воплощать замысел взялся лично командующий 4-м воздушным флотом генерал-полковник В.фонРихтгофен. Он разработал план, основанный на сосредоточении усилий практически всей своей авиации на сталинградском направлении с целью оказания концентрированной и эффективной поддержки наземным войскам. Когда же наметится решающий успех в преодолении советской обороны на подступах к Сталинграду, было решено бросить на город все двухмоторные бомбардировщики. Массированный авианалёт должен был, по замыслу немецких стратегов, не только разрушить крупнейшие промышленные предприятия, но и, самое главное, вызвать панику и хаос, подорвать волю русских к сопротивлению.

К осуществлению задуманного Рихтгофен приступил во второй половине августа, приказав передать большинство частей из 4-го в 8-й авиакорпус, штаб которого находился рядом с аэродромом в Обливской.

К утру 23августа немцы располагали на сталинградском направлении более 750самолётами. В первой половине дня люфтваффе, особенно части пикирующих бомбардировщиков, штурмовиков и истребителей, действовали исключительно активно, обеспечивая прорыв 14-го танкового корпуса 6-й армии через 60-километровый перешеек, разделяющий реки Дон и Волгу, расчищая дорогу своим танкам и мотопехоте. После того как те преодолели Татарский вал, перерезали железную дорогу Фролов — Сталинград и достигли берега Волги, начались приготовления к массированному налёту на город.

По воспоминаниям немецких лётчиков, основными авиабазами, откуда стартовали бомбардировщики, являлись Тацинская и Морозовский. Вероятно, именно на этих аэродромах формировались «костяки» будущих колонн, сюда накануне доставили специально разработанные несбрасываемые наружные контейнеры для мелких авиабомб, которые подвешивались под Ju88 и He111, а также создали значительные запасы зажигательных авиабомб, включая новые FLAM250 и FLAM500, впервые опробованные при бомбардировках Ростова-на-Дону. Абсолютное большинство бомб составляли мелкие зажигалки — небольшие полоски обмазанной фосфором фольги или 2-килограммовой бомбы, начинённые смесью нефти, фосфора и тротила. Планировалось, что первые волны самолётов сбросят с 5-километровой высоты именно их, а каждая следующая волна самолётов будет идти выше предыдущей.

Согласно немецким источникам, в вечернем налёте на город участвовали крупные силы бомбардировочной авиации, причём «хейнкели» шли двумя группами, примерно по 45машин, а объединённое соединение «юнкерсов» насчитывало 60самолётов — ведущий самолёт пилотировал командир 76-й бомбардировочной эскадры люфтваффе майор Э.Борман2.

По подсчётам автора, в рейде приняли участие около 400самолётов, из которых 150—160 двухмоторные бомбардировщики, остальные — «мессершмитты». Если учесть, что на 20августа в составе 4-го ВФ имелось 143 боеготовых бомбардировщика (без учёта самолётов «Тактического командования “Север” 4-го ВФ»), то напрашивается вывод: Рихтгофен бросил на Сталинград практически все имевшиеся в наличии бомбардировщики Ju88 и He111. «Свободная охота», которую вели немцы в последние дни в районе расположения аэродромов истребительной авиации 8-й воздушной армии (командующий — Герой Советского Союза генерал-майор авиации Т.Т.Хрюкин), была усилена 23августа — пары и четвёрки «мессершмиттов» практически непрерывно барражировали над ними и, по образному выражению наших лётчиков, «повесили замки на аэродромы». Однако воздушные бои в тот день всё же были, хотя большей частью оканчивались для советских лётчиков неудачно. Согласно оперсводке 8-й воздушной армии, только в воздухе было потеряно 33самолёта. Гибель многих опытных командиров, в частности, майора Е.А.Ларионова, возглавлявшего 297-й истребительный авиационный полк (иап), также негативно сказалась на психологической устойчивости нашего лётного состава.<…>

Полный вариант статьи читайте в бумажной версии «Военно-исторического журнала» и на сайте Научной электронной библиотеки http:www.elibrary.ru

ПРИМЕЧАНИЯ

1 Дашичев В.И. Банкротство стратегии германского фашизма. Т.2. М., 1973. С.322.

2 Prien J., Stemmer G. Messerschmitt Bf109 im Einsatz bei der III / Jagdgechwader 3. Eutin, 1996. S. 459; Flugbuch Wilhelm Lemke.

ЧЕРНЯХ Игорь Григорьевич —

капитан 2 ранга запаса (115573, г. Москва, ул. Мусы Джалиля, д. 32, корп. 1, кв. 256)

«Букринский батальон»

Букринским в годы войны назывался один из плацдармов, захваченных советскими войсками осенью 1943года на правом берегу Днепра юго-восточнее Киева. Долгое время истинное значение боевых действий в этом районе обходили молчанием. Лишь в 1985году в Балыко-Щучинке на месте братской могилы был открыт мемориал в память о гибели более 200тыс. советских солдат, отдавших свои жизни для отвлечения значительных сил противника от главного направления наступления на Киев.

Вот как это было. В середине сентября 1943года войска Центрального, Воронежского, Степного и Юго-Западного фронтов в основном завершили освобождение Левобережной Украины и в нескольких местах вышли к Днепру.

В ночь на 22сентября одновременно по нескольким направлениям войска Воронежского (с 20 октября 1943 г. — 1-го Украинского) фронта начали форсирование Днепра в районе букринской излучины. В центре переправлялись передовые части 3-й гвардейской танковой армии под командованием генерал-лейтенанта П.С.Рыбалко, правее её — войска 40-й армии генерал-полковника К.С.Москаленко, а левее — соединения 47-й армии генерал-лейтенанта Ф.Ф.Жмаченко.

Противник вёл сильный артиллерийский огонь, его авиация группами по 40—50самолётов бомбила места переправ наших войск на обоих берегах реки. Борьба приняла ожесточённый и кровопролитный характер. Гитлеровцы стремились во что бы то ни стало удержать правобережье Днепра в своих руках и сбросить подразделения советских войск в воду. Бои за Великий и Малый Букрин шли жестокие.

Наступавшие части срочно нуждались в пополнении живой силой.

Наряду с другими источниками этим пополнением стали и жители освобождённой территории нынешнего Драбовского района Черкасской области. С 21сентября по 25октября 1943года воссозданные Ковалевский и Драбовский военкоматы проводили массовую мобилизацию мужского населения в возрасте от 17 до 50лет.

В ходе изучения архивных документов удалось обнаружить сведения о 782 призывниках осени 1943года (среди которых был и дед автора этих строк) что по численности как раз составило стрелковый батальон. Это и послужило поводом для заголовка статьи, хотя воинского подразделения с таким названием не существовало.

В основном призывники-драбовцы попали в 100, 147, 155, 206 и 241-ю стрелковые дивизии 27-й армии Воронежского фронта.

Так, уроженцы села Бырловка в основном попали в 436, 659 и 786-й стрелковые полки 155-й стрелковой дивизии, села Демки — в 659 сп 155сд, села Драбов — в 722 сп 206 сд, села Кантакузовка — в 15 и 600 сп 147 сд, села Капустинцы — в 659 и 786 сп 155 сд, села Ковалевка — в 264 сп 241 сд, села Нехайки — в 436 сп 155 сд, села Погребы — в 600 и 640 сп 147 сд, села Степановка — в 318 сп 241 сд.

В конце сентября 1943 года командование Воронежского фронта приняло решение ввести в сражение на букринском плацдарме 2-й эшелон фронта — 27-ю армию, находившуюся в то время на левом берегу Днепра в районе Переяслава-Хмельницкого. Командующий фронтом генерал армии Н.Ф.Ватутин поставил ей задачу к утру 29сентября переправиться на букринский плацдарм и на следующий день принять от 40-й армии часть её полосы обороны.

Из-за непрерывных атак вражеской авиации и артиллерийского обстрела войска 27-й армии переправлялись медленно, неся большие потери. Приходилось по нескольку раз в сутки восстанавливать мосты. Тяжёлую материальную часть вообще не удавалось переправить. Стрелковые части армии сразу по прибытии на правый берег вводились в бой на плацдарме, где с каждым часом нарастал натиск противника.

29 сентября немцы силами 19-й, 7-й танковых и 20-й моторизованной дивизий предприняли контрнаступление с рубежа Малый Букрин — Колесище, поддерживаемое большим количеством артиллерии. Их авиация группами по 20—30самолётов в течение дня нанесла более 70 бомбоштурмовых ударов по боевым порядкам наших частей, дислоцированных на букринском плацдарме. В результате советские войска были вынуждены оставить северные окраины деревень Великий Букрин и Григоровка, обозначенные как высоты 218,0 и 242,0.

Участвовали в этих боях и только что призванные жители Драбовского района. 157 из них до сих пор числятся пропавшими без вести. Наиболее вероятно, что они погибли при форсировании Днепра до включения их в списки личного состава полков. В основном это уроженцы сёл Золотоношка (24человека), Шрамковка (18человек), Бырловка (18человек), Белоусовка (16человек) и Кантакузовка (16человек), призванные в период с 21сентября по 5октября 1943года. Подтверждением этой гипотезы являются найденные в Центральном архиве Министерства обороны Российской Федерации многочисленные свидетельские показания земляков-сослуживцев. Вот одно из них:

«Я, Пустовар Григорий Антонович, 1914года рождения, уроженец с.Нехайки Шрамковского района Черкасской области даю настоящую подписку в том, что я вместе с военнослужащим Педашом Иваном Афанасьевичем, 1921года рождения, 21сентября 1943года призваны по мобилизации Шрамковским райвоенкоматом и направлены на укомплектование 343-го стрелкового полка. С 23сентября на 24сентября 1943года при переправе через реку Днепр в районе с.Григоровка Переяслав-Хмельницкого района Киевской области вступили в бой с немецкими захватчиками, в период переправы через реку Днепр военнослужащий ПедашИ.А., с которым я вместе переправлялся в одной лодке, был убит 24сентября 1943 года и похоронен в с.Григоровка Переяслав-Хмельницкого района Киевской области.

Указанный факт может подтвердить и бывший его сослуживец по части Плетинь Григорий Михайлович»*.

* Центральный архив Министерства обороны Российской Федерации. Ф. 58. Оп.977531. Д. 79. Л. 609.

<…>

Полный вариант статьи читайте в бумажной версии «Военно-исторического журнала» и на сайте Научной электронной библиотеки http:www.elibrary.ru

Кабирова Айслу Шарипзяновна —

старший научный сотрудник отдела новой и новейшей истории Института истории им.Ш.Марджани Академии наук Республики Татарстан, кандидат исторических наук, доцент

(E-mail: aikabirova@mail.ru)

«Буду работать… по-стахановски»

Участие Татарстана в развитии военно-промышленного производства в годы Великой Отечественной войны

Современная отечественная историческая наука переживает, на наш взгляд, принципиально новый этап своего развития. Кардинальные изменения в мировоззрении общества, обусловленные крушением идеологической парадигмы Советского государства, вызвали процесс переосмысления многих событий российской истории, причём большинство явлений претерпели категорическую смену оценок. Не осталась в стороне от этого процесса и история Великой Отечественной войны, и сегодня мы можем встретить в печати неоднозначные, а подчас и противоречивые её оценки. Однако никакими новыми представлениями о событиях тех далёких и всё ещё близких нам дней не поколебать главного факта — великого подвига многонационального советского народа на фронте и в тылу. Свой вклад в Победу внесла и Татарская АССР.

В октябре 1941 года в Казани — крупном промышленном и культурном центре Поволжья — был создан городской комитет обороны во главе с 1-м секретарём обкома ВКП(б) А.М.Алемасовым. Комитет занимался приёмом эвакуированных предприятий, а также населения и культурных учреждений. В город прибыли около 70заводов и фабрик, они размещались, как правило, на родственных предприятиях. Например, хлопчатобумажный комбинат из г.Нарвы «Кренгольмская мануфактура» был «принят» на льнокомбинате им. В.И.Ленина, Московский авиационный завод им. С.П. Горбунова — на Казанском авиазаводе им. С.Орджоникидзе, Бежицкий завод автогаражного оборудования — на Казанском авторемонтном заводе.

В Казань были эвакуированы также свыше трети научных учреждений АН СССР, АН БССР, с августа здесь наладил работу Президиум Академии наук СССР. При Татарском обкоме ВКП(б) была создана научно-техническая комиссия, занимавшаяся координацией взаимодействия АН СССР с местными научными учреждениями и промышленными предприятиями, что дало положительные результаты в решении возникавших задач оборонного значения. В июне 1942 года в Казани начала работу Комиссия по мобилизации ресурсов Поволжья и Приуралья, которую возглавил академик Е.А.Чудаков. Комиссия объединила свыше 300 научных работников и производственников, в результате её деятельности в регионе были выявлены, в частности, нефтяные месторождения, например, Шугуровское. С началом войны химические, машиностроительные, меховые, кожевенные и текстильные заводы и фабрики стали переключаться на выпуск продукции для фронта. В общий ритм быстро включались и эвакуированные предприятия. Так, завод им.С.П.Горбунова выпускал бомбардировщики Пе-2 и Пе-8, производились другая боевая техника, вооружение, боеприпасы, обмундирование, особенно меховые и кожаные изделия.

Татарская АССР дала Родине в годы войны 131млн пудов зерна, общая сумма подписки на займы и лотереи составила более 1,5 млрд рублей, на строительство танковых колонн «Советская Татария» и «Колхозник Татарии» трудящиеся внесли свыше 262 млн рублей, тёплых вещей для фронта было собрано на сумму свыше 10 млн рублей.

Разумеется, в этой колоссальной работе принимали участие представители всех народов, как проживавшие ранее на территории республики, так и приехавшие сюда с эвакуированными предприятиями и учреждениями1, но мне хотелось бы остановиться на мало исследованном историками вопросе — о вкладе именно татар в перестройку народного хозяйства республики на военный лад, об их участии в общественно-политической и культурной жизни своего региона в годы Великой Отечественной войны. При этом в ряде случаев придётся говорить не только о жителях Татарии, но и о татарах, проживавших в соседних областях2.

Традиционно татары больше занимались сельским хозяйством, однако и на предприятиях их удельный вес был значителен и ещё увеличился в годы войны. Оно и понятно. На эвакуированных из западных областей СССР предприятиях катастрофически не хватало рабочих рук3. Места у станков, в забоях занимали пенсионеры, подростки, домохозяйки, заменявшие ушедших на фронт мужей. Так было повсюду, в том числе и в Татарской АССР. Женщины-татарки, движимые чувством долга и сознанием необходимости своего труда, также шли на производство. Так, жена стахановца Казанского комбината «Спартак» Бухараева писала в заявлении о принятии на работу: «Мой муж по призыву партии и правительства отправился в действующую армию. Я хочу заменить его на производстве. Буду работать так же по-стахановски, как и он»4. Бывшая работница одной из фабрик Лутфуллина отмечала: «Я не могу оставаться дома, когда лишние руки на производстве значат многое. Раньше я работала на фабрике, поэтому и пришла снова сюда, чтобы принести посильную помощь нашей Родине»5. Только в первые два дня войны на Бондюжский завод пришли более 200 домохозяек, на Казанский меховой комбинат за июнь—август 1941 года поступили более 600женщин6. На Казанскую железную дорогу в первые три месяца войны пришли 667женщин7. Большинство из них составляли лица татарской национальности. И надо отметить, что во многом благодаря труду таких патриотов, как они, в Казани успешно действовали более 50госпиталей, вернувших в строй свыше 300тыс. воинов; валовая продукция республики в 1941—1944гг. выросла в 2,3раза. В целом же в Татарской АССР татары составляли 32,3проц. от общего числа работавших. При этом удельный вес титульной нации республики на предприятиях лёгкой промышленности был несколько выше среднего показателя. Так, на швейной фабрике №1 работали 46проц. татар, на фабрике «Красный текстильщик» — половина8. Вместе с тем на предприятиях оборонной промышленности татар насчитывалось значительно меньше, например, на авиационном заводе №22 они составляли только 14проц. от общего числа рабочих9. Это объяснялось как тем, что значительная часть предприятий оборонной промышленности эвакуировалась на восток вместе со своими кадрами, закреплёнными на рабочих местах бронью, так и тем, что сложные производства требовали квалифицированных специалистов, а таковых среди местного населения имелось в то время весьма мало10.

Кроме работы на промышленных предприятиях, местное население привлекалось и к заготовкам топлива, а женщины — к торфоразработкам, где труд в те годы иначе как каторжным не назовёшь. Так, на торфоразработки в Горьковскую, Ивановскую и Московскую области из Татарской АССР, как и из других регионов РСФСР, были мобилизованы 6454 человека, на Дулевские торфоразработки — 300человек11. Почти 20 бригад из татарских девушек и женщин работали на торфяных предприятиях недалеко от Москвы. Кроме того, люди направлялись на лесозаготовки, на шахты, на предприятия для работы в других областях, в частности, на златоустовский и другие заводы. В общей сложности количество этих людей, включая торфоразработчиков, в 1943 году составляло 26336человек12.<…>

Полный вариант статьи читайте в бумажной версии «Военно-исторического журнала» и на сайте Научной электронной библиотеки http:www.elibrary.ru

ПРИМЕЧАНИЯ

1 В годы войны в Казани работали, например, конструкторы А.Н.Туполев, С.П.Королёв, В.П.Глушко. Надо сказать, что к весне 1942г. число жителей Казани увеличилось более чем на 100тыс.человек.

2 В Татарской АССР татары составляли 48,8проц. к общей численности довоенного населения республики, в Башкирской АССР — 24,6проц. Среди областей России значительным количеством татар выделялись Чкаловская (в 1957г. переименованная в Оренбургскую), Куйбышевская и Челябинская области. В них лиц татарской национальности насчитывалось соответственно 104,8тыс., 130,4тыс. и 119,5тыс. человек, что составляло 6,3, 4,7 и 4,3 проц. к общей численности населения данных областей. См.: Всесоюзная перепись населения 1939 г. Основные итоги. М., 1992. С. 59—79.

3 Только во второй половине 1941 г. на восток было вывезено оборудование более 2,5тыс. промышленных предприятий, в том числе в Татарскую АССР — более 70, в Башкирскую АССР — 172, Челябинскую область — 200, Оренбургскую — 60, Пермскую — 124. См.: Гильманов З.И. Татарская АССР в Великой Отечественной войне. Казань, 1977. С. 70; Урал — фронту. М., 1985. С.45.

4 Центральный государственный архив историко-политической документации Республики Татарстан (ЦГА ИПД РТ). Ф.15. Оп. 22. Д. 251. Л. 94, 95.

5 Красная Татария. 1941. 26 июня.

6 ЦГА ИПД РТ. Ф. 15. Оп. 22. Д. 487. Л. 97.

7 Там же. Д. 232. Л. 1.

8 Там же. Оп. 5. Д. 1367. Л. 67.

9 Там же. Ф. 840. Оп. 1. Д. 473. Л. 35

10 Это же можно сказать и в отношении руководящих кадров. Так, в 1943г. среди руководящих номенклатурных работников татары составляли 7,8, русские — 52, лица других национальностей — 40,2 проц. Правда, к концу войны наблюдается тенденция к увеличению числа татар-руководителей: в 1945г. среди руководящих работников татары составляли уже 13,2проц. См.: ЦГА ИПД РТ. Ф. 15. Оп. 5. Д. 1367. Л. 34, 67.

11 Национальный архив Республики Татарстан (НА РТ). Ф.Р-1296. Оп. 18. Д. 515. Л. 164.

12 НА РТ. Ф. Р-1296. Оп. 18. Д. 515. Л. 166.


Армия и общество

Дацышен Владимир Григорьевич —

заведующий кафедрой всеобщей истории Сибирского федерального университета, доктор исторических наук

(E-mail: dazishen@mail.ru)

Конфликт на КВЖД 1929 года

Материалы сибирских региональных архивов о ситуации в воинских частях и взаимодействии с местным населением

80 лет назад, осенью 1929 года, произошёл советско-китайский вооружённый конфликт, который стал самым крупным военным столкновением между Советским Союзом и Китаем. Красная армия впервые после Гражданской войны провела операцию такого масштаба. Группировка советских войск, многократно уступая противнику в численности, одержала победу благодаря превосходству в морально-боевом и техническом отношении.

Несмотря на значение этого события, ему, как и в целом истории Советских Вооружённых Сил в период между Гражданской и Второй Мировой войнами, в современной отечественной науке уделяется крайне мало внимания. Обращение к опыту победителей в конфликте на КВЖД актуально в условиях современных и перспективных угроз России, когда обострение обстановки у наших границ может потребовать от Российской армии быстро потушить очаг войны, не дать ему перерасти в крупный военный пожар. Стратегия национальной безопасности Российской Федерации до 2020 года указывает, что на обеспечение национальных интересов РФ негативное влияние будут оказывать вероятные рецидивы односторонних силовых подходов в международных отношениях: «В условиях конкурентной борьбы за ресурсы не исключены решения возникающих проблем с применением военной силы — может быть нарушен сложившийся баланс сил вблизи границ Российской Федерации и границ её союзников»1. Россия и её армия должны быть готовы к такому повороту событий, решительной и эффективной защите интересов и безопасности нашей Родины.

Опыт взаимодействия командования и политорганов с региональными и местными властями Сибири во время событий на КВЖД показывает, сколь важно укреплять единство армии и народа, активно обеспечивать высокий боевой дух войск и широкую общественную поддержку воюющей армии. Свет на эти аспекты событий 80-летней давности проливают материалы сибирских региональных архивов.

Вооружённый советско-китайский конфликт был спровоцирован милитаристами во главе с правителем Маньчжурии Чжан Сюэляном, незадолго до этого признавшим власть правительства гоминьдана, при активной поддержке Японии, Великобритании, США и других государств. Конфликту предшествовали захват Китайско-Восточной железной дороги (КВЖД), которая была построена Россией в 1897—1903гг., находилась в совместном управлении нашей страны и Китая, а также многочисленные провокации на границе. В ноте от 13 июля 1929года, подписанной заместителем наркома иностранных дел Л.М. Караханом, говорилось: «10 июля утром китайские власти произвели налёт на КВЖД и захватили телеграф по всей линии, прервав телеграфное сообщение с СССР… По всей КВЖД закрыты и разгромлены профсоюзы и кооперативные организации рабочих, арестовано более двухсот граждан СССР…»2. В Маньчжурии были арестованы более тысячи советских граждан, десятки убиты или казнены.

Лидер правительства гоминьдана Чан Кайши 15 июля 1929года заявил: «Кроме КВЖД, имеются и многие другие важные китайско-русские вопросы… Мы хотим, однако, взять сначала КВЖД, прежде чем приступить к другим вопросам»3. Правда, Нанкинское правительство гоминьдана не отправило войска для поддержки армии Чжан Сюэляна. Но власти Маньчжурии продолжали обострять обстановку. С июля по ноябрь 1929года было зафиксировано несколько десятков нападений с китайской стороны через границу, более двухсот обстрелов советских пограничников. Десятки из них погибли, более ста были ранены.

С 16 июля 1929 года по указанию ОГПУ войска пограничной охраны были приведены в повышенную боевую готовность. Нотой от 17 июля 1929 года Советское правительство объявило о разрыве дипломатических отношений с Китаем. 19 июля пограничники и моряки Дальневосточной флотилии получили распоряжение блокировать пограничные реки, уничтожать банды на территории противника. С 10 июля по 10 октября 1929 года были проведены 64 оперативно-войсковые операции, связанные с отпором вылазкам с китайской стороны4. Но это не остановило маньчжурских милитаристов. Они продолжали нагнетать напряжённость на границе. В их действиях просматривались далеко идущие планы. Поэтому Советский Союз был вынужден начать подготовку к защите своей безопасности и территориальной целостности от нараставшей угрозы.

Приказом Реввоенсовета СССР в августе 1929 года была образована Особая Дальневосточная армия (ОДВА) под командованием В.К. Блюхера. В неё вошли все войска, располагавшиеся на территории Дальневосточного края, Бурят-Монгольской АССР, Иркутского округа Сибирского края, а также передислоцированные из других районов 21-я Пермская и 35-я Сибирская стрелковые дивизии. Управление ОДВА было сформировано на базе управлений 18-го и 19-го стрелковых корпусов Сибирского военного округа. В оперативном подчинении ОДВА находились Дальневосточная (с 27 июня 1931 г. — Амурская) военная флотилия, пограничные войска края, Забайкальская и Уссурийская железные дороги5.

Добровольцы и прикомандированные из Сибири пополнили воинские части у китайской границы. Например, в 1929 году на Дальний Восток был направлен первый выпуск военной кафедры Томского государственного университета.

Вопросы подготовки к боевым действиям рассматривались в воинских коллективах ещё до создания ОДВА. В резолюции XIV партийной конференции 26-й Златоустовской стрелковой дивизии, состоявшейся 17—22 декабря 1928 года, отмечалось: «Конференция считает необходимым усиление работы по подготовке гражданского населения к грядущей военной опасности»6. Партконференция отмечала: «…за истёкший учебный год вполне удовлетворительные достижения частей дивизии во всех областях боевой подготовки»7. Основные проблемы виделись в сфере партийно-политической работы в условиях будущего военного конфликта.

На характер идеологической работы в войсках влиял завершающий этап борьбы И.В. Сталина против сторонников Л.Д. Троцкого, которые были и в Красной армии. К примеру, во главе раскрытой в феврале 1929 года в Красноярске подпольной троцкистской ячейки стоял уволенный из РККА за свои политические взгляды бывший политрук одного из полков 26-й дивизии. В том же году в сибирских частях фиксировались случаи выхода из ВКП(б) «на почве несогласий с политикой партии»8. Постановление XIV партконференции 26-й стрелковой дивизии требовало: «Не ослаблять идеологической борьбы /а в случае необходимости мер карательного порядка/ с осколками троцкизма, основное внимание направить на борьбу с правым уклоном и примиренческим отношением к ним»9.

В приведённых в статье цитатах сохранены орфография и пунктуация оригиналов документов.

<…>

Полный вариант статьи читайте в бумажной версии «Военно-исторического журнала» и на сайте Научной электронной библиотеки http:www.elibrary.ru

ПРИМЕЧАНИЯ

1 Стратегия национальной безопасности Российской Федерации до 2020 года // Сайт Совета Безопасности РФ. www.scrf.gov.ru/documents/99.html

2 Федюнинский И.И. На Востоке. М., 1985. С. 5.

3 Системная история международных отношений в четырёх томах. События и документы. 1918—2000 / Отв. ред. А.Д. Богатуров. Документы 1910—1940-х годов. Сост. А.В. Мальгин. М., 2000. Т. 2. С. 82, 83 (электронная версия: www.diphis.ru).

4 На страже границ Отечества. Пограничные войска России в войнах и вооружённых конфликтах ХХ в. М., 2000. Т. 3. С. 146.

5 Советско-китайский вооружённый конфликт / Военная энциклопедия в 8 т. М.: Воениздат, 2003. Т. 7. С. 552—554.

6 Государственный архив Красноярского края (ГАКК). Ф. П-96. Оп. 1. Д. 713. Л. 2.

7 Там же. Л. 10.

8 Там же. Л. 80.

9 Там же. Л. 6.

Чистяков Олег Вячеславович —

главный специалист Российского государственного военно-исторического архива, аспирант кафедры истории и политологии Государственного университета управления (141702, Московская обл., г.Долгопрудный, ул. Лихачёвское шоссе, д. 9, кв. 41)

Российское общество Красного Креста во время Первой мировой войны

Российское общество Красного Креста (РОКК) на протяжении всей своей дореволюционной истории занимало важное место в общественной жизни Российской империи. Оно выражало общечеловеческие ценности и, следуя принципам гуманности и милосердия, помогало пострадавшим независимо от их вероисповедания и гражданства.

Одним из главных направлений деятельности РОКК являлось оказание помощи пострадавшим от военных действий. При этом работа общества совершенствовалась от кампании к кампании. Так, в ходе Русско-турецкой 1877—1878гг. и Русско-японской 1904—1905гг. войн были разработаны стандартные типы полевых медицинских учреждений, впервые применены санитарные поезда, плавучие госпитали, дезинфекционные отряды и даже полевые лечебницы для душевнобольных. Во время Русско-японской войны было также впервые создано Центральное справочное бюро, в обязанности которого входил и учёт всех попавших в плен военнослужащих и оказание им помощи.

Кроме помощи раненым и больным во время военных действий РОКК развернуло широкую программу содействия населению, пострадавшему в мирное время как в России, так и в других странах от социальных и природных катаклизмов. Только в Российской империи в период с 1870 по 1912год РОКК по поручению правительства и просьбам с мест, организовало 16 широкомасштабных кампаний помощи населению, пострадавшему от голода, эпидемий и стихийных бедствий1.

После окончания Русско-японской войны 1904—1905гг. основными направлениями деятельности общества стали упорядочение подготовки персонала и увеличение его численности, создание мобилизационных планов, чего ранее не делалось, разработка единых для всего РОККа типов учреждений военного времени, а также законодательных актов и инструкций. Большое внимание было уделено заготовке запасов на случай войны.

За период между Русско-японской и Первой мировой войнами были разработаны и утверждены «Положение о сборных пунктах Красного Креста», «Положение о курсах запасных сестёр Красного Креста военного времени», «Положение о запасных сёстрах Красного Креста военного времени», «Положение о лечебных заведениях Российского общества Красного Креста военного времени», «Сборник штатов учреждений Российского общества Красного Креста военного времени». Также были достигнуты соглашения с военным ведомством о системном комплектовании учреждений РОКК врачами и санитарами.

Едиными типами лечебных заведений, формируемых РОКК в военное время, были: госпиталь на 200коек, этапный лазарет на 50коек, подвижный лазарет на 50коек, этапный и подвижный питательные пункты, рассчитанные на единовременное приготовление пищи для 500человек, и передовой отряд, состоящий из команды санитаров-носильщиков, перевязочного пункта и санитарного транспорта.

К лету 1914 года членами РОКК являлись 39тыс. человек, на местах работало 97управлений и 465комитетов. Действовало 109 общин сестёр милосердия, при которых открылось 84 больницы на 2559 коек, 9родильных приютов, 120 амбулаторий и 10 аптек. Кроме этого, функционировали приюты для инвалидов, неизлечимо больных, отставных военнослужащих и их осиротевших детей, вдовий дом, 4убежища для отставных сестёр милосердия, колония для больных на Кавказских Минеральных Водах, несколько общих и специализированных детских санаториев, а также лепрозорий при Ташкентском окружном управлении и Центральная станция скорой помощи в Санкт-Петербурге. К началу Первой мировой войны на службе в РОКК состояли 1000 врачей и 2500сестёр милосердия, в запасе числились 750сестёр, ещё 1000женщин учились на курсах при общинах2.

Для хранения санитарного и прочего имущества, необходимого для развёртывания новых учреждений, предназначались главный склад в Санкт-Петербурге, склады в Москве и Астрахани, а также оставшиеся со времени Русско-японской войны склады в Иркутске, Хабаровске и Владивостоке. Стоимость имущества, собранного на этих складах, к началу Первой мировой войны составляла в 2млн рублей золотом3.

Свои мобилизационные мероприятия РОКК начало ещё до объявления мобилизации русской армии. 14июля 1914года главный военно-санитарный инспектор А.Я.Евдокимов сообщил председателю Главного управления (ГУ) общества А.А.Ильину о возможной частичной мобилизации русских войск.

В тот же день члены ГУ собрались на экстренное заседание, где обсудили заявки от военного и морского ведомств на нужное им количество госпиталей и лазаретов, а также приняли решение, какие из учреждений мобилизовать в первую очередь. Имущество учреждений второй и третьей очереди предполагалось довести до готовности первой очереди. Расходы на выполнение предвоенного мобилизационного плана были определены приблизительно в 4,5млн рублей. Запасный капитал общества составлял более 10млн рублей в государственных процентных бумагах, из которых более 4,5млн рублей находилось в кассах местных управлений4.

<…>

Полный вариант статьи читайте в бумажной версии «Военно-исторического журнала» и на сайте Научной электронной библиотеки http:www.elibrary.ru

ПРИМЕЧАНИЯ

1 Голотик С.И. Российское общество Красного креста и становление советского государственного аппарата в 1917—1918гг. // Государственный аппарат России в годы революции и Гражданской войны. Материалы всероссийской конференции. М., 1998. С.188, 189.

2 О признании и популярности РОКК в российском обществе также говорит и то, что сёстрами милосердия Красного Креста официально стали жена императора НиколаяII императрица Александра Фёдоровна и их дочери великие княжны Ольга и Татьяна. 6ноября 1914г. они окончили курсы при Царскосельской общине РОКК, а во время обучения и после него работали сёстрами милосердия в Царскосельском лазарете. См. также: Русский Красный Крест после 1917г. Очерк деятельности Российского Общества Красного Креста (старой организации). Париж, 1925. С.6.

3 Барсуков М.И. Красный Крест и Красный Полумесяц СССР. М., 1946. С. 33, 34.

4 Российский государственный военно-исторический архив (РГВИА). Ф. 12651. Оп. 1. Д. 1096. Л. 95—97.


ЛОКАЛЬНЫЕ ВОЙНЫ И ВООРУЖЁННЫЕ КОНФЛИКТЫ XX—XXI вв.

БЕЗУГЛОВ Сергей Анатольевич —

старший научный сотрудник Военно-воздушной академии имени Н.Е. Жуковского и Ю.А.Гагарина, подполковник запаса (141170, Московская обл., пгтМонино, Военно-воздушная академия имени Н.Е. Жуковского и Ю.А.Гагарина)

Военно-воздушные силы Красной армии на карельском перешейке в 1939—1940 гг.

В течение всей войны между СССР и Финляндией 1939—1940гг. Карельский перешеек считался главным участком советско-финляндского фронта. Здесь 30ноября 1939года начали боевые действия войска Красной армии (КА). В зависимости от характера действий Сухопутных войск (СВ) и Военно-воздушных сил (ВВС) КА их целесообразно разделить на этапы: первый (с 30ноября 1939 по 10февраля 1940г.) — боевые действия авиации в ходе борьбы СВ за оперативную зону заграждений, подход к переднему краю главной полосы обороны противника, разведка общевойсковым боем его обороны и подготовка к прорыву вражеского укреплённого района (УР); второй (с 11февраля по 13марта 1940г.) — прорыв СВ тактической зоны обороны неприятеля, развитие тактического прорыва в оперативный, разгром противника и овладение Выборгом.

С первых дней войны на Карельском перешейке действовали части и соединения ВВС 7-й общевойсковой армии (1633самолёта).

Боевые действия начались при крайне неблагоприятных для авиации метеорологических условиях. В связи с этим первые 20дней бои носили ограниченный характер и были сведены главным образом к выполнению задач воздушной разведки и ударам по объектам, расположенным в глубоком тылу противника, небольшими группами бомбардировщиков1.

В первый день боёв на задание смог вылететь только 61экипаж бомбардировочной авиации (БА), что составило 3,7проц. от всей действовавшей здесь авиации. На следующий день уже 212бомбардировщиков (около 13проц.) нанесли удары по тыловым (аэродромы, железнодорожные станции) и военным объектам в городах Коувола, Хельсинки, Выборг и Котка. В дальнейшем резкое ухудшение метеоусловий «приковало» советскую авиацию к земле до 18декабря 1939года2.

Период её вынужденного бездействия совпал с интенсивными боевыми действиями Сухопутных войск 7-й армии по преодолению оперативной зоны заграждений УР противника. Отсутствие авиационной поддержки отрицательно сказалось на темпах наступления армии.

В ходе подготовки к прорыву и ведению боевых действий по овладению оборонительными рубежами противника перед авиацией 7-й армии командование поставило задачи: уничтожение вражеских войск на поле боя и в ближайшем войсковом тылу; нанесение массированных ударов по оборонительным сооружениям противника, позициям артиллерии и районам расположения резервов на всю глубину его обороны с целью содействовать наземным войскам КА в преодолении укреплённой полосы противника; прикрытие группировки СВ на Карельском перешейке3.

Установившаяся на короткий срок лётная погода (с 19 по 26декабря 1939г.) позволила авиации поддержать войска путём нанесения ударов по обороне врага. В процессе определения целей для ВВС штаб 7-й армии очень редко давал их точные координаты, чаще авиационным частям и соединениям указывался лишь район, по которому предстояло нанести удар. В результате бомбардировке подвергались не конкретные объекты УР, а районы их вероятного расположения, что не позволяло надёжно подавлять огневые точки противника, и это сразу сказывалось на эффективности наступательных действий частей и соединений СВ КА на данном участке фронта4.

Командование ВВС КА в ходе решения задач по разрушению объектов в УР цели авиации указывало произвольно, без учёта интересов наземных войск. Об этом свидетельствует характер целей (например, населённые пункты), и их разбросанность по району боевых действий5.<…>

Полный вариант статьи читайте в бумажной версии «Военно-исторического журнала» и на сайте Научной электронной библиотеки http:www.elibrary.ru

Примечания

1 Российский государственный военный архив (РГВА). Ф.34980. Оп. 1. Д. 926. Л. 2.

2 Там же. Д. 946. Л. 40.

3 Там же. Оп. 14. Д. 56. Л. 12.

4 Там же. Оп. 1. Д. 926. Л. 3.

5 Там же. Оп. 6. Д. 367. Л. 2.

КОЛОМНИН Сергей Анатольевич —

обозреватель журнала «Ориентир», полковник запаса (119160, г. Москва, журнал МО РФ «Ориентир»)

победа при Кифангондо была добыта советским оружием

В истории Анголы важное место занимает сражение при Кифангондо, которое длилось с 23октября по 10ноября 1975года между объединёнными силами МПЛА (Народное движение за освобождение Анголы) и кубинских воинов-интернационалистов, с одной стороны, и отрядами ФНЛА (Фронт национального освобождения Анголы), действовавшими при поддержке заирских и южноафриканских регулярных войск и иностранных наёмников — с другой. Победа под Кифангондо позволила лидеру МПЛА Агоштинью [Агостиньо] Нето сохранить контроль над столицей страны Луандой и 11ноября 1975года от имени своего движения провозгласить независимость Анголы. Теперь в Анголе это сражение считают историческим и судьбоносным и называют не иначе как битвой.

На месте былых боёв возведён величественный мемориал — главный национальный памятник борцам за независимость страны. Сегодня, почти 35лет спустя, в зарубежных, в том числе и ангольских, описаниях Битвы при Кифангондо практически не упоминается о той помощи, которую оказал СССР силам МПЛА непосредственно перед началом сражения. Предлагаемая вниманию читателей статья в какой-то мере восполняет этот пробел.

Военная помощь Советского Союза силам МПЛА, лидер которых А.Нето слыл марксистом и ориентировался на социалистический путь развития, ни для кого секретом не являлась, хотя и оказывалась негласно. Противники МПЛА — ФНЛА и УНИТА (Национальный союз за полную независимость Анголы), возглавляемые Х.Роберто и Ж.Савимби соответственно, также получали военную помощь из-за рубежа, но уже преимущественно от стран Запада и США.

С приходом в апреле 1974года к власти в Португалии Движения вооружённых сил новое руководство страны приняло решение «освободиться от колониального бремени» и предоставить своим колониям независимость. В начале января 1975года в Момбасе (Кения) лидеры МПЛА, ФНЛА и УНИТА договорились о создании коалиционного переходного правительства, а согласно Алворскому (Португалия) соглашению от 15января 1975года, заключённому между правительством Португалии, с одной стороны, и МПЛА, ФНЛА, УНИТА — с другой, на 11ноября 1975года планировалось провозглашение независимости Анголы.

Однако из-за давних политических разногласий между МПЛА, ФНЛА и УНИТА созданное коалиционное переходное правительство вскоре раскололось, противоречия начали обостряться и вскоре вылились в открытые вооружённые столкновения1. В стране началась гражданская война.

Силам ФНЛА и УНИТА удалось взять под контроль Луанду, где Х.Роберто и Ж.Савимби рассчитывали, как и намечалось, провозгласить 11ноября независимость страны. Однако МПЛА, имевшему широкую народную поддержку в столице, удалось в июле вытеснить вооружённые отряды ФНЛА и УНИТА из неё и взять город под свой контроль2. Вооружённые формирования ФНЛА были вынуждены отступить в северные, а отряды УНИТА — в южные районы страны. Однако Х.Роберто и Ж.Савимби, опираясь на иностранную военную помощь, не оставили своих намерений захватить Луанду до 11ноября. Стало ясно, что А.Нето нужна срочная помощь. Она пришла от СССР и Кубы.

5октября 1975года в контролируемый силами МПЛА город Пурту-Амбоин кубинскими судами «Vietnam Heroico» и «El Corals Islands» были доставлены около 300 кубинских военных инструкторов3, а также оружие, причём не только стрелковое, но и тяжёлое: 120- и 82-мм миномёты, 76-мм пушки, 14,5-мм зенитные установки ЗПУ-4, а также автотранспорт4. Это вооружение сыграло большую роль в будущих боях, в том числе и под Кифангондо.

Советская военная помощь шла через соседнюю с Анголой Народную Республику Конго (Конго-Браззавиль). Только в октябре 1975года самолёты ВТА ВВС совершили из СССР на аэродромы НРК до 40рейсов с оружием и боевой техникой для МПЛА5. Оттуда это оружие морем переправлялось в контролируемые МПЛА районы Анголы. 1октября 1975года в Конго прибыла группа советских военных специалистов для обучения ангольцев и кубинских военнослужащих боевому применению противозенитного ракетного комплекса (ПЗРК) «Стрела-2М»6.

В сентябре отряды ФНЛА начали наступление на Луанду с севера. Чуть позже вооружённые силы ЮАР приступили к осуществлению операции «Саванна» — вторжение в Анголу. Моторизованные части армии ЮАР в сопровождении солдат УНИТА начали наступление на Луанду с юга от границы с Намибией. Однако до Луанды им предстояло пройти около 1200км, а северянам — не более 80—120км. Отряды ФНЛА поддерживали регулярные заирские части — до 5батальонов7. <…>

Полный вариант статьи читайте в бумажной версии «Военно-исторического журнала» и на сайте Научной электронной библиотеки http:www.elibrary.ru

ПРИМЕЧАНИЯ

1 Piero Gleijeses, Jorge Risquet, Fernando Remirez. Cuba y Africa. Historia comun de lucha y sangre. Editorial Ciencias Sociales, La Habana. 2007. P.4.

2 Stockwell J. CIA contra Angola. Uniгo Dos Escritores Angolanos, Luanda. P.44.

3 La Guerra de Angola. Editora Politica, La Habana, 1989. Р. 43.

4 Ibid. Р. 45.

5 Россия (СССР) в локальных войнах и военных конфликтах второй половины ХХвека / Под ред. В.А.Золотарёва. М., 2000. С.103.

6 Независимое военное обозрение. 2007. №41. 23—29ноября. С.5.

7 the second shaban invasion. The French and Belgian Intervention in Zaire in 1978. Thomas P. Odom, USA, Kansas, 1989. Р.17.

ГОКОВ Олег Александрович —

доцент кафедры всемирной истории исторического факультета Харьковского национального педагогического университета имени Г.С.Сковороды, кандидат исторических наук (E-mail: gokovoleg@mail.ru)

ВВОД СОВЕТСКИХ ВОЙСК В Афганистан в 1979 гОДУ

30 лет назад, в декабре 2009 года, произошло событие, которое имело самые серьёзные последствия для мирового развития. До сих пор не умолкают споры о том, почему всё-таки Советский Союз ввёл свои войска в Афганистан. Однозначного ответа на этот вопрос нет. Автор публикуемой статьи постарался проанализировать ситуацию, сложившуюся в Афганистане накануне ввода советских войск.

В апреле 1978года в Афганистане произошло событие, известное под названием «Апрельская революция». К власти пришли представители Народно-демократической партии Афганистана (НДПА), а её лидеры возглавили новое правительство — Революционный совет. Премьер-министром стал Н.Тараки, его заместителем — Б.Кармаль, министром иностранных дел — Х.Амин. В силу близкой к коммунистической идеологии, лежавшей в основе программы НДПА, афганское руководство ещё больше расширило давние связи с СССР.

В то же время на севере страны стала складываться этно-религиозная оппозиция режиму, поддерживаемая из Пакистана, где располагались базы для подготовки боевиков. В марте 1979года в провинции Герат вспыхнуло крупное восстание, хотя и подавленное силой оружия1, но послужившее толчком для перерастания конфликта между правительством и исламской оппозицией в гражданскую войну. Тогда-то и участились просьбы афганского руководства к СССР о военной помощи. Советское правительство отвечало на них неизменным отказом. Так, по мнению одного из исследователей «афганского затянувшегося кризиса», разделяемому и другими историками, «Советский Союз долгое время сдержанно относился к просьбам афганского правительства направить советские войска в Афганистан»2.

Вместе с тем вооружённая оппозиция усиливалась, а внутри правящей партии обострялась борьба между двумя лидерами — Н.Тараки и Х.Амином. В результате Х. Амин постепенно оттесняя от власти Н.Тараки, 15сентября 1979года совершил государственный переворот. В новое правительство он ввёл своих родственников и соратников, а партия превратилась в придаток узкой группы лиц, узурпировавшей власть3. Не отказываясь от сотрудничества с СССР, Х. Амин начал убирать из состава госаппарата своих противников, зачастую последовательных сторонников сотрудничества с Советским Союзом. Некоторые исследователи не без значительной доли сомнения считают, что именно этот переворот послужил одной из причин ввода советских войск в Афганистан4.

Попробуем разобраться, как же было на самом деле.

Официально, после 27декабря, цель этого акта формулировалась однозначно: оказание помощи в стабилизации обстановки в дружественной стране и отражение возможной агрессии извне5. Однако, на наш взгляд, просьбы афганской стороны о помощи были лишь оправдательным внешним поводом, скрывавшим истинные мотивы. В целом, решение о вводе войск принималось советским руководством под воздействием целого комплекса факторов, в первую очередь объективных, связанных с развитием событий в Афганистане и вокруг него.

Следует учесть, что если международные отношения в Центральной Азии в рассматриваемый период в глобальном контексте определялись советско-американским противостоянием, то в другом немалую роль играли более давние межгосударственные осложнения*, на которые накладывались межконфессиональные и межэтнические противостояния как во внешней, так и во внутренней политике.

В апреле 1979года произошла исламская революция в Иране, в глобальном плане означавшая ослабление позиций США в регионе, а также представлявшая угрозу и для советского влияния в Афганистане в силу традиционного ирано-афганского соперничества и экспорта в соседние страны идеи исламского государства. Советское руководство вполне обоснованно опасалось, что возможная победа мусульманских радикалов в Афганистане вызовет нестабильность в советских республиках Средней Азии. В принятии решения о вводе войск в Афганистан, о чём свидетельствуют многие исследователи, сыграла свою роль и возможность усиления в регионе позиций США, которые поддерживали через Пакистан «афганских борцов за веру» — моджахедов.

Нельзя не учитывать и то, что несмотря на происходившую, судя по различным межгосударственным встречам, разрядку в международных отношениях, скрытое, а зачастую и открытое, звучавшее в высказываниях отдельных важных лиц, противостояние между СССР и США не прекращалось. Причём определённые круги в Вашингтоне стремились подтолкнуть СССР именно к вооружённым действиям против Афганистана, которые могли бы скомпрометировать советскую политику, представить её агрессивной. Наиболее откровенно выразился по этому поводу в январе 1998года в интервью французскому журналу «Le Nouvel Observateur» бывший советник президента Д.Картера по национальной безопасности З.Бжезинский: «Согласно официальной версии, ЦРУ начало поддержку моджахедов в 1980году. Но в действительности… всё обстояло иначе: на самом деле первую директиву об оказании тайной помощи противникам просоветского режима в Кабуле президент Картер подписал 3июля 1979года. И в тот же день я написал ему докладную записку, в которой объяснял, что, по моему мнению, эта помощь повлечёт к военному вмешательству Советов»6. Подобный вывод, правда, спустя почти десять лет после откровений З.Бжезинского, сделал и советский представитель. Если верить источнику, в данном случае интернет-порталу «Афганистан.Ру», то генерал армии В.И.Варенников в своём интервью интернетовскому журналисту заявил следующее: «…они (США. — О.Г.) были заинтересованы во вводе наших войск больше, чем мы сами. Мы ставили перед собой цель стабилизировать обстановку, а они подготовили капкан… Против СССР развернули информационную войну, которая обернулась для нас тяжким бременем»7.

Существенной представлялась и проблема Китая, с которым у СССР к тому времени сложились натянутые отношения и который мог повлиять своими действиями на ситуацию в Афганистане. Дестабилизация обстановки произошла также в Европе, где ФРГ и США приняли 12декабря 1979года решение о размещении на территории Западной Германии американских ракет средней дальности «Першинг»8. По мнению советского дипломата Г.Н.Корниенко, именно сообщение об этом окончательно решило вопрос о вводе советских войск в Афганистан9.

Объективные причины во многом переплетались с субъективными. Так, у советских руководителей не вызывала доверия личность Х.Амина, в частности из-за того, что он, получив образование в США, мог в любой момент склониться на их сторону; находясь у власти и проявляя склонность к диктаторским методам руководства при малой популярности в стране, вполне мог пойти на любую авантюру или провокацию ради сохранения и укрепления собственного положения10. Именно об этом сообщала советская резидентура в Афганистане, подтверждая возможные связи Х.Амина с США.

Некоторые публикаторы вместе с тем свидетельствуют, что даже при наличии точной информации советские лидеры всё же рассматривали Афганистан как страну с социалистической перспективой. Характерно, что афганские лидеры (Н.Тараки, Х.Амин) такую точку зрения в личных беседах с советскими представителями настойчиво поддерживали. Прося помощи, они призывали к «защите завоеваний революции»11.

Наконец, нельзя не отметить, что на позицию советского руководства влияло и то, в каком ключе и насколько профессионально подавалась информация о событиях в Афганистане и вокруг него разведывательными каналами. Как отмечалось в одном из исследований, «наряду с честными, профессионально подготовленными специалистами в Кабуле были и люди некомпетентные, поверхностно знающие Афганистан, люди, стремившиеся подладиться под высокое начальство, направляющие те данные, которые могли “понравиться” наверху»12.

Ввод советских войск в Афганистан начался 25декабря. 26—27-го основная их часть продвигалась через границу в направлении Кабула, Герата и других городов, не встречая сопротивления. Спецподразделения штурмом овладели дворцом Тадж-бек, резиденцией Х.Амина. После гибели последнего главой партии и страны был объявлен Б.Кармаль13. Войска предполагалось использовать лишь для охраны стратегических объектов, но с марта 1980года СССР оказался втянут в войну, продолжавшуюся десять лет.

* Имеются в виду традиционное соперничество Ирана и Афганистана из-за Герата или проблема пуштунов в афгано-пакистанских отношениях.

ПРИМЕЧАНИЯ

1 Ганковский Ю.В. Наша боль — Афганистан // Азия и Африка сегодня. 1989. №6. С. 2.

2 Теплинский Л.Б. История советско-афганских отношений. М.: Мысль, 1988. С.278.

3 Коргун В.Г. История Афганистана ХХ век. М.: ИВ РАН; Крафт+, 2004. С. 413.

4 См. например: Медведев Р.А. Под контролем народа // Воен.-истор. журнал. 1999. № 2. С. 20.

5 Гроссман А.С. Секретные документы из особых папок: Афганистан // Вопросы истории. 1993. № 3. С. 13.

6 Les rйvйlations d’un ancien conseiller de Carter «Oui, la CIA est entrйe en Afghanistan avant les Russes…» // http://hebdo.nouvelobs.com/hebdo/parution/p19980115/articles/a19460-.html (русский текст: http://community.livejournal.com/history_club).

7 См.: Варенников В.И. Нас подтолкнули к вводу войск // http://afghanistan.ru/doc/8049.html.

8 Детальнее о международных проблемах 1970-х см.: Системная история международных отношений. 1918—2003: В 4т. / Под ред. А.Д.Богатурова. Т.3 // http://www.obraforum.ru/lib. Гл. 9.

9 Корниенко Г.Н. Как принималось решение о вводе советских войск в Афганистан и их выводе // Новая и новейшая история. 1993. №3. С. 111.

10 Более подробно см.: Беляев И. Так мы вошли в Афганистан // В кн.: Л.И.Брежнев: материалы к биографии. М.: Политиздат, 1991. С.307, 309; Советский архив. Собран В.Буковским // http://psi.ece.jhu.edu/~kaplan/IRUSS/BUK/GBARC/pdfs/afgh/afgh-rus. html 172-7910.pdf.

11 См.: Советский архив. Собран В.Буковским // http://psi.ece.jhu.edu/~kaplan/IRUSS/BUK/GBARC/pdfs/afgh/afgh-rus.html.

12 Ганковский Ю.В. Наша боль — Афганистан // Азия и Африка сегодня. 1989. № 6. С. 88.

13 См.: Антонов А. «Шторм-333». Как штурмовали дворец Амина; Ляховский А. К положению в «А» // Родина. 1999. № 2.


ВОИНСКОЕ ОБУЧЕНИЕ И ВОСПИТАНИЕ

МИНКИНА Анна Александровна —

адъюнкт кафедры культуры и искусства Военного университета, капитан (123000, г.Москва, ул.Б.Садовая, д. 14, Военный университет)

культурно-массовАЯ работА в ркка и РККФ в 1921—1940гг.

Согласно «Положению о политико-просветительских комиссиях в частях Красной Армии и Флота» (приказ Революционного военного совета республики (РВСР) от 16ноября 1921г.) в целях коммунистического воспитания, политического просвещения и поднятия общего уровня бойцов Красной армии (РККА) и флота (РККФ) путём привлечения красноармейской и матросской массы к непосредственному участию в политико-просветительной работе в войсковых и фронтовых частях начали учреждать политпросветкомиссии. Они проводили мероприятия по организации и усилению политпросветработы и выполняли все задания политпросветотделов, вели учёт неграмотных, следили за успешностью ликвидации неграмотности в части и за посещением школ грамотности, проводили совместные чтения газет и собеседования, на которых разбирали с красноармейцами текущие мероприятия советской власти, декреты, постановления, знакомили с состоянием отраслей сельского хозяйства и промышленности, с международной обстановкой и вопросами политической и общественной жизни внутри страны, организовывали лекции-беседы по научным вопросам, наиболее интересующим красноармейцев, устраивали громкие чтения художественных произведений, развивали у красноармейцев любовь к книге, готовили их к активному участию в клубной работе и воспитывали в бойцах стремление к товарищескому общению, привлекали к работе все имевшиеся в роте политические и культурные силы, заботились о снабжении рот всем необходимым в этом плане (газетами, литературой, плакатами и учебными принадлежностями)1.

С февраля 1921года руководство политико-просветительной работой в РККА и РККФ осуществляла входившая в систему Народного комиссариата просвещения РСФСР военная секция Главполитпросвета, которая состояла из канцелярии, библиотечного коллектора (склада), отделений: клубного, библиотечного, партийных школ, школьного, агитационного, ВЧК по ликвидации безграмотности (временно)2.

Уже в ноябре 1922года военную секцию изъяли из аппарата Главполитпросвета, «оставив за ним общее идейное руководство политико-просветительной работой в Красной Армии и Флоте» и передали в Политическое управление РККА (ПУ РККА). В результате уже с конца этого года воспитательную работу в Красной армии проводил агитпропотдел ПУ РККА.

В период военной реформы (1924—1928) ЦК РКП(б) / ВКП(б) и Революционный военный совет (РВС) СССР приняли меры по укреплению партийно-политических органов, усовершенствованию их структуры, улучшению состава их работников, оживлению форм и методов их работы, сокращению штатов и т.д. Изменилась и структура агитационно-пропагандистского аппарата Красной армии. Так, если агитационно-пропагандистский отдел ПУ РККА в 1922году состоял из отделений: печати, агитационного, подготовки политического состава, клубно-художественного и партийного просвещения, то по «Положению о Политическом управлении РККА» (утверждено 8сентября 1925г.) в него вошли части: школьно-программная, внешкольной пропаганды, снабжения и бюро печати. В сентябре 1926года бюро печати преобразовали в отдел печати ПУ РККА.

Вместо школьно-курсового, библиотечного, клубно-художественного, редакционно-издательского, подготовки политсостава и агитационного отделений (1922)3 агитационно-пропагандистских отделов политуправлений округов в 1925году были учреждены школьная, внешкольная и редакционно-издательская части4.

Значительно сократилось количество штатных работников. Например, в состав военной секции при Главполитпросвете входили 90человек, а в ходе военной реформы он сократился до 245. В ПУ РККА и ПУ округов штаты уменьшили в среднем на 40проц.6

Согласно приказу РВС СССР от 8сентября 19 25года политический аппарат полка становился органом, непосредственно ведшим политико-просветительную и воспитательную работу. Политический аппарат полка состоял из военкома, полкового бюро ВКП(б) во главе с секретарём, организатора работы ВЛКСМ, политических руководителей по числу рот и команд полка, школы, клуба, библиотеки с ротными передвижками, входившими в состав клуба.

В округах и армиях воспитательной работой руководили агитационно-пропагандистские отделы политуправлений округов и армий, в дивизиях — агитационно-пропагандистские отделения политотделов дивизий. Партийно-политический аппарат полка непосредственно проводил политико-просветительную и агитационно-пропагандистскую работу среди рядового и командного состава.<…>

Полный вариант статьи читайте в бумажной версии «Военно-исторического журнала» и на сайте Научной электронной библиотеки http:www.elibrary.ru

ПРИМЕЧАНИЯ

1 Российский государственный военный архив (РГВА). Ф.4. Оп.15а. Д.97. Л. 608.

2 Там же. Л. 551.

3 Там же. Ф. 9. Оп. 3. Д.77. Л. 139.

4 Там же. Оп. 18. Д. 99. Л. 59.

5 Там же. Д. 14. Л. 110.

6 Берхин Б.И. Военная реформа в СССР (1924—1925 гг.). М.: Воениздат, 1958. С. 395.


ЗАБЫТОЕ ИМЯ

ГРАЧЁВА Ольга Анатольевна —

доцент Московского пограничного института ФСБ РФ, майор, кандидат исторических наук (129345, Москва, ул.Осташковская, 15, Московский пограничный институт, кафедра истории)

Пензенский губернатор

В сегодняшней Пензенской области вряд ли что напоминает о тайном советнике Александре Александровиче Татищеве, полковнике, участнике Крымской (Восточной) войны 1853—1856гг., в период с 1872 по 1886 год. А между тем А.А.Татищев в своё время немало полезного сделал для своей губернии, был известен не только как администратор, удостоившийся в октябре 1880года благодарности АлександраII за «принятие мер к удешевлению главнейших предметов потребления беднейшей части городского населения» (интересно, получил ли кто-либо из нынешних губернаторов подобную благодарность от первого лица государства?), но и как специалист по сельскому хозяйству и коневодству. При нём началась эксплуатация железной дороги через Пензу на участке Моршанск — Сызрань, открылись Пензенские отделения Крестьянского (1884) и Дворянского (1886) банков, вошли в строй учительская семинария (1874), землемерное (1875), техническое, железнодорожное (1880), музыкальное (1882) училища, ремесленная школа (1884). Губернатор жертвовал собственные деньги на содержание учащихся женской рукодельной школы, передал в картинную галерею несколько картин, в его имении в 1875 году гостил И.Е.Репин.

Татищев основал в Пензе «Общество охотников конского бега», являлся лауреатом международных сельскохозяйственных выставок в Лондоне, Вене, Париже и Санкт-Петебурге по разделу «Сыроварение», в Лондоне получил золотую медаль за художественные изделия из дерева. А.А. Татищев являлся также пожизненным членом Вольного экономического общества, два года состоял в петербургском Английском собрании, был действительным членом Петербургского собрания сельских хозяев и Русского общества акклиматизации животных и растений.

Надо отметить, что род Татищевых происходил от князей Соломерских, отрасли князей Смоленских. Один из Татищевых — Дмитрий Павлович (1767—1845) был известным дипломатом, Иван Андреевич (1740—1789) управлял Казанским наместничеством, Александр Иванович (1763—1833) был военным министром, удостоившимся в 1826 году графского титула.

А.А.Татищев, родившийся 6 сентября* 1823 года в Москве, в семье отставного поручика лейб-гвардии Конно-егерского полка, военную службу начал в 1842 году корнетом в лейб-гвардии Гусарском его величества полку, через год получил чин поручика, 6 декабря 1848 года — штаб-ротмистра, а ровно через два года — ротмистра.

С началом Крымской (Восточной) войны 1853—1856гг. служил в войсках, охранявших в столичном регионе балтийское побережье, затем проходил службу в резервных частях. 15апреля 1856года он получил чин полковника, но вскоре уволился из армии по домашним обстоятельствам. 5мая 1872года А.А.Татищев, будучи действительным статским советником, назначается губернатором в Пензу. Там он прослужил до конца 1886года, удостоившись за свои труды звания почётного гражданина Пензы, Нижнего Ломова, Краснослободска, Саранска (Мордовия в то время входила в состав Пензенской губернии). За эти годы А.А.Татищев не раз получал ордена и высочайшие благодарности за заботу о прибывших в губернию больных и раненых солдатах и офицерах, за хорошее поземельное устройство государственных крестьян, за своевременное поступление в казну окладных сборов и выкупных платежей и т.п. С 22июля 1892года являлся членом Государственного совета. Умер А.А.Татищев 2ноября 1895года, похоронен в Санкт-Петебрурге в Воскресенском Новодевичьем монастыре.

* 18 сентября по новому стилю. Далее все даты приводятся по старому стилю.


ПОЛКОВОДЦЫ И ВОЕНАЧАЛЬНИКИ

Вяткин Валерий Викторович —

доцент Пермского института железнодорожного транспорта, кандидат исторических наук (E-mail: Vjatkin@list.ru)

ВОЕННАЯ КАРЬЕРА ВЕЛИКОГО КНЯЗЯ

Неотъемлемой частью воспитания мужской половины Дома Романовых была военная подготовка, что справедливо в отношении и великого князя Сергея Александровича (1857—1905), сына императора АлександраII.

В день своего рождения, 29 апреля 1857 года, он был записан прапорщиком в 1-й (царский) батальон лейб-гвардии Преображенского полка1. 5 июля 1872 года его произвели в подпоручики, а 11 января 1874 года — в поручики. Когда Сергей был юн, окном во внешний мир для него являлась именно военная служба. Но на несовершеннолетнего Сергея возлагалось немного обязанностей: присутствие на разводах — чаще только этого требовала от него служба. Общение с преображенцами было редким. Вот пример такого общения: «Был с Владимиром2 поздравлять батальон с батальонным праздником, ужасно конфузился»3. И нам понятна другая его дневниковая запись: «Завтра несчастный праздник моего батальона»4. Вот что писал о военной службе юноши один из представителей тогдашнего генералитета: «К службе… Сергей Александрович относился совершенно равнодушно, уставов не знал и даже самые заурядные команды давал крайне несноровисто… не умел повернуть батальон по ходу кругом»5. Но нас не смущает, что пятнадцатилетний подпоручик не мог «повернуть батальон». Важно другое: великие князья служили, видя в служении и романтику, и благородство (к Сергею это чувство придет позднее).

Он часто бывал на парадах, среди которых особенно значим был майский, подводивший итоги зимней выучке войск. Но дневниковые записи о парадах чаще бесстрастны. И ещё: участие в различных военных церемониях.

Нельзя не сказать, что он мечтал о карьере военного моряка. 9 марта 1874 года романтичный Сергей записал: «Хочу быть моряком»6. Влияние двоюродного брата Константина было здесь несомненным. Сын морского министра России, тот уже с 12 лет каждое лето отправлялся в учебное плавание на фрегате «Громобой». В детские годы Сергей и Константин часто любовались яхтами на Неве. Брат Сергея Алексей командовал фрегатом «Светлана» и тоже влиял на впечатлительного юношу. 10 марта в дневнике появилась запись: «Эта мысль (о морском служении. — В.В.) уже давно зародилась в моей голове — дай Бог, чтобы она осуществилась!.. Мне так хочется…»7. Мечта о море покоряет его целиком. Гончаровский «Фрегат «Паллада»» не ускользает от его внимания. Стремление к морю все более крепнет. 16 марта Алексей напомнил Сергею о его желании и пригласил с собой в плавание. Но дети Романовых не выходили из подчинения родителей. Умирающая императрица Мария Александровна не хотела расставаться с любимым сыном Сергеем, думая, что море — неуправляемая стихия, а влияние моряков может быть разным. Возражения матери не вызвали протеста, но мечта продолжала жить. 14 апреля он встретил на балу 17-летнего князя Барятинского, служившего корнетом, и 22 апреля уже не сдержал себя: «Мне хочется в море, широкое море…»8. Рамки семьи были тесны: он жаждал простора.

Со временем военная служба заинтересовала его, и он стал охотно приобретать необходимые навыки и знания. 13 июня 1876 года, не без страха и стеснения, он поехал в Красное Село — на лагерные сборы. Здесь под началом генерала М.П. Данилова он пробовал роль командира роты в учебном полку. Любезность генерала выгодно сочеталась со сдержанностью, столь необходимой в военной службе. Внешне суровый, Данилов был по-настоящему добр. Сергей полюбил его за рыцарское благородство и строгое отношение к служебному долгу. Под руководством мудрого наставника он и постигал военный порядок. Лагерная служба не давала скучать: постоянные учения, ротные хозяйственные работы — всё требовало большого внимания. На ставшее потребностью чтение времени почти не хватало. Но в выходные он уезжал к родителям в Царское Село — полный удовлетворения от настоящей службы.

10 августа 1876 года Сергей стал флигель-адъютантом, а 30 августа его произвели в штабс-капитаны. Вскоре начались беседы со статс-секретарем С.Н.Урусовым, призванным подготовить Сергея к будущей службе и принятию присяги, назначенной на день совершеннолетия — 29 апреля 1877года. Происходя раз в неделю, беседы длились всю зиму. Очень умный и глубоко верующий Урусов не мог не нравиться великому князю. Одновременно, с помощью видных специалистов, Сергей изучал военную науку: стратегию и тактику преподавали Г.А.Леер и М.И.Драгомиров, военную статистику — А.Л. Лобко, фортификацию — Ц.А.Кюи. Зимой 1876—1877гг. началось его сближение с И.Ф.Тутолминым. Готовилась война с Турцией, и Сергея интересовали опытные военные, к числу которых Тутолмин принадлежал. «Пламенный воин», служивший в гвардейском уланском полку, он был отцом для солдат, о чём Сергей знал. Великий князь понимал, что примет участие в войне, и между ним и Тутолминым завязались постоянные разговоры о ней.

Присяга состоялась в Георгиевском зале Зимнего; здесь перед троном был поставлен аналой, рядом с которым стоял воин со знаменем подшефного Сергею 2-го гвардейского стрелкового батальона. Император подвёл юношу к аналою, и он принял присягу. Накануне, 28 апреля, его произвели в полковники, чем, впрочем, он был недоволен, считая, что чины надо получать за реальные боевые заслуги.

А война с Турцией уже шла. 11 мая императорская семья перебралась в Царское Село, где началась подготовка к отъезду в действующую армию. Россию охватил порыв великодушия: тысячи ехали добровольно на Балканы, чтобы помочь славянам. Не остались в стороне и Романовы, включая 20-летнего Сергея Александровича.

14 июня прибыли на северный берег Дуная. Здесь состоялось боевое крещение Сергея, посланного выяснить, почему замолчала русская батарея, стрелявшая по туркам на другом берегу (с турецкого берега тоже стреляли). «Ядра падали то впереди, то сзади нас…»9, — вспоминал воспитатель Сергея Д.С.Арсеньев. 16 июня великих князей разместили в палатках в селении Зимница. Стояла трудно переносимая жара. 3 июля переправились через Дунай. Сергей попросил отца о назначении в действующую армию, и 5 июля император направил его в Кавалергардский полк, входивший в Рущукский отряд цесаревича (будущего АлександраIII). Сильные чувства обуревали Сергея; о многом тогда думалось. Вдали разгоралось зарево войны. Вот что писал об этом Н.П.Игнатьев: «Велика решимость царя-отца отправить трёх своих сынов… против турецкой крепости, вооружённой сильной артиллерией. Самоотвержение излишнее. Но наследнику и Сергею Александровичу высказал я откровенно, что Русь больше огорчится, если они из-за турки подстрелены будут, нежели если Георгия не получат. Идти под ядра бесполезно при осаде крепости»10.<…>

Полный вариант статьи читайте в бумажной версии «Военно-исторического журнала» и на сайте Научной электронной библиотеки http:www.elibrary.ru

Примечания

1 Начинал он службу в учебном батальоне того же полка.

2 Родной брат Сергея.

3 Государственный архив Российской Федерации (ГА РФ). Ф.648. Оп. 1. Д. 20. Л. 86.

4 Там же. Л. 85 об.

5 Епанчин Н.А. На службе трёх императоров. М., 1996. С. 212, 213.

6 ГА РФ. Ф. 648. Оп. 1. Д. 20. Л. 70 об.

7 Там же.

8 Там же. Л. 88 об.

9 Из воспоминаний генерал-адъютанта адмирала Д.С. Арсеньева. 1876—1878 // Русский архив. 1911. № 12. С. 591.

10 Александр Третий. Воспоминания, дневники, письма. СПб.: Изд. «Пушкинского фонда», 2001. С. 102.

НАБАТОВ Григорий Васильевич —

заведующий кафедрой истории политических партий и общественных движений Нижегородского государственного университета имени Н.И.Лобачевского, доктор исторических наук, профессор (603950, г.Нижний Новгород, пр-т Гагарина, д. 23, Нижегородский государственный университет имени Н.И.Лобачевского)

САПОН Владимир Петрович —

доцент кафедры истории политических партий и общественных движений Нижегородского государственного университета имени Н.И.Лобачевского, доктор исторических наук (E-mail: vladimail@mail.ru)

Маршал И.С. Конев на Нижегородской земле

Неизвестные страницы из биографии полководца

В Государственном общественно-политическом архиве Нижегородской области обнаружен новый документ, связанный с пребыванием здесь будущего маршала И.С.Конева. Известно, что выдающийся русский военачальник Иван Степанович Конев (1897—1973) вместе со страной прошёл нелёгкий, но счастливый жизненный путь. Все военные деяния, незаурядный полководческий талант этого человека снискали ему не только личную и благодарность соотечественников, но остаются также примером служения и верности своей Родине.

И.С.Конев стал защитником Отечества в 1916году: он был младшим унтер-офицером (фейерверкером) 2-го отдельного артиллерийского дивизиона. Октябрьская революция 1917года открыла для молодого солдата, воодушевлёно её принявшего, новые перспективы.

Служение советской власти для И.С.Конева, как и миллионов других демобилизованных солдат-фронтовиков и матросов, началось с её установления в родных местах, а затем борьбой с контрреволюцией. И.С.Конев активно защищал советскую власть в своей волости, уезде, участвовал в разгроме армий адмирала А.В.Колчака и атамана Г.М.Семёнова. Большие дарования убеждённого защитника новой власти были замечены, и в 1926году его направили на курсы усовершенствования высшего начсостава при Военной академии им.М.В.Фрунзе; затем в 1934году он окончил особый факультет этого же учебного заведения.

Незаурядный стратегический и тактический дар полководца И.С.Конев проявил в годы Великой Отечественной войны, в начале которой он командовал 19-й армией Западного фронта. Далее, с сентября 1941года и до Великой Победы ему довелось командовать фронтами: Западным, Калининским, Северо-Западным, Степным, 2-м и 1-м Украинскими фронтами. С 20февраля 1944года И.С.Конев — Маршал Советского Союза. Он был дважды удостоен звания Героя Советского Союза (29июля 1944г., 1июня 1945г.).

Не мог Иван Степанович отстраниться от военных дел и защиты интересов Отечества и в послевоенные годы. В 1945—1946гг. он выполнял обязанности главнокомандующего Центральной группой войск и верховного комиссара по Австрии, в 1946—1950гг. — главнокомандующего Сухопутными войсками и заместителя министра Вооружённых Сил СССР, в 1950—1951гг. — главного инспектора Советской Армии, в 1951—1955гг. — командующего войсками Прикарпатского военного округа, в 1955—1956гг. — первого заместителя министра обороны и одновременно Главнокомандующего Сухопутными войсками. В 1955—1956гг. — первый заместитель министра обороны СССР. С мая 1955-го по апрель 1960года маршал одновременно был главнокомандующим объединёнными вооружёнными силами государств-участников Варшавского договора. В 1960—1961гг. выполнял обязанности генерального инспектора группы генеральных инспекторов Министерства обороны, в 1961—1962гг. — главнокомандующий Группой советских войск в Германии, с апреля 1962 г. — генеральный инспектор группы генеральных инспекторов Министерства обороны СССР.

21 мая 1973 года Ивана Степановича не стало. Он похоронен на Красной площади у Кремлёвской стены.

Особым штрихом в военной биографии И.С. Конева является его пребывание на Нижегородской земле. Не случайно на фасаде Дома офицеров в Нижнем Новгороде установлен барельеф с надписью: «В этом здании находился штаб 17-й Нижегородской стрелковой дивизии, которой командовал с 1922 по 1932 год прославленный полководец Маршал Советского Союза Иван Степанович Конев». Кроме того, один из местных архивов сохранил неизвестную прежде автобиографию будущего маршала, датированную 4 марта 1925 года, когда он занимал должность военного комиссара — начальника политотдела 17-й Нижегородской дивизии. Представляется, что эти сведения заинтересуют соотечественников (да и не только) и дополнят их знания о жизненном пути столь значительной исторической личности, внёсшей громадный вклад во славу русского оружия и особенно в победу над фашизмом. <…>

Полный вариант статьи читайте в бумажной версии «Военно-исторического журнала» и на сайте Научной электронной библиотеки http:www.elibrary.ru


ИЗ ИСТОРИИ ВОЕННО-ПОЛИТИЧЕСКИХ ОТНОШЕНИЙ

ПЕТРОВ Павел Владимирович —

ведущий научный сотрудник Государственного музея истории Санкт-Петербурга, кандидат исторических наук

(тел. 8-812-315-90-54)

ПРОБЛЕМА ПРИБАЛТИЙСКИХ ГОСУДАРСТВ ДЛЯ СОВЕТСКОГО РУКОВОДСТВА В 1939—1940 ГОДАХ

Неожиданно быстрое поражение Франции в противостоянии с фашистской Германией летом 1940года поставило руководство Советского Союза перед трудным выбором — определить на данный момент очередного вероятного противника. Ещё не дождавшись окончания франко-германского противоборства, но догадываясь о его итогах, оно решило пересмотреть концептуальные основы дальнейшего стратегического планирования возможных боевых действий своих Вооружённых сил, смещая акценты в международных военно-политических отношениях.

2июня 1940года нарком ВМФ Н.Г.Кузнецов направил военному совету Балтийского флота директиву, отразив в ней происшедшие перемены. По его мнению, быстрое изменение обстановки на Западе затрудняло возможность определить состав и силы вероятного противника на Балтике в случае войны1. Вместе с тем советовал «исходить из наиболее сложного варианта и особенностей Балтийского театра» и давал некоторые вводные для составления оперативного плана. В частности, не исключив, что вероятный противник может располагать флотом, численно превосходящим БФ, который непременно «надо ожидать из южной части Балтийского моря»2 и который вполне может не только использовать военно-морские базы, аэродромы и коммуникации Швеции, но и втянуть в боевые действия шведские ВМС3; в зависимости от поведения «мощного противника» предполагал «выступления Финляндии и враждебных СССР элементов в Латвии, Литве и Эстонии»4.

Основной задачей для БФ на новом этапе нарком ВМФ определил создание прочной системы обороны устья Финского залива, побережья и баз, опираясь на которую следовало «подготовить силы и средства для осуществления господства в северной части Балтийского моря». Расчёт делался на активные действия надводных, подводных и воздушных сил, способных разрушать важные объекты и уничтожать корабли неприятеля, «бить его по частям, ослабляя его нарушением подвоза морем, действиями на коммуникациях и по базам, и оборонять морской фланг нашей армии, способствуя его продвижению»5.

Для обеспечения создания подобной системы Краснознамённому Балтийскому флоту надлежало решить следующие боевые задачи: «1) Опираясь на созданную оборону, при любых обстоятельствах не допустить прорыва флота противника в Финский залив. 2) Во взаимодействии с Красной Армией не допустить захвата побережья, в частности островов Эзель, Даго и полуострова Ханко. 3) Нарушить коммуникации и базирование противника в западной Балтике и Ботнике путём действий надводных и воздушных сил (артиллерией, бомбами, минами, торпедами). 4) Захватить и создать рубеж в Оландском архипелаге. 5) Содействовать приморскому флангу Красной Армии при продвижении его по побережью»6. При этом нарком ВМФ, отменив свои прежние указания по оперативному планированию, потребовал от военного совета БФ доложить о завершении разработки оперативного плана к 15июня 1940года.

В установленный срок7 наркому ВМФ был представлен на утверждение «Общий план действий Краснознамённого Балтийского флота»8. В его вводной части сразу же давался ответ на основной вопрос, так беспокоивший Н.Г.Кузнецова: составители плана, повторяя уже известный тезис о том, что «военно-политическая и стратегическая обстановка, сложившаяся в настоящее время в Европе», имеет «тенденции к существенному изменению и в дальнейшем», взяли на себя смелость «определить нам наших вероятных противников на Балтийском море»9. Далее следовал категоричный вывод о том, что «противником (основным) для нас будет Германия». Причём, по мнению командования БФ, она будет оставаться таковым для Советского Союза в любой ситуации: и в случае её победы над Англией, и в случае компромиссного мира с ней, и даже «в случае её поражения в войне с Англией», которая в свою очередь «может использовать Германию против СССР»10. И опять-таки во всех ситуациях существенная роль отводилась, как и ранее, неоднократно упоминавшейся коалиции Финляндии и Швеции. Считалось, что эти страны скрытно или явно будут поддерживать «нашего основного противника с полным использованием им всех имеемых возможностей», а наиболее вероятным сценарием начала войны могут стать «первоначальные действия Швеции и Финляндии против СССР по указанию Германии». Та же в случае войны с СССР бросит против советских морских сил на Балтике, как предполагалось, весь свой военно-морской флот, да ещё с обязательным привлечением кораблей Норвегии, Дании, Швеции, Финляндии и даже части флотов Англии и Франции11. В данной оценке, вероятно, проявилось постоянное опасение советского руководства, довлевшее над ним при принятии решений по налаживанию военно-политических отношений ещё со времён Гражданской войны и иностранной интервенции, перед возможным объединением сил всех капиталистических стран против Страны Советов.

При исследовании архивных документов по данной теме бросается в глаза примечательное обстоятельство: даже из предполагавшегося наихудшего варианта делался довольно оптимистичный вывод: противник будет превосходить БФ лишь численно, при общем «равенстве в технике (?! — Авт.)»12.

Окончание. Начало см.: Воен.-истор. журнал. 2009. № 11.

<…>

Полный вариант статьи читайте в бумажной версии «Военно-исторического журнала» и на сайте Научной электронной библиотеки http:www.elibrary.ru

Примечания

1 Российский государственный архив Военно-морского флота (РГА ВМФ). Ф.Р-92. Оп. 2. Д. 502. Л. 71.

2 Там же.

3 Там же.

4 Там же.

5 Там же. Л. 72.

6 Там же.

7 Там же.

8 План боевых действий БФ не датирован, хранится в рукописном виде в единственном экземпляре и не утверждён наркомом ВМФ. Судя по дате приложения к нему, утверждённого наркомом 5июля 1940г., он составлен несколько ранее. Не доводился же до исполнителей, как можно полагать, из желания командования ВМФ опереться в своих доводах для большей убедительности и объективности на мнения командующих флотами (РГА ВМФ. Ф.Р-92. Оп. 2. Д. 660. Л. 1—24).

9 Там же. Л. 1.

10 Там же.

11 Там же. Л. 1, 2.

12 Там же. Л. 2.

Орехов Александр Александрович —

доцент Государственного индустриального университета (105568, гМосква, ул.Челябинская, д. 12, кв. 136)

экспедиция особого назначения

В декабре 1971 года было объявлено об образовании Народной Республики Бангладеш (НРБ). Её рождению способствовали многолетняя борьба бенгальцев за независимость и предоставленная им со стороны Советского Союза и Индии помощь в боевых действиях против пакистанских войск1. Содействуя утверждению нового государства, СССР установил с ним в январе следующего года дипломатические отношения. В начале марта президент НРБ шейх Рахман по пути в Нью-Йорк (на заседание ООН) посетил Москву. Встретившись с советским лидером Л.И. Брежневым, он обратился к нему с просьбой помочь освободить порты Бангладеш от затопленных в годы вооружённого противостояния кораблей, а также протралить минные поля. Побывал Муджибур Рахман с визитом и у министра обороны СССР Маршала Советского Союза А.А. Гречко.

После переговоров советским руководством 13 марта 1972 года было принято решение об оказании НРБ помощи в развитии морского рыболовства, морского флота, железнодорожного транспорта, улучшении воздушного сообщения, в подготовке национальных кадров. В соответствии с заключённым между двумя странами военно-политическим договором Бангладеш передали десять современных рыболовных судов, три грузовых судна, четыре вертолёта Ми-8, комплект механизмов и инструментов для ремонта железных дорог и мостов. Кроме того, молодой республике оказывалась помощь в строительстве холодильника на 350 т продукции, создании учебных центров по подготовке кадров для морского рыболовства, энергетики и машиностроения. Из СССР в Бангладеш выехало значительное количество лётчиков и механиков для обслуживания вертолётов, преподавателей и инструкторов производственного обучения, строителей и монтажников, специалистов для работы на траулерах2.

Острой проблемой явилось восстановление важнейших узлов морских коммуникаций и очистка прибрежной зоны от мин. В первую очередь это касалось крупнейших портов Читтагонг и Чална, фактически связывавших республику с остальным миром. При этом учитывалось, что постановка мин в ходе индо-пакистанской войны (1971 г.) осуществлялась довольно активно обеими сторонами. Так, по некоторым сведениям бенгальскими партизанами на реке Пуссур была выставлена минная банка из 8 донных мин, на которых (по индийским данным) подорвались три торговых судна и пакистанская канонерка. Часть из них затонула, а другие, получив повреждения, выбросились на берег. Пакистанский флот в свою очередь выставил 94 якорные мины контактного типа (по другим сообщениям — 80) на территории 450 квадратных миль (30 миль длиной, 15 — шириной) в районе Читтагонга, южнее устья реки Карнапхули3.

По иронии судьбы советским специалистам предстояло поднимать суда, потопленные индийскими лётчиками на «МиГах» с помощью ракет советского производства, и обезвреживать мины, которые в своё время были изготовлены в СССР4. Игнорируя общепринятый порядок, по которому все минные постановки тщательно картографируются, пакистанские моряки забрасывали залив минами хаотически. Впрочем, порой сами же, по рассказам бенгальцев, на них и подрывались. Отсутствие необходимой документации значительно усложняло планирование работ по очистке советскими тральщиками акватории порта.

Мало обнадёживающими оказались и первые результаты обследования предстоявших районов работ группой экспертов, в которую входили опытные специалисты спасательного и судоподъёмного дела из аварийно-спасательной службы ВМФ, Института аварийно-спасательного дела Минобороны и «Совсудоподъёма» Минморфлота. Они пришли к выводу, что операция может затянуться на долгие годы, причём её успех далеко не гарантирован. Причиной такого суждения явились неблагоприятная гидрометеорологическая и гидрологическая обстановка и состояние затонувших судов в порту. Проблематичным было то, что они, весящие свыше 1000 т, глубоко завязли в илистом грунте речного дна, в то время как плавающие краны, изготовленные в СССР, поднимали грузы, не превышающие 100 т.

Согласно предварительному списку, составленному советскими экспертами, для возобновления нормального судоходства реку надлежало расчистить не менее чем от 15 затопленных судов. Причём только три из них, получившие повреждения непосредственно у причалов, после соответствующей заделки пробоин в бортах, откачки ила и воды подлежали буксировке из порта на судоразделку. Остальные же можно было поднять со дна лишь при помощи специальных подъёмных кранов.

По мнению западных экспертов, работы по подъёму затонувших в порту судов могли занять от 3 до 5 лет. Тем не менее Советский Союз обязался протралить Бенгальский залив и очистить акваторию порта, к тому же безвозмездно, к 1 июля 1974 года. С этой целью на базе кораблей и судов Тихоокеанского флота была сформирована так называемая Экспедиция особого назначения (ЭОН-12). В её состав включили пять тральщиков, аварийно-спасательное судно, морской буксир, танкер, плавмастерскую, киллектор, гидрографический промерный бот, разъездной и десантный катера. Министерство морского флота обязывалось направить в район действий спасательное судно и морской буксир, а также 2 плавкрана типа «Судоподъём», способных поднимать грузы весом в 800 т*. Кроме того, на ведомство легла задача по осуществлению перевозок на своих транспортах необходимых грузов и маломореходных судов Экспедиции. Всего же в составе последней насчитывалось 17 кораблей и судов, а также около 500 военнослужащих, рабочих и служащих**.

* Эти плавкраны (типа «Магнус») были закуплены в Германии специально для ЭОН-12.

** Впоследствии численность Экспедиции была увеличена до 750 человек.

<…>

Полный вариант статьи читайте в бумажной версии «Военно-исторического журнала» и на сайте Научной электронной библиотеки http:www.elibrary.ru

Примечания

1 В 1947 г. территория Бенгалии, входившая в Британскую Индию, была разделена на индийский штат (Западная Бенгалия) и пакистанскую провинцию (Восточный Пакистан).

2 См. в сборнике: Построено при экономическом и техническом содействии Советского Союза. М., 1982. С. 191.

3 Розин А. Участие ВМФ СССР в тралении и судоподъёме в Бангладеш. Электронный вариант: http://alerozin.narod.ru/bangl.htm 2008. 20 октября.

4 После окончания Второй мировой войны Советский Союз в качестве жеста доброй воли и братской помощи передал КНР десятки тысяч ЯМ-25 (якорная мина, вес – 25 кг.). Опасаясь атак индийского флота на Читтагонг и Кхулну, Пакистан, закупив эти мины у Китая, выставил их в Бенгальском заливе на подходах к упомянутым портам.


ДОКУМЕНТЫ И МАТЕРИАЛЫ

Публикация: Арцыбашев Валерий Александрович — заведующий сектором научно-справочного аппарата отдела научно-справочного аппарата и информационного обслуживания ЦМАМЛС Главархива г. Москвы (E-mail: cmamls@yandex.ru )

«целью войны КОАЛИЦИИ будет разгром пролетарского государства»

Окончание записки А.А. Свечина, адресованной К.Е.Ворошилову, «Будущая война и наши военные задачи».

III. Начальный период войны со стороны СССР

Печать всего мира возложит ответственность за начало мобилизации на СССР, наши огромные расстояния, наши материальные недостатки, необходимость известной политической обработки крестьян, мобилизованных в Красную Армию, состояние нашей промышленности, целеустремленно работающей на пятилетку и нуждающейся в крутом повороте на войну — все эти обстоятельства заставляют торопиться с мобилизацией; надо примириться с тем, что одиозность приступа к ней падает на нас, как пала в 1866г. на Австрию, а не на нападающую Пруссию1, и надо постараться выиграть всё, что может дать инициатива в отношении мобилизации.

Слабейшим местом в военно-географическом положении СССР является глубоко вдающееся в его территорию Чёрное море, открывающее доступ к наиболее важным экономическим артериям и охватывающее и берущее в тыл западный фронт СССР. Основная мысль нашего плана войны должна заключаться в создании обстановки, исключающей нападение неприятеля на важные экономические центры юга и позволяющей Красной Армии надолго сохранить боеспособность.

Развёртывание сил коалиции связано с морскими операциями, большими морскими перевозками, организацией базирования в захваченных портах, где нами должна быть организована солидная служба заграждения (заграждение входов, порча пристаней, дорог, железнодорожного оборудования портов[ых] средств, взрыв туннелей, порча телеграфных линий и пр[очее]). Черноморско-кавказский фронт коалиции будет строиться постепенно, хотя главный штаб коалиции и будет принимать все меры к ускорению приведения его в состояние готовности к наступательным операциям.

СССР вышел победителем из Гражданской войны отчасти потому, что явилась невозможность согласовать усилия поляков и усилия донских, кубанских и крымских белых ополчений. Важнейшая военная задача Красной Армии в будущей войне будет заключаться в том, чтобы воспрепятствовать построению общего польско-румынско-черноморско-кавказского фронта.

С этой точки зрения направление активных усилий Красной Армии в первый период войны в сторону Прибалтики явилось бы совершенно ложным шагом. Точно так же ошибочным явился бы приступ к длительной операции в направлении на Варшаву; в этой операции главные силы Красной Армии могут завязнуть надолго, и в случае успеха она приведёт только Польшу в такое положение, в котором она согласится купить себе поддержку Германии ценой уступки Данцигского коридора.

Наступление в Галицию южнее Полесья — южно-польское направление — также имеет крупные минусы, заключающиеся в том, что оно требует огромных сил для обеспечения его со стороны Румынии и для вспомогательного наступления севернее Полесья, и по существу не имеет ясных границ. Реализовать вполне определённый результат, даже при успехе, в короткий отрезок времени здесь невозможно. Наши активные усилия в направлении на Галицию в серьёзной степени не препятствуют построению сплошного фронта на нашем юге; совершенно нельзя предвидеть момента, когда можно было бы изъять силы, вложенные в Галицийскую операцию, и вернуть себе свободу действий. Начальное наступление против Польши вообще связано с отказом от широкого маневрирования Красной Армии на различных театрах войны.

Задача красной стратегии в начальный период войны заключается в том, чтобы ухватиться за слабейшее звено в системе построения неприятельских фронтов, добиться верного и крупного успеха и быстро вернуть себе свободу маневра главных сил. Эта задача будет выполнена только при направлении начального удара на Румынию. В политико-социальном и военном отношениях Румыния представляет слабейшее и важнейшее звено коалиции2. Социальная база правящих классов Румынии и организация румынской армии необычайно узка; в политическом отношении равнины Бессарабии и Молдавии представляют наилучшее поле действий Красной Армии при столкновении не только с румынскими войсками, но и с войсками Польши и других участников коалиции; наши красноармейцы здесь на каждом шагу найдут ценные предметные уроки. Румынии труднее всего занять в мировом общественном мнении позицию невинно пострадавшей от замыслов красного империализма страны и вызвать сочувствие к себе мировой демократии. Политические результаты скажутся в румынской революции, которая явится серьёзным подземным гулом, возвещающим приближающееся землетрясение, призывающее друзей СССР к активности, [а] врагов — к осторожности. В частности, сильнейшее впечатление будет произведено на Балканах и в странах Малой Антанты3. Весьма возможно крупное замешательство и в буржуазных кругах коалиции. Уничтожение румынской армии и волна революционных погромов в частях Румынии, не занятых Красной Армией, дадут Венгрии удобный предлог оккупировать Семиградье4, а Болгарии — Добруджу5.

Стратегическим последствием разгрома Румынии явится надёжная изоляция польского фронта от крымских и кавказских десантов Франции и Англии. Значение последних будет умалено в сильнейшей степени, сплошной фронт разорван, на опаснейшем для нашей экономики направлении станут возможны лишь отдельные авантюры, Донецкий бассейн и Кривой Рог будут надежно прикрыты; крупный успех обеспечит, вероятно, известное продолжение нейтралитета прибалтийских лимитрофов и Скандинавии. Фундамент, на котором коалиция строит свой план, окажется разрушенным.

В оперативном отношении особенно ценно то, что румынская армия не имеет никакой возможности уклониться от решительных боёв для защиты пространства между Прутом и Серетом. Вопрос о своём существовании она должна будет решать, имея в непосредственном тылу бездорожные лесистые Карпаты, важнейшие сообщения со своим тылом, отходящие от крайнего правого фланга, а важные сообщения для связи с польской армией — от крайнего левого фланга. В этих условиях Красная Армия находится в максимально выгодных условиях, чтобы, продвинувшись всего на 8 переходов вперёд, покончить с важнейшим противником, закалить себя в победных боях, разорвать на части неприятельский фронт, вернуть себе свободу маневра.

Разгром румынской армии должен быть закончен Красной Армией молниеносно. 2 недели с момента форсирования Днестра являются максимумом. В случае большего промедления румынская армия получит значительные подкрепления, и наступление Красной Армии захлебнётся и перейдет в крайне невыгодную для нас позиционную форму. Во всяком случае, надо иметь в виду, что Польша сделает всё возможное, чтобы разгрузить Румынию от натиска Красной Армии, и перейдёт 40 дивизиями в наступление — южнее Полесья — в охват и тыл форсирующих Днестр красных армий, на фронт Коростень — Проскуров — Ярмолинцы.

Красная Армия, одновременно с вторжением в Румынию на фронте в 300 километров, должна быть готова выдержать оборонительное сражение на таком же фронте против 40 польских дивизий. Наши военные задачи сводятся к тому, чтобы подготовить Красную Армию с успехом выдержать эти оба одновременные экзамена. <…>

Полный вариант статьи читайте в бумажной версии «Военно-исторического журнала» и на сайте Научной электронной библиотеки http:www.elibrary.ru

Продолжение. Начало см.: Воен.-истор. журнал. №11. 2009.

(Продолжение следует)


ПАМЯТНЫЕ ДАТЫ

Публикация:БОЧАРОВА Анастасия Леонидовна —

студентка Московского городского психолого-педагогического университета (mil_hist_magazin@mail.ru)

ДЕКАБРЬ В ВОЕННОЙ ИСТОРИИ

3 декабря 1809 года, 200 лет назад, в ходе русско-турецкой войны 1806— 1812 гг. русская Молдавская армия под командованием генерала П.И. Багратиона овладела хорошо укрепленной турецкой крепостью Браилов.

5 декабря — День воинской славы России — день начала контрнаступления советских войск против немецко-фашистских войск в битве под Москвой (1941 г.).

6 декабря 1909 года, 100 лет назад, образована Служба связи Военно-морского флота. Этот день считается профессиональным праздником военных моряков- связистов.

8 декабря 1939 года на базе авиазавода № 1 им. АВИАХИМА (ныне ПЦ им. Воронина) образовано ОКБ А.И. Микояна (заместители М.И. Гуревич и В.А. Ромодин). В январе 1940 г. началась постройка трёх истребителей И-200 (с декабря — МиГ-1). Первый полет на И-200 совершил 5 апреля1940 года летчик-испытатель А.Н. Екатов. Всего за 60 лет в ОКБ МиГ разработано 442 проекта летательных аппаратов, в том числе первый отечественный сверхзвуковой истребитель МиГ-19, самый массовый истребитель МиГ-21, перехватчики МиГ-23, МиГ-25 и МиГ-31, истребитель МиГ-29. По проектам ОКБ построено более 60 тыс. самолетов. Свыше 10 тыс. машин эксплуатировалось более чем в 50 странах мира. На самолетах ОКБ им. А.И. Микояна установлено 72 мировых рекорда.

8 декабря 1951 года впервые в отечественной истории вертолет (пилот Е. Гридюшко) совершил посадку на палубу боевого корабля (крейсер «Максим Горький»). В октябре 1952 года на Черноморском флоте сформирован отдельный вертолетный отряд.

9 декабря — День Героев Отечества (установлена Федеральным законом № 22-ФЗ от 28 февраля 2007 г.).

10 декабря 1699 года, 310 лет назад, Петр I учредил Андреевский флаг в качестве официального флага военного флота. Флаг с синим Андреевским крестом становится символом военно-морского флота России с конца XVII века. В соответствии с Указом Президента РФ от 21 июня1992 года Андреевский флаг был вновь поднят на кораблях и судах ВМФ России.

12 декабря 1981 года в строй ВМФ вступила головная АПЛ проекта 941 — самая большая в мире. Корабль (проектное название «Акула») с 20 ПУ твердотопливных МБР РСМ- 52 построен Севмашпредприятием по проекту ЦКБМТ «Рубин». Главный конструктор — С.Н. Ковалев.

19 декабря 1939 года, 70 лет назад, в бронетанковые части Красной армии начал поступать на вооружение средний танк Т-34. К июню 1941 года в войсках находилось уже 1355 этих танков.

21 декабря 1879 года, 130 лет назад, родился И.В. Сталин (Джугашвили) (г. Гори, Грузия). Генералиссимус Советского Союза (1945 г.). Верховный Главнокомандующий Вооруженными Силами СССР в годы Великой Отечественной войны. Председатель Совета Министров СССР, Герой Советского Союза (1945 г.) и Герой Социалистического Труда (1939 г.). Умер 05 марта1953 года.

25 декабря 1909 года, 100 лет назад, родился Г.Е. Лозино-Лозинский, Герой Социалистического Труда, лауреат Ленинской (1962) и Сталинских (1950, 1952) премий, Генеральный конструктор ОАО НПО «Молния», один из ведущих разработчиков советской авиационно-космической техники. В авиации начинал как специалист по двигателям, создал первую в стране форсажную камеру для турбореактивного двигателя. Руководитель проекта «Спираль». Ведущий разработчик МТКК «Буран». Руководитель проекта многоразовой авиционно-космической системы «МАКС». Программа «МАКС» получила золотую медаль (с отличием) и специальный приз премьер-министра Бельгии в 1994 году в Брюсселе на Всемирном салоне изобретений, научных исследований и промышленных инноваций «Брюссель-Эврика-94». Автор десятков других проектов. Умер 28 ноября 2001 года.