Проправительственная пропаганда делегации Черноморского флота в 1917 году

image_pdfimage_print

Аннотация. Статья рассматривает проправительственную пропагандистскую деятельность делегации моряков Черноморского флота в 1917 г.

Summary. The article considers the pro-government propaganda activities of the delegation of the Black Sea Fleet seamen in 1917.

ЛИВЕНЦЕВ Дмитрий Вячеславович — профессор Воронежского института Федеральной службы исполнения наказаний, доктор исторических наук, профессор

(г. Воронеж. E-mail: liva2006@yandex.ru).

 

ПРОПРАВИТЕЛЬСТВЕННАЯ ПРОПАГАНДА ДЕЛЕГАЦИИ ЧЕРНОМОРСКОГО ФЛОТА В 1917 ГОДУ

 

После Февральской революции 1917 года Черноморский флот усилиями его командующего вице-адмирала А.В. Колчака долгое время сохранял свою боеспособность. В условиях, когда Временное правительство выдвинуло лозунг — «Война до победного конца», возникла необходимость продемонстрировать желание моряков в дальнейшем сражаться в Первой мировой войне. Временное правительство посчитало выходом создание специальной делегации моряков Черноморского флота, целью которой было показать единение офицеров и матросов, совместно привести свободную Россию к победе в Первой мировой войне.

28 апреля 1917 года члены Центрального комитета Черноморского флота направили в Петроград делегацию в составе 165 человек. Формирование делегации проходило по предложению инициативной группы, состоявшей из лейтенанта авиации и подводного плавания Е.В. Ромушкевича, матроса Фёдора Баткина и матроса Александрова. Целью матросов, офицеров и рабочих Черноморского флота было донести свою позицию до жителей Москвы и Петрограда.

Первой остановкой делегатов Черноморского флота стала Москва. 2 мая 1917 года они выступили в Московской городской думе. В начале митинга слово взял матрос 2 статьи Фёдор Баткин, подчеркнувший свою лояльность к представителям российской буржуазии: «…В вашем лице я приветствую представителей имущего класса, но меня, матроса, это не смущает. Тогда, когда успокоится Россия, открыто и культурно я выйду с вами на борьбу, а сейчас вы мне братья постольку, поскольку вы идёте со мной»1. После чего Фёдор Баткин от имени моряков Черноморского флота выразил желание продолжить участие в Первой мировой войне: «…Скажу больше: мы едем для того, чтобы, если нужно, отдать половину личного состава Черноморского флота русской революционной армии, лишь бы её не разбили. Наши матросы поклялись, — а клятва обязывает, — что они согласны отдать своим братьям свои синие голландки и одеться в серые шинели, а оставшиеся будут работать за двоих»2. Вероятно, подобная клятва означала объединение армии и флота для достижения успеха на полях сражений Первой мировой войны.

Баткин призвал также бороться против «братаний» на фронте с германцами: «…Теперь я скажу про наш взгляд на братанье. Русский народ, 300 лет страдавший и едва освободившийся, громко, честно заявил на весь мир всем народам, какой нам нужен мир. Он сказал громко: мы не хотим аннексий и контрибуций, довольно крови. Ответа нет! А если ответа нет, мы брататься не смеем, потому что мы этим предаём союзников… Нужно крикнуть: “Прочь братанье, иначе погибла Россия!”»3.

В свою очередь офицерский корпус Черноморского флота представил лейтенант Константин Люби: «…Господа! Я везде и всюду говорю, обращаясь к солдатам: “Подойдите к офицерам, протяните им руку, может быть, вы найдёте настоящий, нужный отклик, может быть, вы найдёте и затронете те струны, на которых и ваши и их души заиграют одними и теми же звуками”.

Обращаясь к офицерам, я говорю уже более уверенно и спокойно: “Идите. И идите не с недоверием, не с осторожностью и неуверенностью, не со взглядом исподлобья, а с открытым смелым русским взглядом к русскому солдату”»4. Видимо, тем самым лейтенант Люби пытался обозначить союз офицеров и нижних чинов для организации боевых действий.

Следующим пунктом остановки делегатов Черноморского флота стал Петроград, где они выступили в здании цирка Чинизелли при большом стечении публики 6 мая 1917 года. Митинг снова открыл матрос 2 статьи Фёдор Баткин: «…Товарищи, мне никогда не приходилось председательствовать в таком большом собрании. Порядок собрания, товарищи, в наших руках. Каждый оратор также должен сознавать, что мы находимся в свободной стране, где свобода мнений, поэтому я обращаюсь к собранию с покорнейшей просьбой оградить свободу слова каждого оратора, если даже его слова будут противоречить другой части собрания»5. Вслед за ним выступили: участник восстания на броненосце «Потёмкин» в 1905 году К.И. Фельдман, лейтенант Е.В. Ромушкевич, известная революционерка, которую называли «бабушкой русской революции», Е.К. Брешко-Брешковская, военный и морской министр А.Ф. Керенский, бельгийский министр-социалист Э. Вандервельде, посол Северо-американских Соединённых Штатов, посол Сербии, представитель французской армии, представитель английской армии, депутат 2-й Государственной думы Г.А. Алексинский, депутат 1-й Государственной думы А.Е. Тесля, представитель Союза русских военнопленных Ретивых, делегат Румынского фронта Земляницын и румынский подполковник Палас. Представитель Соединённого комитета гардемарин, юнкеров и воспитанников всех военно-морских учебных заведений Мантуров прочёл стихи, посвящённые морякам Черноморского флота6.

Все ораторы призывали продолжить боевые действия и довести войну до победы над германцами и их союзниками. Против приостановления «братания» на фронтах высказался представитель большевистского крыла Социал-демократической рабочей партии и студент Петроградского университета Я.С. Шейнкман, но ему не позволили закончить речь7. В ответ большевику Фёдор Баткин произнёс: «…Почему мы считаем заявления большевиков вредными и опасными — потому что они знают: борьба пролетариата с капиталистами возможна только организованными и просвещёнными массами, потому что они знают, что разделение тыла на партии, друг с другом дерущиеся, страну приведёт к гибели, потому что они знают, что русский пролетариат не просвещённый, что русское крестьянство не организованно, потому, что они знают, что эти люди не понимают иностранных слов и, несмотря на это, они ведут их на активное выступление, бросая неосторожные лозунги, неправильные требования, они не укрепляют, а разъединяют свободную Россию»8. Более того, председательствовавший на митинге добавил: «…Товарищи, делегация с Чёрного моря едет на фронт. В моём лице весь Черноморский флот, весь гарнизон и рабочие Севастополя приносят клятву, сознавая, что клятва обязывает людей, что тех, кто порабощён, тех, кто разорён, мы не остановим. Сейчас мы пойдём в окопы, и если, не доведи господи, я не верю в это, но если там люди, которые не захотят пойти вперёд, наши матросы согласны взять эти винтовки, они их возьмут и пойдут умереть за свободу России, за тот интернационал, за который должно идти всё свободолюбивое человечество»9.

В результате митинг завершился полной победой сторонников продолжения участия России в Первой мировой войне. Однако, несмотря на масштабную пропагандистскую акцию с участием делегации Черноморского флота, Временному правительству не удалось в дальнейшем сдержать распад дисциплины на фронтах. Не помогла данная политическая акция и в сохранении самого Черноморского флота.

 

ПРИМЕЧАНИЯ

1 Речи представителей Черноморского флота, произнесённые в собрании Московской Городской Думы 2 мая 1917 г. М., 1917. С. 1.

2 Там же. С. 2.

3 Там же. С. 3.

4 Там же. С. 4.

5 Красный флот за свободу и родину! Петроград, 1917. С. 3.

6 Там же. С. 39.

7 Там же. С. 45.

8 Там же. С. 48.

9 Там же. С. 35.