Астраханские казачьи полки в горниле Первой мировой войны

image_pdfimage_print

Аннотация. Статья, основанная на архивных материалах (журналах военных действий казачьих частей), посвящена фронтовой службе боевых частей Астраханского казачьего войска, прежде всего 1-го и 2-го Астраханских казачьих полков на фронтах Первой мировой войны в 1914—1917 гг.

Summary. The article, based on the archival materials (logs of military operations of Cossack units), covers the front service of the Astrakhan Cossack Army units, primarily the 1st and 2nd Astrakhan Cossack regiments in the First World War in 1914-1917.

ПЕРВАЯ МИРОВАЯ ВОЙНА

ОЛЕЙНИКОВ Алексей Владимирович — профессор кафедры истории России Астраханского государственного университета, доктор исторических наук

(г. Астрахань. E-mail: stratig00@mail.ru).

 

АСТРАХАНСКИЕ КАЗАЧЬИ ПОЛКИ В ГОРНИЛЕ ПЕРВОЙ МИРОВОЙ ВОЙНЫ

 

1915 год начался для 1-го Астраханского казачьего полка с усиленной разведывательной деятельности на р. Бзуре — ежедневно высылались четыре-шесть казачьих разъездов. 1 января за рекой у д. Камион (враг будет удерживать её почти месяц) разведчики подобрали неприятельские прокламации1. Дело в том, что германо-австрийцы признаны одними из создателей пропаганды и психологической войны. Об их деятельности среди русских войск в Карпатах писал генерал-квартирмейстер Штаба Верховного главнокомандующего (1914—1915) Ю.Н. Данилов: «С целью увеличения шансов на успех наши противники с некоторых пор стали распространять в обширных размерах среди наших войск и населения района военных действий разного рода воззвания и обращения… Приём разложения противной стороны путём лицемерной пропаганды, видимо, начинал приобретать у них всё большие права гражданства. В данный период времени, с особым рвением, его стали применять австрийцы»2. Подтверждением тому стали слова руководителя австрийской контрразведки М. Ронге: «Мы выпустили книжку о русских зверствах и заготовили 50 тысяч экземпляров воззваний, которые 22 января — в годовщину гапоновских событий в Петербурге — должны были поколебать русскую волю к продолжению войны. Эти воззвания выпускались от имени “Русской народной организации в Женеве”. В русские окопы они доставлялись агентами. На тех участках, где позиции были расположены близко, воззвания пускались при помощи детских воздушных шаров. Воззванием этим очень возмущалась русская Ставка и расценивала его как низкий манёвр. Ротмистр фон Вальцель, энергично руководивший этой пропагандой, позднее использовал баллоны с тёплым воздухом, обладавшие большой подъёмной силой, бутылки и тому подобную посуду в реках и даже льдины, на которых яркими красками и в бросающейся в глаза форме писались лозунги… успехи убедили в полезности пропаганды даже её прежних противников… пропаганда обеспечивает отдых своим войскам, сберегает огнеприпасы и облегчает оборудование позиций»3.

В начале 1915 года разъезды 1-го Астраханского казачьего полка зафиксировали активность 199-го и 200-го пехотных полков германской армии, а также установили большие потери немецкой пехоты, в частности 50-й дивизии противника4. В январе казаки полка осуществляли разведку, сторожевую и службу и обеспечение для 5-го конно-артиллерийского дивизиона, 14-го гренадерского Грузинского полка и некоторых других частей. К выполнявшимся астраханскими казаками задачам прибавилась ещё одна — задержание в прифронтовом тылу русских солдат, по тем или иным причинам отбившихся от своих частей. Занимались астраханцы и сбором оружия (функция трофейных команд), участвовали в совместных с другими частями операциях. Так, согласно донесению хорунжего Сережникова, действуя вместе с 14-м гренадерским полком, 26 января казаки захватили до 360 пленных, 2 пулемёта и прожектор5.

В феврале полк охранял мосты через Бзуру, линии телеграфной и телефонной связи V Сибирского армейского корпуса 2-й армии Северо-Западного фронта, выставлял на подконтрольной территории посты и пикеты. 2 марта астраханцы лишились своего командира — генерал-майора (с 31 января) А.А. Келлера. Его эвакуировали в тыл по болезни, ставшей следствием фронтовой контузии. От её последствий он умер в Кисловодске 5 июля (до этого дня четыре месяца он был командиром бригады 4-й Донской казачьей дивизии). Во временное командование 1-м Астраханским полком вступил войсковой старшина Сеняпин, а 9 марта — есаул Коваленков. 17 марта постоянным командиром астраханцев стал полковник Митонский, бывший старший штаб-офицер 5-го гусарского Александрийского полка.

Время весенней распутицы стало для казаков «мирной» жизнью (проходили занятия и учения). 19 апреля состоялось важное для них событие — командир V Сибирского армейского корпуса провёл смотр полка и остался доволен его результатами (приказ по полку № 109, п. 3).

В результате Горлицкой операции (19 апреля — 10 июня 1915 г.), неудачной для армии России, её войска оставили Галицию, потеряли систему крепостей и понесли значительные потери. Несмотря на то, что положение на русском Северо-Западном фронте оставалось прочным, были необходимы общее отступление и вывод войск из «польского мешка».

Вначале горлицкий прорыв австро-германцев почти не влиял на обстановку в Польше. Главными задачами 1-го Астраханского полка стали тогда несение дозорной службы в районе штаба корпуса, содержание постов Гродек (штаб 2-й армии) и господский двор Лазы (штаб V Сибирского армейского корпуса), организация летучей почты (временно организованной для быстрой передачи распоряжений, донесений) и военно-полицейской службы. 10 мая казаки провели рекогносцировку дорог.

Летнюю кампанию 1915 года (самую тяжёлую для русской армии) полк начал 30 мая с получением приказа «обеспечивать левый фланг корпуса (6-я сибирская стрелковая дивизия) — р-н Белицы-Ежувка… Знамя передать в 1-ю полусотню»6. Для части, непосредственно подчинявшейся командиру 23-го Сибирского стрелкового полка, вновь началась боевая служба (прикрытие, разъезды и т.п.).

2-й армии, в состав которой входил V Сибирский армейский корпус (и соответственно 1-й Астраханский казачий полк), ставилась задача: 1 июня перейти в решительное наступление на Бзуре и Равке. Чтобы утвердиться на правом берегу Бзуры, в атаку пошли 50-я пехотная, 6-я и 3-я Сибирские стрелковые дивизии корпуса. Тогда командиру астраханцев был подчинён 12-й Калишский пограничный полк. Всего в составе отряда было восемь сотен конницы. Главной целью казаков стало обеспечение связи между штабами дивизий (прежде всего 6-й и 3-й Сибирских стрелковых) и корпуса. Но 24 июня астраханцы получили новый приказ — оказать помощь подвергшемуся газовой атаке 21-му Сибирскому стрелковому полку (вывезти орудия и эвакуировать пострадавших)7. К выполнению этой боевой задачи 1-я и 2-я сотни 1-го Астраханского полка приступили в 5 ч 15 мин.

Вследствие больших потерь 21-го полка казаки заняли окопы между 22-м и 220-м пехотными полками. Получив приказ совместно с 50-й пехотной дивизией вернуть утраченные позиции, сотни перешли в атаку и выбили неприятеля из захваченных им окопов. Представшая перед астраханцами картина была ужасной: трупы переколотых противником солдат 21-го стрелкового полка и многих отравленных газами застрелившихся русских офицеров.

Затем для казаков вновь началась служба на коммуникациях корпуса — охрана его штаба, телефонных линий, осуществление функций летучей почты, борьба со шпионажем. С 3 июля Астраханский полк поступил в распоряжение начальника 50-й пехотной дивизии, и теперь от астраханцев требовались налаживание бесперебойной связи между 22-м и 220-м пехотными полками и ведение разведки при 50-й и 6-й дивизиях (разъезды и секреты).

Когда положение русских армий в Польше ухудшилось, в Ставке решили вывести войска из «польского мешка». 23 июля русские оставили Варшаву, взорвав мосты через Вислу и начав отход на линию Осовец — Ломжа — Венгров — Любартов. В тот период главными задачами астраханцев стали оборона Праги (предместья Варшавы) и сдерживание наступления противника. Вскоре подразделения полка провели две конные атаки. 27 июля прапорщик Аулов с 12 казаками атаковал 18 всадников противника, поддержанных полувзводом пехоты. Неприятель не принял боя и «рассыпался». Были зарублены шесть немцев. Но во время преследования врага Аулов был убит, как и приказной В. Кузнецов и казак Калушин. Кроме прочего, в ходе стычки были выявлены значительные силы противника8.

29 июля произошёл бой у д. Грембков — Жарнавка. 1-ю сотню полка окружили два эскадрона вражеской конницы. Сотня опрокинула немцев, уничтожив до 30 человек и захватив одного пленного9.

В августе 1-й Астраханский казачий полк вновь осуществлял разведку и прикрытие V Сибирского армейского корпуса. 3 сентября полк находился в д. Романовичи (Белоруссия). 12 сентября вновь отличилась 1-я сотня полка. Когда подразделения 50-й пехотной дивизии пытались взять языков («контрольных пленных») у д. Божки, враг атаковал, и пехотинцы оказались в тяжёлом положении. Тогда казаки подъесаула Свешникова в конном строю лихим ударом произвели замешательство в рядах противника, дошли до зарядных ящиков (артиллерийских позиций), часть которых вывезли, а остальные подожгли. Самое главное — эта конная атака дала возможность нашей пехоте благополучно отойти10.

Осенью 1915 года астраханцы вели разведку в интересах V Сибирского армейского корпуса. Так, действия полусотни хорунжего Капова (выславшего к д. Ровино три разъезда), старшего урядника Полякова, урядников Соколова и Маляпова позволили своевременно получить важные разведданные. Поляков обнаружил батарею противника с кавалерией у д. Новые Полушки, Соколов — батальон пехоты у д. Полина и роту с полуэскадроном в д. Божки, Маляпов — роту пехоты. Выполнявшие отдельные задачи1-я и 3-я сотни полка присоединились к его главным силам.

Зимняя кампания не принесла особых перемен в боевой службе полка. 12 декабря сводная сотня (по взводу от всех сотен) во главе с есаулом Свешниковым участвовала в высочайшем смотре, проводившемся государем императором. Из уст главы государства и Верховного главнокомандующего прозвучало: «Спасибо вам, молодцы астраханцы»11.

В соответствии с приказом главнокомандующего армиями Западного фронта 20 февраля 1916 года 1-й Астраханский казачий полк вошёл в состав 2-й Туркестанской казачьей бригады (с 30 марта дивизии)12. 26 февраля, произведя смотр полка, командир бригады распорядился о формировании в нём четырёхпулемётной команды и партизанского отряда в составе офицера и 36 казаков. Импровизированные партизанские отряды для действий в тылу противника («как в 1812-м») были сформированы во многих кавалерийских частях русской армии на рубеже 1915—1916 гг.

1 марта полк перешёл в распоряжение командира Гренадерского корпуса. В преддверии предстоявшего весеннего наступления астраханцы осуществляли функции летучей почты и несли обычную службу. В конце мая полк был переформирован в шестисотенный и 7—10 июня прибыл на стоянку в д. Кожево, где его смотр провёл начальник 2-й Туркестанской казачьей дивизии. С 25 июня астраханцы заняли боевой участок Бояры — Цирина, сменив 3-й стрелковый польский батальон. На позициях с полком взаимодействовали команда сапёров и бомбомётчиков. 30 июня, прибыв в д. Долматовщину, полк встал в резерве. На позиции находилась только пулемётная команда астраханцев — в д. Бояры вместе со 2-м Уральским казачьим полком. Но уже 2 июля пришёл приказ: идти на передовую. В итоге 1, 3, 4 и 5-я сотни заняли окопы от д. Бояры до Цирина, а 2-я осталась в полковом резерве. Однако после сильнейшего дождя казаки оказались по пояс в воде — и их вывели из окопов. В период ведения позиционной войны крупных столкновений с противником не было за исключением перестрелок и поисков разведчиков.

Во время окопной войны казаки-астраханцы вели активную разведку, только теперь не в форме разъездов, а в виде поисковых групп. Так, в 23 ч 4 июля была выслана команда разведчиков хорунжего Чередникова (28 человек). В 22 ч 30 мин 6 июля та же группа (но уже 27 человек) вновь ушла в разведку и вступила в бой с засадой. 10 июля в 23 ч 10 мин полк находился на боевом участке Рукавчица — Цирино: 1, 2, 5, 6-я сотни заняли окопы, 3-я и 4-я расположились в резерве. И вновь обстрелы противника, привычные для астраханцев, и одновременно их разведывательная, окопная службы и работа с ходами сообщения. 12 июля полк получил нового командира — полковника Вострякова, 15-го астраханцев на позициях сменил 244-й пехотный Красноставский полк. Осень прошла для казаков в строевых занятиях и спортивных состязаниях. Хотя в кампании 1916 года 1-й Астраханский казачий полк действовал в составе 2-й Туркестанской казачьей бригады (дивизии), астраханцев по-прежнему использовали в качестве войсковой конницы (Гренадерского корпуса).

Новый, 1917, год застал 1-й Астраханский казачий полк на позициях у Выгоновского озера. Тогда командованию полка подчинялись 18-я самокатная рота, 12-я рота Воронежского пехотного полка13 и две сотни Полтавского полка Кубанского казачьего войска. Шли будни позиционной войны — стычки на аванпостах, перестрелки, поиски разведчиков. 9 января противник провёл газовую атаку. <…>

Полный вариант статьи читайте в бумажной версии «Военно-исторического журнала» и на сайте Научной электронной библиотеки http:www.elibrary.ru

ПРИМЕЧАНИЯ

1 Российский государственный военно-исторический архив (РГВИА). Ф. 5264. Оп. 1. Д. 3. Л. 188 об.

2 Данилов Ю.Н. Россия в мировой войне 1914—1915 гг. Берлин, 1924. С. 309.

3 Ронге М. Разведка и контрразведка. СПб., 2004. С. 137, 263.

4 РГВИА. Ф. 5264. Оп. 1. Д. 17. Л. 2, 2 об.

5 Там же. Л. 6. об.

6 Там же. Л. 39.

7 Там же. Л. 52 об.

8 Там же. Л. 70.

9 Там же. Л. 72.

10 Там же. Л. 84, 84 об.

11 Там же. Д. 27. Л. 1 об.—3.

12 Там же. Л. 4, 4 об.

13 Там же. Д. 36. Л. 3.

Окончание. Начало см.: Воен.-истор. журнал. 2018. № 10. С. 11—15.