Разгром 6-го румынского армейского корпуса 20—22 ноября 1942 года войсками Сталинградского фронта

image_pdfimage_print

Аннотация. В статье рассматривается разгром 6-го румынского армейского корпуса 4-й румынской армии в ходе операции «Уран» 20—22 ноября 1942 года войсками Сталинградского фронта. Впервые в научный оборот вводятся данные из журнала боевых действий 4-й румынской армии, хранящегося в фондах Центрального архива Министерства обороны Российской Федерации.

Summary. The article describes the crushing defeat of the 6th Romanian army corps of the 4th Romanian Army during operation ‘Uran’ on 20-22 November 1942 by troops of the Stalingrad Front. For the first time, the author introduces into scientific discourse the data taken from the combat log of the 4th Romanian Army, which is stored in the funds of the Central Archives of the Russian Defence Ministry.

ВЕЛИКАЯ ОТЕЧЕСТВЕННАЯ ВОЙНА 1941—1945 гг.

МАЛЮТИНА Татьяна Петровна — доцент кафедры гуманитарных дисциплин, гражданского и уголовного права Воронежского государственного аграрного университета имени императора Петра I, кандидат исторических наук

(г. Воронеж. E-mail: chal.04@mail.ru). 

РАЗГРОМ 6-го РУМЫНСКОГО АРМЕЙСКОГО КОРПУСА 20—22 НОЯБРЯ 1942 ГОДА ВОЙСКАМИ СТАЛИНГРАДСКОГО ФРОНТА 

Как известно, с 19 ноября 1942 по 2 февраля 1943 года советскими войсками под Сталинградом была осуществлена стратегическая наступательная операция «Уран. В результате этой операции фашистская Германия и её сателлиты потерпели сокрушительное поражение. Рассекреченные недавно трофейные архивные документы позволяют нам полнее увидеть картину разгрома 6-го румынского армейского корпуса под Сталинградом.

По плану наступательной операции «Уран» удар Сталинградского фронта (командующий генерал-полковник А.И. Ерёменко, начальник штаба генерал-майор И.С. Варенников, член военного совета Н.С. Хрущёв) был направлен против 4-й немецкой танковой и 4-й румынской армий. 4-я румынская армия под командованием генерала К. Константинеску-Клапс держала оборону по линии фронта южнее Сталинграда, между Кегултом и Бекетовкой. В состав армии входили два армейских корпуса — 6-й и 7-й.

6-й корпус под командованием генерала К. Драгалина на 20 ноября 1942 года включал четыре пехотные дивизии: 1, 2, 18 и 20-ю. 4-я румынская дивизия 20 ноября 1942 года была передана 7-му армейскому корпусу1. По данным румынских исследователей, в составе 6-го армейского корпуса (без 4-й пехотной дивизии) было 49 205 человек2, по советским данным, полученным разведкой накануне ноябрьского наступления 1942 года, — 29 800 человек3. Линия обороны 6-го румынского корпуса была растянута более чем на 100 км. Командующий Сталинградским фронтом А.И. Ерёменко в своих воспоминаниях причислял к 6-му румынскому корпусу и кавалерийские дивизии4. Но согласно журналу боевых действий 4-й румынской армии 5-я и 8-я кавалерийские дивизии входили в состав 7-го румынского армейского корпуса, а в 6-м корпусе кавалерийских дивизий не было5.

В прорыве позиций 6-го румынского армейского корпуса должны были участвовать воины 51-й и 57-й армий.

51-я армия (командующий генерал-майор Н.И. Труфанов, начальник штаба полковник А.М. Кузнецов, член военного совета бригадный комиссар А.Е. Халезов) получила задачу нанести главный удар тремя стрелковыми дивизиями из района межозёрных дефиле Сарпа, Цаца и Барманцак в общем направлении на Плодовитое, Верхне-Царицынский, Советский. Им следовало прорвать оборону противника на стыке 18-й и 1-й пехотных дивизий 6-го румынского армейского корпуса и в тот же день обеспечить ввод в прорыв 4-го механизированного и 4-го кавалерийского корпусов. После ввода в прорыв пути механизированного и кавалерийского корпусов расходились. Кавалеристы поворачивали на юг для образования внешнего фронта окружения, танкисты двигались навстречу ударной группировке Донского фронта в район Советского для смыкания кольца окружения вокруг 6-й немецкой армии генерала Ф. Паулюса. На 20 ноября 1942 года 51-я армия имела в своём составе: 15-ю и 36-ю гвардейские, 91, 126, 302-ю стрелковые дивизии, 4-й механизированный корпус (55-й и 158-й отдельные танковые полки, 36, 59 и 60-я мехбригады, 254-я танковая и 38-я мотострелковая бригады), 4-й кавалерийский корпус (61-я и 81-я кавалерийские дивизии), 1105-й и 1168-й пушечные, 1246-й и 482-й истребительно-противотанковые, 85-й гвардейский гаубичный полки, 71-ю отдельную роту фронтовой оперативной группы. Итого в состав армии входил 50 561 человек6.

57-я армия (командующий генерал-майор Ф.И. Толбухин, начальник штаба полковник Н.Я. Прихидько, член военного совета бригадный комиссар Н.Е. Субботин) включала в свой состав 169-ю и 422-ю стрелковые дивизии, 143-ю стрелковую бригаду, 13-й танковый корпус (17, 61, 62-я мехбригады, 14, 163, 176-й танковые полки, 8-я танковая бригада, 156-й отдельный мотострелковый батальон), три отдельных артиллерийско-пулемётных батальона, семь артиллерийских полков, один миномётный полк и два полка реактивной артиллерии. На 20 ноября 1942 года армия насчитывала 38 904 человека7. Она должна была наступать в центре ударной группировки фронта в полосе шириной 35 км с задачей нанести главный удар правым флангом на 16-километровом участке юго-западнее Тундутово, южнее Солянки, прорвать оборону 2-й румынской пехотной дивизии и, развивая удар в северо-западном направлении, в первый же день наступления обеспечить ввод в прорыв 13-го танкового корпуса8.

Войска Сталинградского фронта перешли в наступление 20 ноября 1942 года.

Воины 51-й армии стали атаковать румынские позиции после артподготовки в 8.30. И к 10 часам на всех участках прорыва ворвались на передний край обороны противника. Были нанесены значительные потери частям 18-й и 1-й румынских пехотных дивизий. Под натиском советских войск они отходили вдоль железной дороги на Тингута и из района Дубовый овраг на Тингутинское лесничество и Плодовитое. По предварительным данным, стрелковыми дивизиями 51-й армии в первый день наступления были захвачены более 40 орудий разного калибра, более 70 пулемётов разных систем, несколько миномётных батарей, большое количество винтовочных патронов, свыше 700 пленных из 29-й немецкой моторизованной дивизии, 1, 2, 18-й румынских пехотных дивизий и свыше 400 лошадей9.

126-я стрелковая дивизия 51-й армии участвовала в прорыве позиций 1-й пехотной дивизии румын на участке озеро Цаца, отметка 12,2 и, разгромив её части, отражая контратаки, в ходе дальнейшего наступления продвинулась на 120—150 км. Воины дивизии освободили ряд населённых пунктов, в числе которых Кругляков, Ковалёвка, Чилеков, Самохин, Жутов-2, Дорганов10.

Воины 15-й гвардейской стрелковой дивизии в течение 20 ноября разгромили 90-й, 92-й пехотные полки и 35-й артполк 18-й румынской пехотной дивизии. 50-й гвардейский стрелковый полк вёл наступление в направлении высоты 86. С боем захватил высоты 10,7 и 32,5. На участке МТФ — совхоз была целиком взята в плен 5-я рота 90-го пехотного полка 18-й румынской пехотной дивизии11.

Командир танковой роты 21-го танкового полка 60-й мехбригады 4-го мехкорпуса Н. Орлов вспоминал: «Мы стоим в нескольких километрах за стрелковыми дивизиями и ждём сигнала. Волнуемся за успех пехоты. А вдруг? Но вот получен сигнал — оборона прорвана. Армада бронированных машин устремилась в брешь… Наша полоса ввода в прорыв между озёрами Цаца и Барманцак. Узкое дефиле забито разбитой, покорёженной боевой техникой противника. Сплошь воронки. Гарь, дым, стрельба с флангов, рвутся снаряды и мины. Надо проскочить узкую горловину, пока её не закрыл противник.

Наращиваем темп движения. Идём в колонных построениях. Догоняем свою матушку пехоту. Не задерживаясь, обгоняем её. Теперь мы впереди. Используем её успех.

Справа, ближе к городу, продвигается 13-й механизированный корпус генерала Т.И. Танасчишина. Сопротивления румыны почти не оказывают. Прорыв нарастает. Наткнулись на румынский артиллерийский полк на конной тяге, который попытался развернуться. Мы его обстреляли. Видим, сдаются. Лошадки одна к одной, чёрной масти, упитанные и очень красивые. Орудия новые. Румыны одеты с иголочки. Офицеры в папахах. Ставим охрану — и к нам в тыл. Этим повезло — вовремя сдались»12.

4-й кавкорпус генерал-лейтенанта Т.Т. Шапкина на момент начала операции оставался в оперативном подчинении командующего Сталинградским фронтом, но по всем видам снабжения стоял на довольствии в 51-й армии. Полных данных о противнике на момент начала операции у корпуса не было. Разведданные армии касались главным образом переднего края румынской обороны. Было известно, что на участке прорыва обороняются части 5-го егерского и 93-го пехотного полков 1-й пехотной дивизии румын, в Абганерово расположен штаб 6-го армейского корпуса румын с батальоном охраны13. Перед корпусом была поставлена задача: выйти на рубеж ст. Абганерово — Абганерово и обеспечить уничтожение группировки противника в районе Красноармейск, Плодовитое, Абганерово, не допуская подхода его резервов с юга и юго-запада. Корпус был введён в прорыв в 20.00. Для выполнения задания ему предстояло преодолеть 65 км по пересечённой местности с крутыми балками, оврагами с отвесными склонами в условиях гололедицы14.

57-я армия после часовой подготовки начала штурм передней линии обороны румын в 10.30 и к 12.00 прорвала её, разгромив части 2-й румынской пехотной дивизии и 91-го полка 20-й румынской дивизии15. Несмотря на упорное сопротивление на флангах и контратаки пехоты и танков противника из района балка Блинникова, балка Морозова, советские воины достигли рубежа Андреевка — балка Тоненькая — южные скаты высоты 97,3 — высота 111,8 — высота 94,2 — высота 118,316. За первые сутки наступления согласно официальным данным армия понесла потери: 268 человек убитыми, 1073 человека ранеными. В плен стрелковыми дивизиями армии были захвачены 460 солдат и офицеров противника17.

422-я стрелковая дивизия 57-й армии шла в бой между 169-й стрелковой дивизией, которая наступала справа, и 143-й стрелковой бригадой, которая шла в бой левее. Задачей был прорыв линии обороны противника по рубежу балка Сухая — Культурный. Там оборонялся 1-й пехотный полк 2-й пехотной дивизии румын. На 17.00 воины дивизии достигли рубежа Кошары — высота 111,8 — высота 116,5. Потери дивизии: убиты 105 человек, ранены 416. Противник потерял до 1500 солдат и офицеров. Были уничтожены 7 вражеских танков18.

Командир 422-й дивизии полковник И.К. Морозов о боях первых дней наступления вспоминал: «К исходу дня 20 ноября полки Фирсова и Крючихина разгромили до полка румынской пехоты, сожгли 10 танков и продвинулись вперёд на 12—15 км. Опомнившись от первого удара, немцы и румыны попытались вернуть потерянные позиции, предприняли яростные контратаки по всей полосе дивизии и даже потеснили полк Ивана Сухова, заняв колхоз им. Нариманова. Но отогреться в колхозе им не удалось. Батальон капитана Ивана Иванова ночью окружил до полутора рот моторизованной пехоты противника и, разгромив их, прочно овладел районом колхоза. Отступавшие немцы и румыны несли тяжёлые потери.

Через боевые порядки нашей дивизии и во взаимодействии с нашими полками двинул свои бригады на хутор Советский механизированный корпус — подвижной резерв 57-й армии генерала Толбухина. Клин 29-й немецкой моторизованной дивизии был смят. Немногим немцам и румынам 20-й королевской пехотной дивизии генерала Димитриу удалось уйти и укрыться за мощной обороной по реке Червлёной, на рубеже Цыбенко — скотобойня — Ракотино — Береславка — Старый Рогачик»19.

Солдаты немецких частей, соседствовавших с 20-й румынской пехотной дивизией, видели, как массы советских танков 13-го мехкорпуса волнами накатывали на позиции румын. Командир одного из батальонов 297-й немецкой пехотной дивизии Бруно Гебель вышел на связь с командиром румынского полка полковником Гроссом. Тот сообщил, что в его полку всего одна 37-миллиметровая противотанковая пушка на конной тяге. И всё же «румыны отважно защищали свои позиции, но у них не хватило сил долго сдерживать напор русских», — записал Бруно Гебель позднее в своём дневнике. Советские танки быстро продвигались вперёд, снег из-под гусениц летел во все стороны. Каждая машина несла на броне ударную группу из восьми бойцов, одетых в белые маскхалаты20.

О масштабах наступательной операции «Уран» командование 4-й румынской армии 20 ноября 1942 года ещё не имело представления. В её журнале боевых действий за этот день отмечалось: по показаниям военнопленных, «настоящее наступление русских имеет целью захватить важные районы и выгодные коммуникационные пути в зимнее время»21.

В этом же документе боевая обстановка на фронте 6-го румынского корпуса 20 ноября 1942 года характеризовалась достаточно кратко: противник наступает по всему фронту корпуса. Атакует румынские позиции 50 танками. На участке 1-й пехотной дивизии противник прорвал фронт и к 13.00 достиг высот восточнее Плодовитое (в 3—5 км). Плодовитое к 18.00 было оставлено румынскими войсками. 18-я пехотная дивизия отошла в Приволье. 2-я пехотная дивизия на левом фланге ведёт тяжёлые бои на высоте 118,4 и на высоте 84,6 южнее Морозов. Корпус не имеет с дивизией связи. На правом фланге 20-й пехотной дивизии идут танковые бои, результаты которых пока неизвестны22.

В газете «Красная звезда» от 27 ноября 1942 года события, развернувшиеся 20 ноября у Плодовитого, описывались так: «Наши танки вошли в Плодовитое и, не задерживаясь, двинулись на Абганерово… Деморализованные ударами советских бронетанковых частей, солдаты противника сдавались целыми подразделениями. По дороге на Абганерово одна группа танков натолкнулась на артиллерийский полк противника, идущий навстречу. Танки с хода внезапно атаковали этот полк, и он сдался весь целиком, передав нашим бойцам 29 орудий»23.

По свидетельствам советских источников, румынские солдаты, страдавшие «танкобоязнью», бросали своё оружие, поднимали руки и кричали «Антонеску капут!». Солдаты Красной армии встречали многих румын, которые простреливали себе левую руку и во избежание заражения крови накладывали на рану хлеб24.

В ночь с 20 на 21 ноября 1942 года согласно отчёту о боевых действиях Сталинградского фронта были разгромлены 1-я, 18-я и основная часть 2-й румынских пехотных дивизий. Взяты в плен свыше 5 тыс. солдат и офицеров, большое количество трофеев, «на поле боя остались горы трупов»25.

Попытки румын 6-го армейского корпуса организовать сопротивление ночью с 20 на 21 ноября у железнодорожной линии на участке: железнодорожный пост (северо-восточнее станции Тингута), ферма № 3, высота 148, высота 143,3, высота 122, Тундутово не имели успеха. <…>

Полный вариант статьи читайте в бумажной версии «Военно-исторического журнала» и на сайте Научной электронной библиотеки http:www.elibrary.ru

ПРИМЕЧАНИЯ

1 Центральный архив Министерства обороны Российской Федерации (ЦАМО РФ). Ф. 500. Оп. 12462. Д. 484. Л. 17.

2 Ионеску М.Е. 3 и 4 румынские армии в Сталинградской битве // Война на Дону. 1942—1943 гг.: материалы международной научной конференции / Под ред. С.И. Филоненко. Ч. 1—2. Воронеж: Истоки, 2008. С. 102.

3 ЦАМО РФ. Ф. 48. Оп. 451. Д. 112. Л. 64.

4 Ерёменко А.И. Сталинград. М.: Вече, 2013. С. 235.

5 ЦАМО РФ. Ф. 500. Оп. 12462. Д. 484. Л. 17.

6 Там же. Ф. 48. Оп. 451. Д. 112. Л. 67.

7 Там же. Л. 66.

8 Великая победа на Волге / Под ред. К.К. Рокоссовского. М.: Военное издательство Министерства обороны СССР, 1965. С. 238, 239.

9 ЦАМО РФ. Ф. 48. Оп. 451. Д. 112. Л. 72.

10 Там же. Ф. 64. Оп. 505. Д. 28. Л. 23.

11 Там же. Ф. 1078. Оп. 1. Д. 3. Л. 148, 149.

12 Орлов Н. Главная битва танкиста. См. интернет-ресурс: http://www.vokrugsveta.ru.

13 ЦАМО РФ. Ф. 3469. Оп. 1. Д. 12. Л. 30, 31.

14 Там же. Л. 33, 34.

15 Там же. Ф. 425. Оп. 10339. Д. 63. Л. 7.

16 Там же. Ф. 48. Оп. 451. Д. 112. Л. 70.

17 Там же. Л. 71.

18 Там же. Ф. 238. Оп. 1584. Д. 8. Л. 7.

19 Морозов И.К. Полки сражались по-гвардейски. Волгоград, 1962. С. 88—90.

20 Бивор Э. Сталинград. Смоленск: Русич, 1999. С. 261.

21 ЦАМО РФ. Ф. 500. Оп. 12462. Д. 484. Л. 18.

22 Там же. Л. 15, 16.

23 Коротеев В. Взятие станции и города Абганерово // Красная звезда. 1942. 27 ноября.

24 Филоненко С.И. Гибель румынских армий под Сталинградом // Центральное Черноземье России в годы Великой Отечественной войны: межвузовский сборник научных трудов. Воронеж: ВГАУ, 2000. С. 58.

25 ЦАМО РФ. Ф. 48. Оп. 451. Д. 112. Л. 74.