Православные пастыри российского флота

image_pdfimage_print

Аннотация. В статье на основе архивных документов исследуется тема возникновения и развития института православного духовенства на кораблях Военно-морского флота Российской империи; анализируются принципы организации и службы флотских священнослужителей на различных этапах отечественной истории.

Summary. The article based on archival documents explorers the emergence and development of institution of clergy on Russian Empire Navy ships; principles of organization and service of naval clergy at different stages of national history are analyzed.

КУЗНЕЦОВ Андрей Михайлович — доцент кафедры социально-культурной деятельности Военного университета МО РФ, доктор исторических наук, доцент

«НА КАЖДОМ КОРАБЛЕ ИМЕТЬ ПО ОДНОМУ ИЕРОМОНАХУ…»

Православные пастыри российского флота

Созданный Петром I российский флот представлял собой реальную силу, которая была способна отстаивать интересы государства на море. К концу царствования императора отечественный ВМФ имел в своём составе 34 линейных корабля, 9 фрегатов, 77 галер, 26 кораблей других видов и насчитывал до 27 тыс. человек личного состава1. Это поставило перед царём задачу духовного воспитания морского воинства, которое осуществлялось особым институтом, комплектовавшимся из представителей Русской православной церкви.

Первый законодательный акт о религиозной службе на кораблях относится к апрелю 1710 года, когда была высочайше утверждена «Инструкция, или Артикулы военные, российскому флоту», которая действовала вплоть до принятия Морского устава в 1720 году. Однако в данном документе речь шла только о ежедневном совершении молитв и не указывалось на участие в ритуалах специальных представителей православной церкви. Лишь в апреле 1717 года Пётр I повелел: «В российском флоте содержать на кораблях и других военных судах 39 священников»2. Это стало поворотным моментом в создании института флотского духовенства. Этапы дальнейшего развития института морских священнослужителей совпадали с периодами существования регулярного флота России — парусного и броненосного. При их анализе следует отметить, что заложенные при Петре Великом принципы во многом явились основополагающими, а дальнейшие преобразования не затрагивали их сути.

Первоначально правительство отправляло на флот представителей белого духовенства, которых вызывали из Петербурга, Москвы, Новгорода, Пскова, Твери, Вологды и других мест3. Однако эта мера не способствовала полноценному комплектованию кораблей священнослужителями, и тогда 8 апреля 1719 года был издан высочайший указ, в котором говорилось: «В корабельном флоте на каждом корабле иметь по одному иеромонаху, которого брать из Александро-Невского монастыря»4. Этим решением Пётр I решил две задачи: во-первых, монах был связан обетом послушания и не мог отказаться в отличие от представителя белого духовенства от назначения; во-вторых, в одном столичном монастыре были сосредоточены права по комплектованию состава флотских священнослужителей, что освободило правительство от необходимости поиска достойных кандидатов в других заведениях.

В течение трёх лет, начиная с 1719 года, определение иеромонахов на флот было всецело в руках архимандрита Александро-Невской лавры Феодосия Яновского, который обладал хорошими организаторскими качествами. Это способствовало тому, что государь сделал его доверенным лицом по всем вопросам, касавшимся церковной жизни в столице, которая была объявлена им независимой от власти Новгородского епископа и подчинена непосредственно Святейшему синоду. Из этого можно сделать вывод, что в отличие от армейского флотское духовенство на начальном этапе существования не было подчинено местной епархиальной власти.

Основополагающими документами при формировании института морских священнослужителей были Морской устав 1720 года и «Пункты о иеромонахах, состоящих при флоте», принятые в 1721 году. Так, Морской устав определил во главе всего флотского духовенства одного начального священника. Сфера его полномочий определялась так: «Он имеет управление над всеми священниками на флоте»5. Согласно «Пунктам о иеромонахах…» начальный священник именовался обер-иеромонахом; кроме того, данным документом были определены статус и ответственность флотских пастырей.

После учреждения Святейшего правительствующего синода в 1721 году институт православного морского духовенства включал: Синод, который назначал обер-иеромонахов; осуществлял общее духовное руководство и связь с Адмиралтейств-коллегией; обер-иеромонаха флота и корабельных (судовых) священников; духовенство морских храмов; духовенство береговых учреждений флота. Первым обер-иеромонахом российского флота стал назначенный 8 января 1724 года обер-иеромонах Ревельской эскадры Иустин Рудзинский6.

Значительные изменения в военно-церковной сфере произошли во времена правления Павла I (1796—1801). Во-первых, император объединил армейское и флотское духовенство и для руководства им ввёл новую должность — полевого обер-священника армии и флотов (впоследствии — главного священника армии и флотов). Первым на эту должность был назначен протоиерей Павел Яковлевич Озерецковский.

Интересен факт его назначения. После того как собранные кандидаты на должность были построены в приёмной комнате императора, случилось так, что Павел Яковлевич оказался ростом выше своих товарищей и поэтому встал на правом фланге. Во время встречи Павла I поразили случайная тождественность имени Озерецковского с его именем, представительный рост, открытое и умное лицо, несмущённость в ответах. Это и предопределило его судьбу7.

Во-вторых, в период царствования Павла I была предпринята попытка создания специальной системы подготовки духовенства для службы в армии и на флоте. В этих целях в 1800 году на Васильевском острове в Санкт-Петербурге была образована армейская семинария, в которой предусматривалось воспитание детей военного духовенства за счёт государства8. Штат её состоял из ректора-учителя, префекта, трёх учителей в богословском, философском и риторическом классах, в которых числились 25 воспитанников. Помимо этих дисциплин в семинарии преподавались история, география, математика, воинские уставы.

В-третьих, для более удобного управления подчинённым духовенством полевым обер-священником армии и флотов П.Я. Озерецковским были созданы вспомогательные органы, получившие название института благочинных. Должности благочинных стали вводиться на флотах и эскадрах, заменяя флотских обер-иеромонахов. В их обязанности входили надзор и координация служебной деятельности корабельных священников.

В 1815 году институт военного и морского духовенства раскололо двоевластие. 12 декабря указом Александра I был создан Главный штаб Его Императорского Величества с введением должности обер-священника штаба и подчинением ему всех полков лейб-гвардии и гренадерских корпусов, которая стала существовать параллельно с должностью полевого обер-священника армии и флотов. Анализируя архивные источники, можно сделать вывод, что по статусу это были равнозначные фигуры. По своим правам они были поставлены на одну ступень с епархиальными преосвящёнными, а в иерархии воинских чинов пользовались привилегиями генерал-майора.

Несмотря на изменения, которые произошли в руководящих кругах военного и морского духовенства, низовые структуры флотских священнослужителей остались практически в том же виде, в котором они были созданы при Петре I. На флотах и эскадрах во главе духовенства стояли благочинные, а на кораблях находились судовые священники, которые исполняли свои обязанности согласно Уставу Военного флота 1797 года. Решением Адмиралтейств-совета Морского министерства от 11 октября 1889 года морское духовенство было уравнено по своим правам с военным, что подняло его престиж9.

В целях преодоления духовного двоевластия в армии и на флотах в 1884 году была образована комиссия, которая в течение 4 лет работала над проектом «Положения об управлении церквами и духовенством военного ведомства». После неоднократного обсуждения и пересмотра Синодом и военным ведомством проект был доложен Александру III и 12 июня 1890 года утверждён10.

<…>  Полный вариант статьи читайте в бумажной версии «Военно-исторического журнала» и на сайте Научной электронной библиотеки http:www.elibrary.ru

ПРИМЕЧАНИЯ

1 Басов А.В., Московенко М.В. К силе земной присовокупить и морскую // Отечественная история. 1996. № 5.

2 Смирнов А. Назначение священнослужителей во флот в царствование Петра I // Вестник военного и морского духовенства. 1914. № 21.

3 Российский государственный архив Военно-морского флота (РГА ВМФ). Ф. 173. Оп. 1. Д. 87—88. Л. 320.

4 Ласкеев Ф. Историческая записка об управлении военным и морским духовенством за минувшее столетие (1800—1900). СПб., 1900. Л. 151.

5 Полное собрание законов Российской империи. Собр. 1-е. Т. 6. № 3759. С. 370, 371.

6 РГА ВМФ. Ф. 212. Оп. 11. Д. 101. Л. 15.

7 Боголюбов А. Очерки из истории управления военным и морским духовенством в биографиях главных священников за время с 1800 года по 1901 год. СПб., 1901. С. 7.

8 Российский государственный военно-исторический архив. Ф. 29. Оп. 1/153. Д. 136. Л. 3.

9 РГА ВМФ. Ф. 417. Оп. 6. Д. 36. Л. 108.

10 Ласкеев Ф. Указ. соч. С. 131.