Армия традиционно считала потенциальным врагом Японии Советскую Россию, в то время как флот считал главной угрозой безопасности Японии Соединённые Штаты

image_pdfimage_print

Аннотация. Рецензия на книгу контр-адмирала Томиока Садатоси о политической стратегии Японии до её вступления во Вторую мировую войну.

Summary. The article reviews the book by Rear-Admiral Tomioka Sadatoshi about the political strategy of Japan prior to its entry into World War II.

КРИТИКА И БИБЛИОГРАФИЯ

 

ЛИШТОВАННЫЙ Евгений Иванович — профессор кафедры мировой истории и международных отношений Иркутского государственного университета, доктор исторических наук

(г. Иркутск. E-mail: evgeniilishtovannyi@mail.ru).

 

«АРМИЯ ТРАДИЦИОННО СЧИТАЛА ПОТЕНЦИАЛЬНЫМ ВРАГОМ ЯПОНИИ СОВЕТСКУЮ РОССИЮ, В ТО ВРЕМЯ КАК ФЛОТ СЧИТАЛ ГЛАВНОЙ УГРОЗОЙ БЕЗОПАСНОСТИ ЯПОНИИ СОЕДИНЁННЫЕ ШТАТЫ»

 

В издательстве Университета Дмитрия Пожарского (Русский фонд содействия образованию и науке) вышла в свет книга, представляющая собой перевод рукописи контр-адмирала Томиока Садатоси, бывшего начальника оперативного отдела генерального штаба флота Японии*. Известно, что рукопись была подготовлена в рамках проекта Japanese Monographs («Японские монографии») отдела военной истории штаба Дальневосточных сил армии США. Как предполагают специалисты, оригинал рукописи может храниться в одном из американских архивов. На английский язык с редактурой и дополнениями она была переведена и подготовлена к изданию, вначале с грифом «секретно», анонимными офицерами оккупационных войск примерно к 1952 году. Сведения из краткой, но весьма занимательной истории этих материалов, а также факты из жизни самого Томиока Садатоси читатель может найти в одном из разделов предисловия к рецензируемому российскому изданию (с. 3, 4). С большой долей уверенности можно утверждать, что рукопись японского контр-адмирала представляет собой библиографическую редкость, а документы высшего политического и военного руководства Японии, приведённые в ней, на русском языке ранее не публиковались.

Ю.М. Свойский, проделавший кропотливую работу, связанную с переводом рукописи с английского языка и комментариями к ней, отмечает ряд трудностей, с которыми пришлось столкнуться при передаче на русский язык китайских имён собственных и многочисленных географических названий. Также переводчик отмечает: «Аналогичные трудности встретились при работе с вьетнамскими географическими названиями… Поэтому при переводе на русский язык было принято решение о выверке всех по средне- и мелкомасштабным географическим картам… Эта трудоёмкая работа увенчалась, за некоторыми исключениями, успехом…» (с. 4). Стоит заметить, что вышедший труд в значительной степени отличается от широко известной, в том числе и российским специалистам, книги Хаттори Такусиро «Полная история войны в Великой Восточной Азии». Одним из базовых отличий является альтернативный взгляд на причины ряда событий, которые подвигли Японию к вступлению в мировую войну. Другой отличительной особенностью можно считать публикацию впервые на русском языке многочисленных документов японского военного ведомства. Ценнейшие источники занимают практически треть страниц вышедшей книги (с. 217—383).

Временны́е рамки и хронологическая последовательность, которых придерживался в своём повествовании японский контр-адмирал, заключены в десятилетний событийный ряд и охватывают 1931—1941 гг. Тем не менее из этого десятилетнего периода особое внимание уделено 1941 году. В девяти главах Томиока Садатоси по сути излагает точку зрения руководства японского флота «на события 1931—1941 гг., приведшие к началу войны на Тихом океане, в том числе на японо-китайскую войну, противостояние с СССР, политику продвижения на юг и связанные с этим обстоятельства» (с. 3).

Начало описания широкомасштабного японского вторжения в Китай автор предваряет материалами, в которых повествуется о так называемых Маньчжурском, Номонханском и Шанхайском инцидентах, которые, по его мнению, разрослись затем до гигантского Китайского инцидента. С прямолинейностью военного контр-адмирал называет причины, в силу которых Япония вторглась на территорию Китая: «В Китае были сильны антияпонские настроения. Позиция отторжения или оскорбления всего японского пронизывала китайцев… В то же время в Японии росли антикитайские настроения. Они были направлены против неоправданного нарушения законных японских прав в Китае, которые, как полагала Япония, были оплачены кровью во время китайско-японской и русско-японской войн» (с. 13).

В четырёх главах, касающихся так называемого Китайского инцидента, Томиока Садатоси распределил материал в хронологическом порядке, с 1937 по 1940 год (с. 13—78). В череде событий всего лишь полторы страницы, что выглядит весьма странным, контр-адмирал отводит конфликту на Халхин-Голе (май—август 1939 г.), который в японской историографии получил название Номонханского инцидента. Он убеждён, что этот конфликт не имел связи с планами Японии в Китае и возник «из мелкой стычки между войсками Маньчжурии и Внешней Монголии, где маньчжурско-монгольская граница была неопределённой» (с. 47). Более того, для Томиока Садатоси не ясно «с какой целью Советы вели военные действия». Он отмечает, что у Японии не было причин начинать инцидент. «Для неё, глубоко вовлечённой в Китайский инцидент, — пишет он, — отправка любых сил в северный район была невыгодной» (с. 48).

Как известно, в советской и российской историографии присутствует иная точка зрения. Халхин-Гол был явной проверкой крепости монгольских границ, уязвимость которых предоставила бы Японии преимущества на континенте и создала серьёзную угрозу СССР. Сложно поверить в несогласованность действий сухопутного и морского японского командования, и тем не менее можно допустить, что контр-адмирал, увлечённый операциями флота своей страны на просторах Тихого океана, мог вполне искренне сомневаться в целесообразности продвижения японских войск на монгольском направлении. Скорее всего, можно говорить о наличии различных точек зрения в руководстве армии и флота. В определённой степени это подтверждается высказыванием автора о том, что «армия традиционно считала потенциальным врагом Японии Советскую Россию, в то время как флот считал главной угрозой безопасности Японии Соединённые Штаты» (с. 212), и «генштабы армии и флота не могли договориться об оборонных приоритетах» (с. 134).

Война на Тихом океане, как уже упоминалось, стала предметом особого интереса Томиока Садатоси, этому посвящены четыре главы его труда (с. 79—214). Как непосредственный участник описываемых событий он даёт детальный анализ основных морских операций японского флота. Помимо детализации автор предпринял и попытку анализа международной обстановки того времени, что демонстрируют названия трёх глав из четырёх — «Период напряжённости до начала Тихоокеанской войны», «Смещение акцента в национальной политике с политической на военную стратегию», «Оценка положения перед началом войны».

В девятой, заключительной, главе, в которой идёт речь об оперативных планах японского флота против США, Великобритании, Нидерландов и Китая, наибольший интерес представляет последний раздел — «Краткий обзор политической стратегии до начала войны». Здесь Томиока Садатоси откровенно признаётся, что в условиях ограниченности естественных ресурсов экономическое положение всегда играло огромную роль в формировании внешней политики страны. «Японии во все времена, — пишет он, — остро не хватало ресурсов, и Маньчжоу-Го могло удовлетворить лишь часть её требований. Флот считал, что сделать Японию самообеспечивающейся смогут ресурсы юго-западной части Тихоокеанского региона, в то время как армия полагала, что Японии следует продвинуться в пограничные с Маньчжоу-Го районы Китая, располагающие большими запасами железа, угля, шерсти и соли» (с. 212).

Таким образом, независимо от разночтений в понимании стратегических задач в армии и на флоте, подобная откровенность японского контр-адмирала лишь подтверждает наличие в концепции внешней политики Японии фундаментальной идеи о необходимости военной экспансии как на континент, так и в океанское пространство ради экономического благосостояния страны. События Мэйдзиисин, случившиеся во второй половине XIX века, вовлекли страну, находившуюся в течение веков в изоляции и не имевшую опыта международного общения, в водоворот сложнейших противоречий XX века в Восточной Азии. Труд Томиока Садатоси, на наш взгляд, представляет собой яркую иллюстрацию неготовности как высшего политического руководства Японии, так и командования армии и флота мыслить глобальными геополитическими категориями, что и предопределило её поражение во Второй мировой войне.

Перевод на русский язык рукописи японского контр-адмирала является важным вкладом в историю как Второй мировой войны в целом, так и в историю участия Японии в войне на Тихом океане. Дополнительно, в виде 36 приложений и 8 таблиц, российские специалисты получили для изучения и анализа уникальные документы японского военного командования, в большинстве своём ранее не публиковавшиеся на русском языке. Вышедший труд также будет интересен всем, кто увлекается военной историей.

* Томиока Садатоси. Политическая стратегия Японии до начала войны: монография / Пер. с англ. Ю.М. Свойского. М.: Русский фонд содействия образованию и науке, 2016. 416 с.