Звёздная флотилия. Военно-морская составляющая освоения космоса

image_pdfimage_print

Аннотация. Статья посвящена истории создания, становления, развития и драматической судьбе морского командно-измерительного комплекса.

Summary. The article is devoted to the history of creation, formation, development and dramatic fortune of the maritime command-measuring complex.

ФЕДУЛОВ Сергей Валентинович — доцент кафедры социально-экономических дисциплин Военно-космической академии имени А.Ф. Можайского, полковник запаса, кандидат исторических наук, доцент

(г. Санкт-Петербург. E-mail: serg.val.fed.661000@yandex.ru);

КОНЕЕВ Алексей Николаевич — заведующий кафедрой истории войн и военного искусства Военного учебно-научного центра ВМФ «Военно-морская академия имени Адмирала Флота Советского Союза Н.Г. Кузнецова», контр-адмирал запаса, кандидат военных наук, доцент

(г. Санкт-Петербург. E-mail: coneev2012@yandex.ru);

Барбанель Борис Аронович — вице-президент Российского научно-технического общества судостроителей имени академика А.Н. Крылова, академик РАЕН, Заслуженный изобретатель РФ, кандидат технических наук

(Санкт-Петербург. E-mail: cpntokrylov@mail.ru).

 

ЗВЁЗДНАЯ ФЛОТИЛИЯ

Военно-морская составляющая освоения космоса

 

В ходе ракетно-космической деятельности важная роль отводится контролю измерения полётных параметров и управлению космическими аппаратами. С первых шагов создания Ракетных войск стратегического назначения и освоения космоса приходилось решать эти задачи.

В СССР ракетно-космической техникой и связанными с ней вопросами занимался выдающийся учёный-конструктор Сергей Павлович Королёв. На стадии разработки баллистической ракеты Р-7 ему пришлось решать проблемы: в какую точку нашей страны можно запускать ракеты на максимальную дальность и как можно контролировать их полёт и точку падения. Ведь в отличие от Великобритании, Франции и США у СССР не было заморских территорий, где удалось бы разместить береговые посты наблюдения. Тогда-то и было решено строить плавучие лаборатории1.

5 января 1959 года на основании ходатайства Министерства обороны (МО) СССР, Совета министров РСФСР, Государственного комитета Совета министров СССР по оборонной технике, Государственного комитета Совета министров СССР по радиоэлектронике, Государственного комитета Совета министров СССР по судостроению и Министерства морского флота о создании плавучего измерительного комплекса для проведения испытаний изделий Р-7, Р-7А и Р-16 на полную дальность вышло постановление ЦК КПСС и Совета министров СССР № 18-6 «О создании плавучего измерительного комплекса для проведения испытаний изделий типа Р-7»2. Данным постановлением на МО СССР возлагались следующие обязанности: разработать в I квартале 1959 года и согласовать с заинтересованными организациями программу и методику проведения измерений на плавучих измерительных пунктах; произвести окончательное уточнение трасс стрельбы изделиями типа Р-7 и района падения головных частей; руководить работами по созданию плавучего измерительного комплекса; укомплектовать плавучие измерительные пункты необходимым личным составом, включая и расчёты для обслуживания измерительной аппаратуры, средств связи и аппаратуры единого времени; сформировать отдельный отряд вертолётов в составе четырёх машин Ка-15 с размещением на плавучих пунктах, обеспечив его необходимым материально-техническим оборудованием; определить место дислокации плавучих измерительных пунктов и обеспечить плавучий измерительный комплекс береговой базой; обеспечить организацию системы связи плавучего измерительного комплекса.

Постановлением также были утверждены головные исполнители работ, а именно:

а) по разработке проектов, оснащению и вводу в эксплуатацию плавучего измерительного комплекса в целом — НИИ-4 МО СССР;

б) по разработке проекта переоборудования кораблей под плавучие измерительные комплексы в целом — ЦКБ-17 Государственного комитета Совета министров СССР по судостроению;

в) по переоборудованию кораблей под плавучие измерительные пункты — Балтийский завод Ленинградского совнархоза.

Вместе с тем Министерство морского флота и Совет министров РСФСР обязывались передать безвозмездно МО СССР по два корабля типа «Донбасс» на твёрдом топливе, а Совет министров Литовской ССР передать безвозмездно в распоряжение Совета министров РСФСР один корабль данного типа.

Помимо перечисленных министерств к выполнению работ по созданию плавучего измерительного комплекса привлекались: Государственный комитет Совета министров СССР по авиационной технике, Государственный комитет Совета министров СССР по оборонной технике, Государственный комитет Совета министров СССР по радиоэлектронике, Государственный комитет Совета министров СССР по судостроению, Министерство высшего образования СССР, Совет министров Украинской ССР и Совет министров Грузинской ССР. Одновременно с этим МО СССР и Комитету государственной безопасности при Совете министров СССР с привлечением Государственного комитета Совета министров СССР по судостроению было поручено разработать в  3-месячный срок мероприятия по обеспечению скрытности и безопасности работы плавучих измерительных пунктов при проведении измерений в акватории Тихого океана, а также при передислокации их в порты Тихого океана и представить предложения по этим мероприятиям в Совет министров СССР.

Необходимость контроля точности полёта и падения головных частей появилась при испытаниях баллистических ракет в акватории Тихого океана и особенно после успешного запуска в 1957 году первого искусственного спутника Земли. Достигнутые результаты запусков первых спутников подсказали целесообразность использовать большие возможности созданной ракеты Р-7А для расширения научных исследований космоса и осуществления запуска в космическое пространство человека. Весной 1957 года в ОКБ-1 был организован отдел пилотируемых полётов под руководством М.К. Тихонравова. Подготовка к пилотируемому полёту потребовала развития средств управления и создания «Центра по руководству и координации работ комплекса измерительных средств…» (с 1962 г. — «Центр КИК ИСЗ и КО»), который был подчинён Главному штабу Ракетных войск стратегического назначения и Генеральному штабу ВС СССР. С 1959 года центр возглавил генерал-майор А.Г. Карась, уже имевший опыт руководства космическими частями. Для расширения зоны радиовидимости Командно-измерительного комплекса (КИК) были необходимы новые научно-измерительные пункты. В 1959 году в связи с намечавшимся запуском первой межпланетной станции в НИИ-4 МО была образована группа научных сотрудников, которой поручили разработать план создания таких измерительных пунктов. Проект развития командно-измерительного комплекса для управления полётом кораблей-спутников, а затем и первыми обитаемыми космическими кораблями серии «Восток» был разработан в НИИ-4 МО под руководством полковника Ю.А. Мозжорина. Для обоснования состава радиотелеметрических средств и способов организации измерений в институте в период с июня 1960 по август 1963 года была проведена специальная научно-исследовательская работа «Подготовка плавучего радиотелеметрического комплекса к работе и участие в проведении измерений при запусках космических объектов “Восток”, МВ, Е-6, “Зенит”». Научным руководителем этой работы был назначен Е.В. Яковлев, а ответственным исполнителем — В.И. Гришаков3.

Все связанные с решением этой задачи многочисленные вопросы ставились впервые. В результате проведённых исследований с участием моряков, баллистиков, специалистов по радиотехническим, траекторным и телеметрическим измерениям, связистов, представителей других специальностей после рассмотрения многих проектов было обосновано создание измерительных пунктов на океанских судах. Прошедшие годы полностью подтвердили правильность и предусмотрительность такого решения. Оно оправдалось и с научной, и с экономической точек зрения. Космический аппарат с момента старта и до окончания полёта должен находиться под наблюдением и управлением. С этой целью начиная с 1956 года на территории СССР начала развёртываться сеть наземных командно-измерительных пунктов. Позднее их стали называть научными измерительными пунктами (НИП). Однако из 16 суточных витков 6 были «глухими», находились вне радиовидимости с территории СССР. Не была «видна» НИПам и большая часть траектории над Атлантикой, где должны были выполняться ответственные операции: стыковки-расстыковки космических аппаратов, торможение и спуск космических кораблей, а также второй старт — вывод межпланетных космических станций с промежуточной орбиты на заданную траекторию. К началу 1960-х годов стала понятна необходимость присутствия измерительных пунктов в океане. Назрел вопрос о создании специализированных судов, способных поддерживать радиосвязь с экипажами космических кораблей, выполнять наблюдение и управление космическими аппаратами.

Таким образом, к уже существовавшим наземным измерительным пунктам добавились измерительные пункты, созданные на судах, которые оказались наилучшим средством для выполнения космических измерений в тех районах земли, в которых измерения не должны вестись постоянно. Подвижность научно-исследовательских судов, т.е. их способность работать именно там, где это нужно для очередного космического эксперимента, относится к их наиболее важным и незаменимым свойствам. Воплощением этого решения стало строительство экспедиционного флота для исследования космоса.

В 1959 году на проектирование и строительство специальных научно-исследовательских судов времени не оставалось. Поэтому было решено переоборудовать под плавучие измерительные пункты сухогрузные суда торгового флота. В послевоенный период морской торговый флот быстро развивался, возрастал объём перевозок. Современные морские суда были очень нужны. Поэтому, выполняя Постановление ЦК КПСС и Совета министров СССР от 18 июня 1960 года № 1797, Черноморское пароходство смогло выделить для переоборудования теплоходы «Краснодар» и «Ильичёвск», построенные ещё до Великой Отечественной войны. Балтийское морское пароходство решило использовать под плавучий измерительный пункт недавно построенный теплоход «Долинск». Эти три судна сняли с перевозки грузов и передали в распоряжение научно-исследовательского института.

Переоборудование судов осуществлялось у причалов морских торговых портов Ленинграда и Одессы. На судах установили радиотелеметрическую аппаратуру. Был взят подвижный автомобильный вариант телеметрической станции. Кузовы станций вместе с размещённой в них аппаратурой снимались с шасси автомобилей, опускались в грузовой трюм и крепились там по-походному. В соседнем трюме размещались бензоэлектрические агрегаты питания. На верхнем мостике каждого судна были установлены кронштейны для крепления телеметрических антенн, чтобы вести приём научной информации. Аппаратуру единого времени разместили в надстройках рядом с радиорубкой. Отдельные помещения были оборудованы под фотолаборатории. Радиосвязь с наземными службами управления космическим полётом осуществлялась через корабельные радиостанции. Для обслуживания аппаратуры и проведения запланированных работ для каждого из трёх судов сформировали экспедицию в составе 8—10 человек из персонала наземных измерительных пунктов, имевших опыт работы на телеметрических станциях, и сотрудников научно-исследовательского института. Руководили экспедициями офицеры — специалисты НИИ-4 МО В.В. Быструшкин, В.Г. Фомин и И.А. Соснин4.

В первый рейс теплоходы «Краснодар» и «Ильичёвск» вышли из Одессы 1 августа 1960 года. «Долинск» ушёл из Ленинграда позже — 30 августа, т.к. его скорость в полтора раза превышала скорости двух других судов. 19 сентября суда прибыли в точки, назначенные для проведения сеансов связи, и приступили к тренировкам. На первых же порах возникли большие трудности в поддержании радиосвязи с наземной службой управления космическим полётом. В отдельные периоды связь полностью нарушалась из-за условий прохождения радиоволн. Пришлось в качестве ретрансляторов использовать различные радиостанции, в т.ч. радиостанцию пос. Мирный в Антарктиде. Наземная телеметрическая аппаратура, установленная на судах, не была предназначена для работы в тропиках, в условиях высокой температуры и влажности. Она часто выходила из строя. Трудно было проявлять без специального оборудования, рассчитанного на условия тропиков, большое количество фотоплёнки. В процессе тренировок приобретались необходимый опыт и навыки в быстрой выдаче экспресс-информации, вырабатывались рекомендации для последующего более основательного переоборудования судов.

Первый экспедиционный рейс продолжался до ноября 1960 года. В процессе тренировок была отработана технология подготовки и проведения телеметрических измерений в океане, однако сеансы связи с реальными объектами не состоялись. Все три судна возвратились на Чёрное море: «Долинск» — в Новороссийск, «Краснодар» и «Ильичёвск» — в Одессу5.

Второй экспедиционный рейс начался в январе 1961 года. Предстоял запуск первой в мире автоматической межпланетной станции в направлении Венеры. Теплоход «Долинск» вышел в исходную точку недалеко от острова Фернандо-По в Гвинейском заливе, «Краснодар» и «Ильичёвск» расположились по трассе полёта космической станции «Венера-1» в районе экватора (3—7° южной широты). Работа в океане состоялась 12 февраля 1961 года. Измерительные пункты приняли телеметрическую информацию с межпланетной станции. Возможность успешной работы измерительных пунктов, расположенных на судах, по космическим объектам была подтверждена на практике. После успешного проведения сеансов связи с межпланетной станцией суда заходили в африканские порты для пополнения запасов продовольствия и пресной воды, а также для отдыха участников экспедиции6. <…>

Полный вариант статьи читайте в бумажной версии «Военно-исторического журнала» и на сайте Научной электронной библиотеки http:www.elibrary.ru

 

ПРИМЕЧАНИЯ

1 Ковалёв С. Их создали для полёта Гагарина и его последователей // Морской сборник. 2008. № 11. С. 16.

2 Из постановления ЦК КПСС и Совета министров СССР № 18-6 «О создании плавучего измерительного комплекса для проведения испытаний изделий типа Р-7» // Интернет-ресурс: http://rvsn.info (дата обращения: 26 июня 2017 г.).

3 Страницы истории морского командно-измерительного комплекса // Интернет-ресурс: http://niskgd.ru (дата обращения: 18 июня 2017 г.).

4 Там же.

5 Там же.

6 Там же.