История водоснабжения в отечественных Вооружённых силах

image_pdfimage_print

Аннотация. Статья посвящена истории водоснабжения в отечественной армии со времён Средневековья до окончания Второй мировой войны.

Summary. The article is devoted to the history of water supply of the domestic army from the Middle Ages until the end of the Second World War.

ВОЕННАЯ ЛЕТОПИСЬ ОТЕЧЕСТВА

 

ПРЯМИЦЫН Владимир Николаевич — заместитель начальника отдела Научно-исследовательского института (военной истории) Военной академии Генерального штаба ВС РФ, подполковник, кандидат военных наук

(Москва. E-mail: priamitzynvn@mail.ru);

ЧЕРТОВ Виктор Владимирович — начальник отдела Научно-исследовательского института (военной истории) Военной академии Генерального штаба ВС РФ

(119330, Москва, Университетский пр-т, д. 14).

 

«В БОЕВОЙ ОБСТАНОВКЕ ВОЙСКА ЗАЧАСТУЮ ГОТОВЫ ПИТЬ ЛЮБУЮ ВОДУ»

История водоснабжения в отечественных Вооружённых силах

 

Проблема снабжения водой стоит перед человечеством с древнейших времён. Не случайно человек традиционно привлекал для её разрешения самые передовые достижения науки и техники.

Древние египтяне и индийцы создали систему водохранилищ и плотин, изобрели водоподъёмные машины и колеса, пользовались для передачи воды гончарными и свинцовыми трубами. Древний Китай славился своим опытом устройства каналов и колодцев глубиной до 500 м. В Центральной и Средней Азии с большим искусством устраивались подземные галереи и кяризы1. В Древней Греции и Древнем Риме были созданы первые капитальные водопроводные сооружения. В частности, Рим имел девять водопроводов общей протяжённостью около 450 км. Они ежедневно доставляли жителям города 1 млн л воды2.

Важную, а порой и ключевую роль водоснабжение играло при обороне городов и осаде крепостей. Лишь достаточные запасы воды и надёжные источники их пополнения могли дать защитникам шанс выстоять, что видно из старинных летописей. Яркий пример из отечественной истории — осада князем Владимиром Святославичем крепости Корсунь: «Владимир же осадил город. Люди в городе стали изнемогать… И вот некий муж корсунянин, именем Анастас, пустил стрелу, написав на ней: “Перекопай и перейми воду, идёт она по трубам из колодцев, которые за тобою с востока”. И тотчас же повелел копать наперерез трубам и перенял воду. Люди изнемогли от жажды и сдались»3.

Помня урок Корсуни, строители Московского кремля вопросам снабжения водой уделяли значительное внимание. Кремль, имеющий сегодня административное и культурное значение, строился как крепость — по всем канонам фортификации. Одна из его крупнейших башен — Водовзводная, построенная в 1488 году итальянским архитектором Антонио Джиларди, была предназначена для снабжения крепости водой. Внутри башни, имевшей высоту более 60 м и изящную круглую форму, находился колодец. От основания башни к Москве-реке был прорыт потайной ход. Своё название она получила от водонапорной машины, установленной в ней в 1633 году4. Машина, приводившаяся в движение лошадьми, по свинцовым трубам подавала воду по всему Кремлю: в палаты, сады и водовзводную палатку. Как свидетельствовали современники, эта машина, изготовленная под руководством англичанина Христофора Головея, стоила нескольких бочонков золота5.

Мощный толчок к развитию водоснабжения, связанный с колоссальным углублением познаний в области медицины и гигиены, пришёлся на XIX век. Использование водопроводов, находившихся под постоянным санитарным надзором, позволило резко снизить количество заболеваний брюшным тифом и дизентерией среди городских жителей. Возникновение водопровода в России датируется концом XVIII века. Первыми были Мытищинский водопровод в Москве (1779 г.) и Таицкий в Детском Селе (1773—1787 гг.)6.

В военном деле вопросы водоснабжения долгое время рассматривались лишь в части, касавшейся крепостей. Исключение составляло ведение военных действий на южных окраинах империи, отличавшихся жарким климатом и засушливостью. В таких регионах военачальники всегда должны были помнить, что успешно воевать может лишь тот солдат, который обеспечен необходимым количеством воды.

В период Русско-турецкой войны 1877—1878 гг. в районе р. Инджа-Су русский отряд столкнулся с многократно превосходившими силами турок. Под угрозой окружения отряд начал отступать, преследуемый турецкой кавалерией. Отступление приобрело беспорядочный характер, подразделения смешались, а колонна сильно растянулась. Офицеры пытались организовать противодействие наседавшим кавалеристам, однако солдаты были измождены жаждой. После многочасового марша под палящим солнцем они обессилели. Исчерпав запасы воды в индивидуальных флягах, многие из них уже не имели сил оказывать сопротивление и падали на обочине дороги, «ожидая смерти под копытами турецких коней»7.

Невнимание к вопросам водоснабжения могло дорого обойтись и защитникам крепостей. Ярчайшим примером является оборона русскими войсками крепости Баязет в период Русско-турецкой войны 1877—1878 гг. Зная, что важнейшим условием защиты крепости является наличие запасов воды, комендант капитан Ф.Э. Штокович не предпринял усилий к их созданию. Историк Р.Н. Иванов подчеркнул: «Созерцая журчание воды в фонтане с огромным мраморным бассейном, он не отдал своевременно распоряжения о создании запасов воды. Когда ворота были заперты, вода, идущая к фонтану, была перекрыта турками, а наспех созданные запасы из оставшейся в бассейне воды оказались мизерными»8.

На третий день осады, когда изнурение от жары, голода и жажды начало доводить защитников крепости до полнейшего отчаяния, стали раздаваться голоса о сдаче крепости. Однако гарнизон продолжал самоотверженно защищаться. Положение осаждённых с каждым днём ухудшалось. Единственным путём получения воды были эпизодические ночные вылазки за пределы крепостных стен к ручью, сопровождавшиеся большим риском. Узнав, что защитники крепости добывают воду из ручья, турки забросали его трупами людей и животных. От заражённой воды у осаждённых начались болезни9.

Случалось, что за двое суток они не употребляли ни капли воды. Вода являлась самой большой ценностью. К примеру, артиллерийским расчётам за попадание в турецкий редут обещали четверть ведра. В первую очередь вода выдавалась заболевшим и раненым, которыми был переполнен лазарет. Но речь шла об объёме деревянной ложки, а впоследствии о нескольких каплях в сутки. 24 июня, в день Божьей благодати на цитадель обрушился проливной дождь. Защитники смогли напиться и сделать запасы. Через несколько дней осада, длившаяся 22 дня, была снята подошедшими русскими войсками10.

Следует отметить, что горькие уроки не проходили даром. В 1880—1881 гг. русская армия предприняла Ахалтекинскую экспедицию по покорению Туркмении. Войскам пришлось действовать на безводном пространстве. Успех экспедиции во многом был обусловлен прозорливостью командующего генерал-лейтенанта М.Д. Скобелева. Готовясь к походу, он составил план, предусматривавший заблаговременное создание всех необходимых запасов и их доставку войскам на каждом из этапов перехода. В исходном районе и по всему маршруту движения войск были созданы опорные пункты, на которые своевременно завозилось всё необходимое. Генералу М.Д. Скобелеву пришлось построить Закаспийскую железную дорогу и закупить 16 тыс. верблюдов для организации снабжения войск, и его солдаты всегда располагали боеприпасами, продовольствием, обмундированием и главным в пустыне — водой11.

С момента зарождения регулярных армий и приведения внешнего вида воинов к единому стандарту неотъемлемой частью походного снаряжения стали средства для хранения и переноски воды. В армиях разных стран солдаты снабжались флягами, котелками и кружками. Фляги могли быть алюминиевыми или стеклянными, закручиваться крышкой либо закупориваться резиновой или пробковой затычкой. Фляги снабжались тканевым или кожаным чехлом, размещались на поясном ремне или пристёгивались к походному ранцу. К примеру, с 1909 года в Российской империи для всех гренадерских и армейских частей пехоты походное снаряжение включало бронзовый одиночный котелок, алюминиевую флягу с чехлом и приспособлением для её носки, а также алюминиевую кружку12.

И всё же вплоть до начала ХХ века вопросы водоснабжения во всех армиях мира, в том числе и в русской, не были в достаточной степени актуальны. Это объяснялось сравнительно небольшой численностью армии и её потребностями лишь в питьевой воде, которую в условиях манёвренного характера ведения войн всегда можно было удовлетворить благодаря поверхностным источникам: рекам, озёрам, родникам13.

В годы Первой мировой войны водоснабжение войск было поднято на качественно новый уровень. Этому способствовали несколько обстоятельств. Во-первых, именно в годы Первой мировой войны получило развитие применение отравляющих веществ, в т.ч. и тех, что были предназначены для поражения живой силы противника посредством отравления источников воды14. Армия была поставлена перед необходимостью решить сложнейшую задачу водоснабжения войск при том, что до войны эти вопросы совершенно не разрабатывались. Защитить солдат можно было лишь добывая воду из источников, расположенных на существенном удалении в тылу, и подавая её на передовую.

Использовать подземные воды не всегда было возможно вследствие их глубокого залегания. Кроме того, и они не были защищены от отравления. На некоторых участках позиционного противостояния предпринимались попытки отравления подземных вод, имевших течение в сторону противника. Это не принесло желаемого результата, но даже предположение, что такое возможно, заставляло искать пути защиты своих солдат.

Второй причиной, обусловившей особую актуальность вопросов водоснабжения в годы Первой мировой войны, было широкое внедрение в жизнь армии технических новшеств. Вода теперь была нужна не только для питья воинов и лошадей, но и для заправки радиаторов автомобилей и самолётов, охлаждения стволов пулемётов, заправки котлов паровозов, приготовления дистиллированной воды, водорода и прочих реагентов, необходимых для обслуживания сложных технических средств. Британский историк Н. Стоун отметил: «… поколение 50-х годов, из которого вышло большинство генералов Первой мировой войны, совершило гигантский скачок из прошлого в будущее: от лошадей к автомобилям, самолётам и телефонам»15.

Третьим аргументом, повышавшим важность вопросов водоснабжения в годы Первой мировой войны, были невиданная до тех пор массовость армий, высокая концентрация войск и позиционный характер ведения войны. Существовавших на конкретном участке фронта водоёмов могло быть недостаточно для обеспечения водой войск, занимавших на нём оборону. Не легче было массовым армиям и в наступлении, ведь отступавшие войска уничтожали все источники, взрывали колодцы, чтобы оставить противника без воды.

В связи с этим наиболее предпочтительным источником воды для снабжения войск являлись подземные воды. Возможность добычи воды из-под земли требовала наличия соответствующей материальной части и подготовленных для этой задачи специалистов16. При этом способы поиска подземной воды в русской армии в годы Первой мировой войны напоминали скорее обряды, чем технологическую процедуру.

К примеру, командирам предписывалось использовать при поиске подземных вод народные приметы, к которым прибегало местное население. Они были основаны на свойствах некоторых материалов впитывать в себя водяные пары. Простые по содержанию, такие способы отличались крайней ненадёжностью. Один из них подразумевал следующее: необходимо было снять дёрн на площади 30 х 30 см, разровнять землю и положить на неё вверх дном сковороду, под которой разместить шерсть. Всю конструкцию предписывалось накрыть снятым дёрном. Если через сутки шерсть под сковородой оказывалась влажной, считалось, что подземная вода залегает неглубоко17.

Ещё меньше доверия вызывал способ поиска грунтовых вод с помощью «волшебной» палочки. Способ, известный с древнейших времён многим народам мира как лозоходство, предполагал обнаружение воды посредством свежесрезанного гибкого рогаткообразного прутика орешника, ивы, калины или клёна. В годы Первой мировой войны военный инженер К.А. Дмитриев предложил использовать вместо прутика изогнутую железную проволоку диаметром 3—5 мм. Сам инженер с успехом отыскивал подземные воды с помощью прутика и проволоки, утверждая, что они указывают на воду почти безошибочно18.

Исследования этого феномена, проведённые в годы Первой мировой войны, никаких определённых выводов не дали. Существенно позже наука установила, что с помощью прутика действительно можно обнаружить воду. Однако связано это не со свойствами прутика, а с особой восприимчивостью некоторых людей, к которым относился и инженер К.А. Дмитриев. Проще говоря, этот способ был актуален лишь для тех, кого сегодня называют экстрасенсами, но никак не для применения в войсках.

В годы Первой мировой войны ввиду жёсткой нехватки некоторых материалов, где это было возможно, они заменялись более дешёвыми. В частности, водоносные фляги стали изготавливать из лужёного железа и стекла, а чехлы к ним взамен сукна — из молексина. Вместо бронзовых котелков образца 1910 года стали изготавливать котелки алюминиевые или железно-лужёные19.

Важным аспектом водоснабжения действующей армии в годы Первой мировой войны являлось поддержание необходимого санитарно-эпидемиологического состояния войск, а также обеспечение лечебных учреждений. К примеру, на фронте действовали 357 санитарных поездов, эвакуировавших раненых в тыловые районы. В целях снабжения таких поездов водой для приготовления пищи и льда, питья и помывки, на всех маршрутах следования были развёрнуты соответствующие станции20. <…>

Полный вариант статьи читайте в бумажной версии «Военно-исторического журнала» и на сайте Научной электронной библиотеки http:www.elibrary.ru

 

ПРИМЕЧАНИЯ

1 Кяриз — традиционная для Средней Азии подземная гидротехническая система, совмещающая в себе функции водопровода и систему орошения. Представляет собой сеть колодцев, соединённых между собой подземными галереями.

2 Лорберг А.Г. Водоснабжение войск. М.; Л.: Государственное издательство, 1930. С. 8.

3 Повесть временных лет. М.: Институт русской цивилизации, 2014. С. 133.

4 Алдонина Р.П. Московский кремль. М.: Белый город, 2011. С. 13.

5 Московский кремль: путеводитель. М.: Московский рабочий, 1990. С. 30.

6 Лорберг А.Г. Указ. соч. С. 8.

7 Протасов М.Д. История 73-го Пехотного Крымского Его Императорского Высочества великого князя Александра Михайловича полка. Тифлис: Тип. А.А. Михельсона, 1887. С. 165.

8 Иванов Р.Н. Оборона Баязета: правда и вымысел // Независимое военное обозрение. 2003. № 42. С. 5.

9 Гейнс К.К. Славное Баязетское сиденье в 1877 г. // Русская старина. Т. 45. Вып. 1—3. СПб.: Тип. В.С. Балашева, 1885. С. 596, 597.

10 Иванов Р.Н. Указ. соч. С. 5.

11 См.: Майер А.А. Наброски и очерки Ахал-Тёкинской экспедиции 1880—1881 // Полуденные экспедиции: очерки. М.: Воениздат, 1998. 351 с.

12 Материально-техническое обеспечение русской армии накануне и в период Первой мировой войны: Военно-теоретический труд. Балашиха: Типография ВТУ, 2015. С. 76.

13 Лорберг А.Г. Указ. соч. С. 5.

14 Там же.

15 Стоун Н. Первая мировая война: краткая история. М., 2010. С. 18.

16 Лорберг А.Г. Указ. соч. С. 6.

17 Там же. С. 52.

18 Там же. С. 53.

19 Материально-техническое обеспечение русской армии… С. 246, 247.

20 Санитарная служба Русской армии накануне и в период Первой мировой войны // Военно-историческая библиотека НИИ (ВИ) ВАГШ ВС РФ. Собственный архив. Д. 1. С. 612.