Противовоздушная оборона Смоленска в 1943—1944 гг.

image_pdfimage_print

Аннотация: В статье проанализированы организация и деятельность подразделений местной противовоздушной обороны Смоленска в период после освобождения города от немецко-фашистских захватчиков осенью 1943 года и до конца войны.

Summary: The article analyses the organisation and actions of the local air defence units in Smolensk after the city was liberated from the Nazi invaders in the autumn of 1943 and until the end of the war.

ВЕЛИКАЯ ОТЕЧЕСТВЕННАЯ ВОЙНА 1941—1945 гг.

 

ЯКУШЕВ Павел Александрович — старший преподаватель 15 кафедры Военной академии войсковой противовоздушной обороны Вооружённых cил Российской Федерации имени Маршала Советского Союза А.М. Василевского, кандидат исторических наук

(г. Смоленск. E-mail: yakusheff.pavel@yandex.ru).

 

«СМОЛЕНСК НАХОДИТСЯ В ЗОНЕ ПОСТОЯННОЙ УГРОЗЫ ВОЗДУШНОГО НАПАДЕНИЯ АВИАЦИИ ПРОТИВНИКА»

Противовоздушная оборона Смоленска в 1943—1944 гг.

 

Начало создания служб ПВО в Смоленске после его освобождения от немецко-фашистских захватчиков относится к 11 октября 1943 года. В этот день СНК РСФСР принял распоряжение № 594-РС, которым Смоленский облисполком обязывался сформировать отдельный батальон городских служб местной ПВО численностью 464 человека. Его комплектование должно было проводиться работниками вольнонаёмного состава. В этом же распоряжении СНК РСФСР обращался в государственную штатную комиссию при Совнаркоме СССР для рассмотрения и утверждения штатов и должностных окладов вольнонаёмному составу работников местной ПВО1.

22 октября 1943 года из Смоленского облвоенкомата военным комиссарам Сталинского, Заднепровского и Красноармейского районов г. Смоленска, а также Руднянского, Кардымовского, Краснинского и Демидовского районов области поступило приказание произвести отбор и приписку к МПВО г. Смоленска 427 человек. Приписка проводилась из числа военнообязанных, годных к нестроевой службе в армии, в возрасте 45 лет и старше, а также военнообязанных, не годных к службе, но способных к физическому труду, и женщин в возрасте от 20 до 30 лет. В приказе облвоенкома отмечалось, что количество приписанных женщин должно составлять не менее 50 проц.2

Формирование частей МПВО, начавшееся в октябре 1943 года, в целом завершилось в ноябре—декабре того же года. При этом не обходилось без проблем. Например, при комплектовании частей наблюдалась нехватка как офицерского, так и рядового состава. Часть присланного контингента оказалась не пригодной к службе. По этой причине 21 декабря штаб МПВО г. Смоленска просил Смолвоенкомат доукомплектовать офицерским составом свои подразделения3. В докладе штаба МПВО г. Смоленска начальнику штаба МПВО УНКВД по Смоленской области подполковнику Марченко «Об оперативной готовности г. Смоленска на 1 января 1944 г.» отмечалось, что «личный состав МПВО полностью не укомплектован. Подготовленность личного состава (к участию в боевых действиях. — Прим. авт.) также неудовлетворительна»4.

Серьёзной проблемой для деятельности МПВО явилось создание бомбоубежищ для населения, достаточное количество которых в течение длительного времени не было построено. Многие здания, предназначенные для укрытия граждан от налётов авиации, были приспособлены под жильё, склады и т.д. Имели место несогласованность действий различных служб МПВО, бездействие некоторых командиров, неграмотная постановка дела5.

Кроме того, не были подготовлены или даже полностью отсутствовали на многих объектах города т.н. группы самозащиты из гражданского населения, задачами которых являлись тушение зажигательных бомб и предотвращение пожаров. «Многие руководители организаций считают, — отмечал в этой связи заместитель начальника штаба МПВО А. Ломоносов, — что борьба с воздушными налётами — это дело исключительно штаба МПВО. Так, например, начальник домоуправления при доме партактива тов. Колесникова, директор мединститута тов. Батанов и др. не заботятся о создании групп самозащиты. Даже здание горсовета не подготовлено к отражению нападения…». Однако имелись и положительные примеры. Так, грамотно было «поставлено дело противовоздушной обороны в домоуправлениях домов № 11 и 17, кирпичном заводе, мясокомбинате, школе № 7»6. Группы самозащиты на данных объектах полностью соответствовали необходимым требованиям.

Зиму 1943/44 года Смоленск встречал в сложной обстановке прифронтового города, и жизнь смолян была ещё очень далека от мирной. Свободно перемещаться по городу можно было только до 11 часов вечера, т.к. действовал комендантский час. В газете «Рабочий путь» от 8 декабря 1943 года был опубликован приказ начальника местной противовоздушной обороны г. Смоленска № 1 от 22 ноября, в котором указывалось: «…Учитывая, что город Смоленск находится в зоне постоянной угрозы воздушного нападения авиации противника, и в целях сокращения человеческих жертв и разрушений — всей системе местной ПВО быть в полной готовности к боевым действиям и ликвидации последствий налёта авиации противника»7. В городе был установлен общегородской сигнал «Воздушная тревога!» (ВТ) путём частых ударов специального колокола, частых гудков паровозов и свистков постовых милиционеров в течение 5—7 минут, который дублировался по радио словами: «Граждане, воздушная тревога». Все смоленские организации и учреждения должны были оборудовать для укрытия населения бомбоубежища, щели полевого типа и подвалы. Для быстрого рассредоточения людей по укрытиям на бомбоубежищах и рядом с ними устанавливались хорошо заметные указатели, дежурные от организаций, предприятий и домоуправлений помогали найти вход в убежища.

Движение пешеходов и транспорта всех видов в период «ВТ» разрешалось только по специальным пропускам, установленным штабом МПВО города.

Помимо этого приказ № 1 МПВО г. Смоленска от 22 ноября 1943 года предписывал начальнику противопожарной охраны города держать боевые расчёты в полной готовности к выезду на ликвидацию очагов возникших пожаров. Также следовало привести в порядок имевшиеся подъездные пути к водоисточникам, оборудовать необходимое количество новых пожарных водоёмов.

Для эффективного тушения зажигательных авиабомб предписывалось все чердачные перекрытия очистить от хлама и мусора, установить на чердаках, лестничных клетках, в тамбурах, при входах и выходах каждого дома ящики с песком, бочки с водой, иметь в наличии вёдра, багры, лопаты, огнетушители и другой противопожарный инвентарь8.

Город Смоленск считался зоной постоянного затемнения, и городское население должно было обеспечить полную светомаскировку9. Для контроля соблюдения режима затемнения проводились специальные проверки. Так, во время одной из таких проверок соблюдения светомаскировки 30 декабря 1943 года было составлено 16 протоколов на нарушителей. Главными из них были военные и гражданские учреждения. Основные причины нарушения установленного режима светомаскировки были связаны с недостатком светомаскировочных материалов10.

Кроме того, для жителей Смоленска сохранялась опасность подрыва на минах и снарядах, оставленных немцами при отступлении из города в уцелевших зданиях, жилых домах и на дорогах. Как указано в документах облисполкома за декабрь 1943 года, в Смоленске мины замедленного действия были установлены в Доме партактива (сейчас здание магазина спорттоваров по ул. Коммунистической), в Доме специалистов (ул. Гагарина), в гостинице на площади Смирнова (там были заложены 500 противотанковых мин Т-35), в здании 7-й средней школы, штабе округа, драматическом театре, зданиях льнокомбината. Первоначально, в октябре 1943 года работы по разминированию города вели сапёры частей Западного фронта. Вооружившись щупами и миноискателями, они обследовали каждую смоленскую улицу. Затем в ноябре—декабре 1943 года дальнейшим выявлением взрывчатки занимались сапёры местного штаба МПВО. В документах Смоленского управления НКВД за декабрь 1943 года говорится: «…По предварительной разведке в городе Смоленске и окрестностях штабом МПВО НКВД было выявлено: фугасных авиабомб (от 50 кг до 1 т) — 114 шт., зажигательных бомб — 15 шт., артиллерийских снарядов — 589 шт., реактивных снарядов — 45 шт., отдельных мин — 7 шт. Кроме того, на территории Красного бора было обнаружено 2 минных поля общим числом до 2-х тыс. мин и один колодец, наполненный немецкими минами»11. Декабрьские выпуски смоленской газеты «Рабочий путь» предупреждали население города о бдительности заголовками — «Осторожно — минировано!».

В конце 1943 года на территории города для оповещения населения о воздушных налётах функционировали одна сирена (в Сталинском районе), 9 уличных радиодинамиков (по три в каждом из районов города) и 2 специальных колокола (по одному в Сталинском и Красноармейском районах). Наличного количества средств оповещения населения явно не хватало12.

По этой причине исполком Смоленского городского совета 25 января 1944 года принял решение об установке к 15 февраля на улицах 31 радиодинамика. Однако в связи с отсутствием должного количества радиолиний и недостатком электричества к 19 февраля удалось установить только 17 радиодинамиков13.

Как же действовали службы местной ПВО во время налётов вражеской авиации? Рассмотрим на конкретных примерах. Во время крупного налёта немецкой авиации 18 мая 1944 года в ночное время на город были сброшены зажигательные бомбы. КП ПВО дал распоряжение о подаче сигнала «Воздушная тревога!». Однако в это время в линии электропередачи не оказалось электроэнергии, поэтому радио и сирены использованы быть не могли, колокола и телефоны полного оповещения не обеспечили, а гудки паровозов железнодорожного узла были даны с большим опозданием.

Команды медико-санитарной службы и аварийно-восстановительной бригады развернулись по сигналу «ВТ» с большим опозданием не только из-за несвоевременного оповещения, но и в связи с тем, что личный состав этих подразделений не находился на казарменном положении, и для его сбора в пункты дислокации требовалось немало времени.

Распоряжение о сигнале отбоя давалось из штаба МПВО города после получения с КП ПВО сведений об отбое в системе ПВО и соответствующего распоряжения начальника МПВО города.

Для ликвидации последствий налёта авиации противника 18 мая 1944 года помимо контингента МПВО привлекались около 6 тыс. человек гражданского населения.

Документация о результатах налётов после сигнала «Отбой» и окончания работ в очагах поражения составлялась штабом МПВО города на основании оперативных сводок штабов районов города о действиях ВВС противника, списков пострадавших и убитых, отчётов и донесений о количестве неразорвавшихся авиабомб, отчётов командиров подразделений и начальников служб об их работе, списков сожжённых и разрушенных объектов и зданий, сведений о работавших в очагах поражения и т.д.

В связи со значительными размерами очагов поражения и слабой организацией работ аварийно-восстановительных служб карточки очагов поражения не составлялись, штаб города ограничился только перечислением мест очагов поражения с их кратким цифровым описанием.

В докладной записке о работе личного состава смоленской МПВО НКВД по ликвидации последствий налёта вражеской авиации 18 мая 1944 года отмечалось, что за период с 18 по 27 мая подразделениями МПВО выполнены следующие работы:

  1. 152 человекам, пострадавшим от бомбардировки, оказана первая медицинская помощь, 13 из них направлены в госпитали и больницы.
  2. Раскопаны три завала, из-под которых извлечены 52 живых человека и 93 трупа. Живым оказана медицинская помощь, мёртвые похоронены.
  3. Ликвидированы пожары на льнокомбинате, молокозаводе и военном складе.
  4. Обезврежено неразорвавшихся авиабомб: весом 50 кг — 9 штук, весом 1 и 2 кг — свыше 100 штук.

В докладе о деятельности местной ПВО г. Смоленска в ходе налёта немецкой авиации 18 мая 1944 года отмечалось, что службы МПВО «оказались застигнуты врасплох… не смогли быстро установить очаги поражения — первые донесения о местах и размерах ОП стали поступать лишь через 40—45 минут после окончания бомбометания»14. <…>

Полный вариант статьи читайте в бумажной версии «Военно-исторического журнала» и на сайте Научной электронной библиотеки http:www.elibrary.ru

ПРИМЕЧАНИЯ

1 Государственный архив Смоленской области (ГА СО). Ф. 2207. Оп. 2. Д. 1. Л. 5.

2 Там же. Л. 1.

3 Там же. Л. 28.

4 Там же. Д. 3. Л. 2.

5 Там же. Д. 4. Л. 23—35.

6 Рабочий путь. 1944. № 137. 14 июля.

7 Там же. 1943. № 34. 8 декабря.

8 Там же.

9 Там же.

10 ГА СО. Ф. 2207. Оп. 2. Д. 3. Л. 7.

11 Смоленская газета. 2015. № 35. 23 сентября.

12 ГА СО. Ф. 2207. Оп. 2. Д. 3. Л. 1, 2.

13 Там же. Д. 19. Л. 5—7.

14 Там же. Д. 3. Л. 20—28.